Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52094
Книг: 127655
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Хищник»

    
размер шрифта:AAA

Пролог

Нью-Йорк
Аманда так самозабвенно работала ртом, что мне хотелось на этот счет отвесить какую-нибудь скабрезную шуточку. «Королева минета» – подошло бы просто идеально, но только не сейчас, когда мы мчались по Бруклинскому мосту на моём новом спортивном «Ягуаре», превышая все разумные пределы скорости.
Я уже был близок к финалу и чувствовал сладостные спазмы, сильнее утопая педаль газа. Приближающийся оргазм, подаренный красивым ртом одной из самых востребованных моделей «Большого яблока», запредельная скорость и кайф от предстоящей вечеринки наполняли мою душу эйфорией.
– Да, детка, твои губы созданы для него! Да, так. Не скромничай. ещё глубже. – прерывисто шептал, одной рукой управляя шикарным авто, другой – удерживая девицу за иссиня-черную гриву волос.
Тачку заполнили эротичные чавкающие звуки. Закусил губу, пытаясь не выказать, насколько и впрямь искусно у неё получается ублажать мужчин ртом, так сказать, не отходя от кассы.
На доли секунд убрал руку с волос моей легкомысленной спутницы и опустил её в карман приспущенных брюк, быстро выудив оттуда телефон. Щёлк-щёлк – дело сделано: ещё одна богатая скучающая женушка сегодня получит по заслугам.
С моих губ сорвался звериный рык, а по телу прошла болезненно-сладостная судорога.
На мгновение глаза закатились, и мне даже показалось – ещё секунда, и я потеряю управление. «Не лучший способ расстаться с жизнью!» – саркастично мелькнуло в мозгу, когда я наконец-то притормозил около освещенной неоновыми огнями высотки.
– Демиан… – брюнетка с выдающимися буферами подняла голову с моих колен и заняла нормальное положение на пассажирском сиденье авто. Она наигранно хихикнула.
– Аманда.
– Вообще-то Анабелла… – Повисла пауза, после чего девица натянуто рассмеялась. – Спасибо тебе за этот день! Это было. – брюнетка жеманно подмигнула, будто стесняясь произнести вслух то, чем мы занимались сегодня с обеда.
Как будто отсосать прямо в машине парню, которого знаешь меньше суток, в общем-то, обычное дело, не заставляющее приличных девушек краснеть. Я нетерпеливо выстукивал пальцами на оконном стекле, ожидая, когда уже она, наконец, свалит.
– Демиан, я просто хотела спросить, увидимся ли мы ещё?.. – На смазливом лице модели появилось плаксивое выражение. Меня чуть не вырвало.
Она была замужем порядка двух лет за каким-то «мешком с деньгами». Вчера ночью в ресторане при нашей гостинице проходил закрытый модный показ, и я снял её менее чем за полчаса. Как выяснилось, муженек уехал в очередную командировку, а женушка-модель почувствовала себя безумно одинокой после выступления.
– Я тебя наберу, – ухмыльнулся, неопределенно пожав плечами.
– Ну, ладно, – просипела брюнетка, запоздало вытирая с губ размазавшуюся розовую помаду.
Очевидно, на её языке вертелся вопрос «Каким образом?», ведь я не удосужился спросить номер телефона, но, к счастью, она не решилась задать его вслух.
Как только дверь за моей спутницей захлопнулась, достал смартфон и секунд через тридцать загрузил свежие фотографии на свой набирающий популярность сайт в раздел «Самые верные жены Нью-Йорка». Разумеется, с тех ракурсов, где не видно моего лица. С чувством выполненного долга выжал газ и в считанные секунды вновь сорвался с места.
Уголки рта растянулись в хищную ухмылку. В такие минуты я чувствовал себя долбаным Мушкетером… Или санитаром леса, который в конечном итоге выведет всех этих зажравшихся богатых шлюх на чистую воду. Я обожал их наказывать. Так, как умел лучше всего: жестко и цинично, при этом не лишая себя удовольствия.
Сейчас я мчал туда, где меня ждут – к друзьям, которые заменили мне родных братьев и давно стали второй семьей.

