Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49230
Книг: 122954
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Адский умник»

    
размер шрифта:AAA

Ив Лангле — Адский умник
(Добро пожаловать в АД — 5)

Вместо предисловия

«Взрыв вулканов и начало войн меркнут по сравнению с подрывом сердец и поощрением греховных, плотских наслаждений»
©Вырезка из интервью Люцифера для Адских таблоидов.
Большое дело потерять пару вёсел. Адексиос не виноват, что монстры Стикса его не любят, но объясните это его отцу. Харон решительно настроен, сделать из сына мужчину — нравится это его матери или нет — и Люцифер предложил помочь. И помощь состояла в том, чтобы отправить Адексиоса в дебри Ада в паре с амазонкой.
Воительница не знает, что и думать о своём смышлёном напарнике. Адексиос манит Валаску не внешностью, а разумом. А ещё он демонстрирует хитрое мужество, которое она не могла не оценить.
Но если они хотят одолеть новую угрозу Аду, придётся воспользоваться всеми имеющимися навыками. Им придётся сражаться с монстрами, жаждущими плоти, которые скрываются в дебрях, погруженных в морскую воду, а ещё узнать о том, что противоположности не только притягиваются, но и при столкновении взрываются — страстью, а не кишками, если не ясно.
Добро пожаловать в Преисподнюю, где опасность никогда не заканчивается, морские монстры размножаются, и Люцифер планирует свадьбу.

«Любовь — всего лишь игра, а я управляю фигурами» — философия Люцифера.
«Я говорила, не рассказывать людям о наручниках» — остроумный ответ Геи.

Глава 1

«Что бы ни случилось, неважно что, не теряй весло».
© Первое правило книги Паромщика.

