Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53222
Книг: 130580
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Никогда не целуйся с незнакомцем»

    
размер шрифта:AAA

Уинтер Реншоу
Никогда не целуйся с незнакомцем

∙ ГЛАВА 1 ∙

ЭДДИСОН

Слишком красив для парня.
Дальше.
Слишком молод.
Дальше.
Недостаточно серьёзен.
Дальше.
Слишком серьёзный.
Дальше.
Напоминает бывшего.
Дальше.
Хипстер?
Дальше.
О! Кто тут у нас?
Уайлдер. Двадцать семь лет. В полутора километрах отсюда. Был в сети двадцать четыре часа назад.
Я зажмурилась и снова открыла глаза, надеясь, что свежий взгляд поможет решить, следует ли мне остановиться на парне с губами, которые просто невозможно не целовать, и носом греческого бога в ужасно дорогом костюме на его аватарке. Он был великолепен. Нет, прекрасен. Произведение искусства, с каким мне ни разу в жизни не доводилось встречаться.
И дело не в том, что, по моему мнению, я заслуживаю быть с кем-то похожим на него, я даже не была уверена, обратит ли кто-то вроде него внимание на такую как я. Но будь я проклята, если впустую потрачу свою единственную ночь в году на секс с ушастым, кривозубым, лохматым соседским парнем из студенческого братства в рубашке с поднятым воротником1.
После окончания колледжа я ушла в своём развитии далеко вперёд.
Пальцы забарабанили по задней панели телефона, и с моих губ сорвался глубокий вдох. Казалось, его окружала аура таинственности, бо́льшая часть которой, вероятно, проистекала из того факта, что его биография была пуста.
Моё сердце забилось быстрее, пока я пялилась на мужчину, с которым у меня уже было кое-что общее: моя биография в сети тоже была пуста.
Батарейки тщательно вычищенного вибратора, спрятанного в верхнем ящике комода под сложенными трусиками «Agent Provocateur»2, уже давно сели, – верный признак того, что я запоздала с реальными свиданиями. Прошёл, наверное, год с тех пор, как я в последний раз встречалась по пьяни в отеле с агентом по недвижимости из конкурирующей фирмы, с которым, хочу это подчеркнуть, меня не связывали никакие дела. На следующий день я почти ничего не помнила, кроме того, что чувствовала себя совершенно и до смешного абсолютно неудовлетворённой этой встречей.
Я облизнула губы, увлажнив их после того, как поняла, что мой рот был полуоткрыт, пока я таращила глаза на потрясающий шедевр на фотографии. Тёмно-синий костюм с трудом вмещал его широкие плечи, а полные губы кривила понимающая ухмылка. Ни одна прядь его густых тёмных волос не выбивалась из прически, он был коротко подстрижен с боков, сверху волосы чуть длиннее и зачёсаны на пробор. Я могла только гадать, как бы звучал его голос, если бы он низко и гортанно вибрировал у моих ушей.
Я проследила глазами за чёткой линией его челюсти, мысленно представляя, как она может напрячься, когда он будет на грани освобождения. Уайлдер выглядел, как человек, который контролировал свою жизнь. Человек, который знал, как хорошо провести время. Человек с устремлениями и энергией. Человек, у которого не было времени на игры и отношения, и который был именно тем парнем, которого я искала.
Тёплое покалывание между бёдер подсказало мне, что мой разум мог всю ночь испытывать по поводу него сомнения, но тело уже приняло за меня решение. Он был совершенен, и он был идеален для меня.
Я отметила в его профиле, что он мне подходит.
Установив на телефоне будильник, натянула свежевыстиранные простыни до шеи и повернулась на бок. Пять утра наступит уже скоро, а я редко жертвовала даже одной минутой сна.
Дорожная симфония за окном пятого этажа подсказала мне, что я, наверное, единственная во всём Манхэттене двадцатипятилетняя девушка, которая ложится спать в девять вечера. Всю свою жизнь я прожила среди цифр. Адреса. Покупные цены. Номера телефонов. Встречи. Контрольные сроки. Просмотры. Памятные даты. Приходилось крутиться почти каждый день, что оставляло меня опустошённой и практически лишало времени для романтических отношений или даже намёков на сексуальную жизнь.
Мой телефон издал звук как раз в тот момент, когда я уже почти задремала. Я по привычке бросилась к нему. Весь Манхэттен знал, что риэлтор, пользующийся спросом, никогда не отдыхает.
В темноте, заполняющей мою спальню, ярко вспыхнул маленький красный значок над приложением для знакомств. Кровь бросилась в голову, и уголок моего рта растянулся в полной надежд улыбке. Смогу ли я действительно это сделать? Смогу ли замутить с совершенно незнакомым мужчиной из интернета? Неужели я в таком отчаянии?
Моё тело умоляло и призывало меня просто сделать это. Между ног разливалось тепло. Мне необходимо было с кем-нибудь переспать. Выплеснуть напряжение из организма и выкинуть из головы. Ранее сегодняшним днём моя помощница Скайлар сказала, что теперь все так делали. Ей около двадцати двух лет, ноги от ушей, а прямо поверх топов с глубоким вырезом, которые она всегда носила, волнами спадали светлые шелковистые волосы. Если кто и знал, как в наши дни затащить кого-нибудь в постель, так это она.
Я нажала на иконку, и на экране высветилось сообщение:

Привет, Эддисон. Я Уайлдер. Мы можем поговорить?

Мой разум пустился на поиск чего-нибудь остроумного для ответа, но вернулся с пустыми руками. Так как был слишком занят попыткой уложить в голове тот факт, что такой возмутительно великолепный незнакомец выбрал мою фотографию.

Я ещё не в постели, если ты спрашиваешь об этом.

Поморщившись, я удалила сообщение, прежде чем его отправить. Я не могла сказать ему, что лежу в постели. Мне не хотелось выглядеть шлюхой или, что ещё хуже, будто у меня нет личной жизни.

Привет, Уайлдер. Я могу говорить.

Отправив сообщение, я, затаив дыхание, ждала его ответа. К чёрту сон. Теперь вряд ли получится заснуть.

Какой у тебя номер?

Ему нужен мой номер? Какой горячий американец предпочтёт говорить, а не переписываться? У меня вытянулось лицо. Что, если он намного старше, чем говорит? Что, если это его старая фотография?

Ты хочешь поговорить по телефону?

Прошла минута, и я испугалась худшего. Он забыл обо мне. Потерял интерес. Нашёл меня ужасно скучной или неприятной. Решил, что фотография, на которой я сижу на яхте друга в Каннах, слишком претенциозна. Мне не следовало использовать этот снимок. Обычно я не большая любительница показухи, но упорно вкалывала ради такого стиля жизни. И, чёрт возьми, гордилась собой.

212-555-7764. Позвони мне сейчас.

