Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52094
Книг: 127655
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Чардаш заводных игрушек»

    
размер шрифта:AAA

Вероника Архонтова
ЧАРДАШ ЗАВОДНЫХ ИГРУШЕК

Глава 1. Chronicon Budense

Перед вами Будапешт.
Вернее, вообразите, что перед вами Будапешт.
Разделенный на две части водами широкого Дуная, где когда-то давно так любили плескаться обворожительные обнаженные фэй, которые ныне предпочитают искать себе обиталища вдали от основных транспортных магистралей; разделенный на две части полосой широкого ЭМ-шоссе, где нынче любят проноситься обворожительные стальные танкеры, этот город…
…похож на любой другой город мира — на первый взгляд.
А чего вы ожидали?
В мире, где никакие границы не способны устоять перед напором человеческого разума, города, страны, культуры и традиции — все сливается в стремительно пролетающие перед мысленным взором калейдоскопические пятна, которые затем сплавляются в голове воспринимающего, становятся единым цветом, единой культурой, нацией и еще чем-нибудь единым, при этом скорее всего с приставкой «транс-».
Но для его жителей этот город — нечто иное.
Осколок блеска и нищеты давно ушедших времен.
Осколок древней империи, который, если правильно повернуть его, сверкает столь чарующими сердце романтическими красками.
При использовании психоматрицы, настроенной на должный уровень экзальтации, вам покажется, что это город-игрушка.
Милая заводная игрушка: он будто заключен в хрустальный шар, накрыт стеклянным куполом, заморожен во времени примерно сотню лет назад, даже несмотря на обилие стали, углепластика и вспыхивающих в небесах рекламных объявлений. Это все не важно и не существенно. При использовании правильной психоматрицы и правильных фильтров восприятия вы даже не заметите всех этих обыденных вещей.
Пенфилд. Настройтесь на Романтику.
А то, что останется, — город-игрушка, сверкающий отраженным светом прошлого столетия. Стоит лишь повернуть ключ в основании шара, приводя в движение пружинный механизм, — и город Будапешт оживет, зазвучит, заиграет, выпуская на свои уютные улицы своих уютных жителей, маленькие заводные фигурки.
Они заспешат по своим делам, охваченные суетой, бесцельной на первый взгляд. Но если присмотреться, в этой суете вы и увидите гармонию, которой дышит город, и движение покажется вам сложным, но весьма изящным танцем.
Пусть и механическим.
Город-игрушка с игрушечными людьми.
Каждый из которых носит в себе свой собственный ад.
Поскольку некоторые вещи и к 2040 году не изменились.

***

Шасси полубаллистического лайнера мягко коснулись взлетно-посадочной полосы — настолько мягко, что если бы не вид из окна и не слова стюардессы о том, что они прибыли в Будапешт, сохранялась бы иллюзия, что они все еще летят.
Ну, а вернее, все еще падают, пикируя на старушку-Европу из стратосферы.
Перелет из Лондона вышел коротким — Дэниэл не успел ни проголодаться, ни толком заскучать, как оказался совсем в другой стране. Некоторые не любят столь быстрых способов перемещения, утверждая, что так теряется все ощущение путешествия.
«Венгрия, — констатировал девичий голос в его голове. — Забавный факт, шеф: несмотря на то, что подавляющее большинство соседних стран — славянские, сами венгры — не славяне; это, в сущности, поселившиеся в центре Европы вообще не пойми кто. Древние западноевропейские источники, в частности “Песнь о Нибелунгах”, отождествляют их с гуннами».
Борьба с одиночеством, которую вели по всем фронтам ежедневно, ежечасно и ежесекундно армии бесстрашных солдат и офицеров от науки, бросавшихся на амбразуры и из окон офисов единственно ради того, чтобы людям не было скучно и при этом не приходилось слишком часто выносить общество других мешков с мясом, приносила свои плоды.
ФРЭН была последней разработкой в этой области, оставившей позади кибершлюх и виртуальные конструкты.
Говорят, имя ФРЭН на самом деле было вовсе не аббревиатурой, значение которой все уже позабыли, а возникло в недрах создавшей ее «Эреллион Биософт» как производное от «шизофрения». Ибо давайте смотреть правде в глаза — это первое, что приходит на ум в связи с голосами, звучащими в голове.