Огромный речной монстр левиафан поднялся из воды с единственной целью — украсть чёртово весло. Адексиос крепко его держал, намереваясь победить. Увы, в этот, как и в предыдущий раз, он проиграл. Длинный деревянный шест с широким концом вырвали из рук. Третье весло за неделю.
Харон, хозяин реки, будет зол. Он думал, что Адексиос нарочно теряет вёсла, но Адексиос не виноват, что монстры Стикса ополчились на него.
— Да ты, блин, издеваешься? — вопил он на гигантского монстра. Вместо того чтобы нырнуть вниз, этот урод остался смеяться на поверхности, грызя весло и смотря прямо на Адексиоса огромными, безвекими глазами. — Не строй мне глазки, — отрезал Адексиос. — Это совсем не смешно. Как, чёрт возьми, мне переправить лодку с новоприбывшими в порт Аида?
Порт Аида — крупнейший порт на третьем круге, обслуживал новоприбывших. Он никогда не закрывался и рядом с ним всегда был персонал, готовый привести проклятые души в нужный раздел их новой Не-жизни. Если умершие лишь отчасти плохие, они отплачивали небольшим покаянием, а затем перебирались на один из кругов жить. А самое настоящее зло — получали звёздный приём, а по их крикам можно было сверять часы.
Повернувшись к притихшей толпе, он осмотрел всех, столпившихся в центре плоскодонной лодки. Некоторые всё ещё были ошеломлены, неспособные осмыслить факт, что попали в преисподнюю, а не в рай, что смехотворно невозможно из-за высоких стандартов. Адексиос откашлялся.
— Итак, у нас проблема. Это было моё единственное весло. — На самом деле, оно было запасным, так как оригинальное тоже сожрали. — Нам нужно заставить это судно двигаться. Есть желающие спуститься в воду и подтолкнуть лодку?
Группа проклятых душ посмотрела на монстра, лежащего рядом на водах, и тот именно в этот момент улыбнулся, демонстрируя ряды острых зубов с кусочками плоти, застрявшими между ними. Души прижались друг к другу и яро замотали головами. Адексиос вздохнул.
«Похоже, мне опять придётся намокнуть».
Но в этот раз, он прихватил плавки.
В последний раз, когда ему пришлось искупаться, под робой были джинсы, и, какое-то садистское стечение обстоятельств, без нижнего белья. Хотя Адексиос не возражал купаться нагишом, не любил выставлять себя перед незнакомцами. Что ещё плохого в купании нагишом? Щупальца, которые дёргали его мужское достоинство, пока он грёб ногами, толкая руками лодку. После этого, он думал, что яйца никогда не вывалятся обратно, и даже сейчас, при воспоминании о скользких прикосновениях щупалец, они поджимались.
С тяжёлым вздохом, Адексиос переоделся в плавки, не обращая внимания на смешки и возгласы:
— Посмотрите на его белый зад.
А вы попробуйте подзагореть, когда солнце тут технически никогда не светит. Подойдя к воде под перешёптывания о заднице, Адексиос посмотрел в тёмные волны. Мутные и не с самым приятным запахом, хотя не такие холодные, как в дальних кругах. Там, где река впадает в воды Тёмного Моря… очень холодно.
Не успел Адексиос полностью погрузиться в воду, как тут же появилось щупальце и начало к нему прикасаться. Он схватил его и вывернул.
— Не сегодня. У меня есть дело, и я без того опаздываю.
Несколько часов спустя, у Адексиоса болели ноги, хотя не так как он предполагал — да и как они могли болеть, когда он за чёртову неделю так много плавал? — он пришвартовал лодку к необходимому доку, со всеми пассажирами, которые были слегка травмированы бледностью его ног. Схватившись за лестницу, он начал подниматься, и замер, когда увидел подол знакомой чёрной мантии.
— О, привет, пап.
Харон отступил назад, точнее отплыл, такой способ двигаться он отрабатывал веками. Вокруг того, что скрывалось под мантией, ходили слухи. Даже Адексиос не был уверен, что там именно, а мать никогда не говорила
— Не приветкай мне тут. Как во имя всего злобного ты умудрился потерять весло?
— Его съело чудище речное.
— Этот ответ не прокатывал, когда ты был маленьким и учился переправляться, и сейчас не прокатит. Я понимаю, ты пытаешься заработать благосклонность Люцифера ложью, но я твой отец, — проворчал Харон, — и мне оно не надо.
Только вот Адексиос не лгал. Проклятое чудище реки съело его весло и брюссельскую капусту. В этом он, правда, никогда не признается.
— Как бы там ни было, пап, я его потерял, понятно? Нарочно. Теперь счастлив? — В ответ его отец заскрежетал зубами. — Могу я пойти домой и помыться, раз ты закончил отчитывать меня? — Стикс не самое удачное место для купания.
— Нет времени. Люцифер хочет тебя видеть.
«Здорово. Мог бы день стать ещё хуже?»
Если тебя хотел видеть самый важный в Аду это плохо, особенно учитывая многочисленные неудачи, которые продолжали валиться на Адексиоса. Например, когда у него на лодке случился мятеж.
«Опять же, не моя вина».
Отец думал, что Адексиос уснул, когда проклятые угнали его паром, а его самого бросили на острове. Очевидно, оправдание о том, что его вырубили, не сработало. И за это не дают компенсацию, как он узнал после заполнения всех ста тринадцати пунктов формы адского бухгалтерского надзора с приложениями. Чёртовы бюрократы пытают даже тех, кто не заслужил.
— Перед тем, как куда-то пойти, мне нужен душ. — И одежда. Может в Аду и правит гедонизм, Адексиос предпочитал прикрывать тело. Тем более что он — высок и долговяз, и не идёт ни в какое сравнение с накаченными демонами, которые ради забавы отжимали валуны с привязанными к ним заключёнными.
— Ты намеренно пренебрегаешь мной и Люцифером? — Нет, он просто помыться хотел! — Сын, нужно понимать, когда и где лучше полебезить, — начал лекцию его отец.
