Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52094
Книг: 127655
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Королевская кровь»

    
размер шрифта:AAA

Матвей Курилкин
Сын лекаря. Королевская кровь

Пролог

Дрова в камине в зале моего старого дома весело потрескивали, распространяя легкий, уютный запах дыма. В комнате было тепло, по стенам плясали блики от огня. Очень уютная атмосфера, но те, кто расселся вокруг стола, были собранны и напряжены. Новость, которую принес Хамелеон, была, конечно, неприятная. Однако в последнее время подобных вестей было так много, что особых эмоций они не вызвали. На совет собрались достаточно уравновешенные разумные, паниковать никто не собирался.
– Говоришь, в этой вашей Артании будет голод? – еще раз переспросил Кашиш, вождь орков, который с основной частью племени добрался до Кеймура совсем недавно. – Тогда, может, и не стоит с ними воевать? Сами передохнут. Можно отправить несколько групп и заняться диверсиями – например, портить им запасы. Голодный орк воевать не может. Голодный человек, думаю, тоже.
Остальные собравшиеся в комнате на это предложение только поморщились. Даже Лотар, которого ничего не связывало с Артанией, не обрадовался предложению – слишком долго общался с беженцами. Успел наслушаться историй.
– Между прочим, неплохая идея, – кивнул Хамелеон. – С врагом я бы так и поступил. Ты, вождь, не привык еще к этой мысли, а местные тех, кто остался в Артании, не ненавидят. Там друзья остались, у кого-то даже родные. Никто не захочет губить тех, кого совсем недавно считал своими. Да и теперь еще считает.
– Получить арбалетным болтом в грудь от своих оно, конечно, лучше, – хмыкнул Кашиш.
– Не лучше. Но если мы станем так действовать, люди нас не поймут. И с этой стороны, и с той. Если сейчас основная масса населения не слишком верит рассказам совета о том, какие здесь все воплощения зла, то после диверсий их настроение изменится.
– Так, может, и не нужно воевать? – оживился Беар. – Пустить слухи, что у нас тут лучше. Пусть к нам идут, примем. Тяжело придется, конечно. Особенно в первую зиму. Но как-нибудь разберемся. – Бывший вор с надеждой посмотрел на Хамелеона.
Тут уже я покачал головой.
– Мы не выдержим, Беар. Не продержимся. Сам знаешь, припасов, что мы заготовили, и тех, что принесли с собой орки, хватит впритык для такого количества разумных, что у нас сейчас. Может быть, мы сможем принять еще тысячу – но тогда весной сами голодать начнем. А если первородные решат напасть?
– Так что, значит, воевать будем? Со своими? Там половина оставшейся армии состоит из тех, с кем мы против эльфов бились.
– Может, и не придется воевать, – подал голос Хамелеон. – Есть у меня одна мысль. Только мысль, не план.
Собравшиеся, включая гоблинских матрон, заголосили, пытаясь поторопить рассказчика. Воевать с людьми не хотелось никому.
Хамелеон вдруг уставился на меня своими прозрачными глазами:
– Скажи, Эрик, ты помнишь свою мать?

Глава 1
Эссау

В трактире было тепло и уютно. Пахло густым горьким элем и жареными колбасками. Мерный гул разговоров и треньканье ситары в углу возле стойки должны были навевать благодушное, расслабленное настроение. Особенно для посетителя, который всего этого не видел уже больше года. Жаль, но даже такая атмосфера не смогла перебить напряжения, владевшего мной с тех пор, как мы ушли из Кеймура. Если бы сейчас где-то рядом появился чертов Хамелеон, я бы, наверное, набросился на друга с кулаками! Его скрытность никогда не вызывала у меня отрицательных эмоций, но только до тех пор, пока это не коснулось меня лично. Слава богам, хотя бы цель моего предстоящего визита в Согрес он сообщил, а вот насчет подробностей почему-то ничего добавлять не стал.
