Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53297
Книг: 130698
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Дети тёмной стороны»

    
размер шрифта:AAA

Дети тёмной стороны
Анна Соло

Джулекка и компания

     Несомненно, это сам Ящер подбил меня отправиться на пьянку в Торм. Парни в один голос уверяли, что будет круто: природа, свежий воздух, здоровая сельская жратва, местный алкоголь, любвеобильные хуторяночки... Но мне уже тогда следовало бы сообразить, что они - стража из приоградного гарнизона, а значит, народ простой, в развлечениях незатейливый, и к тому же наученный службой быстро и правильно реагировать на всякие опасные ситуации. Что же касается одного непутёвого мага... А впрочем, маги тоже бывают разные. Кто-то швыряется молниями и повелевает стихиями, кто-то просто лечит ревматизм и больные зубы. Вот как я, например.
     Младший гарнизонный целитель, конечно, невелика птица, но на мою голову валится большая часть унылой рутинной работы. Именно я таскаюсь по крепостям с осмотрами казарм и нужников, присутствую при казнях и опознании трупов, заверяю рапорты о боевых потерях личного состава. И меня же вытаскивают из дома в любое время дня и ночи для оказания первой помощи. Нередко ещё и потихоньку обращаются по всяким вопросам, по которым не стоит беспокоить офицеров. Вот поэтому не было ничего удивительного в том, что парни из Рискайского взвода решили позвать меня с собой на лесную попойку. Удивительно, скорее, что я за какой-то ящерицей согласился.
     Итак, Торм... Он хорош только когда смотришь на него из окна замковой башни. Вблизи это просто заросли колючек, битком набитые всякой кусачей нечистью. Дорог там нет. Есть только торговая тропа, которую по приказу князя два раза в травостав прочищают вооруженные отряды. Почему вооруженные? Всё просто. В кустах живёт слишком много любителей человечины размером покрупнее слепня и комара.
      От торговой тропы ответвляются так называемые стёжки - едва заметные лазы, ведущие к хуторам. Ходить по ним надо гуськом, слегка пригибаясь, словно в душном зеленом тоннеле. И если по такой козлотропе долго-долго идти, никуда не сворачивая, рано или поздно попадёшь к местному очагу цивилизации. Называется он кабак.
     Обычно это грязная полуземлянка, отапливаемая по-чёрному, разделенная пополам дощатой стеной. В стене узкая щель, занавешенная какой-нибудь тряпкой. На одной половине живёт хозяин хутора со своими жёнами, козами и толпой детей, а другая предназначена посетителям. Вся обстановка - длинная лавка вдоль стены, да около щели, ведущей на хозяйскую половину, стойка с товаром. Еды вы здесь не найдёте, продаётся исключительно самобулька. Не хочу даже знать, из чего они гонят эту дрянь. С уверенностью можно сказать только одно - похмелье с неё просто убойное...
     Отоварившись пойлом, надо идти на двор. Ближе к вечеру там собирается весьма пёстрое общество: сменившаяся с дежурства стража, местные охотники, которых здесь принято называть ходоками, хозяева хуторов, иногда заглядывает торговец со своей тележкой или бродячий музыкант. Местные девки приторговывают блинами с начинкой. Девки, кстати, все, как на подбор, малорослые и страшненькие, причём перемещаются они исключительно стаями, под охраной кучки не менее несимпатичных хуторских парней. Вся собравшаяся компания потребляет в диких количествах самобульку, лопает блины, обсуждает местные сплетни, рубится в кости, слегка поёт и танцует, иногда дерётся... Культурный отдых, короче. С наступлением темноты заведение вдруг закрывается, и все, кто в состоянии, удивительно шустро исчезают восвояси. Кто не в состоянии - заворачивается в собственный плащ и валится спать прямо во дворе, благо здесь для таких случаев имеются кучи лапника вдоль стен.
     На следующее утро все мы проснулись не в самом шикарном виде. Те, кому надо было на службу, кое-как воспряли из пепла и ушли на развод, остальные продолжили валяться на лапнике и вяло обсуждать, а не пора ли опрокинуть еще по шкалику. Я в обсуждении не участвовал, потому что как раз убрёл навестить ближайшие кусты. Кто ж мог подумать, что это станет началом целого приключения.