Ну что ж — нынче за шизофрению готовы платить немалые деньги.
Тем более что ФРЭН была полезна. Она считала налоги, искала информацию, принимала звонки и общалась с клиентами — и все это делала, не выходя из головы. Она могла быть кем угодно и чем угодно, могла быть видимой, а могла делать свою работу молча, могла Так и могла Эдак...
А самое главное, она оставалась единственным на данный момент устройством, способным фиксировать то, что Дэниэл видел в Погружениях.
«Потому что Знание — половина Победы, шеф!» — казалось, что виртуальный интеллект в этом месте поднял виртуальный пальчик.
— Отлично, ФРЭН, — пробормотал Дэниэл. Он ничего не имел против голосов в голове. — Какой у нас план? — Его нисколько не смущало то, что он разговаривал вслух с воображаемым существом. Все мессии, пророки и им подобные были со странностями.
«Для начала, рискну предположить, мы направим стопы к трапу, шеф, — отозвалась виртуальная секретарша. — Если вам, конечно, в голову не придет альтернативный план. Мои расчеты показывают, что после того, как мы пройдем таможенный и пограничный контроль, нас встретит человек по имени Леви Миклос, приглашение которого и привело нас в эту страну диких гуннов, шеф. В разговоре со мной он не вдавался в детали, кроме одной, но немаловажной… — Воображаемый голос понизился до воображаемого драматического шепота. — Все. Расходы. Оплачиваются, шеф».
Дэниэл самодовольно кивнул.
— Эта деталь вселяет в меня благие надежды. — Он направился к трапу, как и советовала ФРЭН. — Щедрость — это... — он замолчал, пытаясь подобрать красивую философскую метафору, — признак... признак... Что говорят о щедрости великие умы? — Вопрос предназначался ФРЭН: Кармайклу нравилось ощущать сопричастность своего ассоциативного ряда мудрости прошлого, но программа не всегда выдавала цитаты без особого указания со стороны владельца.
«Ничто другое не истощает себя так, как щедрость: выказывая ее, одновременно теряешь самую возможность ее выказывать и либо впадаешь в бедность, возбуждая презрение, либо разоряешь других, чем навлекаешь на себя ненависть, — тут же отозвалась ФРЭН. — Макиавелли».
Дэниэл спустился с трапа.
Международный аэропорт имени Ференца Листа мог бы сбить с толку туриста, прибывшего в столицу Венгрии в первый раз, но восприятие Дэниэла тут же заиграло яркими красками, едва он ступил на венгерскую землю.
Буквально. Разноцветные стрелочки-указатели заветвились, разбегаясь от его ног, услужливо подсказывая ему направление и расстояние до паспортного контроля, ближайшего туалета, ближайшей закусочной, ближайшего борделя... Будто мир был казуальной компьютерной игрой, стремящейся максимально облегчить игроку прохождение.
Ну, или устрицей.
Ну, или компьютерной игрой в устрицу.
Для пущего сходства ФРЭН даже пометила одну из стрелочек маркировкой «Quest».
Сначала он направился в сторону паспортного контроля. Не было никакой необходимости нарушать формальности.
— Истощает себя... — пробормотал он. — Я думал, щедрость благое качество.
Комплементация могла сделать многое. Свести с ума, дать силу и власть, затуманить разум. В случае с Дэниэлом она сделала почти все сразу.
— Надеюсь, наш встречающий окажется не особенно пунктуальным и мы успеем перекусить, — бубнил себе под нос Кармайкл. — Заниматься чем-то на голодный желудок... не хотелось бы.
«Один лишь не может ничем побежден быть желудок. Жадный, насильственный, множество бед приключающий смертным. Гомер», — откликнулась ФРЭН.
Чиновника, осуществлявшего паспортный и таможенный контроль, могли с легкостью заменить машиной.
Но по какой-то причине не заменили.
— Документы, пожалуйста.
Наверное, потому, что все машины были заняты. Разыскивали цитаты из произведений великих людей, например.
Да и вообще — машины могли Так и могли Эдак.
А таможенный чиновник умел только сверять визы в паспорте.