– Ты, главное, доберись до Эссау к началу второй декады месяца, – увещевал меня старый вор. – Ради богов, Эрик, не влипни в какую-нибудь неприятность по дороге. А дальше тебе все объяснят, клянусь! Остановишься в гостинице «Центральной» – это самое приличное заведение в том городишке, назовешься бывшим старателем Тареном – в бумажках, которые я тебе дал, все подробности записаны, выучишь по дороге. Да у тебя подробностей никто и спрашивать не будет, так что не пугайся заранее. Документы тоже есть, и они подлинные. А уж мой человек тебя найдет, на этот счет не беспокойся.
– Хамелеон, ты в своем уме? А если человека не будет? Что мы станем делать? Или, того хуже, кто-то другой назовется твоим человеком?
– Эрик, поверь, я бы не стал делать глупостей. Это точно будет мой человек, ты ни за что не перепутаешь. – Упрямо отказывался давать какие-то подробности Хамелеон. – Пойми, я не могу предусмотреть всего. Возможно, вас будут искать. Возможно, за вами будут следить. Самое худшее, что я могу сделать, это рассказать тебе подробности вашей встречи. Все должно быть естественно, понимаешь? Ты знаешь, Эрик, я люблю тебя как сына, я восхищаюсь твоими талантами. Но, прости, актер из тебя, как сабля из дерьма. А мне нужно, чтобы при встрече ты вел себя естественно! Все равно, так или иначе, но за вами будут следить. Никто не должен догадаться, что эта встреча не случайна.
– А твой человек, с которым мы встретимся, значит, лицедей? – хмыкнул я. – И я должен делать все, как он скажет?
– Еще какой лицедей! Получше многих. И да, будет неплохо, если ты станешь прислушиваться к его советам, – но только в том, что касается поведения на людях. В решении основной задачи главный – ты.
Мы еще долго спорили в тот день – я, Беар и Хамелеон. Обсуждали саму необходимость путешествия в Согрес, а также необходимость отправляться именно мне. Хамелеон как-то ухитрялся быть убедительным, несмотря на то что так толком ничего не рассказал. Все вопросы упирались в железобетонную уверенность товарища в своей правоте.
– Братья, вы мне верите? Мне, бывшему вору, преступнику и скользкой личности, которого считай силой затащили в армию? – в конце концов, не выдержал Хамелеон.
– Если тебе не верить, то и себя можно в предательстве заподозрить, – мрачно ответил Беар – он уже чувствовал, что Хамелеон скажет что-то такое, после чего спорить станет невозможно.
– Ну так поверьте мне сейчас, без доказательств и без объяснений. Один раз.
Мы оба согласились, потому что, действительно – если не верить Хамелеону, бывшему вору и преступнику, то кому тогда верить?
И вот спустя три недели бешеной гонки мы с Говорной все-таки прибыли в Эссау и остановились в той самой гостинице, про которую говорил мой друг. Ровно в первый день второй декады – а успеть было совсем непросто. Эссау – это город в Согресе. Не так уж велика Артания, но дойти из центральной ее части до границы всего за двадцать дней – нетривиальная задача. Пришлось попотеть. Шли почти без остановок, даже на сон тратили не более пяти часов в сутки – бедная Говорна едва выдерживала такой темп. Я ожидал, что сразу по прибытии в указанное место нас встретят и объяснят, что делать дальше. Как выяснилось, напрасно. Уже второй день мы сидим в трактире в ожидании неизвестно чего.
– Если ты не прекратишь так нервно оглядываться и сверкать глазами, на тебя начнут обращать внимание, – весело, почти не понижая голоса, сообщила мне юная шаманка. – Ты как будто ждешь, что на нас сейчас нападут!
– Ничего я не жду! – возмутился я, отбирая у девчонки свою кружку. – А ты бы прекратила красть мое пиво! Вот уж на кого сейчас будут обращать внимание!
И я и Говорна кривили душой. В трактире сегодня вечером было не в пример многолюднее и оживленнее, чем вчера, однако до нас, похоже, никому дела не было. Люди находились в каком-то приятном возбуждении, будто ждали некое событие.
– А чего тебе можно, а мне нельзя?! – возмутилась юная шаманка, но тут же примолкла, заметив явившуюся на зов разносчицу.