     Теперь-то я знаю, что если в Торме позади тебя начинает шуршать, то это не спроста. Тогда решил: ну, птичка. А в следующий момент эта "птичка" вдруг как приложила меня чем-то тяжелым по башке...
     Начав понемногу приходить в себя, я первым делом осознал, что свежая шишка на затылке добавляет к похмелью особые, ни с чем не сравнимые  нотки. Затем - что меня куда-то тащат, забросив на плечо, причём это самое плечо на каждом шаге пренеприятно врезается мне в живот. Следующее "радостное" открытие - одежда куда-то пропала, и кровососы со всего Торма уже собрались на пирушку. Приоткрываю осторожно глаза, вижу - жопа. Не в переносном смысле, а в самом прямом, у меня перед носом. Большая такая жопа, совершенно голая, явно женская, вот разве что покрытая гладкой бурой шерсткой и крепко попахивающая нужником. Это уже было трудно перенести, так что всё, оставшееся со вчера в моём желудке, устремилось на волю. Думал, барышня меня убьёт. Но ничего подобного, просто сбросила на землю и отвесила пару тумаков. К счастью, она была босиком. Пяткой под дых - конечно, тоже неприятно, но сильно лучше, чем, например, носком сапога. Потом она сказала : "Вставай, фрагл!", а я глянул на неё... и подумал, что вчерашний хмель ещё не вполне выветрился из моей бедной головы. А вы бы что подумали? У моей похитительницы были чёрные губы и торчащие из-под них длинные острые клыки. Да и само личико не из тех, какие хочется регулярно видеть во сне: выступающие вперед челюсти, выпуклый кряж переносицы, поднимающийся между глаз, и сами глаза - большие, с приподнятыми к переносице внутренними краями, широко расставленные, так что для того, чтобы грозно на меня посмотреть, красотка слегка повернула голову в сперва одну, а потом в другую сторону. Примерно так поступают куры, готовясь склевать червяка.
     Это была ракшица. По службе мне случалось пару раз после лесных стычек видеть мёртвых ракшасов, но живьём это зрелище оказалось куда непригляднее. Хотя меня, вроде, и не просили пялиться, а просили встать? Имело смысл быть послушным. Во-первых, при примерно одинаковом со мной росте девушка была фунтов на восемь тяжелее, да и размер её кулаков невольно вызывал уважение. Во-вторых, я подумал, что устанет же она когда-нибудь. Вот тогда можно будет осторожненько наложить на неё малое сонное заклятье и спокойно сбежать. Сейчас же главное - запоминать дорогу, вызывая при этом как можно меньше желания меня бить.
     Можно строить какие угодно планы, жизнь всё равно распорядится по-своему. Запомнить дорогу в Торме - задача совершенно невыполнимая для человека без обуви и штанов. У меня, например, все силы и внимание уходили исключительно на то, чтобы не наступить на какую-нибудь колючую пакость и не отхватить по голому телу колючей же веткой. А ведь была ещё и бодро топающая позади ракшица. Как только ей казалось, что мы движемся недостаточно быстро, она сразу доносила до меня эту мысль при помощи пендаля. Чтобы получать от неё послания пореже, приходилось время от времени переходить на рысь, а колючки при этом почему-то никуда не исчезали. Мечты сохранить ноги в целости и сохранности давно растаяли, как дым.
     Я всерьёз раздумывал над тем, что ещё пара пинков - и грохнусь, а встать, скорее всего, больше не смогу, когда  кустарник закончился, и мы выскочили на небольшую  полянку. Почему-то я сразу понял, что мы пришли. Поляночка была обжитая, прямо посреди неё слонялась небольшая компания ракшасов. Их было всего шесть рыл: трое парней, две девушки и пацанёнок.
      Наше появление тут же собрало всех в одну радостную кучу. Меня принялись пихать, щипать, обнюхивать и шумно обсуждать, а я не без удивления сообразил, что понимаю почти всё, что при этом говорится. (На самом-то деле ничего удивительного: ребята говорили по большей части на упрощённом всеобщем, а о значении отдельных слов ракшаля было нетрудно догадаться.) Говорилось примерно следующее.