Как бы то ни было, формальные процедуры прошли без сучка без задоринки — чиновник пребывал во вполне рабочем настроении. Или под воздействием вполне рабочей психоматрицы. Да и выполнял он свою работу любой машине на зависть.
Вскоре весь нехитрый багаж Кармайкла был просвечен.
— Добро пожаловать в Венгрию.
— Спасибо.
И Дэниэл пожаловал в Венгрию, а точнее, в ближайшую венгерскую закусочную.
— И Гомер неправ. Совсем не прав. Кем бы мы были, если бы не наш желудок и не наше желание получать удовольствие от пищи?
Закусочная встретила его классическим разнообразием фастфуда, изучить которое можно было посредством терминала в столике, после чего единым нажатием кнопки доставить дополнительные страдания официантке, вынужденной прозябать в сфере услуг в этот солнечный день.
«Шеф, рискну предположить: вы были бы существами, лишенными желудка?»
— Да, безусловно были бы. — Дэниэл сосредоточился на терминале. Не изменяя сложившейся традиции, он заказал достаточно вкусностей для того, чтобы не только наесться сразу, но и взять что-нибудь с собой в дорогу, куда бы эта дорога его ни вела.
Почти сразу же официантка в нелепом головном уборе, изображающем пластиковый стаканчик из-под колы, подкатила к нему на роликах и поставила на стол заказ.
«Леви Миклос запрашивает наше текущее местонахождение. Разрешить доступ к информации?»
— Разрешай, — после некоторых раздумий велел Кармайкл. — Не вижу ничего зазорного в этом.
«ВНИМАНИЕ. Клиент на шесть часов, шеф!» — перед глазами Дэна тут же замигала стрелочка, указывающая, в каком направлении ему следует повернуть голову.
И он повернул, старательно пережевывая пищу.
— Жаль, времени на еду у нас было не так много... — глубокомысленно заметил он, уже обдумывая, как бы все упаковать. Дэниэл вполне мог позволить себе не подбирать каждую крошку, но отказываться от уже приобретенной и еще съедобной пищи не любил.
Представший перед ним Леви Миклос, если верить услужливо подвешенной ФРЭН в воздухе стрелке, оказался ничем не примечательным молодым человеком лет двадцати пяти — и хотя в наше время возраст тяжело определить по внешнему виду, его черты не носили следов модного нынче пластдизайна.
Он следил за собой ровно настолько, насколько следовало это делать, и не производил впечатления человека, способного оплатить услуги одного из Двенадцати Апостолов Комплементации. Что было особенно удивительно, учитывая, что Миклос уже перевел аванс.
Хотя, безусловно, в наше время судить о кредитоспособности тяжело — когда статус человека определяется не столько внешним видом, сколько содержимым его головы.
Софт. Я, конечно же, говорю про софт.
«Время разбрасывать камни, и время пожирать камни. Книга Экклезиаста».
Леви обвел взглядом зал и, воспользовавшись, видимо, той же поисковой функцией кибермозга, направился к Дэну.
Комплементант отложил еду и внимательно всмотрелся в приближающегося Леви.
— Пожирать камни... — пробормотал он. — Кому придет в голову есть камни?
«Камнееду, шеф. — Логические контуры, как всегда, сработали безотказно. — Согласно сведениям, приведенным в книге Михаэля Энде “Бесконечная история”, в стране Фантазии, являющейся овеществлением коллективного человеческого воображения, проживает раса существ, известных как камнееды. Камни составляют основу их рациона, шеф».
Миклос приблизился.
Юноша мялся. Вежливо кивнул, не зная, как начать разговор, и уставился на эмблему Церкви Комплементации на лацкане Дэниэла — крест, похожий на христианский, только с несколькими дополнительными горизонтальными перекладинками у основания, индексирующими его носителя как ай-пять.
Хотя, скорее всего, Леви и не знал, что это значит.
— Присаживайтесь. — Дэниэл сделал приглашающий жест и улыбнулся. — Камнееды едят камни... поразительно логично, правда? — добавил он, продолжая трапезу. — Если хотите, можем сразу перейти к делу.
— Здравствуйте. — Леви присел напротив. — Я Леви Миклос. Я говорил с вашей секретаршей, — констатировал он очевидное, явно пытаясь осмыслить трюизм о камнеедах.