— Твою мать, — прошептала я вслух. И глубоко вздохнула, когда мой большой палец завис над его номером. Проглотив комок в горле, попыталась произнести «привет» своим самым страстным, но при этом непринуждённым голосом. Затем набрала его номер, и через несколько секунд в телефоне у моего уха раздались гудки. Мне приходилось иметь дела с незнакомцами сутками напролёт, но сейчас всё было по-другому.
— Привет, Эддисон, — глубокое мурлыканье его голоса было способно заставить меня возбудиться и намочить мои шелковые трусики.
— Привет, — выдохнула я. — Уайлдер. Это твоё настоящее имя?
— Да, — сказал он с шутливой обидой.
— Не фанат переписки, я так понимаю?
— Ненавижу это делать.
— Ты уверен, что тебе двадцать семь?
— Ладно, Эддисон, — сказал он. — Тебе запрещается больше задавать вопросы. Три – мой предел.
Моё сердце пропустило удар.
— Вполне справедливо.
— Единственное, что тебе нужно обо мне знать, это то, что я не завязываю отношений. Не ставлю метки. И не вмешиваю... эмоции.
Уголки моего рта изогнулись в улыбке, я была благодарна, что у него не было возможности меня сейчас видеть. Он был идеален. Я не могла выбрать никого лучше.
— Значит, это у нас общее.
—Когда я тебя увижу? — прямо спросил он.
Боль в моей сердцевине вызывала непреодолимую жажду увидеть его немедленно. Я нуждалась в нём самым худшим образом.
— Встречаемся вечером, — сказал он, не дав мне времени принять решение.
— Завтра я работаю. Как насчёт субботы?
— Суббота не подходит. Сегодня вечером. На один час. Отель «W». Приходи как есть!
* * *
Я действительно это делаю?!
И вот я стояла перед его номером в отеле «W» на Лексингтон-авеню, и моё сердце в груди бешено колотилось. Мидтаун3 был не самым моим любимым местом, но я предположила, что он пытался выбрать отель в центре, так как практически ничего обо мне не знал.
Я тихонько постучала в дверь. И, уставившись на свои открытые туфли с украшенными кристаллами шпильками и красными подошвами, плотнее запахнула кашемировое пальто. Мягкая ткань под моей ладонью успокоила нервы, но совсем немного. Он велел мне не наряжаться, но будь я проклята, если не оденусь элегантно на встречу с мужчиной, который выглядел как он. Я пригладила свободной рукой свои золотистые локоны и тихо откашлялась. Щёки вспыхнули при мысли, что он, вероятно, наблюдал за мной через глазок, пока я стояла здесь в ожидании.
В тот момент, когда дверь открылась, мне захотелось выругаться. Не в плохом смысле, а в смысле: «О, боже, он так охренительно великолепен. Какого чёрта ему нужен кто-то вроде меня?». Он решил посмеяться, или этот парень не понимал, что вполне мог стать моделью Кельвина Кляйна на рекламном щите на Таймс-Сквер?
Его аквамариновые глаза изучали меня с таким накалом, что у меня подогнулись коленки.
— Я знал, что ты будешь прелестна, — сказал он, придерживая дверь открытой, и попятился, провожая меня полным магнетизма взглядом. Он снял лучший номер в отеле, что было приятно, учитывая тот факт, что это была связь только на одну ночь. — Позволь мне за тобой поухаживать.
Он потянулся за моим пальто и повесил его в шкаф за дверью.
— Ты всегда так наряжаешься по вечерам? — спросил он, его глаза пробежались по мне и сфокусировались на моих туфлях. — Я мог бы поклясться, что велел тебе прийти так, как ты обычно одеваешься.
Когда он вторгся в моё пространство, я сглотнула комок в горле и пожелала, чтобы жар, поднимающийся по моим щекам, убрался к чёрту.
— Ты очень хорошенькая, Эддисон, — сказал он. — Тебе следует это знать.
Я думала вернуть ему комплимент, но не хотела, чтобы он показался неискренним, поэтому лишь улыбнулась.
— Скажи, почему ты здесь? — спросил он.
— Разве это не очевидно? — мой лоб нахмурился.
Он поднял руку к моему лицу, накрутил светлую волну на свои пальцы и отпустил, позволяя шелковистой пряди упасть обратно на моё плечо.
— На каждый вопрос всегда есть два ответа: тот, который мы говорим себе, и истинный.
