Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46958
Книг: 116680
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Сокровище рода Дарнхольм» » стр. 7

    
размер шрифта:AAA

— Мне нужно к Раю, срочно! — нетерпеливо потребовала я.
— Подожди, объясни всё по порядку. — он нахмурился, но я пока не желала говорить о своей догадке, мне нужно подтверждение!
— Рай, он мне нужен!
— В замок нас никто не пустит без приглашения! Ладно, пройдём через административное крыло, туда у меня есть доступ. — всё-таки сдался под моим напором дед.
Вспыхнул портал, и мы оказались в коридоре с многочисленными дверьми.
— Пошли, нам туда. — указал дед на лестницу.
Нам пришлось миновать довольно много залов, коридоров, прежде чем мы оказались в жилом крыле. Дед велел охраннику сообщить о нашем визите Раю.
— Ну что же так долго-то! — нетерпение снедало меня.
— Дили, угомонись, в чём дело? — попробовал ещё раз выяснить причину столь странного поведения родственник.
— Я точно не уверенна, поэтому пока сказать не могу. — нервно ответила ему.
Не могла же я обвинить магистра во всех грехах только на основании сходства со старым портретом!
Через некоторое время вернулся охранник и пригласил нас пройти.
Добежав до комнаты, я распахнула дверь без стука, потом следующую, Рай нашёлся в кабинете с кучей бумаг.
— Дили, что случилось? — недоумённо спросил парень, оторвав взгляд от документов.
— Подожди, ответь мне на вопрос, что случилось в лаборатории? — сильно нервничая попросила его.
— Мы её открыли, Мастер осмотрел её, а потом начал всё крушить и орать, что она пуста, потом кинулся на меня, я его оттолкнул, и он приложился головой об стол, а после бросил что-то на пол и всё, я больше ничего не помню. — недоумённо ответил и вопрошающе посмотрел на Лорда Дастела, но тот только развёл руками, мол, сам не понимаю.
— Головой значит, хорошо, спасибо. — и потянула деда прочь.
— Дили, подожди…
Но мы с дедом уже быстрым шагом направлялись в административное крыло.
Вернувшись в академию, я побежала искать Ринара, отказавшись пока что-либо объяснять, а дед пошёл обратно в кабинет к магистру Ристаль.
"Магистра нашли с разбитой головой, на неё упал шкаф". - вспыхнули у меня в голове слова деда после того, как в академии прогремел взрыв. Как он мог упасть, да ещё и голову пробить?! Не может быть…
— Ринар!
Забежав в бальный зал, увидела брата и крикнула ему. Он не успел даже повернуть голову на мой окрик, да и я не была уверена, услышал ли его, как меня схватили за руку и затащили в одну из ниш, прижав спиной к стене. Холодная рука впилась в горло, не давая не то что кричать, а даже дышать.
— Ну что, дорогая моя, ты всё поняла, и теперь мне придётся тебя убрать. — услышала недовольный голос.
Чёрные, как бездна, глаза смотрели на меня в упор.
— Очень мне тут нравится, знаешь ли, и не хочется терять такую завидную должность. Вкусная моя, мне как раз не хватает немного силы для дальнейшего существования на ближайшие два года. — она хищно улыбнулась.
Я огромными от ужаса глазами смотрела на неё и не могла пошевелиться. Неужели она решится на убийство практически у всех на глазах?! Кулак женщины упёрся мне в грудь, и моя сила потекла в кольцо.
Дед, он обещал придти в любое место! Это мой единственный шанс! Палец ещё кровоточил, и я из последних сил прижала его к своему кольцу.
— Что опять случилось?! Дили! — с недовольного голос изменился на испуганный, когда дедушка понял, что мне грозит опасность.
Он схватил женщину за руку и откинул в сторону, а я медленно сползла по стенке вниз почти без сил.
Вивьен упала на паркет бального зала, но быстро встала, вокруг неё образовался небольшой круг из адептов и магистров.
Дед чем-то кинул в неё, но она, махнув рукой, отбросила заклинание в сторону и расхохоталась.
— Ещё один родственник, самый прыткий из всех! Отойди, иначе я разнесу тут всё. Ну что, дорогие мои, с вами было весело, но, пожалуй, мне пора. И да, Дантор, извини, но шутки у тебя глупые, и ты мне никогда не нравился. — обратилась к ректору.