«Трудно говорить с набитым ртом, особенно, если бьют регулярно, — заметила ФРЭН. — Автор неизвестен. Но наверняка велик».
— Да, сразу к делу. Видите ли... Я знаю, что вы... у вас уже был подобный опыт и что вы специалист. Мне необходимо, чтобы вы расследовали убийство.
— Звучит весьма... — Кармайкл не подобрал нужных слов. — Да, думаю, если регулярно бьют, это не очень легко, — кивнул он. — Продолжайте, мистер Миклос, я внимательно слушаю вас.
— Простите?
— Убийство. Вы говорили об убийстве. Которое необходимо расследовать.
— Да. — Леви нервно кивнул. — Убита моя невеста. — Он помолчал, все еще ошарашенный манерой общения своего собеседника. — Ана. Анастейша. Анастейша Сторм. Говорят, это убийство на почве СИнД. Но не сообщают мне подробностей. — Леви, склонив голову, уставился на груду гамбургеров на столе. Ему явно не нравилось обсуждать подобные темы в подобной закусочной.
Заметив смущение клиента, Дэниэл дожевал очередной кусок и с некоторой грустью принялся раскладывать еду по коробкам и бумажным пакетам.
— Думаю, будет лучше, если вы расскажете все это в более подходящем месте. В подробностях и деталях. Нет ничего важнее деталей. — Он улыбнулся. — Не так ли?
— Да, конечно, — с явным облегчением кивнул Леви. — Идемте. Если не возражаете, я отвезу вас в отель. Я снял вам номер согласно указаниям вашей секретарши.
«Всегда пожалуйста, шеф!»
— То есть, если мы узнаем все детали, — найдем дьявола? Меня это устраивает. Благодарю, мистер Миклос.
Выражение некоторого смятения не сходило с лица юноши.
Они покинули закусочную и здание аэропорта. Их уже ждал автомобиль…
«Масахаши Лансер 2039 года выпуска. Куплен в кредит с рассрочкой на три года. Ремонту не подвергался».
...тут же начавший свое путешествие по улицам игрушечного города.
— С чего мне следует начать?
— С чего сочтете нужным. Если что, я задам вопросы, — ответил Дэниэл, засовывая руку в пакет и доставая оттуда жареные картофельные палочки. Задумчиво прожевав их, он достал еще. — А кем вы работаете, если не секрет?
«И, ФРЭН, напомни-ка мне, какие ты указания дала по поводу отеля?»
— Бухгалтером в «Ферцсофт», — ответил Леви. — Так... — Он потер виски, сосредотачиваясь.
«Тук-тук, сердечко, тук-тук. Почему мы так нервничаем?»
Если бы сейчас из кибермозга Дэниэла поступила команда на визуализацию ФРЭН, ее пальчик уже бесцеремонно тыкал бы ему в физиономию, указывая на проскакивающие на лице микровыражения и нещадно эксплуатируя купленную «Эреллионом» методику Экмана.
Правда, для этого ее пришлось бы усадить водителю на колени.
«Одноместный номер в “Хилтоне”, кровать с гидромассажером, бар и аптечка с психоактивными веществами. Что-то забыла, шеф?»
«Примерную цену. И сколько у нас может зарабатывать бухгалтер в “Ферцсофт”. Что это, кстати?»
— Не торопитесь и не нервничайте, — сказал Дэниэл, продолжая поедать картошечку. — Чем точнее будет предоставленная вами информация, тем лучше.
ФРЭН вывесила перед глазами Дэниэла список расценок будапештского «Хилтона» и примерную статистику жалованья бухгалтера по Будапешту. Выходило, что позволить себе номер он вполне мог, хотя это и стало бы некоторым ударом для его бюджета.
Но если предположить кредит или сбережения...
— Мы с Аной познакомились примерно год назад. Она училась в Будапештском университете на факультете искусств. Примерно полгода назад мы стали жить вместе. Думали пожениться. Вот ее фотография.
«Запрос на принятие файла».
— Неделю назад ее убили. Я даже не смог выяснить, каким образом, — полиция утверждает, что у меня нет прав на получение этих данных, я же не родственник. Убийство на почве СИнД, они сказали.