– Потому что маленьким девочкам его пить не положено! – ответил я, отпустив официантку. – Всего одна кружка, и вот, передо мной сидит существо, которое не желает слышать голос разума! В который раз повторяю: приличные малолетние девушки в Согресе эля не пьют!
– А я не маленькая, неприличная, взрослая и не имею никакого отношения к Согресу! Если бы мы жили в племени, как раньше, меня бы уже замуж выдали!
– Но здесь тебя все принимают за девчонку! И, между прочим, за мою воспитанницу, – прошипел я. – Что о нас подумают, если увидят, что я спаиваю приемную дочь?
– Что папочка заботится о своем ребенке, – отмахнулась гоблинша, но попытки завладеть напитком временно оставила. – А ты, прежде чем меня учить, лучше бы прислушался к моему совету. Я могу вообще не скрываться. Все равно пока ты сидишь с таким видом, на меня никто и не посмотрит, – хмыкнула шаманка. – Ты бы еще капюшон на глаза надвинул! А мне, между прочим, надо силы восстанавливать! Знаешь, как тяжело тебя каждый раз обрабатывать!
Гоблинша, действительно, тратила каждое утро по полчаса на то, чтобы изменить мне внешность. Ничего серьезного – чуть ближе посаженные глаза, чуть длиннее нос и шире скулы. Оказывается, шаманы могут делать и такое. Действует такая маскировка совсем недолго, правда моих собственных сил хватает, чтобы поддерживать ее неизменной сколь угодно продолжительное время, но ровно до тех пор, пока не засну. Утром все приходится делать заново. Процедура, кстати, утомительна также и для меня, однако обойтись без нее не получится – по словам Хамелеона, в Артании моя настоящая физиономия до сих пор занимает почетное место на дверях таверн и городских магистратов. И сумма, которую готовы выплатить ищейки, никак не уменьшается. Согрес, конечно, не Артания, но и здесь могут найтись знатоки.
– Вовсе я не напрягаюсь, – смущенно прошипел я в ответ. – Меня просто раздражает эта ситуация. Сам не понимаю, зачем послушался Хамелеона!
– Ну а раз послушал, так и нечего теперь все портить. Вон, смотри, кто-то вошел. Все смотрят. Давай тоже смотреть? Чего это они делают?
Я постарался принять более расслабленный вид. Если уж даже юная шаманка заметила, что я веду себя неестественно, значит, действительно, перегибаю палку. Мне и в самом деле было очень неуютно вдали от ставшего уже родным Кеймура.
Народа в общем зале тем временем стало еще больше – все столы оказались заняты. Кроме одного, в самом углу возле стойки, который расторопные работницы застелили чистейшей скатертью. Более того, в комнате прибавилось свечей, отчего она приняла какой-то даже праздничный вид, а сновавшие тут и там официантки сменили одежду, красуясь в накрахмаленных передничках. Верный признак, что трактир готовится посетить очень важная персона. Для обычных посетителей владелец так не старался.
Наконец, трактирщик, тоже разодетый в честь визита в нарядный костюм, вышел из-за столика и громко прокашлялся. Разговоры в «Центральном» начали стихать, и постепенно в помещении установилась тишина.
– Уважаемые жители Эссау и гости нашего города! – важно начал трактирщик. – Большинству из вас известно, что сегодня наш город посетила блистательная актриса и певица, несравненная Инга Краус! Думаю, ни для кого из присутствующих не новость, что именно с нашего города начинаются ее гастроли по Согресу. Для нашего города это большая удача, ведь госпожа Краус согласилась устроить для нас концерт. К сожалению, у нас нет театра, в котором мы, ценители искусства, могли бы насладиться ее великолепным актерским даром. И я очень горд, что она выбрала именно «Центральный» для того, чтобы пролить на нас свет своего искусства. Господа! Я могу еще долго рассказывать о достоинствах нашей гостьи, но уже вижу нетерпение в ваших глазах, так что я замолкаю. Встречайте – несравненная Инга Краус!
Все взгляды устремились к центру зала, а я уставился на Говорну, которая едва слышно, чтобы не нарушать установившуюся в зале тишину, спросила:
– Так мы что, так торопились сюда, чтобы успеть на выступление какой-то несравненной…
– Да ну, что ты говоришь… – хмыкнул я. – Просто совпало так. Но вообще смешно получилось, правда.