* * *

Притормозил на соседней улице, так как все парковочные места около нашего отеля уже давно были заняты. Не успел открыть дверцу, как телефон в кармане нетерпеливо завибрировал. Незнакомый номер. Так-так.
– Слушаю!
– Мистер Готье, добрый вечер! Наконец-то получилось дозвониться до вас!.. Я Саманта Харпер из журнала «GQ». Хотела пригласить вас в нашу регулярную рубрику «Холостяк месяца». Как вы на это смотрите?
Она серьезно?!
– Позвоните с утра моему секретарю и обо всём договоритесь. График съёмок и интервью расписан на два месяца вперед.
Не дожидаясь возражений, отключился, добавив номер в «черный список». Не стоит отвлекать меня перед столь важным событием.
Около отеля было шумно и многолюдно. Швейцар с неизменно вежливой улыбкой безостановочно открывал входную дверь перед самой взыскательной публикой: политики, кинозвезды, модели, дизайнеры, блогеры – все они приехали поздравить нас с друзьями с первым днем рождения совместного детища – отеля «Сумрак».
– Мистер Готье! – Я резко обернулся на вкрадчивый чуть дребезжащий голос швейцара. – Мистер Уильямс просил передать, чтобы вы скорее разыскали его.
Я вежливо улыбнулся импозантному мужчине в дверях, а затем прошел внутрь, медленно оглядываясь по сторонам.
Всё вокруг искрилось и переливалось сотнями огней. С потолка свисали диковинные цветочные гирлянды, усыпанные кремовыми бутонами, словно в райском саду до грехопадения Адама и Евы. Модный дизайнер постаралась на славу: я не узнал обычно оформленный в лаконичные серо-стальные тона холл отеля – на смену пришло нечто сказочное и мерцающее.
– Демиан, поздравляю с годовщиной отеля! – услышал за спиной звук ласкового женского голоса и обернулся, врезавшись взглядом в Селесту – девушку моего друга Эрика.
«Девушка Эрика» – это словосочетание вводило в ступор. По правде говоря, до сих пор не верилось, что у них всё серьезно – она переехала жить к нему в Нью-Йорк, а он стал похож на щенка с вечно текущими слюнями и поджатым хвостом.
– Поздравляешь? А где же тогда твой подарок?! – спросил, чуть выгнув бровь, хитро вглядываясь в её красивое лицо.
Щеки девушки вспыхнули, она развела руками. Селеста всегда нервничала в моем присутствии. Мне нравилось производить на неё столь сильное впечатление. Иногда я задумывался, что, если бы сам тогда приударил за ней?! Ведь несколько лет назад она понравилась не только Эрику и Жану, но и мне.
Смазливое личико с пухлыми губами и большими по-детски распахнутыми голубыми глазищами. Маленькая и хрупкая. Определенно в моем вкусе. Но лучший друг заприметил её первым, и я не стал лезть на рожон, а, наоборот, можно сказать, выступил святым Валентином для их пары.
Губы дрогнули от легкой ухмылки, когда я вспомнил непростую историю их взаимоотношений.
– Да расслабься! Ты и сама как подарок, крошка, – подмигнул, посылая ей загадочную улыбку.
– МОЙ ПОДАРОК!
Эрик возник ниоткуда и, по-хозяйски обвив руками талию Селесты, притянул её к своему торсу. Она тут же водрузила ладони на его руки, расслабленно выдохнув. Иногда, наблюдая за ними, я всё же ощущал что-то вроде уколов ревности. Рядом с этими двумя чувствовал себя особенно одиноким и ущербным.
– Здравствуй, друг! Мог бы и приехать вовремя на праздник, – чуть прищурившись, бросил мне Эрик, продолжая поглаживать живот Селесты.
– У меня были важные дела. – сказал, делая акцент на слове «дела».
– Всем привет! – Вильям добродушно улыбнулся белозубой улыбкой, на что я передразнил его, скорчив гримасу.
К счастью, у меня ещё остался холостой друг-компаньон, и время от времени мы с ним продолжали предаваться плотским утехам, ставя на уши весь город.
Светловолосый Аполлон Вильям Меддисон выглядел как обычно – будто только с показа мужской одежды, и притягивал к себе восхищенные взгляды всех без исключения баб в районе километра.
– Дем, что-то видок у тебя весьма потрепанный, – блондин иронично кивнул в сторону моей расстегнутой ширинки.
– Чёрт.
Селеста опустила глаза в пол, Эрик же, напротив, метнул в меня взглядом молнию, а Вильям расхохотался. Я прерывисто выдохнул, застегивая брюки.
В этот момент к нашей компании подошел официант с подносом, заставленным бокалами с шампанским. Через несколько минут начиналась официальная программа праздника: выступления гостей, подарки, розыгрыш призов. Мы разобрали напитки, улыбаясь друг другу.
– Что бы вы обо мне ни думали, знайте: вы все стали моей семьёй! И я рад, что нашему совместному бизнесу уже год! Он развивается семимильными шагами, принося первые плоды. А самое главное – немногие люди на планете могут похвастаться такими друзьями! Эрик, Вильям, знайте: с вами я готов хоть в самое пекло.
Не успел договорить – в кармане неожиданно завибрировал мобильник. Машинально достал его, но увидев имя абонента на подсвеченном дисплее, вздрогнул и засунул его обратно. В ту же секунду внутренности сковало нехорошее предчувствие. Я знал, что всё не может быть так хорошо. Определенно не может.
– Мне нужно ответить. – подмигнул друзьям, удаляясь на террасу.
Через несколько секунд я узнал новость, которая разделила мою жизнь на «до» и «после».