— М-м-м-м... Это все, что вы знаете? — уточнил Дэниэл, не торопясь пока принимать файл и ожидая всех положенных проверок. Он трепетно относился к своему кибермозгу. Насколько это возможно для комплементанта.
Антивирус не обнаружил никаких вредоносных программ. Более того, файл и правда оказался фотографией.
И девушка на ней была прекрасна.
Не из разряда тех, что моментально западают тебе в душу, перегружая логические схемы кибермозга, и не из разряда тех, что с первого взгляда пробуждают низменные инстинкты.
Скорее, она была прекрасна, будто статуя или сенсскульптура. Настолько, что на задворках сознания шевелились сомнения в подлинности фотографии.
Или в подлинности девушки.
Тела андромейд серии ED-211 неотличимы от человеческих, если не приглядываться внимательно...
— Делом занимается... или занимался инспектор Кальман, я скину вам его контакт. Она... Ана не часто бывала дома, задерживалась где-то допоздна. Говорила — с друзьями. Она не упоминала о том, что у нее какие-то проблемы.
— Чем она занималась? В смысле, вообще? Вы знакомы с ее родителями, друзьями? Чем она увлекалась? — начал задавать вопросы Дэниэл.
«Можешь определить подлинность фотографии?»
— Она была местной, кстати? Как и где вы познакомились?
«Работаю над этим, шеф».
— Нет, она приехала из Лондона несколько лет назад. Поступила в университет по стипендии. Увлекалась... — На его лице промелькнуло характерное выражение, когда человек осознает, что совершенно не представляет себе, чем жила его невеста. — Искусством этим... модным. Я не разбираюсь в этом, честно говоря. — Леви нервно улыбнулся. — Наверное, она общалась с кем-то из тусовки. Я не знаю.
— То есть, вы не видели ни одного ее друга? — уточнил Дэниэл. — А кто ее родители? Вы связывались с ними? И что произошло в тот день, когда вы узнали, что она умерла?
— Ничего не произошло... такого, — в задумчивости пожал плечами Миклос. — Ее не было допоздна. Но к этому я уже привык, так что просто лег спать. Все равно она на вызовы в этих случаях обычно не отвечает. А с утра со мной связался Кальман.
— У вас остались какие-то ее вещи?
— Да, конечно. Куда бы они делись?
«Ад — это Другие. Сартр», — прокомментировала ФРЭН.
— Может быть, этот Кальман изъял их, — предположил Дэниэл. — Хотелось бы при случае взглянуть на них. — Он медленно прожевал кусочек гамбургера, который отщипнул внутри пакета. — Другие, да, верно подмечено. Этот парень был не дурак, а?
— Какой парень?
— Мистер Миклос, не стоит обращать внимания на мои мысли вслух.
Нельзя сказать, чтобы эта фраза успокоила и без того настороженного молодого человека, но Кармайкл невозмутимо продолжил допрос:
— Так что вы знаете о ее семье?
— Она не рассказывала о своей семье, — ответил Леви.
Это была правда. Но... но это явно была Не Вся Правда.
— Ни слова? — удивился Дэниэл. — Вы знали ее год, собирались жениться и не выяснили ничего о ее семье? — Он положил в рот еще кусочек. — И даже не пытались выяснить?
— Она не хотела ничего об этом говорить. По ее словам, она приехала в Венгрию, чтобы начать новую жизнь. Потому я никогда ее и не расспрашивал. Все же принято уважать чужое приватное пространство, знаете ли. Наши отношения строились на подобном взаимоуважении.
«Насколько я могу определить доступными мне средствами, оснований подозревать подделку нет. Шеф, пожалуйста, выделите мне 99.95 на дополнительное программное обеспечение, консультацию со службой техподдержки мамы Эреллион и новые чулки, чтобы я могла провести более детальную проверку».
— Новые чулки? Я, конечно, не против, но... — Несколько мысленных усилий, и средства были выделены. — Понятно. То есть, вы вообще ничего не знали о том, кто она, верно? Может быть, она упоминала какие-то места? Здесь или в Лондоне?
— Она не говорила о Лондоне. Здесь... — Миклос немного успокоился. — Ну, мы ходили по ресторанам... сенсуалкам... просто гуляли... Недавно она водила меня в галерею, но я уже сказал, что не разбираюсь в этом. Так что больше мы на эту тему не разговаривали.
