Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53184
Книг: 130428
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Проклятие валькирии»

    
размер шрифта:AAA

Елена Счастная
ПРОКЛЯТИЕ ВАЛЬКИРИИ

Пролог

Громкий стук в дверь разбил спокойный домашний вечер вдребезги. Хоть Рунвид знала, что к ней сегодня придут, и знала, зачем. Только нынешняя ночь не располагала к прогулкам, пусть и не слишком дальним. Колени ныли к непогоде, а ветер норовил сорвать дёрн с крыши, завывая снаружи, словно обезумевший волк. С фьорда уже веяло холодом, то и дело наползали с северо-запада тяжёлые, точно серые булыжники, тучи и сыпали мелким снегом. В такое время лучше бы сидеть у очага и вязать чулки из овечьей шерсти на предстоящую зиму.
Да не рассидишься. Рунвид даже не стала браться за иглу - ведь поглотит рукоделие, навеет то особое состояние, когда любая помеха злит. А всё равно отложить его придётся. Она просто ждала, но всё ж вздрогнула от ударов кулака в толстые доски двери.
- Заходите, что ли, - буркнула громко.
Показалось, кто-то пнул дверь ногой, но её просто вырвало ветром из руки позднего гостя. Скрипнули петли, пронёсся по полу ледяной порыв, качнув пламя в очаге.
- Прости, хозяйка, - хрипло прокаркал вошедший мужчина.
Он откинул с головы худ[1] - провёл ладонью по давно обритым, как и положено рабу, но уже отрастающим волосам. Поднял взгляд, как всегда, подозрительный и хмурый.
- Здравствуй, Гагар, - Рунвид хорошо его знала. Лагман всегда отправлял своего подручного по самым важным и спешным делам. - Проходи к огню. Что случилось такого, что ты приехал ко мне так поздно?
Молодой трелль[2], благодарно наклонив голову, сделал пару шагов внутрь, но остановился.
- Не велено медлить, хозяйка. Прошу, едем со мной. Нужна твоя помощь.
Рунвид без лишних расспросов принялась собираться. Раз Гагар здесь, значит, и правда случилось что-то важное. Может, молодая жена лагмана Оттара начала рожать раньше времени? Да разве в таком случае сведущая в лекарском деле рабыня не справилась бы?
- А что, Уна в порядке? - всё ж спросила она про хозяйку, накидывая плащ. Гагар поддержал её под локоть, переводя через скользкий порог.
- Милостью Фрейи, всё хорошо. У нас другое. Да объяснить сложно. Сама всё увидишь, госпожа.
Вместе они спустились по небольшому склону к дороге, где их ждала запряжённая в добротную телегу лошадь. Надо же, и о повозке позаботились, зная, что Рунвид в её лета тяжело идти пешком на другой конец города. Гагар помог забраться в телегу с двумя скамьями у бортов и сам сел на козлы. Встряхнул поводья, и крепкая кобыла вскинула голову в готовности ехать.
Повозка подскочила на камне и затряслась, попадая колёсами в ямы на улице. Лужи под копытами лошади расплёскивались в стороны грязными брызгами, хлюпала и почавкивала глинистая мешанина. Туман облеплял влагой с головы до ног, даже пробирался под плащ и худ. Гагар смотрел перед собой, задумчиво хмурясь. Словно то, что случилось в доме хозяина, как-то беспокоило и его лично. И видно, что ни слова из него не вытянешь - не настроен он на разговоры.
Они проехали между спящими ещё по раннему часу домами Гокстада. Некоторые по-соседски жались друг к другу бревенчатыми стенами. Значит, там живут родичи. Другие стояли чуть наособицу - в городе много приезжих с других владений. Рунвид увидела вдалеке стену поместья конунга, вокруг которой и разрослась когда-то деревня - ещё во времена его деда. А затем помалу появился и Гокстад. Снова задуло вдоль улицы с моря, но ветер унялся, когда телега свернула к дому Оттара. И как ни темно во дворе, а Рунвид почувствовала, как неспокойно внутри, и что там никто не спит.