Она махнула рукой ещё раз, и силовая волна снесла остолбеневших магистров и адептов в разные стороны.
— Пошли, моя дорогая девочка, нам тут делать больше нечего.
Рядом со мной открылся портал, и Вивьен шагнула туда, не забыв цапнуть меня за руку. Никто даже подняться не успел, как мы уже исчезали в тёмной воронке.
Приземление было очень быстрым и резким. Я упала на каменный пол и сильно приложилась головой. Рядом со мной лежала Вивьен, а сверху её прижимал к полу мужчина. В сердце затеплилась надежда.
Сквозь головную боль и звон в ушах я смогла рассмотреть только белую рубашку и растрёпанные тёмные волосы.
Пока на меня не обращали внимания, медленно отползла к стене и перевела дух, по виску тонкой струйкой текла кровь.
Вивьен, громко ругаясь, скинула с себя парня и встала на ноги.
— Чёрт тебя возьми! Ты сбил мой портал, мальчишка! — визжала она.
— Простите, Мастер, я хотел пойти с Вами! Как только Вас увидел, то не раздумывая, кинулся следом. — с нотками раскаяния в голосе ответил Рай, поднимаясь. Что?!
— Зак! Это ты? — недоверчиво посмотрела на парня Вивьен.
— Я, Мастер, возьмите меня с собой! Зачем Вам эта девка, она совсем пустая, давайте бросим её и уедем далеко на юг. — упав на колени и вцепившись в подол вишнёвого платья, умолял Раян. А я изо всех сил надеялась, что это спектакль.
— Встань, мой мальчик, я, пожалуй, возьму тебя с собой, ты очень милый и преданный. А девку я добью, она мне столько планов испоганила, паршивая светлая! Ненавижу её! — и она вновь сорвалась на визг, а ещё минуту назад прекрасное лицо обезобразила гримаса ярости.
— Как скажете, моя госпожа! — согласился с ней Рай. Мой Рай! Нет, это не правда, он притворяется!
— А убей-ка ты её сам, мой мальчик! Мне уже не хочется марать руки о такую дохлятину. — хищно ухмыльнулась она.
Я сидела и слушала разговор, машинально вытирая кровь с виска и пытаясь хоть как-то прийти в себя, разогнать то и дело появляющийся туман перед глазами и утихомирить боль в голове.
Внезапно осознала, что уже какое-то время по мне бегает Крис и тихо шипит.
— Беги, малыш, спасайся, — я поймала его за хвост и положила питомца на пол.
Но мой утон не убежал, а начал тыкаться мордочкой мне в руку.
— Что такое, малыш? Хочешь крови? Пей, мне она больше не понадобится, — с трудом выговаривала я слова, подставляя ладонь Крису.
Но тот, к моему большому удивлению, выплюнул на подставленную ладонь чёрный блестящий камень.
Я трясущимися руками вставила его в браслет, тот, что подарил мне Тим.
Энергия, моя энергия! Она вернулась ко мне, потекла ровной струёй, заполняя тело. Шум в ушах прошёл и я, наконец, смогла нормально сфокусировать взгляд на Вивьен и Раяне.
— Ну, чего ты ждёшь? Добей её. И мы уедем куда хочешь! — она соблазнительно склонилась к парню.
— Слушаюсь, мастер, — Рай начал формировать огненный шар в ладонях. Только полетел он не в меня, а в Вивьен. Я знала! Я верила! Но…
— Ах ты дрянной мальчишка, ты мне за это ответишь! — Вивьен взмахом руки отбила шар, а Рая снесло силовой волной к противоположной стене.
Еле сдержала крик боли и отчаянья! Нет, нельзя привлекать внимание раньше времени! Иначе мы оба погибнем.
— Предатель, а предателей я ненавижу даже больше, чем Дастелов, — шипела она, а вокруг неё в это время начала сгущаться тьма. — Ты умрёшь первым.
Но сделать она так ничего и не успела.
В отчаянии я собрала все силы и вложила их в самое сильное заклятие, которое знала. Копьё света. Оно сорвалось с моих рук и пронзило тело Вивьен. Та повернулась ко мне с победной улыбкой на губах, которая резко сменилась на обиженную.
Копьё с оглушительным грохотом взорвалось, ослепив меня.
Когда зрение немного прояснилось, я увидела кучу пепла с вкраплениями драгоценных камней и капель расплавленного металла — это всё, что осталось от Тёмного мастера. Крис соскочил с моих коленей и подбежал к куче.