Глава 1

Париж. Три недели спустя
Я выдыхал сизые кольца дыма, расслабленно прикрыв глаза. Ночь почти прошла, а я и не думал ложиться. Прямо как граф Дракула. Ха-ха! Кокс сделал своё дело, и меня до сих пор разрывало от бодрости и энергии.
Всё-таки в Париже самый лучший кокс. И шлюхи. Хоть я и ненавидел этот «город любви», не мог не признать – у здешних женщин какая-то особая сексуальная аура.
Еще раз глубоко затянулся, обратив внимание на предупреждение на пачке. «Мы все рано или поздно сдохнем…» – прошептал, распахнув глаза, но тут же вновь зажмурился, ослепленный лучом прожектора.
Элитный закрытый клуб «Эдем» представлял собой рай для мужиков с деньгами. Когда-то мы с друзьями отдыхали здесь каждые выходные и с закрытыми глазами могли определить имя стриптизерши по размеру сисек, но, увы, с недавних пор всё изменилось.
Любимая шлюха Эрика поймала мой взгляд и грустно улыбнулась, на что я неопределенно пожал плечами. В ближайшее время его сюда и на аркане не затащишь, а что там будет дальше, не знает никто.
Я тяжело вздохнул, различив скрежет собственных зубов. Очередной приступ меланхолии застал врасплох. Нужно было заставить себя подняться и поехать в дом родителей, мы и так не виделись слишком долго, и мама расстроится, если я не приеду ночевать.
Но сегодня была именно такая ночь.
Ночь, когда вампирам требуются литры свежей крови, оборотни обретают свою звериную сущность, а зомби и вурдалаки вылезают из гробов. Ночь, когда я много пил, нюхал и сходил с ума. Триггер, от которого тряслись поджилки, а кровь леденела в жилах, словно я только что вновь пережил весь кошмар наяву.
В этом году будет ровно двадцать лет, как это случилось, но если потребуется, я бы с детальной точностью смог описать тот момент. Каждую минуту и каждую секунду того ужаса, который навсегда проник в мою чистую детскую душу и с ретивостью незваных гостей поселился в ней.
Сжал кулаки и сделал глубокий вдох. Обычно в такие минуты помогали отвлечься Эрик и Вильям – мои друзья со школы, наследники богатейших французских династий, которые не побрезговали связаться с бывшим детдомовцем заикой.
Мои приемные родители никогда не скрывали историю моего появления в их семье. Сначала многих шокировало, что парижские меценаты Амаль и Джозеф Готье взяли в семью немого мальчишку беспризорника. Но со временем эту историю перестали обсуждать, и жизнь, в общем-то, вошла в нормальное русло.
Моим вновь обретенным отцу с матерью удалось сделать очень многое для восстановления убитой в хлам детской психики и здоровья – лучшие психологи и психотерапевты, логопеды и мануальные специалисты, дыхательная гимнастика и развивающие занятия, и, наконец, простое человеческое тепло, которое впервые мне удалось ощутить на собственной шкуре.
Но, увы, только детдомовские понимают – душевные раны никогда не затянутся до конца.
Мой бывший психотерапевт любил повторять «Ключ ко всем нашим проблемам и комплексам кроется в прошлом». От себя я бы добавил – «Порой оно безжалостно».
Только эти уроки нам просто необходимы. Кто-то ломается, а кто-то расправляет крылья. В детских домах нельзя быть слабым. Закон джунглей: или ты, или тебя. Когда после неудачного усыновления я снова вернулся в детский дом, то – в прямом смысле – озверел. Вместо членораздельной речи мычал или рычал, забившись в угол и бросаясь с кулаками на всех, кто ко мне подходил.
Было только два человека, которым удалось установить со мной контакт. Первый – директор детского дома сеньора Мадлен – единственный человек, навещавший меня на протяжении двух месяцев в больнице. Второй – новенькая девочка с вечно торчащими во все стороны кудрявыми белокурыми волосами и заразительным смехом, при звуке которого внутри у меня всё дрожало.
Мия… Моя маленькая бойкая подружка. Она единственная из всей группы не побоялась подойти ко мне во время приступа неконтролируемой ярости. Наша история, как и самая драматичная в этом мире история грехопадения, началась с яблока. Большого красного наливного яблока, которое она протянула мне, широко улыбнувшись щербатой улыбкой, а затем беззаботно прочирикала.