Гагар словно проснулся, бойко спрыгнул наземь и подал руку. И не успел ещё отогнать повозку, как отворилась дверь и сам хозяин вышел на порог, нетерпеливо вглядываясь сквозь предрассветный полумрак.
- Проходи, уважаемая, - он отошёл в сторону, пропуская в освещенный только очагом дом.
Рунвид сразу почуяла запах дикой мяты и зверобоя, а уж потом донёсся до слуха тихий стон и бормотание. Старший сын лагмана - Кюрри - сидел недалеко от огня на лавке, морщась от шума. Вежливо и почтительно кивнул Рунвид и потёр усталые глаза. Вышла навстречу Уна, кутаясь в меховое покрывало. Уж чего и она не спит? Ей отдыхать надо, а то и самой помощь понадобится.
- Мы не знаем, что и делать, Рунвид. Она совсем плоха, - тихо проговорила хозяйка.
И кивнула на кровать у стены, в которой лежала рыжеволосая девушка лет пятнадцати. Вся мокрая от пота так, что даже ворот тонкой рубахи прилип к коже, а сквозь мокрую ткань - знать, хворую обтирали холодной водой - просвечивала её небольшая грудь. Девушка шевелила губами, но слов было не разобрать, только шелестел сбивчивый шёпот, казалось бы, лишённый всякого смысла. Её мягкие, крупные черты искажала неведомая мука, глаза под прикрытыми веками закатывались, а на щеках, покрытых веснушками, застывали дорожки слёз.
Рунвид подошла ближе и встала, когда словно изнутри её ударило тугим сгустком темноты. Пронеслись 8 ушах отзвуки призрачных голосов. Девушка выгнула спину и сипло вскрикнула, зажмуриваясь.
- Кто она? - Рунвид едва смогла выдавить два коротких слова: дыхание слоено застряло смолой в груди.
- Мы с Кюрри возвращались домой, когда увидели её у воды. Недалеко от верфи конунга, - Оттар подошёл со спины и встал за плечом, поглядывая на девушку с опаской. - Думали, мертва. Но она дышала. Принесли в дом. Уна её раздела и отмыла. Она даже пришла в себя, поесть успела и начала с нами говорить. Только на другом языке. Кажется, вендском[3]. Я немного знаю его, но понимал не всё. Только узнал, что она ничего не помнит, ни имени своего, ни того, как оказалась у верфи. А потом началось вот это.
Он снова указал взглядом на бедняжку. Рунвид села рядом с ней, провела ладонью по тонкой руке, ощущая, как пробегает по коже горячее покалывание. Какая сильная. И опасная. Не жар ломал её, не лихорадка от простуды, а невиданное доселе умение: без проведения особого ритуала слышать голоса умерших. Это они мучают её и рвут на части, а она не может с ними справиться. Им открыты все дороги в душу и голову девочки. Вот они и спешат рассказать обо всём, пока их слушают.
- При ней было что-то?
Уна кивнула и, ненадолго отлучившись за дощатую стенку, которой отделялся угол супругов от остального дома, вернулась. В руках её оказался резной ларец, а на крышке его лежал, тускло поблескивая, золотой амулет с тёмно-красным, точно спелая брусника, камнем посередине.
Рунвид заглянула в короб: там были рунные дощечки. Какие-то очень старые, растресканные и потемневшие, а какие-то свежие, вырезанные недавно. Но всё же занимательнее оказалась подвеска, исполненная в виде цветка с острыми лепестками. Таких не носят здешние девицы, и такой тонкой работы не могут сотворить даже гокстадские мастера. На обратной её стороне тоже были начертаны руны. Прочитав их, Рунвид вернула украшение Уне.
- Наденьте скорее обратно на неё. И никогда больше не снимайте. А ларец спрячьте до поры. Я после со всем разберусь.
Хозяйка закивала и тут же сомкнула цепочку амулета на шее девушки. Та задержала дыхание, а через миг облегчённо выдохнула и, кажется, уснула, совсем измученная.
- Кто она? - спросил на этот раз совсем уж ошарашенный Оттар, верно, в этот самый момент размышляя, не стоит ли избавиться от нежданной и столь загадочной находки тотчас же.