- Э, Джулекка, откуда фрагл?

- Так себе унак. Что-то тощий... Силёнка есть?

- Поделишься?

- А ну лапы прочь!

- Тебе что, жалко?

- Сама лови, тогда и щупай.

- Когда съедим?

- Так, брысь все!!! - последнюю фразу "моя" ракшица подкрепила парой зуботычин, и народ, поворчав слегка, начал расходиться. Уважают, однако...
     Воспользовавшись затишьем, я выбрал место с травкой погуще, примял под себя пятачок и, наконец, улёгся, вытянув ноги. Теперь следовало крепко подумать о том, как действовать дальше. Вот только уж очень мешали комары. Целые полчища этих тварей выбрались из потревоженной травы и не давали ни мгновения покоя. Пришлось воспользоваться отпугивающим заклятьем. Так, пустяки, совсем слабенький силовой щит, но эффект почему-то получился, словно я в полной тишине ударил в колокол. Обернулись все. А Джулекка вдруг прыгнула прямо на меня и впилась в губы своими чёрными губами. И если бы это был просто отвратительный поцелуй! Ничего подобного, клыкастая зараза поедала магическую силу, как кот сметану! Щит разлетелся в клочки, а меня шибануло отдачей так, словно я тут только что не комаров распугивал, а сдерживал атаку дракона. Первое время даже дышать было тяжело.
     Ракшица, наконец, слезла с моей несчастной тушки и, облизываясь, уселась в стороне. А я так и остался валяться в примятой траве, словно выжатый лоскут. Вот теперь всё встало на свои места. Понятно, зачем Джулекке понадобился именно я и чего примерно можно ожидать в будущем. Я не настолько крепкий парень, чтобы справиться с ней голыми руками, а при малейшем использовании магии она будет "выжирать" мою силу примерно так же, как сделала только что. Пять-шесть подобных эпизодов - и я просто откину копыта, после чего, скорее всего, пойду в котёл. Если, конечно, у ракшасов вообще есть котлы.
     Заманчиво. Но я почему-то надеялся прожить подольше и даже дождаться возможности сбежать. А для этого нужно было как минимум что-то пить и есть, как максимум разобраться в здешних порядках.
     Удивительно, сколько можно узнать полезного, просто лёжа в траве, если, конечно, держать глаза и уши открытыми. Еда по-ракшасьи называется мынка. Каждый уважающий себя ракшас всегда готов помынкать и большую часть дня занят добычей пропитания. Годится всё: корешки и листья, личинки, черви, лягушки, любая зверюшка или рыба, попавшая в загребущие ракшасьи лапы. (Я, кстати, случайно узнал, что значит "фрагл". Это лягушка. Такие вот странные ассоциации вызывает у ракшасов безволосая людская кожа. А себя они называют "лынэль" - шерстяные. ) Пойманное или выкопанное сжирается сразу, практически без отходов. Костёр? Готовить? Запасы? Нет, не слышали. Впрочем, оно и понятно: даже на мгновение выпущенное из рук считается бесхозным и сжирается тем, кто оказался ближе. Отобрать что-либо у более слабого соплеменника тоже совершенно не зазорно. Обиженный имеет полное право возмущаться и драться, а добрые сородичи охотно поддержат драку советом и делом, но предмет спора к тому моменту уже сожран и возврату не подлежит.
     Самый младший из ракшасов - малыш Гуттэ. На вид ему кругов пять или шесть, но я могу и ошибаться, большинство ракшасов гораздо крупнее и сильнее людей. Он вредный маленький говнюк, но его, похоже, любят: поколачивают без фанатизма и даже иногда подкармливают. Кстати, я так и не понял, чей он сын. Возможно, даже и ничей из табора.
     Драки и склоки - самое обычное дело и никого не удивляют. Более того, вскоре после свирепой драки пара ракшасов может спокойно сидеть рядышком, выискивая друг у друга блох. Не драться невозможно, не поймут и не будут уважать. Младший из парней, Тегвер, постоянно получает жёсткие нахлобучки от старших, но зато сам всячески достаёт и третирует девок. Потому что те его не любят и обходят вниманием. Они в свою очередь регулярно объединяются, чтобы настучать ему по шее.
     Как обратить на себя внимание ракшасьей девушки? Отвесить звонкий подзатыльник, а лучше даже поджопник, потом хватать и сажать себе на колени. Если барышня согласна, получится бодренький секс, а если вдруг нет, можно будет от души подраться. Окружающие в любом случае помогут советом, они за любой кипеж. Зачем в этом деле советчики? А всё просто. У ракшасов вообще не принято уединяться. Ни для чего.  Вот такие они милые компанейские ребята. Телесная нужда тоже справляется прямо там, где настиг зов голозадого ящера, часто без отрыва от других, более увлекательных дел.