Это последнее, что я увидела, а после провалилась в спасительную темноту.

Глава 10. Побег

Первое, что я увидела, когда пришла в себя — это потолок и балдахин. Значит, я дома. В ушах шумело, ужасно болела голова и ломило всё тело, но больше всего я испугалась, когда поняла, что не чувствую свою магию, я как будто ослепла и оглохла, а в душе образовалась полнейшая пустота.
С большим усилием я повернула голову и увидела Раяна. Он сидел на стуле около моей кровати и держал меня за руку, растрёпанный, грязный, всё в той же рубашке.
— Дили, ты меня слышишь? — тихо спросил он.
Я не могла сказать ни слова, просто лежала и смотрела на него.
— Дили, ты жива! Мы так переживали, слава Всевидящей, всё будет хорошо, ты поправишься! Отец пригласил лучших лекарей! Дили, я очень испугался за тебя и понял тогда, в той камере, что очень тебя люблю, слышишь, — ласково шептал мне Рай, гладя мою руку.
— Сколько? — прохрипела я, собрав силы.
— Три дня. — также тихо ответил он.
Я выдохнула. Три дня. Значит, у меня нет ни единого шанса. Если магия не вернулась за это время, то всё, я выгорела. Как только я это осознала, волной накрыло отчаяние. Это конец.
— Дили, ты поправишься, обязательно, — увидев моё состояние, шепнул парень.
— Нет, Рай, единственный лекарь, который смог бы мне помочь, лежит на этой кровати, — тусклым и хриплым голосом ответила я. — Уходи, я не хочу никого видеть, — сказав это, я повернулась к нему спиной.
— Дили, пожалуйста, я смогу тебе помочь, не прогоняй меня, — молил Раян.
— Рай, я хочу побыть одна, иди. Тебе нужно отдохнуть. — сухо ответила ему.
— Дили, я люблю тебя и буду любить что бы ни произошло. — уверенно произнёс парень. Почти сразу послышались удаляющиеся шаги и звук закрывающейся двери.
— Я тоже тебя люблю, — еле слышно шепнула я.
Я осознала это там, в подвале, когда ему грозила смерть, и поэтому, зная, чем может мне грозить применение этого заклинания, всё равно выбрала его жизнь. В тот момент мне было важно лишь одно — чтобы Раян выжил.
Слёз не было совсем, только тупая боль в сердце, в душе.
Зашёл Лорд Дастел.
— Дорогая, тебе что-нибудь нужно? — тихо спросил он.
— Нужно! Оставьте меня в покое! Я не хочу, чтобы меня жалели, — даже не повернувшись к нему, прохрипела я.
— Можно пригласить лекаря, — растеряно предложил дед.
Я промолчала, а он это расценил как знак согласия. Дверь за дедом закрылась и очень быстро открылась вновь.
Пришёл знакомый мне старичок — целитель семьи Дастел. Или уже Дарнхольм? Если я три дня не приходила в сознание, то вчера должен был состояться бал, на котором объявили о переименовании рода и невиновности Витора.
Старичок сел на стул возле кровати, который до этого занимал Раян.
— Леди Эдилия, тут настойки и зелья, чтобы убрать боль и восстановить силы. Вам нужно их регулярно принимать.
— Я выгорела полностью? — повернув голову к нему, задала самый главный для меня сейчас вопрос.
— Нет, надежда есть, но небольшая. Резерв цел, но потребуется время и терпение. — терпеливо ответил он.
— И какие у меня шансы?
— Один из ста, что Вы восстановите былую силу. — честно ответил лекарь.
— Хорошо, можете идти. А лекарства… не нужно.
Лекарь не стал спорить, просто попрощался и ушёл.
Пить зелья я боялась — боль хотя бы заставляла чувствовать себя живой, и если она пройдёт, то останется лишь пустота…
Сколько я так провалялась — не знаю, но на тумбочке возле кровати появилась еда и пузырьки с зельями. Я отвернулась от них и уставилась в стену. По мне что-то пробежало, царапая кожу. Крис, я совсем про него забыла! Поймав питомца за хвост, я положила его на пол.
— Беги, малыш, ищи себе нового хозяина, я тебя больше кормить не смогу. — горько прошептала я.
Утон внимательно посмотрел на меня и скрылся под дверью.