Видно было, что шаманка готова взорваться от переполнявших её вопросов – до сих пор о существовании всевозможных певцов, актеров и прочих людей искусства она только слышала. Но пришлось, действительно, замолчать. После взрыва приветствий в зале установилась тишина, и я почел за лучшее последовать примеру зрителей.
Как-то так вышло, что я никогда в этом мире не интересовался искусством. То, что где-то в столице есть театр, мне, конечно, было известно, но ни раньше, ни тем более теперь, мыслей о том, чтобы посетить представление, у меня не появлялось. Впрочем, даже в нашей провинции мне пару раз доводилось слышать имя восходящей звезды столичных подмостков Инги Краус. Говорили, что эта юная актриса уже затмила своей красотой и живостью игры многих известных див и что даже самые известные и богатые жители почитают за честь получить персональное приглашение на представление с ее участием. Говорили, что взлет юной покорительницы сцены был стремителен и блестящ и что даже сам король, посетив представление, выказал свое благоволение восходящей звезде сцены, восхищался ее великолепным актерским мастерством и завораживающим голосом.
И приходилось признать, что его величество, мир его праху, ничуть не польстил актрисе. Никогда бы не подумал, что меня могут удивить местные служители муз. В Кеймуре, до войны, я несколько раз посещал выступления бродячих бардов и совсем не был впечатлен – сравнить с теми певцами и актерами, что остались в далеком и навсегда потерянном для меня родном мире, их было невозможно. Глядя на то, с каким восторгом их слушают местные жители, я решил, что это лучшее, что можно услышать и увидеть в Артании, и не слишком стремился продолжать знакомство с местной культурой. Как выяснилось, напрасно. Инга Краус могла бы дать фору многим певицам моей далекой родины. Сам не ожидая такого от себя, я заслушался ее исполнением. Удивительно низкий для такой миниатюрной девушки, с легкой хрипотцой, ее голос по-настоящему завораживал. Казалось, голос не помещается в таком хрупком создании, что он рвется наружу, поражая всех, кому посчастливилось услышать это пение.
Актриса исполняла одну балладу за другой, и каждый раз менялась вместе с песней. Я видел перед собой то печальную принцессу, напрасно ждущую с войны своего рыцаря, то веселую крестьянку, подсмеивающуюся над подвыпившим мужем, и каждый образ выглядел достоверно, без грамма фальши. Казалось, даже внешность девушки не остается чем-то постоянным!
Концерт продолжался около часа. Зрители слушали затаив дыхание, боясь нарушить магию, посетившую трактир в приграничном городе. Я успел простить Хамелеону гонку последних недель, и даже если бы оказалось, что мы спешим сюда только для того, чтобы посетить представление, не стал бы сильно возмущаться. Это того стоило. Да даже если бы мне не понравилось, я не смог бы высказать свое возмущение – мельком взглянув на Говорну в перерыве между песнями, я увидел, как по щекам девушки катятся слезы. Первый раз, с тех пор как мы познакомились, я видел, как эта вечно неунывающая шебутная девица плачет. Никогда бы не подумал, что гоблинша может так глубоко проникнуться музыкой.
Но вот волшебство закончилось, утомленная певица поблагодарила публику и устроилась за накрытым для нее столом. Моментально перед ней появились тарелки с изысканными блюдами и пыльная бутылка вина. Я, стараясь не коситься на актрису, уже приготовился отвечать на отложенные на время концерта вопросы напарницы, когда неожиданно оказалось, что хотя волшебство и закончилось, но представление только начинается. Разговоры в трактире еще не возобновились, зрители только-только начали приходить в себя от переживаний, когда откуда-то из дальнего угла раздалось возмущенное:
– И это все?! Я заплатил три золотых только для того, чтобы послушать несколько глупых песенок? Она что, даже не разденется?!
Все взгляды в трактире скрестились на говорившем, а он и не думал останавливаться.