- Она говорящая-с-мёртвыми. Но, скорей всего, сама толком ничего не знает о себе, - Рунвид поднялась, оправляя рукава платья.
Она старалась говорить спокойно и веско, чтобы не пугать приютивших девочку хозяев. Только вот ларец спрятать им нужно не для её безопасности, а для собственной.
- И что же нам теперь с ней делать?
Оттар обнял за плечо прижавшуюся к нему жену Уна теперь тоже смотрела на рыжеволосую с обречённостью и страхом. Словно в их дом по ошибке попало чудовище из самых недр Хельхейма.
- Отправьте её ко мне, когда придёт в себя и поправится, - Рунвид запахнулась плащ, собираясь уходить. - И дайте девочке имя. Светлое и хорошее. Оно поможет и ей, и вам.
- Асвейг, - тут же проговорила молодая хозяйка, и глаза её потеплели. - Пусть зовётся Асвейг. Это хорошее имя.
Оттар вздохнул, кивая. И в душе поселилась уверенность, что теперь девочку не обидят. А уж Рунвид попытается понять, кто она такая и зачем оказалась в Гокстаде.
[1] Худ - средневековый элемент одежды, капюшон с длинным “хвостом”.
[2] Трелль - раб.
[3] Венды - так викинги называли славян.
Глава 1
Три зимы спустя.
Тинг в Гокстаде собрал видимо-невидимо народу. Все херады[1] обошла бирка с известием о нём, и каждый посчитал своим долгом пустить её дальше. Раскинулись на порядком вытоптанных лугах вокруг города пёстрые шатры и палатки. Там забурлила своя жизнь, развернулись и походные мастерские: кому телегу починить после долгой дороги, кому лошадь подковать. А на улицах стало не протолкнуться. Для увеселения людей устроили и широкую ярмарку - стеклись на неё многие купцы даже с тех земель, что не принадлежали конунгу Фадиру. Много среди них было его давних друзей, но случались и те, кто прибыл в Гокстад впервые. Никто не упустит возможности поторговать в столь “рыбные” дни.
Даже погода разгулялась всем на радость. Солнце лишь иногда скрывалось за быстро бегущими облаками, таяли остатки снега в низинах и складках окружающих город со всех сторон гор. Парни поскидали шапки, распахнули вороты рубах, открывая взору могучие шеи с висящими на них оберегами. Девушки накрыли плечи лёгкими плащами, красуясь расшитыми платьями и ткаными узорными поясками: не зря просижены холодные вечера у огня за рукоделием.
Вот и Борга надела новый наряд, и глаза-то у неё горели интересом: столько незнакомого люда вокруг. Она щебетала без умолку, рассказывая, кажется, всё и обо всех. Асвейг только кивала и слушала, даже не пытаясь запомнить кучи имён, которые с лёгкостью умещались в голове подруги. А той всё было в радость: она всерьёз надеялась на этом тинге встретить того, за кого замуж после выйдет. Уж и возраст подошёл. Сама она рода незнатного, а потому нечего ей о знатном женихе переживать. Хорошо бы работящий попался, с умом, да наружностью приятный. А лучше того и наследством не обделённый да побывавший хоть в одном походе. Так она и рассуждала, поглядывая по сторонам, а на тоскливый вид Асвейг и внимания не обращала. Она давно уж посмеивалась над тем, как та любой мысли о замужестве чурается. И никто-то ей не нужен. Сидела бы целыми днями со старой Рунвид да пряжу перебирала, слушая её небылицы.
Чем именно занимаются они с колдуньей, живущей на окраине Гокстада, Асвейг предпочитала не рассказывать никому А то неодобрения знакомых не избежать. Смутно чуяла она в душе, что к хорошему болтовня её не приведёт, слоено однажды уже довелось ей познать силу людского гнева, вызванного страхом перед тем, в чем мало кто разумел. Только всё позабыла вместе со всей жизнью до того, как оказалась в Гокстаде.
Поэтому Асвейг терпела беззлобные подначивания Борги. И втайне надеялась, что однажды познает себя и СБОИ СИЛЫ лучше, чем теперь.