— По фиг, — пробормотал он, хватая мантию из лодки. Отец продолжал говорить, когда Адексиос, держа одежду в руках и топая мокрыми, босыми ногами по доскам причала, уходил. По крайней мере, он не унаследовал движения отца. Когда прошёл уже пару кварталов к своему дому, он подумал, а что же мог хотеть от него Люцифер? Вероятно, увидеть лично, наказать за нарушения, даже пусть совершённые случайно. Или, может, Люцифер, в стремлении восстановить армию приспешников, бросил свой взор на Адексиоса.
«Надеюсь, нет».
Уже не секрет, что дьявол превратился в сваху. И хотя у Люцифера был какой-то прогресс, случались и неудачи, которые оказались похороненными глубоко в песчаных дюнах восьмого круга. Естественно, некоторых — самых крупных и сильных — босс оставил себе, чтобы пытать и мучить.
Адексиос, хоть и пригождался, не был сильным. Да, ловким, да, умел пользоваться магией, только это вот ни хрена не засчитывалось. Его визитная карточка — не считая знаменитого отца — неуклюжесть и ум. Но в Аду интеллект сильно недооценён.
Адексиос, к стыду его родителей, был отличником и гением в области математики. Когда матери других демонов с гордостью хвастались, что их ребёнок едва смотрит на школу, его бедной матери приходилось склонять смиренно голову, пока он получал почести. Несмотря на наказания — ни свежих фруктов, ни чтения, ни запретов на бодрствование после отбоя — он не мог себя остановить. Знания просто приклеивались к нему, словно ил.
Раздевшись, он кинул одежду в мусоропровод, который благодаря странной магии вёл прямо в печь Ада.
Стоя под струями горячего душа, он просто мыл себя, когда донёсся глубокий голос:
— Скажи, что ты онанируешь, а не просто моешься, избегая встречи со мной.
Слышали, как мужчина визжит? Вот именно так Адексиос и завизжал, после чего выглянул из-за занавески.
— Что ты делаешь у меня в ванной?
Люцифер выгнул тёмную бровь.
— Я оставил чёткие указания, что как только ты пришвартуешься — к слову, опять опоздал — я хочу с тобой встретиться. Хотя я благодарен, что ты всегда опаздываешь, особенно, что от этого мой персонал сходит с ума, игнорирование меня не способствует долго жизни без пыток. Некоторые даже говорят, что это идиотизм.
— Серьёзно? — Адексиос просветлел. — Если бы ты сказал маме, что я тупею, это бы точно подняло ей настроение на день.
Можно подумать, что мужчине за тридцать не обязательно радовать маму, но когда мама Адексиоса радуется, она готовит, а учитывая, что кулинарные навыки Адексиоса приравнены к попытке сжечь всё вокруг, он мог поесть домашней еды, чтобы не стать полностью кожей и кости. В конце концов, он сын своего отца.
— Маменькин сынок, — тряхнув головой, сказал Люцифер.
Дьявол сказал это так, словно это плохо. У Адексиоса есть две дюжины домашнего овсяного печенья с изюмом в банке «Печенюшки Монстра», которые считают иначе.
— Есть причина торопить нашу встречу? Я думал сразу после душа и переодевшись прийти.
— Так заканчивай тут уже. Нужно поговорить. — Скрестив руки на груди, Люцифер принялся топать ногой и насвистывать.
— К-хм, может, ты хотел бы посидеть и подождать меня в комнате?
— Чувствуешь себя неполноценным? — Люцифер усмехнулся. — Не могу тебя винить. Не зря моя девушка называет меня жеребцом.
— А я думал, что это из-за того, что ты скачешь на всех парах от обязательств.
Дьявол свёл брови, насупившись.
— Я ничего не боюсь. Даже нашей предстоящей, — Люцифер тяжело сглотнул, — помолвки. Ужас какой. Что произошло с грешной жизнью? Мне нравится грех. Я его поощряю. Но нет, она хочет выйти замуж. Хочет заключить моногамное соглашение. Это противоестественно.
Зная мрачные взгляды Люцифера на моногамию, Адексиос протянул ему руку помощи.
— А ты подумай о привилегиях. Теперь, когда ты задержишься на работе, а она явится, ты спокойно можешь обвинить её в том, что она на тебя давит, не доверяет и не даёт выполнять свою работу.
— Ты имеешь в виду, начать с ней спор? — Люцифер оживился. — Спор это секс. Я мастер по сексу. По спонтанному сексу. И по…
Пока Люцифер продолжал перечислять то многое, в чём преуспел по части секса, Адексиос сунул голову обратно под душ. Смывая пену, он гадал, как Люцифер зашёл к нему в дом. Замки не могли удержать дьявола, если тот хотел кого-то увидеть. У Люцифера была возможность заглянуть к кому угодно и где угодно в Аду, но редко так поступал, утверждая, что такой трюк наиболее эффективен при экономном пользовании. Видимо, крики более действенны.
Полностью помывшись, Адексиос выключил воду и скривился. Тот, кто спроектировал ванну, ничем не думал, размещая полку с полотенцем так далеко от душа. А значит, он должен был сверкнуть достоинством перед боссом. Не велико дело, учитывая, что Люцифер уже всё видел.
«И мне нечего стыдиться».
Адексиос отдёрнул штору и вышел из ванны.
Но замер, протянув руку за полотенцем, когда заметил, что помимо Люцифера, сидящего на туалетном столике и перечисляющего достоинства любви, очень высокая женщина стояла в ванной комнате.
Он уточнял, что она очень привлекательна?
Светлые волосы убраны в высокий хвост, поджарое тело в форме песочных часов, скрытое в одежде женщины-воина — кожаный корсет, который поднял грудь и создал соблазнительную ложбинку между ними, плотные кожаные шорты, подчёркивающие округлые бедра, предназначенные для щипка, и чёрные сапоги до колен, которые были просто чертовски сексуальными. А ещё на поясе у неё висел меч, а на лице забавное выражение.
— Ну, приветик, — протянула она хриплым и чувственным голоском.
Слишком чувственным. Определённая часть Адексиоса заинтересовалась женщиной, а остальная хотела, чтобы монстр Стикса вылез из слива душа и проглотил его целиком.