     То, как со мной обращается Джулекка, совершенно нормально, она и с любым из своих вела бы себя точно так же. Так что никакой личной неприязни, тем более - расовых предрассудков. В отношении распределения тумаков в ракшасьем обществе царит достойная справедливость.
     Когда я как следует рассмотрел старших парней, Элхиса и Арка, то понял, что те ракшасики, которых стража время от времени убивает в патрулях - просто  худосочные подростки, неудачно подвернувшиеся под стрелу. Элхису около семнадцати, и он - огромная мускулистая скотина с клыками длинной в вершок, способная двигаться на удивление быстро. А уж сколько жрёт... Но даже он предпочитает не связываться с моей Джулеккой.
     Её часто называют просто Джу, так что Лекка - это, похоже, прозвище, но что оно значит, я так и не понял. И у неё единственной есть вещь - большая плоская фляга. Остальные живут налегке и ничуть от этого не страдают.
     Если воду мне удалось найти в ближайшей луже, то с едой возникли проблемы. Копать съедобные корни голыми руками так же ловко, как ракшасы, я не мог, съесть же живьём, например, лягушку... Нет, я считал тогда, что еще не настолько оголодал. Решил попробовать наловить улиток.
     К моей улиточной охоте тут же присоединился Гуттэ. Сам он улиток не искал, предоставив это мне, но как только удавалось обнаружить подходящего моллюска, он ловко выхватывал ракушку у меня из-под руки и совал за щеку. Пришлось тоже  собирать добычу сразу в рот, и руками шевелить попроворнее. Очень хотелось дать по шее этому мелкому вредителю, но он был слишком шустр, а я со своими исколотыми колючками ногами еле бродил. Как раз только догнать зазевавшуюся улитку.
     Питьё из лужи и сырые улитки не могли пройти бесследно для непривычного к таким вещам желудка. К вечеру я уже старался не отходить далеко от кустов, а ракшасы поглядывали на меня, как на странного извращенца. Вдобавок пораненная подошва распухла, покраснела и подозрительно дёргала внутри. И было понятно, что завтра, скорее всего, станет ещё хуже. Ближе к ночи я уже и бродить перестал, просто валялся пластом, чувствуя, как потихоньку поднимается жар. Похоже, это был конец. Пользоваться магией нельзя, а без неё инфекцию не остановить. И тут Джулекка заметила, что её ценная собственность стремительно портится, и почему-то решила мне помочь. У ракшасов есть своя медицина, весьма необычного свойства. Во фляге, с которой Джу не расставалась, была чёрная жидкость с острым запахом. Какие-то компоненты там были явно магического происхождения, но сходу разобраться, что к чему, мне оказалось сложновато. Ракшасы называют эту жидкость "смолка" и лечат ею буквально всё. Джулекка свернула фунтиком лист лопуха, зачерпнула им из уже знакомой мне лужи воды, растворила в ней две капли смолки, а потом силком залила получившийся раствор мне в рот. А неразбавленной смолкой смазала раны на подошве. Оказалось, что эта гадость мгновенно прижигает любые поврежденные ткани до состояния сухого струпа, не затрагивая при этом здоровых. Но Маэлевы Очи, как же это было больно! Сам не знаю, почему я не помер в ту ночь...
Корабли пустыни
     Как ни странно, наутро нога была почти как новая, и в животе успокоилось. Но что самое интересное - меня как будто меньше стал донимать ракшасий запах. Он, конечно, никуда не делся, тем более что ребята лежали вокруг плотным ковриком, но перестал казаться непроходимо противным. Возможно, действительно, человек со временем привыкает ко всему?
     Наученный горьким опытом, я решил чистить себе воду для питья. Магия, конечно, а Джулекка вилась вокруг меня, как лиса вокруг курятника, но это заклятье мгновенного действия, поддерживать его не надо. И всё равно ракшице удалось меня "общипать". Не так ужасно, как в первый раз, но накатила противная слабость. Да ещё, как на грех, откуда-то принесло Гуттэ. Он прыгнул в лужу, обрызгав меня с ног до головы (уверен, нарочно), а потом со смехом заявил :