Флешбэк

Детский дом им. Святого Людовика. 18 лет назад
– Я Мия! Угощайся… – маленькая худая ручка протягивает мне огромный фрукт, который кажется вдвое больше её хилой ладошки.
В помещении не слышно ни звука. Все замерли около противоположной стены. Я только что оттолкнул неопрятного толстого мальчишку, который до сих пор неестественно дрыгается на полу, пытаясь выдавить из себя слёзы. Я слышал, как они обсуждали меня. Называли бракованным уродцем.
«Его больше никто не усыновит. Он не подошел. Бракованный»
«С ним что-то не так, раз его вернули назад. Он не понравился. Уродец. Фу. Давайте тоже не будет с ним общаться?!» – шептались в столовке за пару минут до инцидента.
Через несколько дней мне исполнится шесть лет. Я думал, что впервые отмечу свой день рождения в семье, но этому не суждено было случиться. Наверное, я, правда, какой-то не такой. Мне страшно. Я пытаюсь говорить, но не выходит. Только невнятные булькающие звуки. Все ребята смеются. Мне страшно, что теперь уже никто не захочет взять меня в семью.
Лежа на больничной койке, поклялся, что больше ни один человек не причинит мне физическую боль. Душевную – пожалуйста! Сколько угодно! В моей душе и так темно и смрадно, как в преисподней. Чувствую, с каждым днём всё сильнее превращаюсь в звероподобное существо.
Тупой толстяк Виктор громко рассмеялся у меня над ухом и назвал уродцем. Я тут же звезданул ему по животу. Он отлетел и повалился на пол, словно куль с мукой. Тихо завыл, тыкая в меня своим трясущимся жирным пальцем. Все дети испуганно отбежали к стене, а я выкатил глаза и зарычал, подумав про себя: «Вы все будете меня бояться и уважать. Каждый из вас, маленькие ничтожные неудачники! Я лучше сдохну, чем позволю ещё кому-то меня оскорбить. С этой минуты всегда буду бить первым! Научусь защищать себя и близких людей, если когда-то они появятся в моей жизни».
– Я припрятала это яблоко с обеда. Для тебя, Демиан! – смущенная улыбка растягивает рот, открывая моему взору её неестественно крупные передние зубы, разделенные милой щербинкой.
Внимательнее вглядываюсь в образ отважной девчонки: её вьющиеся светлые волосы обрамляют круглое лицо с аккуратным вздернутым носом. Поднимаю взгляд немного выше и вздрагиваю – зеленые глаза с небольшими карими вкраплениями, окруженные серебристо-серой радужкой смотрят совсем не по-детски. Словно она ребенок с взглядом столетнего философа. Ни одна улыбка не спрячет боль, которая уже успела мелькнуть в её широко распахнутом недетском взгляде.
Она меня понимает.
И это красное яблоко – всего лишь предлог. Её собственный способ сказать мне «Успокойся, Демиан, всё еще когда-нибудь будет хорошо. Ведь не может всегда быть так плохо, понимаешь?!»
Толстяк Виктор продолжает скулить и корчиться на полу столовой, когда я беру кудрявую малышку за руку и молча веду за собой.
С того самого дня целый год до моего нового усыновления мы с Мией не расставались.