Глава 2

«Если не планируешь переспать с ним — убей»
©Правило амазонок, написанное Чёрной Вдовой.
Он покраснел. Определённо, первый в Аду, и точно первый на памяти Валаски. Большинство мужчин были готовы облапать её голую и мокрую. Амазонки известны, как ненасытные и похотливые любовницы. Учитывая репутацию амазонок, стояк парня не удивил. А вот в шок поверг крик:
— У меня в ванной женщина! — после чего парнишка заскочил в ванную и спрятался за занавеской.
Серьёзно?
Она посмотрела на Люцифера, который пожал плечами.
— Мальчишка очень скромный. Не знаю, как так вышло, рос он в Преисподней.
Скромник в Аду. Сама мысль смехотворна. Преисподняя — это место, где нет запретов, и преобладали гедонистические взгляды. Нагота — это нормально и обыденно. В таком виде появлялись на немногочисленных пляжах.
— Он там весь день будет прятаться?
— Он, — проговорил парень из-за занавески, — хочет одеться без зрителей. Не могли бы вы, пожалуйста, выйти?
— Пожалуйста? — Люцифер скривился. — Ты серьёзно намерился меня обижать?
Обнажённый мужчин выглянул из-за занавески с хмурым видом. И открыл рот, чтобы ответить, но закричал, вероятно, потому что потерял равновесие и начал падать, цепляясь за занавеску. Та отрывалась, а звук расстёгивающихся держателей был почти музыкальным. Менее музыкальным был звук, с которым мужчина, завёрнутый в занавеску, упал в ванну и застонал.
— Ты в порядке? — спросила Валаска.
— Ух-мфх.
— Это «да» или «нет»?
Её отвлекли аплодисменты Люцифера.
— По шкале неуклюжести от одного до десяти, ставлю восемь, — заявил Владыка Ада.
Донёсся очередной стон.
— Это не смешно. Мне нужно одеться, если не возражаешь, не можешь ли выйти?
— А если возражаю?
— Убирайся! — закричал мужчина, наконец, потеряв терпение.
— Так-то лучше. Вовремя ты перестал быть чертовски вежливым. — Люцифер соскользнул с туалетного столика и вышел в гостиную, где было не так уж много мебели и предметов декора, лишь стопки книг. Идя за дьяволом, Валаска успела прочитать пару названий: «Первые шесть книг об элементах эвклидовой геометрии» Джона Кейси и «Эванстон Коллоквиум: Лекции по математике» Феликса Клейна.
Как-то скучно и заумно, но книга в мягкой обложке, которую Валаска подняла с дивана, называлась «Востребованная Кодиаком» оказалась куда интереснее, особенно из-за полуобнажённого мужчины на обложке. Какой странный выбор литературы для латентного мужчины из ванной. Мужчины, который показался ей странно привлекательным… и немного тощим. Хоть и не гигант, но, по крайней мере, подходил ей по росту, примерно сто восемьдесят два сантиметра. Широкие плечи, и ни капли жира, но не похоже, что он работал руками по шесть часов или таскал песок. Он очень худой, отчего член казался нереально огромным и толстым.
«Не понимаю, чего он так стесняется своего вида».
У него точно есть чем хвастаться, и да, она это заметила. Как женщина, любящая сладострастия, Валаска не стеснялась в выборе партнёра.
Сев на стул у небольшого островка, отделяющего гостиную от кухни — на которой к слову потолок и пара шкафчиков была подпалены и витал запах гари — Валаска опёрлась локтями о столешницу и посмотрела на мужчину, с которым сейчас работала. На Люцифера. Владыка Ада собственной персоной. Мужчина около сорока лет на вид, одетый в чёрный в белую полоску костюм и рубашку бледно-розового цвета с галстуком, на котором был изображены — она подалась вперёд, чтобы точнее рассмотреть… ага, фламинго цвета фуксии.
— Милый галстук, — заметила она.
— Знаю. Все наряды мне шьёт личный портной, и он следит за тем, чтобы присутствовал акцент, как, например, на этом галстуке.
— А что с обувью?
Люцифер посмотрел на свои ярко-красные тапочки-утята, украшенные рогами из слоновой кости.
— Блин. Хотел же переобуться на встречу.
— Они выглядят… удобными.
— Так и есть. Хотя Гея их ненавидит, говорит, что от них у неё мурашки бегут. И она запретила мне надевать их в спальне.
— Ужас. — И она не говорила о решении Геи, а о том, что Владыка Ада носит такое.
— Ещё даже не вышла за меня, а уже приказывает. Кстати, позже надо будет заказать и ей. — Люцифер подмигнул.
Валаска отлично знала, что не стоит реагировать на его инсинуации. Хреново оказаться слушателем одной из хвастливых речей Люцифера о любовных похождениях. И, раз он теперь запретный плод, никто не мог потребовать доказательств его навыков.
К слову о навыках, по-видимому, сейчас нужны были её. Люциферу потребовалась воительница, а Тора — Королева Амазонок — задолжала пару услуг владыке, и вот, после проигрыша в армрестлинге Валаска оказалась под руководством Люцифера, и ей нужно понять свою должность и обязанности.
— Так, что не так с этой примадонной из ванны? — спросила Валаска, и почему дьявол настоял, чтобы она сопровождала его на встречу с парнем? Нельзя сказать, что мистер Розовощёк-толсточлен представлял угрозу.
— Адексиос особенный.
Она не упустила интонации.
— Особенный, потому что может навредить сам себе?
— Не совсем.
— Гермофобно[1] особенный?
— Вероятно.
— Особенный потому что достигнет восхищения? — произнесла она, хотя в это не верила.
— Огромного. На самом деле, вы оба достигнете.
Почему Валаске показались подозрительными улыбка Люцифера и расчётливый блеск его глаз?
— Иными словами, — вставил уже одетый парень, вышедший из ванной, — он придумал какой-то извращённый план, в котором мы должны сыграть свои роли.
— Извращённый? Мне уже нравится. — Дьявол расцвёл, словно ему только что сделали невероятный комплимент.
— Он говорит правду? Ты планируешь использовать нас в каком-то коварном сценарии?
— Хоть обычно я избегаю слова на букву «п», в этом случае, — Люцифер просиял, — я, действительно, планирую использовать вас во славу моего величия. Кстати, всегда, пожалуйста.
— Это как-то будет связано с насилием? — спросила Валаска, переходя к главному.
— Надеюсь, — ответил Сатана.
— Круто. Я в деле.