– Нет, серьезно? Ребята, мы отвалили кучу денег, только чтобы услышать какие-то дурацкие завывания? – Заросший бородой верзила с каким-то беспомощным видом оглянулся на своих соседей по столу, с одобрением взиравших на предводителя. – Вот что, ребята, вы как хотите, а я просто так выкидывать деньги не привык. Мне они не так легко даются, чтобы ими разбрасываться.
И, поддержанный одобрительным гомоном, мужик воздвигся из-за стола. Ему навстречу уже спешили двое вышибал, но тут же переменили свое решение – скандалист, да и его приятели достали из-за поясов кинжалы. Вид у дебоширов был решительный, и вышибалы, вооруженные только короткими дубинками, резко остановились, не зная, что делать. А вот неблагодарные зрители в своих действиях были вполне уверены и решительно двинулись к певице.
– Короче, девку мы забираем с собой. Отработает – и свободна. Всем ясно?
– Да что же это такое! – возмутился несчастный трактирщик. – Охрана! Я за что вам плачу?!
Подстегнутые окриком, охранники бросились на хулиганов – и тут же разлетелись по сторонам. Дебоширы даже не стали пачкать руки кровью. Довольно ловко уклонившись от взмахов дубинок, скандалисты вышибли дух из незадачливых охранников.
– Кто еще дернется, жалеть не станем, – пояснил свои действия бородатый и продолжил путь к актрисе. Девушка испуганно вскочила, прижав руки к груди, и начала пятиться, но скоро уперлась спиной в стену. Дальше отступать было некуда.
Трактирщик еще что-то кричал, требуя остановить безобразие и позвать стражу, но на него уже никто не обращал внимания. Зрители замерли, напуганные свирепым видом дебоширов, мешать им никто не собирался. Я мрачно подумал, что моим планам не светиться не суждено воплотиться в жизнь – смотреть, как издеваются над девушкой, было выше моих сил. Дождавшись, когда бородатый поравняется с нашим столиком, я рывком вскочил с места и, еще не успев распрямиться, врезался головой в брюхо нападавшему. Бородатый успел среагировать, но нож прошел выше моей головы. От удара он сложился чуть не вдвое и повалился на задницу, а я, еще придав ему ускорения, оттолкнулся от падающей туши. Резко сменив направление рывка, пнул между ног второго нападавшего. Развить успех не получилось – пришлось резко приседать, потому что последний разбойник вознамерился познакомить мою спину со своим ножом, а в мои планы это знакомство не входило. Развернувшись на левой ноге, правой я подсек негодяя, заставив его с грохотом растянуться на полу. Встать никому из разбойников я уже не позволил. Война с эльфами научила меня двигаться быстро, так что через минуту все трое нападавших потеряли сначала оружие, а потом и сознание. Трактирщик сориентировался быстрее всех – уже через несколько секунд бандиты были связаны, кто-то из обслуги убежал за стражей. Я оглянулся на певицу, которая, казалось, до сих пор пребывала в ступоре. Девушка была бледна, как небо осенью, ее руки отчетливо дрожали, несмотря на усилия трактирщика, который все пытался успокоить диву.
– Я… Я лучше пойду в свою комнату, – наконец выдавила актриса. Голос ее дрожал, было заметно, что она с трудом удерживает рыдания. – Мне хотелось бы побыть одной.
Владелец заведения лично пошел провожать госпожу Краус. Мне даже жаль его стало – такой потерянный и виноватый вид у него был. Заметно было, что мужчина не только беспокоится о репутации заведения, в котором посмели напасть на знаменитость, но и действительно искренне переживает, что отчасти по его вине девушку так сильно напугали. «Штатные охранники оба, как назло, свалились с лихорадкой, пришлось нанимать непонятно кого», – лепетал трактирщик вполголоса, пытаясь объяснить провал скорее себе, чем окружающим. «Случайность, это просто фатальная случайность! Мои-то парни им бы и шанса не оставили! Боже, какой позор! У нас приличное заведение, а не забегаловка у дороги!»

Глава 2
Наём

Убедившись, что внимание оставшихся посетителей сконцентрировано на главной героине вечера, мы с Говорной ускользнули в мою комнату. Девчонка, в отличие от меня, была полностью довольна происходящим. Пока мы поднимались по лестнице, юная гоблинша носилась вокруг вприпрыжку, восторженно размахивая руками:
– Здорово! Прям как в той книжке, которую я у тебя в доме нашла! Они такие прям бандиты-бандиты, а ты такой прям благородный герой, и все такие ах, а Инга такая вся бледная! Ух, это было весело!