Я посмотрела на него сквозь накрашенные ресницы, и когда его челюсть слегка сжалась, мой взгляд остановился на его скуле.
— Я много работаю. У меня нет времени встречаться с мужчинами. Просто хотелось снять напряжение.
Он поджал полные губы и склонил голову набок, снова сканируя меня глазами. Потом забрал из моих рук сумочку и положил на стол. Мой взгляд метнулся за ним. Я была очень щепетильна в отношении своих вещей и в любое время должна была знать, где находится мой телефон. Он мой спасательный круг. Моя работа. Моё всё.
Я не знала, что делать с руками, если они что-нибудь не держали. Я посмотрела на свои пальцы. Лак цвета фуксии на моём левом указательном пальце начал откалываться, и у меня возникло сильное желание прямо сейчас побежать домой и всё исправить.
— Расслабься, Эддисон, — его голос, когда он наклонился и прижался своим горячим ртом к моей плоти, прозвучал как бархатный огонь. Уайлдер втянул воздух около меня, и его руки легли, впиваясь в кожу, на изгиб крутых бёдер. — Боже, ты так напряжена. Ты всегда такая взвинченная?
— Прошу прощения? — попятилась я, высвобождаясь из его хватки. — Я не взвинченная.
— О, поверь мне, так и есть. И ты даже этого не осознаёшь, в этом вся и прелесть. — Его глаза таили в себе смесь озорства и глубины, которые я никогда раньше не видела. — Ты перфекционистка. Помешанная на контроле. Ты выбрала одноразовые отношения, потому что у тебя очень специфические вкусы. Ты не успокаиваешься. Ты ищешь... самое лучшее. Не говорю, что я лучший – позволю тебе самой об этом судить. Но понимаю, что видят люди, когда смотрят на меня. Знаю, что собой представляю. Вот почему я привлекаю таких женщин, как ты.
Я сглотнула. Он читал меня как открытую книгу, хотя я не пробыла рядом с ним и пяти минут.
— Итак, я полагаю, что твой ответ на мой вопрос, причина, по которой ты на самом деле находишься здесь – правда, если желаешь, — сказал он, — заключается в том, что ты хочешь отказаться от контроля. Временно, конечно. Но, должно быть, это очень утомительно так крепко цепляться за все эти правила и принципы.
Боже, так и было. Но я чувствовала себя защищённой. Быть независимой, зарабатывать деньги и вкалывать, надрывая задницу, – вот что обеспечивало мне безопасность. И свободу. И только тот, кто побывал по другую сторону, мог это оценить.
Уайлдер взял меня за руку и снова притянул к себе. Наши тела вжались друг в друга, идеально подходя, как два правильно подобранных паззла. Он медленно поднял руку к моему лицу, его пальцы скользнули в волосы у меня на затылке, а большой палец коснулся челюсти.
— Нет ничего более свободного, чем просто всё отпустить, Эддисон.
Его рот завладел моим.
Всё случилось так быстро.
Было странно целоваться с незнакомцем. Все чувства исчезли – по крайней мере, из головы. Чем больше я поддавалась этому моменту, тем больше в моём теле разгорался огонь, который тлел там целый год.
Когда Уайлдер, наконец, оторвался, чтобы глотнуть воздуха, его пронзительные глаза встретились с моими.
— Что скажешь? Готова отказаться от контроля на час твоей скрупулёзно выстроенной совершенной жизни?
Я кивнула. Вот почему я оказалась здесь. Он попал в точку, и я не могла отрицать, как чудесно звучало «всё отпустить».
Шоколадно-каштановые волосы Уайлдера были сверху взъерошены и лежали непослушной волной, что соответствовало его имени4 и разжигало моё любопытство. Мне было ненавистно, что у меня не получалось читать его так, как он читал меня. Я понимала, что это должна была быть связь на одну ночь, одноразовый секс, но как я могла не хотеть узнать немного больше о человеке, который вычислил меня всего за три минуты?
Его пальцы расстёгивали пуговицу за пуговицей, и, обнажив кожу моего голого живота, он стянул с меня шёлковую блузку и бросил её на пол.