* * *

Я распахнул глаза и, болезненно поморщившись, глубоко затянулся. Последний раз видел её восемнадцать лет назад. Наверняка, встретившись случайно на улице, мы бы даже не узнали друг друга.
За несколько дней до семилетия меня усыновила одна из богатейших семей Франции, которая по какой-то нелепой насмешке судьбы оказалась бездетной. Новых приемных родителей до глубины души тронула моя история, и они решили попробовать вернуть маленькому мальчику с искалеченной судьбой веру в чудо. Поэтому седьмой день рождения я встречал в праздничном красном костюме с дурацкой картонной шапкой на голове в окружении десятков дорогущих подарков и аниматоров. Только, к сожалению, всё это не помогло залатать кровоточащее детское сердце. Нет-нет, кое-где да проступали капли свежей крови.
Я просил новых родителей пригласить на праздник ребят из детдома, хотя бы Мию, но они ответили, что психолог не советует этого делать.
Впился ногтями в мякоть левой ладони, стиснув зубы от боли. Точно знал – с утра обнаружу на руке новые отметины.
«Сука-а… Как же всё это не вовремя. Почему теперь, когда моя жизнь наконец-то обрела хоть какой-то смысл: общий с друзьями бизнес, новый город… Я научился самостоятельно зарабатывать и больше не зависел от денег приемных родителей. Только-только начал всё с чистого листа в Нью-Йорке.»
Но три недели назад случилось непоправимое. От одной мысли об этом меня начинало знобить. Однажды я отомстил монстрам, которые когда-то жестоко обидели, вот только не подозревал, какую неподъемную цену придется за это заплатить.
А сегодняшний звонок Мадлен Роури – директора детского дома им. Святого Людовика, в котором я провел первые семь лет жизни, заставил внутренних демонов вырваться на свободу. Завтра вечером состоится сорокалетний юбилей детского дома. Мадлен попросила меня выступить перед нынешними воспитанниками, рассказать, что и после всего этого дерьма жизнь может засиять яркими красками.
Не знаю, что мною двигало в момент, когда согласился. Почему нет? Может, кого-то действительно вдохновит образ молодого успешного бизнесмена в костюме от «Tom Ford». Не обязательно ведь упоминать, что дети, у которых отобрали детство, никогда уже не обретут его вновь.
Мы – другие, как затравленные волчата, которые всегда будут смотреть в лес. После того, как меня усыновили, больше ни разу там не был, хотя до сих пор иногда созванивался с Мадлен и несколько раз в год по праздникам присылал ей подарки, а завтра должен был вновь переступить порог учреждения и сказать что-то ободряющее детишкам. Вот только ни кокс, ни сигареты, ни алкоголь не помогли придумать чего-то достойного и вразумительного.
Почувствовал, как горло дерет он досады и отвращения к себе. Я зажмурился, ощутив признаки удушья. Даже две подряд ходки в приватные кабинки с лучшими шлюхами города не помогли избавиться от напряжения. Мне хотелось завыть от своей тупости, никчемности и бессилия.
То, что я узнал, просто сводило с ума, не позволяя отвлечься ни на секунду. Я ненавидел себя и презирал этот чертовски неправильный мир. Мир, в котором у некоторых детей отсутствуют родители. Мир, в котором слабых избивали сильные. Мир, в котором отродясь не было справедливости.
– Демиан, я так по тебе соскучилась. – мелодичный голос, пропитанный похотью, зажурчал прямо над ухом.
Повернул голову, внимательно вглядываясь в необремененное интеллектом лицо. Миловидная блондинка тошнотворно улыбалась перекаченными ботоксом губами. Мой рот растянулся в зловещую ухмылку, больше смахивающую на звериный оскал. Ну что же. Алиша набралась наглости и всё-таки уселась за мой стол, хотя я демонстративно не обращал на неё внимания. Умелые ладони заскользили по моим расслабленным бедрам, в то время как неестественно голубые глаза под линзами продолжали смотреть с надеждой и покорностью.
– Что тебе надо? – облизнул губу, сжимая в руках большие силиконовые сиськи.
Девица сильнее подалась вперед, позволяя мне грубо ласкать её выдающиеся прелести. Поддел пальцем затвердевший сосок, заставляя её сильнее прогнуться в спине.
– Ты не позвал меня с собой, когда ходил в комнату с девчонками. – шлюха обиженно опустила глаза, скользя ладонью в районе паха.
Забавно, но, похоже, это то, чего я действительно заслуживал – тупую девку на своих коленях, видящую во мне лишь богатого наследника, бизнесмена, успешного и уверенного красавца, который под коксом может трахать несколько баб подряд ночь напролет. И ей плевать, какой по счету она будет в этой бесконечной оргии.
– Демиан, я так соскучилась по нему… Твой размер… О-ох-х… И ещё этот пирсинг… – проворковала, эротично хихикая и кусая губы.
Ладонь Алиши ласкала меня сквозь тонкую ткань брюк. Закрыл глаза и стиснул зубы. К сожалению, моё тело уже давно принадлежало не мне.
– Он тоже соскучился по твоим пухлым губам, птенчик. Хорошо поработаешь ртом – получишь щедрое вознаграждение.
Алиша интенсивно закивала головой, с готовностью усаживаясь передо мной на колени.
Мне даже не хотелось тащить её в кабинку. Зачем?! Стол располагался в темном углу, а ей не нужно заботиться о репутации. Пусть тупая шлюха знает своё место.
Перед глазами вдруг возник образ маленькой смелой девочки с вьющимися белокурыми волосами, которая своей пухлой ладошкой протянула мне огромное яблоко, припрятанное с обеда. На долю секунды на лице мелькнула лукавая улыбка. Я вдруг вспомнил наши странные совсем не детские игры, которые пугали других воспитанников детдома.
Мия, интересно, как сложилась твоя жизнь?