Прошло ещё несколько дней. Ко мне заходила служанка, молча ставила еду и уходила.
Я всё также отказывалась от еды и приёма лекарств. В моей голове творился полнейший хаос, и я, кажется, потихоньку начала сходить с ума.
Но, в одну ночь я проснулась и вспомнила про дневник Оливии, мне он срочно был нужен. Я хотела прочесть, что чувствовала она после выгорания.
Я кое-как повернулась на бок и поставила ноги на пол. Уперевшись руками в кровать, попыталась встать, но ничего не вышло — ноги предательски подкосились, и я рухнула на пол, свалив всё, что находилось на тумбочке.
Прибежала встревоженная Рози.
— Уходи, я не хочу никого видеть, не нужно меня жалеть. — закричала я от бессилия, потом подняла первое, что попалось мне под руку, и швырнула в дверь. Тарелка, а именно её я схватила, с оглушительным звуком разбилась, её содержимое украсило стены и пол, а я упала на пол и, наконец, разрыдалась.
Слёзы лились рекой, смывая отчаяние и безысходность, которые я испытывала последние дни. Прорыдав на полу около часа, я всё-таки встала, собрав все имеющиеся силы и подкрепив их упрямством, и вышла в гостиную. Рози не было, так что я, взяв магический шар, с которым она, видимо, сидела, пока я её не прогнала, направилась в свой кабинет.
Обыскав несколько полок, я, наконец, нашла дневник. Кое-как вернулась в спальню и упала на кровать. Немного отдышавшись, открыла первую попавшуюся страницу.
"Приходил Шани, он несколько часов просидел около моей постели, а потом ушёл".
"Отец приходит каждый день, молча смотрит на меня взглядом полным жалости и раскаяния и уходит".
"Сегодня мне стало намного легче — кольцо отца действует, но я не чувствую себя человеком, только лишь оболочкой. Я была рождена магом, и больше я ничего не умею. Что мне делать без магической силы? Я чувствую на себе лишь жалостливые взгляды отца и Кристиана".
"Мать вообще всеми силами старается избежать нашей с ней встречи. Как только она меня видит, то сразу начинает плакать".
"Сегодня снова приходил Шани, мы сидели с ним в саду. Его зелёные глаза, которые раньше смотрели на меня с любовью и нежностью, теперь пытаются скрыть иные чувства, но безуспешно. Сейчас я в них вижу лишь жалость и сочувствие. Мне больно смотреть на него и чувствовать себя куклой, бездушной телесной оболочкой, в которой поддерживают жизнь лишь из жалости, но, по моему мнению, гуманнее было бы просто добить".
Я захлопнула книгу и обессилено уронила её на кровать. Вот какая судьба ожидает меня. Жалость в когда-то любящих глазах Рая, жалость в глазах деда, которую я уже видела по отношению к отцу, и жалость в глазах моих друзей. Нет, я не хочу такую судьбу! Нужно найти какое-нибудь занятие, иначе просто сойду с ума или сделаю что-нибудь с собой просто от безысходности.
Я кое-как встала и побрела в ванну. Из зеркала на меня смотрело нечто ужасное! Наверное, трупы в гробу и то краше выглядят! Волосы тусклые, глаза поблёкли, кожа отдаёт синевой. Я долго стояла и рассматривала своё отражение, потом умылась холодной водой и побрела обратно в спальню. Около кровати я обо что-то споткнулась, наклонившись, подняла флакон с зельем, и тут меня озарило. Зелья! Ведь я же умею собирать травы и варить зелья! Бабушка Кати обучила меня очень многому, да и к тому же у меня есть её тетрадь, вот только здесь, в столице, я ничего не смогу сделать. Мои познания никому не нужны в этом городе, тут лекари посильнее меня имеются. Мне нужно бежать в какую-нибудь глухую деревеньку, как когда-то бежала бабушка Кати от своих убийц. А я убегу от самой себя и начну новую жизнь, в которой нет магии! Только нужно придумать план, как незаметно ускользнуть из дома, а потом и из города. С этими мыслями я уснула.
Проснувшись утром, я обнаружила в комнате полный порядок, на тумбочке стоял завтрак и новые флакончики с лекарствами. Ничего больше не напоминало о моём вчерашнем поступке, вызванном отчаянием.
Я решила с этого дня принимать всё, что мне прописал лекарь, и хорошо питаться — для того, чтобы осуществить свой план, мне нужны были силы.