– И чему ты так обрадовалась? – мрачно поинтересовался я, когда мы оказались в комнате. – Вот уж действительно, как в романах. Внимания к себе привлекли – лучше некуда. Теперь все будут гадать, что же я за героическая личность! Идиотизм какой-то!
– Ну и ладно! – не согласилась Говорна. – С чего ты взял, что ты должен быть незаметным? Ты же просто другого человека изображаешь, а не прячешься. А то, что ты устроил настоящую драку в трактире, как в книжке, вовсе не значит, что те, кто за нами могут следить, – если еще следят! – могут тебя в чем-то заподозрить.
Говорна говорила достаточно разумные вещи, и я немного успокоился. В самом деле, чего я так разозлился на себя? Ничего страшного не произошло, моя драка с хамами никак не могла вызвать подозрение гипотетических шпионов Совета. Да и с чего бы здесь быть шпионам, в конце концов? Совершенно непримечательный городишко на границе. Паранойя – это, конечно, полезно для здоровья, но и перебирать не стоит. Наверное, прошлое мое посещение «цивилизации» оставило слишком сильные впечатления, вот я и дую на воду, обжегшись на молоке.
А утром в дверь номера постучали – в самый неподходящий момент. Говорна как раз закончила уродовать мне физиономию, и я настроился уделить пару часов своим магическим тренировкам. Перед тем, как проводить в путь, Квотар показал мне несколько новых упражнений, и некоторые из них казались мне ужасно перспективными, вот только получалось пока не очень. На пороге оказался сам трактирщик, и вид у него был крайне смущенный.
– Простите, что побеспокоил, господин Тарен (этим именем я представился при заселении), не могли бы вы уделить мне несколько минут?
Я молча посторонился, пропуская раннего визитера в комнату. Хозяин заведения уже отошел от вчерашнего происшествия, но по-прежнему выглядел смущенным.
– Господин Тарен, не сочтите это за праздное любопытство, но не могли бы вы рассказать, с какой целью прибыли в наш город и как долго собираетесь здесь оставаться?
– Не совсем понимаю, откуда такой интерес к моим делам, но тайны здесь никакой нет, – пожал я плечами. – В Эссау я попал абсолютно случайно и вовсе не планировал оставаться здесь надолго. Дело в том, что последние несколько лет я провел на золотых приисках, что на юге. В Желтых горах. Сам я, как вам известно, уроженец Гроита, и когда мор выкосил город, был еще совсем мальчишкой. Побираться я не захотел, поэтому завербовался на прииски в Желтых горах – сами знаете, вакансии там открыты всегда, слишком места негостеприимные. Зато, если повезет, можно уйти оттуда богатым человеком. Правда, моя удача оказалась пожиже – мне всего лишь удалось выжить. Кое-какие накопления у меня появились, но на безбедную жизнь этого не хватит. К тому же приблудилась девчонка из тамошних племен. Там всякого народа полно, и они вечно воюют между собой; в общем, Говорна осталась одна и без родителей. Так получилось, что я спас ее от диких зверей, ну и пожалел девку, тем более сам когда-то был в таком же положении. Не смог прогнать. А как только выяснилось, что за ней продолжается охота – какие-то заморочки с кровной местью, я не вдавался в подробности, – я решил, что приисков с меня достаточно. Хотел податься в Артанию – слышал, что им нужны были горные изыскатели, их король думал найти золото в западном хребте. И вот, встретил старого приятеля, от которого узнал, что Артании сейчас точно не до поисков золота, да и короля больше нет. Так что я думал остановиться у вас на несколько дней и решить, что делать дальше. Может, вернусь обратно на прииски, только девчонку пристрою, я еще не решил.
Именно эту историю я и заучивал во время путешествия. Причем мог бы рассказать гораздо больше подробностей. Я запомнил множество названий различных поселков Желтых гор, знал имена известных старателей и скупщиков золота, запомнил некоторые жаргонные словечки… В общем, мог даже выдержать не слишком тщательный допрос. Трактирщик, выслушав выдумку Хамелеона, просиял.