- Ну ты туцел! Зачем кормишь Джу? Лучше б мне дал, она и так толстая!

- Это чтобы не заболеть.

- Точно, совсем туцел. Маленькие существа из воды не трогают тех, кто пьёт смолку. Понял?

И Гуттэ принялся звучно хлебать воду из лужи, в которой сам же сидел. Это была первая хорошая новость за день. Похоже, Джулекка избавила меня от кучи забот.
     Так или иначе, надо было решать вопрос с обувью. Не станет же Джу тратить на меня смолку каждый день. Надёргал мягкой и длинной травы, сделал попытку сплести некое подобие лаптей. Убил на это занятие пол утра, а то, что получилось в итоге, развалилось ещё до полудня. Интересно, как справляются хуторяне, лапти которых запросто служат по два-три дня.
     Оказалось, что мы не просто так слоняемся по лесу (полянку по любому пришлось бы оставить, за вчерашний день мы её уж слишком ... ммм...  изракшасили), а куда-то целенаправленно идём. Ракшасы переговаривались между собой слишком быстро, понять я успевал не всё, но из того, что уловил, было ясно, что у них скоро начнётся какой-то праздник. Все оживлённо обсуждали некую церемонию и одновременно очень боялись на неё опоздать. А ещё постоянно всплывали разговоры про какой-то сурф. Что это и как оно меня касается - я не знал, но на всякий случай старался держать уши открытыми.
     Проходили разок мимо какого-то хутора. У меня зажглась было безумная надежда на спасение, но, едва завидев нас издали, хуторяне похватали коз, детей и кур, резво нырнули в избу, задвинули все засовы, и даже кончиков носов на улицу не показали, пока мы не ушли. Ну что ж, решил я, с ракшасами жить - по ракшасьи выть. Раз люди не хотят помочь, буду помогать себе сам. И стащил с вешал на дворе портки и рубаху. Барахло было ещё мокрым, но даже так лучше, чем шастать в чём мать родила.
     Пока я возился с одеждой, ракшасы увлечённо громили хутор. Зачем - большой вопрос. Вещи им не нужны, всё, что хуторяне не утащили в дом, просто портилось или уничтожалось без всякой цели. Обчистили репище - это я ещё могу понять, всё-таки еда. Но ведь для ракшаса в начале суши и в лесу еды навалом! Какой был смысл намеренно злить людей, ломать изгородь? Да ещё это демонстративное раскапывание выгребной ямы с раскидыванием по двору её содержимого... Похоже, им просто доставляло какое-то странное удовольствие вызывать по отношению к себе отвращение и ненависть.
     Дальше шли без троп и стёжек, ракшасы сами прокладывали путь в кустах, руководствуясь какими-то только им понятными ориентирами. Сомнений, правильно ли мы идём, ни у кого не возникало. Более того, нам всё чаще стали попадаться другие группки, спешившие в том же направлении. Я где-то читал, что в начале суши у ракшасов наступает время сезонной миграции и они оставляют Торм до начала травостава. Куда и зачем они уходят, никто не знает, да пожалуй, и не стремится узнать. Спасибо на и том, что избавляют от своего соседства на сушь с хлябью, а уж где именно их носит всё это время - вопрос второстепенный.