Они с подругой прошли между ремесленных рядов, куда ещё доносился запах рыбы с пристани, свернули к торговым, шумным и многолюдным. Здесь продавали дорогие заморские ткани из тонкого хлопка. На прилавках переливались в солнечных лучах самоцветные и дорогие - стеклянные - бусы. Борга позабыла, о чём говорила только что, и сразу остановилась у одного из прилавков, улыбаясь торговцу. Тот приглашающим жестом указал на украшения. Девушка принялась разглядывать одно за другим, поднимая их на ладони. Асвейг приготовилась задержаться здесь. Это надолго.
Немного помолчав, перебирая товары, Борга вновь спохватилась, словно вспомнила что-то, о чём давно хотела рассказать.
- Говорят, нынче приехал на тинг Радвальд Белая Кость, конунг из Скодубрюнне, -не отвлекаясь от изучения украшений, пробормотала она. И добавила многозначительно: - С сыновьями. А их у него немало.
- И что же с того? - Асвейг тоже взяла с прилавка нитку бус, нежно-голубых с редкими вкраплениями ярко-красного цвета, точно капли крови на льду.
И тут же вспомнила о нескольких марках серебра, что лежали у неё в поясном кошеле. Деньги немалые, собранные понемногу за несколько лун: может, и можно потратить часть себе на радость?
Подруга, покосившись на неё, дёрнула плечом.
- Да может, ничего особенного. Кроме того, что из них некоторые не женаты. А ещё, говорят, среди них есть один очень уж приметный. Его родила рабыня, а конунг признавать до сих пор прилюдно не хочет. Но при себе держит. А тот служит его охранителем. И судачат, мол, одним своим видом кого угодно напугает. Уродливый больно…
Она приложила зелёные бусы себе на грудь и хитро прищурилась, когда торговец причмокнул губами в знак того, что украшение дивно ей идёт. Да и не лгал он ничуть, не лукавил: оно прекрасно подходило к золотисто-русым волосам Борги, бросало особый оттенок в серые глаза. Но, правду сказать, на такую богатую грудь хоть простую верёвку повесь, она будет смотреться всем на зависть.
Асвейг вздохнула:
- Наверняка, те, кто о том судачат, сами его и не встречали ни разу, - и отложила приглянувшиеся бусы. Ну их, деньги на другое пригодятся.
- Да конунг его и не скрывает, в подполе не прячет. Уж, знать, есть те, кто встречал… Ещё слышала такое, - понизив голос, добавила Борга, чуть краснея, -мол, даже невольницы рёвом ревут, те, которым в его постели довелось побывать. Мучает их да бьёт.
Асвейг закатила глаза. Ох уж эти людские кривотолки. Напридумывают много, а правды в в том - и горсть и не наберётся. К тому же слушать про незнакомого воина, пусть даже небылицы о нём ходят самые страшные, неинтересно. Пустое это всё.
Торговец вдруг перестал зазывно улыбаться Борге и поднял взгляд на кого-то, кто подошёл к Асвейг со спины.
- Вы бы, девицы, поостереглись сплетни носить, не знаючи правды, - грянул зычный голос.
Подруга едва не выронила дорогое украшение. Они вместе обернулись. Высокий молодой воин, разглядывая их, сложил руки на груди и усмехнулся, сверкая насмешкой в голубых глазах. Пробежавший среди навесов юркий ветерок тронул его светло-русые, выгоревшие прядями почти добела волосы. Губы мужчины, обрамлённые короткой бородой, сильнее растянулись в улыбке, когда Борга, окинув его взглядом, горделиво выпрямила спину и чуть склонила голову набок, приготовившись кокетничать. А воин и правда был красив, лишь недавно сломанный нос придавал толику неправильности его точёному лицу. Слегка выцветшая до бурого цвета рубаха обрисовывала могучую грудь и плечи. На поясе висело и оружие: знать, для красоты и солидности, потому как на тинге запрещены любые кровавые стычки. Только поединки для развлечения.