— Какую галерею? — тут же задал вопрос Дэниэл. — И что там было, в галерее?
«Сможете обойтись без меня 32 минуты, шеф? Я бы хотела провести апдейт».
— Сейчас... Это была галерея современного искусства. Я найду сейчас... — Леви углубился в поиски, запрокинув голову на удобный подголовник. Благодаря автопилоту ему не требовалось обращать особого внимания на дорогу. — Она была замкнутой, спокойной. Мы никогда не ссорились. Я уверен, она не использовала психоматрицы. — Он помолчал, а потом произнес таким тоном, будто сообщал нечто постыдное: — Ана была натуралкой. Вот, нашел, ловите. — Координаты некоего места в Будапеште под названием «Сенс-галерея “Баядера”» были переданы на кибермозг Кармайкла.
«Обновляйся».
— Натуралкой — в смысле, без имплантов или чего-то подобного? — уточнил Дэниэл. — Как вы выяснили это? Она была небогата, как я понимаю? — Он помолчал еще несколько секунд, проглатывая очередной кусок. — Принимала психостимуляторы?
«Увидимся через 31 минуту 59 секунд, шеф. Не скучайте!»
— Нет, насколько мне известно, — ответил Леви, останавливая машину. — Она жила на стипендию, когда мы с ней познакомились. Потом ее обеспечивал я. И ей не нужны были психостимуляторы, мистер Кармайкл. Ей и так все давалось очень легко. И с учебой у нее не возникало проблем. Мы приехали. — Повинуясь мысленной команде водителя, двери масахаши открылись. — Номер уже заказан на ваше имя.
— Понятно. Но вернемся к вопросу о том, что она была натуралкой. Как вы выяснили это? Какие на то были причины?
Дэниэл вышел из машины.
Леви проследовал за ним в холл отеля, и разговор продолжился уже в лифте.
— Ну, знаете, сложно не заметить, что у человека не установлен кибермозг. Она не распространялась о причинах. Сказала, что ей это не нужно.
Дэниэл помолчал несколько секунд, анализируя услышанное. Не похоже, чтобы Леви врал или недоговаривал.
— Понятно, — кивнул Кармайкл. — Были ли какие-то необычные происшествия, которые запомнились вам? Что угодно, даже то, что кажется незначительным.
Они подошли к двери гостиничного номера.
— Следы на коже, — через какое-то время произнес Леви. — Я видел их несколько раз. Будто бы от... — Он пожал плечами.
— Будто бы от чего, мистер Леви?
— От... Такие царапины или кровоподтеки. От веток, может. Я не спрашивал.
— Не спрашивали? — Дэниэл уже не удивлялся. — То есть, женщина, на которой вы собирались жениться, уходила куда-то на ночь, возвращалась с царапинами и кровоподтеками, вы ничего не знали о ее семье и не спрашивали?
Он зашел в номер.
— Я... — Миклос зашел за ним. — Я... решил, что если она не хочет об этом говорить, я должен уважать ее желание.
— Понятно, — вздохнул Дэниэл. — А как у нее обстояли дела в университете? — Он принялся осматривать номер, не прекращая жевать. — Что она изучала?
— Факультет искусств. Искусство, значит.
— Имелись ли успехи или, напротив, проблемы? — Он закинул в рот небольшой кубик куриного мяса в панировке.
Номер состоял из двух комнат — гостиной и спальни. Кровать считалась одноместной, но в ней без труда поместился бы еще один человек, животное или предмет. Окно во всю стену, которое можно было с легкостью сделать непрозрачным, вазы с фруктами, бар с напитками, аптечка с наркотиками: в общем — «Хилтон».
— Нет, никаких проблем. Вы, возможно, не знаете, но университет выдвигает очень строгие требования к стипендиатам. Ее бы отчислили, если бы начались малейшие проблемы в учебе. Но она легко справлялась.
— То есть, искусство было еще и ее специальностью. — Дэн некоторое время пережевывал курятину. Вернее, нечто со вкусом курятины. — Присаживайтесь, мне еще нужно задать вам несколько вопросов. — Он плюхнулся в кресло, прихватив пакет с едой. — Выпить чего-нибудь не желаете? Или, может... — Он указал на непочатые пакеты из закусочной.