     На хуторе мне несказанно повезло: помимо одежды удалось стащить чьи-то плетёнки (легкая обувка из соломы, примерно то, что я безуспешно пытался сплести сам),  так что теперь можно было хоть не глядеть под ноги безотрывно.
      Наблюдая за тем, как идут ракшасы, я подумал, что они, конечно, существа неприятные, но устроены очень и очень разумно. Температура тела у них выше, чем у людей, они спят на земле, но не мёрзнут. Широко расставленные глаза позволяют им видеть, что делается по сторонам, почти не поворачивая головы. Подвижные и мохнатые изнутри уши чутко ловят любой звук. Плотная короткая шерсть защищает от мелкого гнуса, а крупных кровососов они сгоняют с себя, подёргивая кожей, как лошади. У них отличное ночное зрение и превосходное обоняние. Нога у них устроена не так, как у человека - ракшасы никогда на ходу не касаются пятками земли. Зато шаги их упруги и длинны, так что там, где они идут без спешки, мне приходится бежать, тратя гораздо больше сил. Их клыки - отличное оружие, ноги не требуют дополнительной защиты. А человек слаб и беспомощен. Чтобы выжить в лесу, он нуждается слишком во многом. С сожалением приходится согласиться с тем, что именно ракшасы - истинные дети этого мира, так же, как звери и птицы. А люди - незваные гости, нелюбимые землёй чужаки...
     Не подумайте, что я начал относиться к ракшасам лучше. Никаких поводов для этого они мне не давали. Любая попытка сойти с их тропы или чуть сбавить ход тут же пресекалась пинками и затрещинами, причём усердствовала не только Джу, остальные принимали в забаве живейшее участие. Ну, за исключением , разве что, Гуттэ. Его мне удалось как-то особо удачно щелкнуть по носу, так что теперь он опасался подходить близко, но зато не спускал с меня глаз и громко сообщал сородичам о любом неверном движении.
     Ближе к вечеру Арк поймал косулю. Он в самом деле поймал её, просто руками, догнав на полном ходу. А потом сломал ей шею. После этого мне как-то расхотелось пытаться сбежать воткрытую.
    Косулю жрали всей компанией, сырьём, не сходя с тропы. Отрывали куски зубами, шумно грызли кости... Увидев, что я не собираюсь участвовать в простых ракшасьих радостях, Джу сгребла меня в охапку, прижала коленом к земле и принялась кормить. Возражать было совершенно бесполезно, моё мнение никого не интересовало. Ракшица отрывала кусок, слегка пережёвывала его и пихала мне в самое горло, после чего, сжав мне челюсти, поглаживала по шее и внимательно следила, чтобы всё было проглочено. Наконец, Претна, облизнув забрызганную до глаз кровью мордаху, заметила:

- Джу, перестань. Он же сдохнет.

- Не-а, - бодро отозвалась моя владелица, - Мы его сейчас смолочкой отполируем...

- Переводишь добро, - буркнул Тегвер, не переставая грызть крупный мосол.

- Э, мураре туцел, да тебе просто завидно, - добродушно ответила Джу, - Он ещё подмарит пару раз, точно говорю. Но только если будет мынкать.