- А ты хочешь сказать, лучше знаешь, как тот сын выглядит? - ласковым голосом пропела Борга, откладывая в сторону бусы, к которым тут же потеряла всякий интерес.
Воин хмыкнул, но ответить не успел, как его окликнули:
- Эйнар!
Он обернулся, подозвал кого-то взмахом руки. И в следующий миг к нему подошёл другой муж, от вида которого аж внутри похолодело: такого в толпе увидишь -вовек не забудешь. Если Эйнар выглядел внушительно, то его знакомец казался ещё более огромным. Словно высеченный из скалы ётун[2]. Чёрные волосы, выбритые по бокам, были сплетены в несколько мелких кос и стянуты на затылке. Такая же тёмная борода и усы почти скрывали твёрдо сжатые губы, а серо-голубые глаза, словно прищуренные в вечном подозрении, не добавляли его суровому лицу приветливости. И между бровей его как будто навечно залегла сердитая складка. Воин отряхнул плечо от налипших сухих стебельков: видно зацепил проезжающую мимо телегу с соломой - и недобро посмотрел на товарища.
- Стоит тебя одного оставить, как ты уже к двум женским подолам прилип.
Незнакомец оглядел неспешно и оценивающе сначала Боргу, а затем Асвейг. Её рассматривал дольше и внимательнее. А может, просто показалось: уж больно тяжёлым грузом ложился на плечи его взгляд, и не смотреть на него 8 ответ было невозможно. Помалу сердце начало гулко колотиться, и Асвейг упёрла глаза в землю.
- Так вот, - нарочито тяжко вздохнул Эйнар, - услышал, как девушки говорят, что ты, Инголье, больше на волка похож, чем на человека.
Тот приподнял бровь.
- Да ну? - и почему-то вновь на Асвейг посмотрел. - И как? Похож?
Она помотала головой, чувствуя, что у неё начинает печь щёки. И ясно представила, как они покрываются неровным румянцем. Вот уж красота неописуемая! Её капризной коже большого повода не надо, чтобы краснеть. И так вся в веснушках, а теперь и вовсе на клюкву походит, небось. Да под таким взором и вовсе хочется сквозь землю провалиться. Будто и правда Асвейг, а не Борга, о нём сплетни плодила. Но Инголье о подруге будто бы вовсе позабыл. А та, обычно скорая на язык, тут не нашлась, чего и ответить.
Воины переглянулись.
- Ну пойдём, что ли, - вздохнул Эйнар.
- Пошли. Нас только ждут, - буркнул Ингольв.
Развернулся и пошёл прочь. Скоро они оба затерялись среди снующих по торгу людей. И тут же схлынул жар с лица, Асвейг даже прижала ладонь к щеке, словно проверяя, не сгорела ли совсем.
- Вот, о чём я и говорила! - после короткого молчания Борга указала ладонью в ту сторону, куда ушли мужи. - Страшный ведь, жуть! Точно волк, по-другому и не скажешь.
Она отошла от прилавка, на котором разочарованный торговец снова раскладывал разворошенные ею бусы. Похоже, покупать что-то даже у неё - неслыханное дело!
- пропало желание.
- Почему страшный? - Асвейг коротко обернулась, словно воины ещё могли их услышать. - Всего-то из-за чёрных волос?
Подруга развела руками.
- Так по нему сразу видно, что нечистая кровь. Матушка его была южанкой, как говорят. Её конунг Радвальд купил в Уппсале…
- Хватит! - раздражённо оборвала её Асвейг, поддёрнула подол и перешагнула через лужу. - Не страшный он вовсе. Человек как человек.
Та фыркнула.
- Добрая ты душа. Это ты от учения Рунвид так раскисла? Или от взглядов, что он на тебя бросал? Точно сожрать хотел, - Борга пихнула её в бок локтем, но, не дождавшись ответа, заговорила о более приятном: - А вот тот, второй. Эйнар. Красив, верно, как Бальдр[3]. Как думаешь, он тоже сын конунга? Может, доведётся с ним ещё где увидеться…
Она мечтательно уставилась вдаль, сощурившись, как сытая кошка. И как легко голову теряет - разве так можно? Видно же, встреться сейчас снова Эйнар за тем поворотом да замуж позови - побежит, не споткнется ни разу.