— Пожалуй, не отказался бы от выпивки, — кивнул Леви, присаживаясь напротив.
Дэниэл поднялся и направился к бару.
— А можете, если не сложно, все же попытаться вспомнить, что именно вы видели, например, в галерее? Не обратили ли внимание на каких-то ее знакомых? Да, и что будете пить?
— Не важно. — Леви покачал головой. — Ну, эта модная штука, как ее называла Ана... Сенсдизайн... Там нужно не столько видеть, сколько… понимаете? Я особенно не присматривался. А из того, что заметил... честно говоря, я толком и не припомню. Это показалось мне какой-то вакханалией бессмысленной чуши. Я просто смирился с тем, что, наверное, не понимаю искусства.
— Ну, может быть, отдельные моменты запомнились? Даже когда видишь полную чушь, если она достаточно яркая, она может запечатлеться в памяти, верно? — Дэниэл налил в стакан алкоголь из случайно выбранной бутылки. Это было несложно, в свое время он много пил и отлично представлял, что и в каких пропорциях предпочитают нормальные люди. Отдав стакан Леви, он снова уселся в кресло.
— Помню, там какой-то парень читал свои стихи или то, что он выдавал за стихи. — Миклос принял стакан и отхлебнул, не особенно вникая, что в нем. — Еще помню колючую проволоку.
— Колючую проволоку? — переспросил Дэн. — Можете рассказать подробнее? Кстати, ваша невеста общалась с кем-то во время этого мероприятия?
— Она явно многих знала там, да, — кивнул Леви. — Парня со стихами — точно. Не помню, знакомила ли она нас. Такой, знаете... Сложно такого не заметить. — Он неопределенно взмахнул рукой в воздухе.
— Приметная внешность?
— Да, весьма. Описать я вам его сейчас не смогу, но тогда обратил внимание.
— Хорошо, а еще приметные люди там были? И вы упомянули колючую проволоку.
— Да, проволока, намотанная на натурщицу, — Леви покрутил пальцем. — Это то, что я запомнил из всего безобразия. Наверное, она была призвана что-то символизировать, я уж не знаю. Вообще там было много народу. Одногруппники Аны и прочие разные любители.
— А название того мероприятия вы не помните? — Дэниэл достал еще один гамбургер.
Еда неизменно приносила ему наслаждение, а модифицированный желудок позволял поглощать ее в любом количестве — пища перерабатывалась, но усваивалась только в той мере, в какой было необходимо.
— Нет. Какая-то выставка какой-то модной художницы. А вы всегда питаетесь так? — полюбопытствовал Миклос.
— М-м-м... нет. Но иногда не могу отказать себе в удовольствии. Особенно в новых местах. Хотя Гомер, наверное, не оценил бы. Странный парень был. Как и все великие. — Дэниэл отхватил еще кусок.
— Гомер, — повторил Леви. — Ну ладно. Я могу еще что-то сообщить?
— Да, — кивнул Дэн, доедая гамбургер. — Хотелось бы узнать, почему вы мне соврали. Я говорю, разумеется, о семье вашей невесты. — Он замолчал, уставившись на Леви.
Миклос явственно вздрогнул.
— Соврал… ког... да?
Дэн практически не чувствовал его инстинктивного сопротивления.
— Когда сказали, что не знаете ничего о ее семье и близких. Я не буду сейчас повторять конкретную фразу, уверен, вы и так меня поняли. — Он сделал паузу. — Зачем?
Леви глубоко вздохнул.
— Я не знаю, какое это может иметь отношение к делу.
— Самое прямое, — ответил Дэниэл. — Или вы думаете, я задавал вам вопросы из праздного любопытства? И... — Дэниэл замер, глядя на Леви. — И... и... — Он нахмурился.
А затем сосредоточился и нырнул.

Глава 2. Ария Леви. Цена мили

Ощущения всегда были разными. Наверное, это зависело от настроения комплементанта на момент погружения, а может, от состояния пациента. Может, от того и другого. Или от каких-то неизвестных факторов, вроде расположения Земли относительно Марса в данный момент.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.