— Ты в деле? — переспросил парень. — Но ты даже не знаешь, на что соглашаешься.
Она пожала плечами.
— Пока я убиваю и дерусь — мне нормально. Лучше, чем патрулировать пляжи дома. — У Амазонок довольно простые цели в жизни: поесть, поспать, подраться и умереть, побеждая в битве.
— Разве ты не самая согласная? — Люцифер ухмыльнулся. — Сейчас, я такое позволю, но на будущее, отвечай резче. Как ещё мне практиковать свой ярый взгляд? Думаете, искусство запугивания даётся так легко? Ну, для меня, да, но всё же, демону нужна практика, чтобы он не заржавел.
— Ну, можешь практиковаться на мне, — завил парень, который оделся в бледно-синюю рубашку на пуговицах и бежевые штаны. Добавить к этому карандаш и очки и он точный ботан. — Я никого не бью. Мне хватает монстров Стикса и не нужен какой-то демон на стероидах, избивающий меня, чтобы мне же стало лучше.
— Может, если бы ты дал им себя избить, не было бы так плохо, — предположила Валаска.
Парню явно не понравился её ответ, так как он кинул на неё раздражённый взгляд.
— Кто ты и что вообще здесь делаешь?
Люцифер хлопнул в ладоши и потёр их.
— Ах, да, я забыл представить. Адексиос, сын Харона, перевозчик душ умерших через реку Стикс, познакомься с Валаской, амазонской, задиристой сучкой.
Она выпятила грудь — что было довольно впечатляюще в её нынешнем корсете, и это заметили и Люцифер и Адексиос. Таким комплиментом от Повелителя стоило гордиться. И, да, это одобрение, так как гордыня один из семи грехов. Если Валаска продолжит в том же духе, заработает пару бонусов.
— И что делает воительница-амазонка в моей гостиной? — спросил Адексиос.
— Отправляется с тобой на миссию.
— Миссию? Не-а, не могу. У меня есть работа. Знаешь, там, переправлять души по Стиксу. Работа сына и отца. Я не могу отца подвести.
— Такой хороший сын, что меня аж тошнит, — Люцифер изобразил рвотный позыв. — Ты мне моего сына Кристофера напоминаешь. Он тоже такое разочарование. Но не беспокойся о своём отце. Харон сказал, что я более чем желанный гость. На самом деле, он сказал так: «Возьми этого чёртового идиота, и сделай из него человека». Так что, очень полезно отправиться с Валаской в дебри и посчитать приспешников.
— Извини? — Этот чудак несколько раз моргнул, а затем достал из кармана очки в чёрной оправе, которые нацепил на нос. Как бы ненавистно Валаске было признавать, он отчасти пошатнул весь её взгляд на умников… Хотя она не призналась бы в этом своим сёстрам-амазонкам. Они бы ржали, как лошади над тем, что она посчитала такого слабого самца милым.
— Ты не прощён. Прощение для педиков, — заявил Люцифер.
— Я не молю о прощении, а прошу повторить, что ты сказал, потому что я, скорее всего, не правильно тебя услышал. Ты сказал, что хочешь отправить меня пересчитать приспешников в дебри?
— Именно так. Мне нужен верный подсчёт всех, кого я могу призвать в случае конфликта. Грядёт война, — произнёс Люцифер низким и зловещим голосом.
— Война с кем?
— Какая разница? — Люцифер потёр руки с явным ликованием. — Я лишь знаю, что пришла пора. Последняя война в основном была магической, и славу по большей части заработала Мюриэль. Проклятая дочь постоянно выставляет меня в невыгодном свете. Она — гордость своего отца. Но в этот раз, я буду готов, и очень надеюсь на кровавое сражение, в которое вгрызусь зубами. Кровь хороша свежей.
— Ты на хрен из ума выжил? — спросил Адексиос.
— По мнению восьмидесяти девяти из ста психиатров, да, — ответил Люцифер с явной гордостью.
— А остальные одиннадцать что говорят? — поинтересовался Адексиос.
— За некомпетентность они теперь драят сортиры. В конце концов, у меня есть репутация. Психически уравновешен — что за идиотский диагноз?
— Ну, ты обрадуешься, узнав, что нынешняя твоя идея — просто сумасбродная.
— О чём ты? Путешествие в дебри, набор новичков — очень даже занятно. Я точно в деле. — Валаске всегда нравилось мириться с лишениями.
— Ты бы перестала говорить, что в деле, — вспылил Адексиос, кидая на неё резкий взгляд. — Ты хоть представляешь, что за задание он нам даёт? Дебри огромные и продолжают увеличиваться, а значит, мы никогда не сможем пересчитать демонов, скрывающихся в них.
— Он дело говорит, — согласился Люцифер. — Это работёнка сложная, но я что-то должен предпринять. Твой отец слишком добр, — вновь имитация рвоты, — чтобы сказать, что ты не создан для работы по перевозке душ.
— Он это только сейчас понял? — Адексиос закатил глаза. — Следовало сказать ему об этом, когда я впервые перевернул лодку в стоячей воде. Не знаю, почему он пришёл к тебе со своими проблемами. Отец мог бы и мне сказать, и ни разу не ранил бы мои чувства. Я рад, что правда, наконец, открылась, и счастлив, что не обязан следовать по его стопам…
— У него есть стопы? — Валаска не могла не спросить.
— Ладно, не обязан надевать его мантию. Я могу сосредоточиться на другой работе. Не стоило искать её для меня, босс, но спасибо. Я признателен, что ты захотел мне помочь.
У Люцифера из ушей пошёл дым.
— Может, уже спрячешь все свои манеры? Кто, блин, в аду благодарит? Знаешь, я уже был готов тебя простить, но думаю, что пора напомнить, кто здесь чёртов босс. Я — босс, и я говорю, что ты отправишься в дебри считать чёртовых демонов. Точка.
В клубах серного дыма Люцифер исчез, оставляя Адексиоса с отвисшей челюстью.
— Молодец, ботаник. Ты разозлил большого парня.
— Ох, прошу. Не говори, что ты купилась на этот спектакль. Люцифер что-то задумал.
— Ага, он хочет, чтобы мы нашли демонов. Звучит весело.
Он посмотрел на неё.
— Лазить по болотам и в ясеневом лесу — не весело, а грязно, душно и без каких-либо удобств.
Он говорил так, словно это плохо.
— Именно. Не переживай, ботаник, я прослежу, чтобы ни один плохой монстрик тебя не обидел.
Но никаких гарантий, что она убережёт его от себя. Заставить напарника кричать «Да», а не «Нет» — для Валаски это лишь проблема, в которую она готова вонзить зубы.
«Интересно, а как он относится к укусам?»