Родные в редкие визиты настороженно на меня поглядывали, удивляясь и одновременно радуясь изменившемуся поведению, но вопросы задавать опасались, тем более, я всё равно отказывалась с кем-то разговаривать. Кажется, они решили, что слабость от истощения испугала меня настолько, что я решила всё же поддерживать иллюзию жизни в своём теле. Но это мне только на руку.
Через несколько дней боль в теле и голове немного поутихла, и я начала составлять план побега. Добравшись до библиотеки, нашла там карту нашего королевства и стала ее изучать. На юг мне нельзя — там меня будут искать в первую очередь, на востоке владения дедушки Вайлена, на западе — владения рода Дарнхольм, а им обоим, как только начнутся поиски, будут рады сообщить о новой жительнице. Значит, мне нужно бежать на север, там как раз находятся три графства и Северная равнина, в которой обитают оборотни, а её обычно стараются обходить стороной. Решено, мне нужно найти самую близкую деревню к Северной равнине и обосноваться там.
Через три дня моё самочувствие улучшилось, и я начала готовиться к побегу. Ночами я делала вылазки то на кухню, то в кладовку, собирала потихоньку вещи, ведь на улице было уже самая настоящая зима, а дорога предстояла дальняя.
Меня никто не беспокоил, только иногда я слышала шаги в гостиной, и тихонько открывались и закрывались двери. Еду мне всё также приносила служанка, а новые флаконы с лекарствами появлялись на моей тумбочке каждое утро.
С каждым днём мне становилось всё лучше, и мои приготовления к побегу подходили к концу. В бабушкину сумку я сложила её тетрадь, справочник по лекарственным травам, карту нашего королевства, деньги, которые скопила, запас еды и воды, смену белья и зелья, что прописал мне лекарь.
Наконец, настал день, на который я запланировала побег. Через два часа после полуночи, когда сон особенно крепок, я достала из шкафа двое тёплых штанов, свитер и пальто, которое так не любила Рози, два тёплых шерстяных платка повязала на голову, из-под кровати достала тёплые сапоги, которые нашла в кладовке, написала короткую записку деду о том, что меня не нужно искать, и потихоньку вышла за дверь.
В доме царила полнейшая тишина, даже камин не горел. Я спустилась по лестнице на первый этаж и выскользнула за дверь никем не замеченной. Пройдя по заснеженной дорожке, вышла за ворота дома. В последний раз оглядев его и мысленно попрощавшись со всеми, пошла по пустынной улице к воротам из города, которые вели к северному тракту. К ним я добралась ближе к рассвету, ужасно устав и запыхавшись.
— Да, — сказала я сама себе тихонько, — что-то я совсем расслабилась за каникулы, Бродрика на меня нет!
Спрятавшись в переулке, ждала, пока откроются ворота и поедут первые телеги или кареты, чтобы мне можно было незаметно проскользнуть мимо стражи. И вот такой момент настал. Стражники лениво отворили ворота, и через них поехали немногочисленные телеги. Всё-таки зима — не лучший период для путешествий.
Улучив момент, когда стражник сцепился с каким-то мужичонкой на телеге, и они оба настолько увлеклись спором, что не замечали ничего вокруг, я незаметно прокралась мимо них.
Северный тракт предстал передо мной как на ладони. Впереди ровной линией стелилась длинная дорога, посыпанная первым снежком, а по краям виднелись лишь голые поля.
Ну что ж, я сама выбрала свой путь, теперь отступать поздно! И я отправилась вперёд, навстречу своей судьбе.
Поспешила отойти подальше, пока на одинокого путника не обратила внимание стража, ведь если меня начнут искать, эта информация укажет родным направление моего побега.
Когда перевалило за полдень, я решила немного передохнуть и подкрепиться. Сев у края дороги, достала из сумки кусок хлеба и сыр, и только я собралась пообедать, как сзади послышался какой-то шум. Я ужасно испугалась, подумав, что это погоня за мной. Но это оказалась всего лишь телега. На месте возничего сидел мужичонка в тёплом тулупе, а рядом с ним парнишка.
Телега остановилась подле меня, и мужичонка, по-доброму улыбаясь, спросил:
— Не холодно ли Вам, госпожа путница, может, мы Вас подбросим? Куда Вы направляетесь?
— На север, — только и смогла ответить я, уж больно неожиданно прозвучало предложение.