- Ты бы поостудила пыл, - мстительно одёрнула её Асвейг. - Будь он и впрямь сыном конунга, в твою сторону вряд ли посмотрит. Таким вон Диссельв, дочь Фадира, подавай. Вот уж сцепятся за неё нынче, чую.
Борга помрачнела вмиг Мало кто из девиц Гокстада не завидовал Ясноокой Диссельв: и не только лишь из-за того, что той посчастливилось родиться дочерью конунга. Тут, надо сказать, и не вдруг поймёшь, чего в этом больше: радости или забот. Не всякого жениха отец к обожаемой дочери подпустит. А больше печалила всех красота Диссельв: и волосы точно медом по спине струятся, и высокая, ладная, приятная лицом. Кажется, изъяна не сыщешь, хоть весь день вокруг ходи.
- По мне так пусть уж лучше не посмотрит на меня никогда в жизни конунгов отпрыск, чем такой, как Ингольв, глазеет. Или раб твоего отца… Как его? Гагар? -не осталась в долгу Борга.
Случаются и между подругами размолвки - тут уж ничего не попишешь. Но упоминание Гагара особенно больно кольнуло Асвейг. Не унижением, а сожалением. Знала она давно, что молодой трелль уж больно заинтересованно в её сторону смотрит, и взгляд не боится поднять. Признаться, и бит был за это как-то, когда слухи по двору поползли, а Оттар о том прознал. И негоже раба жалеть, но все ж было его жаль нестерпимо. Хоть Гагар нравом своим и наружностью к тому вовсе не взывал. И когда секли его, ни звука не проронил.
- Прости, - спохватилась Борга, поняв, что сболтнула лишнего от досады. - Прости меня.
Она схватила Асвейг за плечи и притянула к себе. Они постояла немного, обнимаясь и молча прощая друг друга за колкие слова, а после вновь пошли от прилавка к прилавку, разглядывая порой диковинные товары. Только вот день уже оказался подпорчен.
А потому вечером Асвейг снова ушла к Рунвид. У неё почему-то всегда было спокойно. Хоть и жила женщина в городе, а всё равно что отшельница: ни родичей, ни старых подруг, которых всегда люди наживают с возрастом. Уна говорила, мол, случается такое, что Рунвид и пропадает на несколько недель. Бывало, и пару лун не видели её, не слышали ничего о ней. А та появлялась к осени снова, как ни в чём не бывало. Уж где её в довольно солидном возрасте носило - о том никто не знал. А она и рассказывать не торопилась даже Асвейг, хоть та спрашивала не раз. Только улыбалась спокойно и загадочно, а вопроса будто не слышала.
Иногда чудилось, что и о ней Рунвид знает гораздо больше, чем рассказывает. Это порой злило, но Асвейг училась терпению. Однажды всё станет ясно. Может, когда она будет к тому готова…
Коротко сказав Кюрри, куда идёт, она бегом проскочила через тёмный по вечернему часу двор, едва не подпрыгнула, когда гавкнула в загоне одна из охотничьих собак Оттара. Но та, узнав, поворчала на неё и стихла.
Из-за того, что Гокстад сейчас просто распирало от людей, на улицах до сих пор не унялся гомон и смех. Только на окраине, у самой стены, где и стоял дом Рунвид, оказалось тише. Лишь едва слышно доносились голоса из-за закрытых дверей соседнего жилья.
То и дело попадая ногами в лужи на дороге, Асвейг наконец добралась, куда нужно. Отряхнула подол и вошла.
Рунвид подняла взгляд от вязания, в первый миг улыбнулась, но стоило подойти ближе - помрачнела.
- Здравствуй, моя девочка.
Она пристально оглядела Асвейг, и той даже захотелось проверить, всё ли в порядке с одеждой и лицом.