Глава 3

«Манеры — для девочек, а мы мужики».
© Неофициальная тринадцатая заповедь Люцифера.
В мгновение ока, Люцифер, широко улыбаясь, вновь оказался у себя в кабинете. И причина быть довольным собой огромная, учитывая, что встреча прошла более или менее так, как он ожидал.
Адексиос обижался на него… что точно гарантировало ему в этому году грёбаный титул «Босс года».
Валаска жаждала насилия и неприятностей… и она их получит, даже если Люциферу придётся самолично создать их. Дело в нём, или он заметил между ними искру?
— Ты выглядишь слишком довольным.
Крик Люцифера никак не остановил его невесту, и она запрыгнула на него.
— Черт возьми, женщина. Сколько раз я просил тебя носить тот милый браслет, который я подарил тебе?
— Ты имеешь в виду тот с колокольчиками? — Гея приподняла запястье. — Вот он. Просто я наложила на него заклятие тишины.
— И зачем ты сделала это?
— Потому что он нервирует мои розы.
Лгунья. Она сделала это специально, чтобы подкрадываться к нему. Но Люцифер оценил ложь, потому что знал, она делала это ради него. Как же он любил эту женщину. Только не любил говорить об этом вслух. Чувства, как и вежливость, для девочек.
— Ну, тебе не стоит так резко появляться. А вдруг я бы проводил важную встречу. Как это выглядит, если ты будешь являться, когда тебе захочется, и прерывать нас?
— Будто я неуважительно отношусь к тебе, и в свою очередь, требую к себе уважительного отношения.
Гея послала ему нахальную улыбку, от чего Люцифер чуть было не перегнул её поперёк стола, чтобы проучить по-своему.
— Неисправимая распутница.
— Твоя распутница.
— Моя. — Как же ему нравилось жаждать и обладать вещами, особенно такими впечатляющими, как Мать Природа. «Выкуси, братец». А ещё Бог думал, что он самый сексуальный, потому что встречается с Дианой, с этой цыпочкой Богиней Луны.
— Я люблю, когда ты весь такой грозный. Иди сюда, любовничек.
— Распутница моя, попридержи-ка коней. Я занят серьёзными делами.
— Снова занимаешься сватовством? — сухо поинтересовалась Гея.
— Конечно. Разве я виноват, что у меня к этому талант? — Люцифер не страдал скромностью, когда нужно было себя похвалить, он это делал.
— Ты не должен заставлять людей влюбляться.
— Почему нет? С тобой же прокатило. — Люцифер изогнул брови и с вожделением окинул Гею взглядом.
— Ты не заставлял меня. Несмотря на все доводы, сеансы терапии и заклинания, я просто не смогла противиться. Ты словно крэк для моих чувств.
Люцифер прищурился.
— Ты только что сравнила меня с сильно действующим, опасным наркотиком?
— Да.
— Mon amour. — Он не смог удержать от того, чтобы проложить дорожку из поцелуев от её запястья вверх по голой руке до шеи.
Гея хихикнула.
— Люк, ты такой плохой.
— Самый плохой. — И самый возбуждённый. Однако бедные синие яйца поджались, когда Гея отошла ещё до того, как он успел её раздеть и войти на всю длину в её восхитительное тело.
— Насчёт Адексиоса, ты серьёзно отправил его пересчитывать демонов в дебри? Это невозможно, пустая трата его таланта, — проговорила она.
Люцифер закатил глаза в своей обычной дурной манере.
— Я знаю, что мальчишка слишком умён для этого, но не могу же я сказать, почему именно он идёт туда.
— Ты всё ищешь то, что появилось из другого измерения? Мне казалось, ты советовал не переживать и не забивать всякой глупостью мою прелестную головку.
— И я все так же прошу не переживать. Я поймаю эту хрень. Это ведь мужская работа. — Шовинизм живёт и здравствует в Аду.
— Поймаешь что? Ты что-то нашёл?
Люцифер скривился.
— Нет, хотя я проверил все круги и даже вызвал к себе Нефертити с её магией. Сходил ко всем предсказателям и всё сомнительно. В жертву приносили коз, которых потом зажаривали. Выпили галлон чая, чтобы потом можно было прочитать что-то по листочках. Мои люди переоделись в лохмотья, и собирают все сплетни. Но пока по нулям.
— Ну, тогда, может, и не о чем волноваться.
Люцифер точно знал, что она не верила в это. Что-то проникло из другого измерения во время схватки с русалками. Что-то злое, что сумеет разрушить его королевство. И он хотел найти это и уничтожить.
— Я знаю, что поможет тебе забыть обо всем. — Гея послала ему нахальный взгляд и склонилась над столом, и когда тёплый ветерок приподнял края её зелёной юбки, Люцифер увидел лоно Геи, истекающее соками. — Я сегодня была плохой девочкой, любимый.
— Насколько плохой? — спросил он, его настроение, также как и член, приподнялось.
— Такой, что меня стоит наказать.
Никто и никогда не сможет упрекнуть Люцифера в том, что он не выполняет просьбы своей женщины. И Гея оказалась права. Это действительно помогло ему забыть обо всем. Даже о том, что он забыл дать своей новой парочке полезную информацию о дебрях.