– Господин Тарен, я прошу вас повременить с решением. Умоляю, поговорите сначала с госпожой Ингой Краус. Госпожа очень просила о встрече, ведь вчера она не смогла даже поблагодарить вас за помощь! К тому же у нее есть для вас предложение, и если вы договоритесь, возможно, не придется возвращаться в Желтые горы. Видите ли, у госпожи Краус возникли затруднения. До сих пор ее охрану обеспечивал бывший королевский театр Артании, но поскольку театр сейчас переживает не лучшие времена, оплачивать такую свиту администрация больше не в состоянии. Театр больше не предоставляет ей своих людей. Как вы знаете, дива приняла приглашение провести гастроли в Согресе. В родном театре актрису удерживать не стали. Вы ведь знаете, нашим несчастным соседям сейчас не до развлечений. Такая беда! Все, что смогли сделать в ее родном театре – это помочь согласовать маршрут да выделить экономку. Войдя в положение дивы, директор театра организовал сопровождение до самой границы, но большего он для госпожи Краус сделать не может. А, как вы могли заметить, охрана ей необходима. В Согресе, конечно, все благополучно, но и у нас бывает неспокойно на дорогах. В общем, госпожа Краус попросила меня узнать, не согласитесь ли вы принять на себя роль начальника охраны. Актриса была очень впечатлена вашими бойцовскими качествами и не хочет видеть на этой должности никого иного.
Я даже растерялся от такой просьбы. Вот уж не собирался устраиваться в охрану к кому бы то ни было! Однако владелец трактира никак не хотел принимать отказ. Впечатленный вчерашним происшествием, он проявлял чудеса красноречия, заламывал руки и чуть ли в ногах у меня валялся, умоляя хотя бы поговорить с певицей. Мысленно призывая проклятья на голову ценителя искусства, я согласился лично поговорить с госпожой Краус.
Вопреки ожиданию, хозяин трактира повел меня не в общий зал, а на третий этаж, который целиком занимал один «королевский» номер. Дверь в апартаменты актрисы открыла служанка. Почтительно поклонившись, девушка пропустила нас в гостевую комнату, где уже был накрыт стол с вином и закусками. Порывисто вскочив мне навстречу, госпожа Инга выпалила:
– Ах, господин Тарен, я была так невежлива вчера! Вы наверняка решили, что я вздорная гордячка, ведь я даже не поблагодарила вас за спасение. Но вы просто обязаны меня простить, ведь я была так напугана, что себя не помнила от ужаса! Эти звери могли сделать со мной все что угодно!
Я как мог вежливо ответил, что совершенно не держу зла и прекрасно понимаю ее состояние, что я поступил так, как на моем месте поступил бы любой, и просто исполнил свой долг. Певица прервала мои словоизлияния, не дослушав:
– Ах, вы слишком скромны! Вы настоящий герой, господин Тарен, и просто благородный человек. И я всей душой надеюсь, что как благородный человек, вы и дальше не оставите меня в беде. Господин Олхен, должно быть, уже предупредил вас о моей просьбе, так скажите же скорее, согласны ли вы мне помочь? Мне так нужен человек, на которого я смогла бы положиться! Только не подумайте, что я, неблагодарная, прошу о безвозмездной услуге, господин Тарен. Я знаю расценки наемников, мне говорили! Вы согласитесь охранять меня за золотой в день?
Честно говоря, напор госпожи Краус показался мне странным. Как-то это слишком наивно приглашать на роль охранника человека, которого видишь второй раз в жизни, пусть он и помог накануне. Ситуация казалась мне нереальной. Я, призвав на помощь те скудные познания в этикете, которыми обладал, постарался объяснить свой отказ. Инга была ошарашена. Господин Олхен смотрел на меня, как будто я оскорбил его мать. Сообразив, что понимания я не найду, рассказал о том, что путешествию не один, со мной названая дочь. Девчонка из далекого южного народа, которая тоже требует заботы. Но и это не смутило госпожу Ингу.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.