- Здравствуй, - она кивнула и, скинув плащ, присела рядом. - Вот, подумала, может помочь тебе с чем сегодня? Завтра, говорят, пир у конунга в честь гостя из Скодубрюнне. Уна настаивает, чтобы я пошла…
Рунвид слоено и не слушала сбивчивые оправдания - хотя за приход к ней никогда не приходилось оправдываться. А тут с самого порога навалилась такая неловкость, словно к незнакомому человеку пришла не вовремя и без спросу, побеспокоила.
- Ты с кем-то сегодня познакомилась? - совсем не о том спросила колдунья.
Асвейг приоткрыла рот, не сразу сообразив, что ответить: и как по её виду можно было о том догадаться?
-Да, мы с Боргой встретили сегодня двух воинов на ярмарке. И ты представляешь, так неловко получилось…
- Тебе лучше с ним больше не встречаться, - строго оборвала колдунья пустой разговор. - Остерегайся его. Я вижу, как изогнулась линия твоей судьбы. В другой раз может и сломаться.
- Но как же? Он, верно, будет завтра у конунга.
Рунвид упрямо сжала губы. Не шутит нисколько и не преувеличивает. Если не нужно с ним больше встречаться, значит, как от огня беги.
- Просто держись от него подальше, - уже чуть мягче предупредила она.
Асвейг кивнула: и сама рада бы больше никогда его не видеть. До сих пор, как вспомнишь, аж мурашки по спине. До чего неприятный мужчина!
- Борга рассказала мне, что он нехороший человек. Что зло людям причиняет. Значит, и мне может?
Колдунья вдруг тепло улыбнулась и провела ладонью по её щеке. Словно услышала детскую глупость.
- Неважно, какой он человек. Важно то, что тебя ждёт рядом с ним. И какие дела могут свершиться.
Асвейг свела брови, не до конца понимая. Уж как бывает начнёт Рунвид туман словами нагонять, так что хочешь, то и думай. А попытаешься выспросить, ничего не добьёшься. Но Уна говорила, что колдунью надо слушать и думать над её словами. Если поймёшь и последуешь совету, можно избежать многих бед. Как и налететь на неприятности, если пропустить всё мимо ушей.
- Так тебе чем-нибудь помочь, Рунвид? - вернулась Асвейг к началу разговора. Старуха покачала головой, снова берясь за иглу:
- Просто посиди со мной, моя девочка.
И она замерла, глядя, как сплетается в плотное полотно шерстяная нить под рукой колдуньи. А в голове всё крутилось её предостережение: теперь идти на пир к конунгу хотелось ещё меньше.
На следующий день в честь гостя из Скодубрюнне конунг устроил широкий пир. Весь город неустанно гудел о нём, предвкушая. Мужчины Гокстада решали, договорятся ли между собой два правителя, один из которых подмял под себя восточную часть полуострова до самого Вестфольда, а второй - владел огромным куском земель на западных его берегах. Отправятся ли они грядущим летом вместе в поход через море к берегам островных королевств. Нечасто находились смельчаки, что, собрав десяток кораблей, пытались доплыть до тех краёв, о несметных богатствах которых ходило много слухов.
Не все из них возвращались 8 целости, а другие не находили и части той славы, на которую рассчитывали.
Теперь же всё могло случиться по-другому. Когда объединятся два короля, у каждого из которых много кораблей и верных воинов, готовых броситься с ними в дальний поход. Поговаривали даже, что уже всё решено, а на пиру Фадир Железное Копьё so всеуслышание скажет, быть тому или нет.
И в доме гокстадского лагмана Оттара с утра было как-то суетливо. Уна весь день ходила за Асвейг едва не попятам, следя, чтобы та не ускользнула в последний момент из виду. А то с неё станется сбежать от необходимости вместе с другими девицами из самых уважаемых родов идти на пир в поместье конунга.
К вечеру и sosce натравила на неё двух рабынь, которые мягко, но настойчиво усадили её в доме и принялись заплетать волосы, прибирать непослушные рыжие пряди в косы, украшенные серебряными кольцами.
- Ты никак пристроить меня куда хочешь? - посмеивалась Асвейг, глядя, как хлопочет Уна над её платьем.