— Тогда садитесь в телегу, чего мерзнуть-то, мы тоже на север едем, в деревню Дальние Топки, может, слышали про такую?
Я кивнула. Судя по карте, эти самые Топки были в Графстве Ривальд, и как раз недалеко от Северных Равнин.
— Давайте подвезу, коль по дороге, а то Вы тут совсем замёрзнете, чай не лето.
— Спасибо, — искренне поблагодарила я и залезла в телегу. Там было несколько овечьих шкур, и под ними я обнаружила маленькую девчушку лет пяти. Пододвинувшись к ней и зарывшись в шкуры, я через некоторое время благополучно уснула.
— Просыпайтесь, госпожа путница, — тихо тряс меня кто-то за плечо.
Резко подскочила.
— Где я? — спросила, не сразу сообразив, где нахожусь.
— Всё там же, в телеге, едем на север, вот, решили привал устроить, а то вечереет уж, — улыбнулся мужичок.
— Да, точно, — пробубнила я, выбираясь из повозки.
— Пойдёмте, похлёбки поедим горячей, отвара выпьем.
— Конечно, спасибо большое за приглашение. — а про себя удивилась — нечасто встретишь настолько отзывчивого человека: и подвезти предложил, и покормить из собственных запасов решил. Про себя тихонько поблагодарила Всевидящую за эту встречу.
Мы остановились на небольшой поляне среди соснового бора, посредине которой был разожжён костёр, а у висящего над ним котелка суетился парнишка.
Начинало темнеть, первые звёзды зажглись на небосводе, а сквозь тучи тускло, словно нехотя, сиял месяц.
— Пойдём, моя радость, я тебя покормлю, не бойся, дедушка не обидит, — послышался голос за спиной. Мужчина доставал из телеги девочку. Она была совсем худая, лишь одни синие испуганные глаза и виднелись из-под пухового платка.
Мы подошли к костру, мужчина бережно усадил девочку на бревно и пошёл назад к телеге за шкурой.
— Садитесь, госпожа путница, я Вас с Дариной накрою. — предложил он мне. Не стала отказываться.
Я присела около девочки и нас окутала тёплая овечья шкура.
Парнишка достал миски и уже накладывал в них горячую кашу. Он оказался совсем ещё ребёнком, лет десяти, не больше, но был очень молчалив и серьёзен не по годам, поэтому я сначала подумала, что он гораздо старше.
Дарина прижалась к моему боку и тихонько дрожала.
— Ты что, малышка, замёрзла? Давай я тебя укрою получше. — обеспокоенно обратилась к малышке.
Но та лишь пристально смотрела на меня и молчала. "Странные какие-то дети", — подумала я. — "Один серьёзен не по годам, вторая тощая, как воробей, и оба молчат".
— Она не разговаривает, госпожа путница, или как Вас можно называть? — печально вздохнул возница.
— Дили… Дильяра меня зовут, и я не госпожа, а травница и лекарь. Бабушка моя умерла, вот и иду искать место, где бы мне можно было остаться. Выбрала север, там трав много редких. — едва не проговорилась, но вовремя придумала легенду, в общем-то сказав правду, только не всю.
— Я Фрол, а это мои внуки. Алькор и Дарина. — представил себя и детей мужчина.
— А что с ней? — тихо спросила я.
— Ох, госпожа путница, это очень печальная история. — и он начал он свой рассказ. — Дочка моя старшая двенадцать лет назад сбежала в столицу с заезжим магом. Там они жили во втором круге, вроде бы даже хорошо. Весточки она слала ежегодно с соседями из деревни, я сам-то в столицу не езжу, мне продавать нечего, но кое-кто из нашей деревни там бывает каждую осень на ярмарке. А последние два года — ни слуху, ни духу от дочери, сосед мой, Михей, возил в этом году шкуры и кожу, да зашёл в квартал, где она жила, не было их там. Ни детей, ни мага этого, ни дочки. Собрался я в дорогу сам, хоть и зима на носу, но делать нечего, дочка-то у меня одна, остальные дети — сыновья. Вот приехал я, и действительно, дом заняли чужие люди. Поспрашивал я у соседей, да и выяснил, что два года назад маг этот сгинул куда-то, толи сбежал, то ли убили его. А дочь-то осталась одна, да без денег. Тем летом и она померла от чахотки. Дети остались совсем одни. Я их еле нашёл в первом круге, у мастера гончара. Альк в подмастерьях у него был, а Даринка в подсобке жила, брат её как мог спрятал и кормил, чем удавалось разжиться. Вот такая история. Детей я забрал, вот теперь домой едем. — тихо закончил он, не отводя взгляда от костра.