Глава 2

Кажется, будильник уже потерял всякую надежду добудиться меня. Прошлая ночь вытянула все соки, и я продолжал блуждать в объятиях Морфея в спальне родительского особняка. В голове трещало и звенело, словно работала лесопилка, а во рту было суше, чем в пустыне. Резкий звук открывающейся двери заставил меня приподняться на локтях, натянув простынь на причинное место – в Нью-Йорке пристрастился спать обнаженным, и вряд ли мама оценила бы новую привычку.
– Дорогой.
Укоризненный взгляд красивых серо-зеленых глаз задержался на моем лице, когда она остановилась напротив кровати. Высокая статная женщина с блестящими темными волосами с аккуратной стрижкой каре смотрела с особой теплотой. Странно, но мы и правда были очень похожи. Тот, кто не знал, что я приемный, никогда бы не усомнился в нашем родстве.
– Мама. Доброе утро. – проговорил хриплым прокуренным голосом. Черт, от меня и несло как от пепельницы.
– Сынок, – женщина с озабоченным видом вздохнула, – я так радовалась, что ты завязал со всеми этими глупостями. Но сегодня видела – ты приехал в шесть утра! Ещё и сам находился за рулем, хотя еле держался на ногах. Демиан, я не собираюсь читать тебе нотаций, да и смешно это, тебе ведь скоро исполнится двадцать пять. Просто знай: я не переживу, если с тобой что-то случится, милый… – она замолчала, опустившись на кровать рядом со мной, а я почувствовал себя конченым уродом.
И так с несостоявшейся свадьбы Жана и Селесты несколько месяцев не был в Париже, хотя она не раз просила приехать в гости.
– Я вчера немного потерялся во времени.
– Знаешь, я так надеялась, что ты последуешь примеру Эрика и тоже начнешь встречаться с какой-нибудь хорошей девушкой. Вы ведь. – темноволосая женщина замялась и нервно повела плечом. – Вы ведь были не слишком разборчивы в связях, начиная класса с восьмого. – наморщив нос, мама теребила в руках край белоснежной простыни, очевидно припоминая, сколько ей пришлось потратить нервов на бесконечные выходки нашей троицы.
– Мам. – я закатил глаза. – Эрик – это вообще исключение из всяких правил! Кто бы мог подумать. Да и не факт, что у них всё это надолго, – я саркастично хмыкнул, хотя в глубине души знал, что друг по-настоящему любит свою девушку, и, возможно, скоро Селеста пойдет под венец во второй раз, только уже с другим братом.
– Сынок, я просто хочу, чтобы ты был счастлив. – голос женщины дрогнул. – Все эти пьянки и гулянки до добра не доведут.
– Мне нужно в душ.
Зрачки сузились, а голос ожесточился. Я не терпел нотаций и всегда проживал свою жизнь так, как хотел. Родители знали – со мной бесполезно спорить.
– Демиан, я вообще-то хотела поговорить о сегодняшнем мероприятии. Ты уверен, что стоит туда ходить? – во взгляде матери появилась неуверенность.
Вновь почувствовал себя немым жалким неудачником.
– Я уже всё решил. Не вижу в этом ничего такого.
– Ну ладно. Завтрак ты благополучно проспал, но уже время обеда. Жду тебя в гостиной через пятнадцать минут, – она поднялась и быстрым шагом удалилась за дверь.