- Так пусть мынкает улиток. Косулью печёнку мы и сами как-нибудь...

- А после улиток его самого мынкать будет невозможно. От них знаешь, какое мясо вонючее? Так что считай это я о вас, туцелах, ажую.

Элхис вынул морду откуда-то из недр косули и мечтательно произнёс:

- Пустяковый народец эти фраглы, но мясо у них какое нежное... Только есть надо маленьких, пока не вонючие. Твой взрослый, уже будет козлиной отдавать. Хотя, если кинуть на денёк в болото...

Джу тут же запустила в него костью. Не попала.
    Между тем смолка что-то меняла во мне. Прикосновения ткани к коже стали неприятны. А ступни, наоборот, загрубели, я даже не заметил, что у плетёнок насквозь протоптались подошвы. Но это мелочи. Я понял, как ракшасы прокладывают дорогу в лесу: они следуют за потоками силы! И я тоже теперь вижу их. Оказалось, сила разлита по миру так щедро, её потоки пронизывают всё. Раньше для меня это была просто одна из странных фраз наставника, а теперь я вижу сам, что так оно и есть. Чувствуют это многие, тут ничего хитрого. А вот чтобы черпать из этих потоков, направлять их по своей воле, нужен особый дар. В той или иной степени им обладают человеческие маги, но по-настоящему подобные вещи доступны разве что расе этлов, которых в старых книгах называют ещё детьми силы. А ракшасов вообще всегда было принято считать существами, к силе нечувствительными, потому, что они якобы никогда ею не пользуются. Как бы не так, они очень и очень чувствительные! Вот только делают они с нею крайне странную вещь: втягивают, словно сухая земля воду, и ничего не отдают назад. Копят, как скряга накапливает золото в сундуках. Неудивительно, что ракшасы всегда толпятся в местах силы и стараются их осквернить. Оттуда же и их безобразная внешность, и разрушение сделанных людьми вещей... Этл или работающий маг светятся в силе, как факел в ночи, а в мире вещей выглядят очень привлекательно. Хуторяне говорят, что этлы внешне необычайно красивы, и все сделанные ими вещи прекрасны. Так проявляет себя сила, льющаяся в мир. А вот когда она уходит, в  магическом мире мы видим тьму, дыру в золотом потоке, а в предметном - наблюдаем разруху и всякие отталкивающие явления. Некоторые из человеческих магов, вставшие на путь тьмы, тоже делают это, но чтобы вот так - всё к себе и почти ничего обратно... Для такого надо родиться ракшасом.
     Пока я тут шёл и философствовал сам с собой, поросёнок Гуттэ подставил мне подножку. Я, конечно, грохнулся, опрокинув заодно шедшую впереди Претну, получил от неё в челюсть, а добрая Джу пинками помогла нам обоим встать. Теперь иду, почёсывая свежие синяки, и про себя желаю мелкому стервецу провалиться к Ящеру в зад, а он скачет впереди, и весьма доволен. Вот так от мелких пакостей они и подпитываются. Я по наивности полагал, что Джу "кормится" от меня, только когда я использую магию? Ха! Да она постоянно подпитывается от моего страха и отвращения. Правильно говорил наставник: дисциплина для мага превыше всего. Надо брать под контроль эмоции и переставать кормить эту поганку.
     К полудню мы вышли на опушку леса. Никогда я ещё не был так далеко по эту сторону Ограды. Из замка Торм казался мне огромным и бесконечным, а теперь я стою у корней последних деревьев и вижу перед собой расстилающийся за ними простор. Это очень странное ощущение, словно стоишь на краю гигантской чаши: зовущая пустота, и ветер утаскивает в неё сухие листья. Рискайская пустошь, место, куда не заходят люди. А что за ней - не знает никто.
    Ракшасы заметно оживились. Вся толпа принялась усердно рыть песок, откапывать спрятанные у подножия деревьев  тайники и вытаскивать из них совершенно удивительные вещи: доски, мачты, паруса. Они все вдруг стали такими серьёзными и собранными, что странно было смотреть. При этом каждый занимался сборкой своей маленькой парусной лодки, не помогая другим и не вмешиваясь в дела соседа. Один за другим они вытаскивали свои судёнышки на гладкий песок Рискайской пустоши, поднимали паруса, и ветер уносил их прочь. Некоторые махали руками оставшимся и кричали: "Каорете пе Ровеньон!"
    Я уже почти поверил, что про меня как-нибудь в суматохе забудут, но не тут-то было. Пришла Джу со своим снаряжением , повернулась парусом к пустоши, к лесу задом, а потом вдруг заявила:

- Вставай, что ли.

- Я? Куда?

- На сурф. Сюда вот, на дощечку. Чтобы ветер в задницу задувал. Верёвочку видишь? Тяни.

Я так и сделал, парус плавно поднялся и развернулся по ветру, как флюгер.

- Молодец, Унак, - сказала Джу, становясь позади меня.

- Я что, удостоился имени?

- Можешь считать и так. Но не обольщайся. Просто звать тебя мураре туцеле капер - слишком длинно и много чести.

- Ладно. А что дальше-то делать?

- Нежно прижаться ко мне спиной и получать удовольствие. Ах да, ещё лапы к гику не тянуть. Имей виду, если мы рухнем, то сотрёмся в щепки, даже ушей не останется, - с этими обнадёживающими словами Джу плавно повернула парус так, что он наполнился ветром, и наша доска потихонечку заскользила, набирая ход.
     Это была очень странная поездка. Казалось, даже ветер стих, только под доской хрустел песок. Это было обманное чувство, на самом деле мы мчались вместе с ветром, быстрее самой резвой лошади, но вокруг совсем ничего не менялось. Край леса давно исчез из виду, а впереди на сколько хватало глаз лежала пустошь, мёртвая, сухая. Даже трудно сказать, сколько времени мы так ехали. По ощущениям - прошла целая вечность, но если верить Оку - всего лишь приблизилась ночь.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • November2019 о книге: Алекса Вулф - Семь невест. Бал вампиров
    Очень скучная книга. Никакого толкового действия. Дурацкий непонятно от куда взявшийся дух, маскирующийся под деда мороза. Вместо интересной истории автор описывает, во что героиню наряжают к завтраку, обеду, ужину. Какие прически ей делает служанка. Во что ее наряжают ко сну. Зачем это? Где чувства, где накал страстей, где интриги? Наверное в другой книге у другого автора!

  • Nanni о книге: Анна Минаева - На крыльях времени
    Первую часть прочитала, все ждала чего-то, но увы и ах не дождалась...
    Продолжение не понравилось, при чем от слова «совсем».
    Средненько, ближе к так себе.

  • Flar82 о книге: Андрей Александрович Васильев - Файролл. Квадратура круга. Том 3
    Блин... Классная серия, но скоро она превратится в очередного "Ричарда Длинные руки", увы. 16 книг - уже перебор, нужно вовремя останавливаться.

  • Белогорская о книге: Татьяна Корсакова - Гремучий ручей
    Неплохая книга, будет продолжение, как сказала сама Татьяна Владимировна, двулогия или трилогия. Это радует. Сама книга довольна интересная. Но в этот раз, думаю, это уже не мистика, а самая настоящая фантастика. Немного смутила опять тема древнего рода и старого поместья, это стало заезжено у Татьяны. Как обычно, хороший слог и приятные, человечные главные герои, к которым сразу прикипаешь. Опять же не те книги, которые с хеппи эндом, пишет автор, и "Гремучий ручей" тому подтверждение. Буду ждать продолжения, однозначно. Оценка 4/5.

  • Настенька о книге: Сюзан Смит - Прикосновение Грейси [любительский перевод]
    Рекомендую этот ЛФр. Очень захватывающий сюжет и ГГ-ои.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.