Было видно, что дочку он очень любил, и сейчас ему очень больно как от её смерти, так и от того, что он два года не знал о судьбе детей, которые за это время перенесли множество испытаний и очень сильно изменились. Боюсь, именно тогда их детство закончилось, и вернуть его будет практически невозможно. Фрол и сам всё это понимает, но изо всех сил старается не показать детям своих чувств, окружая их любовью и заботой.
— А поехали к нам, если Вам всё равно куда идти. У нас в том году ведьма сгинула в болотах, если не боитесь, то дом её как раз пустует, — неожиданно, предложил мужчина после того, как рассказал свою историю.
— Ведьма? — удивилась я.
— Ну да, что есть ведьма, народ её боялся жутко, но всё равно бегали к ней украдкой. Старуха травы собирала в лесу, да зелья варила. Вот и ходили за ними. А девки глупые приворожить если кого хотели, то бежали тоже к ней, но она гнала их прочь, не ворожила, стало быть. Зелья продавала, а колдовать, видно, боялась. А может, и не умела. — сбивчиво объяснил он.
— Я не боюсь и с удовольствием поеду с вами. — улыбнулась нежданному попутчику.
После ужина шкуры вернулись на место в телегу, и, накрывшись ими, мы устроились на ночлег.
До Дальних Топок было две недели пути, и я была безмерно благодарна Всевидящей за то, что она послала мне Фрола и его внуков.
Чем дальше мы ехали, тем суровее становился климат и беднее растительность. Сама бы я ни за что не добралась.
Каждую ночь мне снилась то академия, то ребята, то дедушки или Раян…
И каждый раз я подскакивала после пробуждения с ощущением, что это реальность, что выгорание и побег — лишь страшный сон, но передо мной был всё тот же заснеженный тракт, ребёнок под боком и спины Фрола и Алька впереди, на месте возничего. Но самое главное — отсутствие магии. Именно это каждый раз заставляло воспрянувшую было надежду разбиваться о камни реальности.
На десятый день нашего путешествия я проснулась от того, что нечто горячее дотронулось до моей щеки. Снился мне как раз Раян — его серые бездонные глаза и горячие нежные руки. Подскочив в очередной раз в телеге и убедившись, что это сон, я выровняла дыхание, подождала пока уймётся бешено колотящееся сердце и взглянула на Дарину. Та металась в горячке и бредила.
Бедная девочка! Я немного откинула овечью шкуру и осмотрела её. У неё был довольно сильный жар, дыхание хриплое, а сердце билось очень быстро и неровно. Плохо, очень плохо, как бы не воспаление легких.
Я достала из сумки лекарства, накапала в свой серебряный стаканчик зелье от жара, добавила бальзам на семи травах для улучшения самочувствия и дала выпить больной. После растёрла её медвежьим жиром с вытяжками из целебных трав и плотнее укутала в шкуры, да ещё и обняла сама, не позволяя раскрыться и делясь своим теплом.
Оставшуюся дорогу до Топок я ухаживала за девочкой, качала на руках, если ей становилось совсем плохо, сбивала жар и лихорадку, поила своими зельями. Дядька Фрол стал реже останавливаться ночами, да всё быстрее гнать лошадей домой, лишь иногда уступая место возничего Альку, чтобы хоть немного передохнуть. Так что ехали мы теперь практически без остановок, только в деревнях останавливались ненадолго, чтобы пополнить запасы провизии и перекусить.
Топки встретили нас тёмной безлунной ночью и метелью, я уже порядком замёрзла и промокла от бесконечно идущего снега. Шкуры спасали только первое время, а сейчас превратились с замёрзшие ледышки, ведь просушивать во время привалов у костра мы их больше не могли, да и в деревнях останавливались не дольше, чем необходимо для принятия пищи и закупки продуктов. Обычно Фрол вместе с заказом просил подготовить и продукты в дорогу, что здорово экономило время. Зелья тоже подходили к концу, так что когда телега свернула на очередную тропинку, и я увидела частокол, окружающий деревню, то облегчённо вздохнула — наконец-то можно будет забиться в какой-нибудь тёплый и сухой уголок и просто поспать.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.