* * *

Сидел в своей мрачной спальне, оформленной в приглушенных темно-коричневых тонах, и чувствовал странное опустошение.
Начало праздника в детском доме через полчаса, а я все еще не мог определиться с костюмом. Переодевался три раза, так и не удовлетворившись своим внешним видом. В одном костюме выглядел как зажравшийся урод, в другом – как гомик, а в третьем – как полный задрот.
– Чёрт! – выругался, врезав кулаком по дверце гардеробной. Давненько я так не нервничал. – Вот дерьмо.
Лучше бы сразу отказался. Я ненавидел врать. Тем более маленьким несчастным сиротам. Что я им скажу?! ЧТО?
Но уже пообещал Мадлен. В конце концов, можно ведь просто поздравить её и незаметно слинять минут через двадцать, а в честь подарка перевести на счет учреждения крупную сумму денег. Да, точно. Так я и сделаю.
Проклиная всё на свете, переоделся в четвертый раз. Буду просто собой – зауженные черные брюки и обтягивающая водолазка такого же мрачного цвета. Даже на праздник одеваться в яркой цветовой гамме настроения не было. Это не то место и не тот повод.
Быстрым шагом преодолел двор, ощутив странное покалывание во всем теле. На дворе стоял конец ноября, и я не пожалел, что накинул на плечи кожаную куртку – через несколько дней нужно возвращаться в Нью-Йорк, и не хотелось привести из Парижа воспаление легких. Прыгнул в свой вызывающе красный седан «Ауди» и помчался по аккуратным улочкам пригорода «Мезон-Лаффит». Детский дом находился минутах в двадцати езды от особняка родителей, и я еще укладывался по времени.
Только тут до меня дошло, что я так и не заказал цветы. Всё-таки заявиться на сорокалетний юбилей интерната и не подарить директрисе букет её любимых цветов – верх неуважения! А я хотел произвести впечатление джентльмена.
Управляя автомобилем одной рукой, другой просматривал в телефоне адреса ближайших цветочных магазинов. К счастью, один был прямо по пути, и уже через минуту я притормозил, остановившись около небольшого здания с розовыми стенами и надписью цвета тиффани.
Выпрыгнул из тачки, резко распахнув стеклянную дверь, и вломился внутрь. Часы на приторно розовой стене показывали 18.55. Ощутил легкую нервозность. Нужно было срочно купить букет лилий. С самого детства в память врезалось, что Мадлен обожает лилии. Хотелось показать, что я до сих пор помню этот факт.
– Букет белых лилий! Все, что у вас есть! И быстро! Я очень тороплюсь! – прокричал срывающимся голосом, вновь ощущая разливающийся по телу озноб.
– Извините, но последний букет лилий только что купила девушка, – продавщица смущенно кивнула в сторону окна, и я молниеносно повернул голову.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.