Глава 4

«Если какая-нибудь проклятая душа пристаёт, просто брось её за борт. Монстры очень любят поиграть с крикливыми игрушками».
© Золотое правило Паромщиков.
«Что я здесь делаю?» Уже не в первый раз Адексиос задавал себе этот вопрос. Умные парни не шли в дебри с Амазонкой, которая надеялась, что они «попадут в неприятности», а потом угрожать «охотой на эти самые неприятности», если они их не повстречают. Он всё не мог понять, как оказался в этой ситуации.
Адексиос смутно помнил всю суматоху и толкотню, когда собирался в путь с Валаской, которая советовала «шевелить свой тощей задницей».
Он тянул время, но от работы отказаться было нельзя. Всё стало похожим на дурной сон. Ночной кошмар, с которым он столкнулся, входя в межкруговой портал после долгой прогулки… потому что его напарница считала, что животными пользуются только ленивые, толстые задницы. Кому какая разница — кроме его бедных натёртых ног — как Адексиос добрался сюда, если в итоге он находился там, где нужно — на краю Ада. Ну, технически это был край девятого круга, но если учесть, что за этим кругом растянулись незаселённая и в основном дикая местность, Адексиос мог с уверенностью сказать, что это конец Ада.
«Похоже, и мне тут настанет конец».
Он уже один раз чуть не умер, споткнувшись перед тем, как войти в портал, а когда вышел, то только голова и показалась. И это не в первой. Проклятье его жизни: каждый раз падать на голову. Тем не менее, было бы больнее, если бы он двинулся на пару сантиметров дальше и ударился о зубчатый наконечник булавы стража портала. Но это было вчера. Сегодня он столкнулся с новым испытанием. Ему пришлось покинуть сомнительную безопасность Ада и окунуться в настоящую опасность дебрей.
Прежде, чем сделать решающий шаг за границу разделяющей зоны, Адексиос остановился. «Не знаю, смогу ли».
— Почему ты остановился? — спросила Валаска, останавливаясь и оглядываясь на него через плечо. Адексиос поправил очки, пожалев, что не захватил больше антиперспирантов, учитывая, что его льняная рубашка ужа начала липнуть к телу, а потом ответил:
— Неужели ты не переживаешь, ступая туда?
Валаска выгнула бровь.
— Нет.
— И ты не боишься того факта, что мы можем потеряться?
— Нет. Я отлично ориентируюсь на местности.
Хорошо, что хоть у одного из них с этим порядок. Адексиос иногда умудрялся заблудиться по дороге от супермаркета до дома. Он был уверен, что во всем виноваты гремлины, постоянно передвигающие дорожные знаки.
— А если мы столкнёмся с опасностью?
— Девушке необходимо разминаться.
— И что, если противников окажется больше?
— Перестань так много думать. Если пришло время умереть, то стоит сделать это с честью. Если же пора блеснуть, то нужно оказаться победителями.
Просто поверить в судьбу? Почему бы и нет? Его же это не убьёт. Но потом, конечно, Валаска выдала ещё одну мысль, от которой он споткнулся, собираясь сделать решающий шаг.
— И чтобы ты не переживал, я сделаю все возможное, чтобы доставить твоё тело твоим родным.
Шмяк!
Адексиос впервые познакомился с землями дебрей, упав ничком в них. Хорошие новости? Его очки не разбились — ещё в юном возрасте родители нашли ему для учёбы самые прочные линзы. А ещё он заметил, что эта земля твёрдая и жёсткая, и ничем не отличается от той, с которой ему приходиться регулярно иметь дело по дороге домой.
— Ты уже закончил единение с природой? Можем мы двигаться дальше? Мне бы хотелось отправиться до темноты. Я слышала, что в пустоши, куда мы направляемся, водится много разных чудовищ.
Одно только это заявление должно было заставить его вскочить на ноги и помчаться в противоположную сторону. Однако Адексиос повидал достаточно монстров в Стиксе, так что понял, что эта перспектива не так страшит его, как должна. А вот перспектива провести дни, возможно недели, наедине с Валаской пугала. Разве возможно желать женщину, которая одновременно заставляет тебя дрожать и от страха, и от похоти?.. А может и от того и другого?
Поднявшись, он пару минут стряхивал с себя пыль, пока Валаска недовольно закатывала глаза и нетерпеливо постукивала ногой.
— Идём? — спросил Адексиос, грациозным жестом указывая в сторону выбранного пути.
— Давно пора, — пробормотала Валаска, поднимая копье и шагая в тёмные джунгли.
Надеясь, что на верхушках деревьев не притаилось чудовищ, Адексиос последовал за ней.
Они пробирались по зелёной болотистой жиже уже несколько часов. Адская версия солнца совсем не могла пробиться сквозь густые заросли, поэтому атмосфера местности была мрачная и чертовски сырая. Внутри этого огромного лиственного леса буйствовала жизнь — огромные стволы монолитных деревьев тянулись высоко вверх, а сами они были настолько огромными, что могли спрятать за собой большое количество хищников.
Адексиос везде искал опасность, поэтому оглядывался по сторонам. Он пару раз почти посинел, задерживая дыхание и вслушиваясь. Но им так ничего и не встретилось. Даже никаких четвероухих, мохнатых кроликов.
Что насчёт насекомых, то их встретилось много. Но все нормального размера и их легко было убить. Правда, ходили слухи, что в дебрях водились огромные и агрессивные особи, которые точно могут сожрать человека, стоит тому потерять бдительность. Где-то около полудня — и да, Адексиос точно знал время, потому что посмотрел на часы — он нашёл огромное толстое бревно и, расстелив на нем пластиковый брезент, уселся сверху.
Валаска, которая шла на несколько шагов впереди, обернулась и, заметив Адексиоса, сидящего со скрещёнными ногами на бревне, спросила:
— Что ты делаешь?
Сделав небольшую паузу, он стал аккуратно извлекать из сумки пластиковый контейнер, пробормотав:
— Собираюсь обедать.
— Ты взял с собой еду? — недоверчиво покосилась на него Валаска.
— Ну, да. А ты разве нет?
— Не ту, которая нуждается в вилке.
Накрутив пасту из выше упомянутой посудины, Адексиос положил еду себе в рот и прожевал, прежде чем ответить.
— Что может быть плохого в остывших спагетти?
— Мы с тобой на задании. Тебе следовало взять с собой подходящую еду для полевых условий, например сухой паек, замороженное или сушёное мясо, копчёный окорок, крупы.
— Ты можешь есть все это, если хочешь. Что же касается меня, — он намотал ещё порцию макарон и проглотил их с удовольствием. — Я буду поедать, упакованные мне, мамой ланчи.
— Как много лотков ты упаковал? И как долго, по-твоему, вся эта еда сможет протянуть без холодильника?
— Ну, во-первых, они не в моей сумке. Они у мамы в холодильнике. — Судя по остекленевшему взгляду Валаски, он псих. — Это специальный рюкзак. Так сказать, прощальный подарок от моих родителей. В нем есть специальный временно-пространственный карман, который служил порталом на специально отведённую полку в холодильнике. Мама волновалась, что я не смогу нормально питаться и превращусь в кожу до кости. — На самом деле, её слова звучали дословно так: «Нам не нужно, чтобы ты превращался в своего отца». — Так они уверены, что я не голодаю. Тебе бы тоже не повредило такое. — Адексиос полез в сумку и достал ещё один контейнер. — Держи. Это гуляш, домашний, конечно. Любимое блюдо моего отца.
— Нет. — Валаска отрицательно покачала головой, её белые локоны из хвоста разметались в разные стороны. — Оставь еду и свой странный рюкзак себе. Я Амазонка. Мы привыкли питаться тем, что смогли раздобыть.
— Например? — спросил он, посмотрев вокруг и скорчив гримасу. — Я не вижу тут ничего съедобного.
Достав нож, привязанный к бедру, Валаска махнула им по какой-то листве.
— Это сойдёт за салат. — Она сунула несколько листочков в рот и прожевала. — Немного горчит, но зато в нем много витаминов.
Адексиос наколол на вилку мясной шарик и поднял его.
— Это стопроцентный говяжий белок, специально импортированный сюда из смертного мира, смешанный с луком, специями, обжаренный и потушенный в соусе. — Он отправил его в рот и издал стон. — Вкуснотища.
— Вкуснотища — это кусок хорошо зажаренного горного лося. — Валаска вытащила из вещмешка, привязанного к талии, кусок вяленого мяса и отправила в рот. Она с трудом разгрызла жёсткие волокна, чтобы оторвать кусок. Затем принялась жевать, и жевать, и жевать… — М-м-м. Нет ничего вкуснее.
— Ну, раз мы решили перекусить на свежем воздухе, не буду тебе мешать. Я просто доем свою пасту и пирог в тишине, не отвлекая тебя от трапезы из листьев и сушёной дичи.
На её взгляд, Адексиос просто рассмеялся, и да, он мог нарочно наслаждаться своей едой дольше положенного, а все потому, что она смотрела на него с таким голодом. С таким желанием… И было не важно, что она жаждала еду, а не его самого. Телу было всё равно. Член мгновенно налился, и все нервные окончания как будто опалило энергией.
Затем Валаска приказала:
— Не двигайся, — именно тогда, когда Адексиос поднёс ко рту ещё одну ложку с яблочным пирогом, и он застыл.
Она сосредоточенно смотрела куда-то за него. Что Валаска задумала? Что собирается делать? Адексиос затаил дыхание, ожидая, когда можно будет выдохнуть. Валаска пригнулась достаточно низко, что он мог заметить тень между её грудями. Адексиос тяжело сглотнул. Валаска подошла так близко, что он мог бы сократить расстояние и впиться ей в губы.
— Не шевелись, — предупредила Валаска.
Нет проблем. Когда Адексиос заметил нож, он вообще окаменел.