Та только сокрушенно качала головой, продолжая продевать тесьму в шнуровку ярко-синего хангерока. Вот к нему как раз и подошли бы те бусы, что так и не довелось купить накануне.
- Ты смейся-смейся. Постареешь и никому станешь не нужна, - проворчал Кюрри, поправляя только что застегнутый пояс.
Названый брат тоже собирался на пир. Глядишь, поход конунгов станет первым в его жизни. Может, удастся снискать воинской славы и почёта, о котором мечтает каждый муж с самого юного возраста. Вот и Кюрри едва от нетерпения не подпрыгивал. А уж если Оттар решит с конунгом идти, то его точно дома не удержишь.
Асвейг только скривилась на жестокое замечание. И пусть до старости ещё далеко, а всё ж слушать о том лишний раз неприятно.
- А может, оно мне и не надо, - чуть запоздало огрызнулась она на несносного братца.
Тот хмыкнул, косясь на мать. А Уна только руками всплеснула: и так за приёмной дочерью вереница женихов не выстраивается - уж больно странная она на их вкус
- а если и у неё самой желания нет кому-то понравиться, так совсем худо. Но упрекать её ни в чем она не стала - закончила платье да помогла надеть. И невольно залюбовалась, когда всё одно к одному сложилось.
И защемило внутри от её поистине материнского взгляда, словно в памяти что-то всколыхнулось. Далеко, за слепой пеленой, похожей на туман, что скрывала прошлое.
- Уж ты сразу-то не беги, если какой достойный воин на тебя благосклонно посмотрит, - всё ж предупредила Уна, поправляя и укладывая по плечам аккуратно причесанные волосы Асвейг - А будут неподобающе себя вести, зови Оттара или Кюрри. Они вступятся.
- Я помню, - успокоила та её. - Не волнуйся.
Вместе они дошли до поместья конунга: благо дом лагмана стоял от неё совсем недалеко. И раньше случалось Асвейг бывать там когда с Оттаром, а когда и с Уной, которая водила не слишком близкую, но всё же дружбу с женой Фадира. Но чтобы на пиру подносить мёд воинам вместе с другими женщинами - такое случалось впервые.
Длинный дом конунга уже полнился гостями. Они рассаживались у столов вдоль увешанных щитами и оружием стен, между резных колонн согласно своему положению. Самое почётное место - напротив высокого кресла Фадира - нынче предназначалось конунгу Радвальду Белая Кость. Он уже сидел там в окружении своих сыновей, коих оказалось не так много, как представилось со слов Борги. Заметила Асвейг и Ингольеа, который расположился неожиданно близко к отцу: по левую его руку. Совсем не похоже, что тот не признаёт его прилюдно. Вон как подле себя держит, как старшего. Впрочем, охранителю, верно, и следует находиться там, где он защитить конунга сможет лучше и быстрее всего.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • alesh.nat о книге: Антон Демченко - Боярич
    Интересная серия.Читается легко,местами пропускала технические описания оружия,мне они не интересны.Последнюю книгу читать не стала,там другой главный герой.Лично мне не хватило эпилога в предпоследней книге и серию можно было бы считать законченной. Автору спасибо за труд!

  • tanya9240 о книге: Райчел Мид - Клятва истинной валькирии
    Интересно... Я одна не в теме? Как с продолжением? И ни кого не смущает, что последний комет был 5 лет назад...???!!!!

  • gohar.62 о книге: Мелина Боярова - Сармийская жена
    Сюжет хороший,но изложение так себе.

  • Мики о книге: Алекс Сюар - Совсем другая любовь
    Читала с удовольствием, хотя книга м+м. Даже несмотря на деликатность жанра, Роман получился очень увлекательным, читала взахлёб. Нестандартный сюжет, неожиданные повороты-все очень увлекает. Плохо, что это только первая часть( Вторую пока не нашла..

  • zldy о книге: Комбат Найтов - Гнилое дерево
    Автору зачёт. Пишет оригинально, но зациклен лишь на Великой Отечественной войне. Редкие исключения, когда обращается к гражданской войне или событиям 16-17 веков. Но повторюсь, оригинальные сюжетные линии.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.