Глава 5

«Не показывайте им приближение смерти, если только не хотите увидеть их слёзы»
© Совет от подвыпившей Мари Безжалостной
Глаза умника под очками округлились, когда Валаска вытащила из ножен кинжал. Адексиос открыл рот. Решив заставить его замолчать, она прижалась своими губами к его и отрезала голову, свисающей над ним, змее.
Но вот дело в том, что уловка заткнуть Адексиоса сработала хорошо, правда, с побочным эффектом. Внизу живота Валаски всё запылало. У умника были мягкие губы, и стеснительный парень точно знал, как ими пользоваться, взяв ведущую роль в поцелуе.
Сексуальные прикосновения, прикус нижней губы, обжигающее дыхание…
Вот абсолютно неудачное время, место и парень. Валаска отстранилась и заметила в его глазах блеск удивления.
— Что это было, — спросил он.
— Я спасла тебе жизнь, а это, — ответила она, взяв с его ложки опасно свисающий кусочек пирога, — моя награда.
Не та награда, которая бы успокоила пульсацию между ног, но и такая сойдёт.
Странно, что пирог не так сладок, как вкус губ Адексиоса. Отойдя от умника, она достала ветошь и вытерла кровь с лезвия. В этот момент Адексиос и заметил голову змеи рядом с собой. К его чести, он не закричал и его даже не передёрнуло. Умник склонился поближе, чтобы посмотреть.
— Интересно, — заметил он, поворачивая ложкой голову и смотря в глаза змее. — Не верится, что этот вид обитает в Аду.
— Рада, что тебе это интересно, — огрызнулась она, немного раздосадованная, что Адексиос больше интересуется змеёй, чем их поцелуем.
«Он, как минимум, должен был испугаться».
Вот теперь она канючила, как младшие девочки, только что узнавшие о существовании мальчишек. Тьфу. Она взрослая воительница, которая не должна придавать значения поцелуям. Видимо, и Адексиос такой.
— А интересно потому, что, если я не ошибаюсь, этот гадёныш с земли.
— С земли? — Валаска нахмурилась. — Но как?
— Есть два варианта. Первый: кто-то мог контрабандой перевозить змей сюда, и одна могла потеряться или сбежать.
— Обществу по защите экологии Ада это не понравится. — Эти ушлёпки изо всех сил старались сохранить Ад, как самое ужасное место для существования. Любые меры по предотвращению осадков из золы путём установки фильтров или введения каких-то способов для борьбы с адскими тараканами встречались решительными оппозициями.
Ад это Ад. Если он тебе не нравится, ну и фиг с тобой.
— А другой вариант?
— Незафиксированный портал между нашим миром и миром смертных.
— Люцифер о нём знает?
— Нет, если кто-то открыл его здесь, в дебрях.
— Но для этого нужно столько энергии…
— Потрясает. Знаю.
Кроме Люцифера, Геи и Бога, не так много существ, которые могли бы призвать такую силу и открыть постоянный портал между мирами.
— Может, случился случайный разрыв или что-то успело проскользнуть в официальные порталы?
— Возможно, — задумчиво протянул Адексиос, но казался не убеждённым, и Валаска заметила, что он начал ещё внимательнее осматриваться. Что же он увидел такого, отчего стал таким задумчивым? Закончив есть — хотя она вообще не наелась, блин, как посмел Адексиос уделать её? — они двинулись дальше. Но на этот раз, не она вела. Казалось умник, увидев змею с земли, обрёл энтузиазм к их миссии, чего не было раньше. Он шёл впереди, и Валаска заметила, что смотрит не только на то, что их окружает, но и частенько пялится на его задницу. Не такую уж примечательную, да и шорты не так уж обтягивали её, но, всё же, высокая фигура Адексиоса, с узкой талией, привлекала внимания, тем более что он так уверенно шёл.
Как странно.
Если раньше он ко всему относился с подозрением, ожидая, что из каждого куста выпрыгнет чудище, то теперь шёл вперёд, останавливаясь надолго, чтобы внимательно рассмотреть паука или яркий розовый цветок, который казался неместным. Сейчас, натянув личность наблюдателя, он выглядел более мужественным.
А что касается хищников, которые подкрались к Адексиосу сзади, и сверху, готовясь наброситься на человека, потревожившего их дом, то она спокойно от них избавлялась. Их не так уж было и много. И определённо меньше по сравнению с историями, которые она слышала об этом месте. Те, кто искал славы в дебрях, вернулись с грандиозными историями о постоянных битвах против зверей, которые обитали здесь.
Её соплеменницы соврали или здесь что-то не так?
Примерно в полдень, второй вариант казался наиболее вероятным, особенно потому что деревья стали тоньше, но не из-за возраста, а потому что умирали. Серые стволы, изогнутые ветки и земля, засорённая заплесневелыми листьями. Не так выглядит плодовитый лесной ландшафт.
Адексиос резко остановился. Из любопытства она подошла и встала рядом, но прежде чем успела заговорить, он указал на серый бугорок, покрытый пеплом. Когда бугорок дёрнулся, Валаска вытащила меч.
— Уверен, мы натолкнулись на своего первого демона, — прошептал Адексиос.
Демон, который не проживёт долго, чтобы услужить своему господину. Валаска встала над едва дышащим телом, не без причины опасаясь его коснуться. Когда-то красная кожа демона, которая раньше ярко сияла огненными искрами, безошибочно указывая, что это огненный имп, теперь потускнела до блёкло-оранжевого. И по всему телу были открытые язвы и раны, из которых сочился жёлтый гной, поэтому Валаска и не хотела касаться импа. Адексиос не проявлял такого страха. Он опустился на колени рядом с существом и положил руку на сухой, потрескавшийся лоб.
— Он не горит, а это плохой знак для его вида.
— Он заразен?
— Нет, — уверенно ответил он.
— Откуда такая уверенность?
Он бросил на неё взгляд, видимо, заметил сомнения и спокойно улыбнулся.
— Эти раны — следы от ожогов. Кожу разъело или большим количеством кислотного вещества или очень горячим источником. Но что бы это ни было, должно быть, содержало что-то ядовитое для его вида. Видишь, серые края и ни единого признака исцеления? Его иммунная система повреждена. Вот почему тело не функционирует, а жара практически нет.
— Он умирает?
— Да.
— Откуда ты это всё знаешь? Я думала ты паромщик, а не доктор.
— Я переправляю души на лодке, но не очень хорошо, поэтому в свободное от работы время учусь.
— Учишься? — она сморщила носик.
— Не надо говорить так, будто это такое грязное слово, — хихикнул он. — Кто-то предпочитает тренировать мозг, а не тело.
— Раз уж ты у нас умный, что же сотворило такое с ним? — Потому что, что бы это ни было, оно казалось опасным для такого демона, а для них просто смертельно. Амазонки может и жестоки, но они смертны.
— Не представляю, но может этот парень скажет нам?
— И как же? Парень-то в отключке. Или ты читать мысли умеешь?
— У меня есть кое-что, что приведёт его в чувства. — Адексиос вытащил флягу из кармана рюкзака и отвинтил крышку. После чего опрокинул флягу и дал нескольким каплям попасть на губы демона.
С минуту ничего не происходило. А затем имп сглотнул и открыл глаза. Черные сферы с красными прожилками. Имп глубоко вздохнул и резко сел.
— В рот пароход!
— Не думаю, что он туда влезет, — ответил Адексиос с самой серьёзной миной.
Валаска едва не рассмеялась.
«Соберись, не время для веселья».
Осмотревшись, демон сосредоточил взгляд на Адексиосе и нахмурился.
— Кто ты? — прорычал имп. — И что дал мне? Оно холодное, но вкусное.
— Пару капель из фонтана Сада Жизни.
Вопреки себе, Валаска была впечатлена. Эту воду очень трудно достать. Матушка Природа строго охраняет фонтан. Ведь много слухов о нём нарушают естественный порядок. Чтобы родилось что-то новое, что-то должно умирать. Но, несмотря на жёсткую позицию Матушки Природы, часть ценной воды ещё была на белом рынке, и долбаные ангелы, которые продавали её, ломили цены.
— Мне нужно ещё, — потребовал демон.
Адексиос покачал головой. Не такого ответа ожидал имп и бросился на Адексиоса.
Глупый мужчина даже не шевельнулся, дал импу схватить себя и встряхнуть.
— Дай ещё!
— У меня больше нет, — солгал Адексиос, и Валаска точно знала, что это ложь, так как видела, как он аккуратно завинтил крышку и спрятал за собой флягу. — Да даже если бы и было, учитывая тяжесть твоих ран, нужно несколько фляг, чтобы тебя вылечить. — Демон зарычал, показывая ряд острых зубов, но Адексиос не вздрогнул. — Злость на меня ничего не изменит. Расскажи, что случилось.
— Зачем? Я же всё равно умру. Кому какое дело? — проныл демон, отпуская Адексиоса и драматически падая на спину. — Зачем мне тебе рассказывать?
— Расскажи, чтобы я предотвратил повторение такого.
Демон молчал, глядя на чахлые джунгли над собой.
Валаска знала верные слова, чтобы имп заговорил:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.