— Это Ребекка Тейлор, — сказала я, глядя на смятый дизайнерский топ, лежащий на гостиничном ковре. Уайлдер проигнорировал меня, уже стягивая вниз по бёдрам кожаные леггинсы от Prada. Он снял с меня туфли и зашвырнул их в угол. Я не могла поверить, что можно так неуважительно относиться к столь изысканным образцам дизайнерского искусства. Мне пришлось вкалывать, как проклятой, чтобы их купить. И пройти долгий путь от походов на школьную распродажу в «Goodwill5» до возможности пробежаться по «Barneys6», даже не заглядывая в ценник на пару туфель.
Уайлдер заключил моё лицо в ладони. Прохладный воздух гостиничного номера овевал мою кожу, вызывая покалывание мурашек на каждом квадратном сантиметре.
— Это всего лишь вещи, — сказал он, изучая моё лицо. Он продолжал стоять и ждал, приподняв брови.
— Ох, да, — спохватилась я, понимая, что настала моя очередь его раздевать. Мои щёки вспыхнули, я схватила его тёмно-синий свитер и стянула через голову, ещё больше растрепав его волосы. Потом начала трудиться над его пуговицами, проводя языком по припухшей верхней губе. Уайлдер ослабил галстук и через несколько секунд стоял оголённый по пояс, демонстрируя рельефный пресс и скульптурные плечи. Он сунул галстук в задний карман, и как только я потянулась к пряжке его ремня, остановил меня, положив свою руку поверх моей.
— Теперь я беру управление на себя, — сказал он. — И на следующий час ты потеряешься здесь в моём мире.
Мысль о потере контроля одновременно и соблазняла, и пугала меня. Я быстро подавила страх, напомнив себе о том, зачем сюда пришла.
— Думаешь, сможешь это сделать, Эдди? — спросил он.
Я застонала.
— Пожалуйста, не называй меня Эдди. Это всё, о чём я прошу.
Он нахмурил брови.
—Здесь командую я... Эдди.
Я закатила глаза.
— Хорошо, — сказал он, наклонившись и обняв меня за талию. Его губы снова нашли мои, и мы, оступаясь и спотыкаясь, устремились к кровати. — Я не буду называть тебя Эдди. Но всё остальное, что мне захочется сказать или сделать сегодня вечером, не в твоей власти.
Он уложил меня на кровать и поднял мои руки над головой. Сунув руку в задний карман, вытащил шёлковый галстук, обернул его пару раз вокруг моих запястий и привязал к изголовью кровати.
Я потянула за удерживающие меня путы. Он действительно меня связал. Это было сделано не для вида. Я сжала губы, моё тело покалывало с головы до ног, а стянутые галстуком руки дрожали.
Когда он навис надо мной, сила его необузданного возбуждения вызвала жгучее желание в моём лоне. От него пахло ветивером7, кедром, табаком и мускусом, – роскошным дорогим одеколоном, который могли позволить себе лишь немногие счастливчики.
Уайлдер потушил лампу, и его тело опустилось на меня. Окна от пола до потолка в нашем номере впускали мерцающий свет ночного Нью-Йорка, и, хотя мы находились среди миллионов людей, все же были заключены в нашем собственном маленьком мирке высоко над всеми.
Уайлдер сдвинулся вниз к моим бёдрам и завис над шёлковыми трусиками. Его пальцы скользнули под резинку трусиков, спустились ниже и стянули ткань с моего холмика.
— Изумительно, — восхищённо сказал он. На моих щеках вспыхнул румянец, и я была рада, что он не видит этого в темноте. — Очень. Изысканно.
А потом он разорвал их. Мои очень дорогие французские шёлковые трусики. С меня будто кожу содрали. Я открыла было рот, чтобы запротестовать.
— Это просто вещь, милая, — повторил он.

∙ ГЛАВА 2 ∙

УАЙЛДЕР


У неё был вкус возбуждения с цветочными нотками, и я улыбнулся при мысли, что она потратила время на подготовку к нашей недолгой встрече. Её трусики лежали разорванными в клочья на полу гостиничного номера, а я пожирал её тщательно ухоженную и восхитительно сексуальную киску.
Мой язык раздвинул складочки, и я скользнул в неё пальцем, исследуя её тепло и влажность. Она была тесной, даже слишком тесной, что идеально соответствовало её личности.
— Расслабься, — прошептал я, подняв глаза, и увидел, что она прикусила язык, а её запястья, удерживаемые галстуком, изгибались и извивались.
Мягкие стоны срывались с её полных губ, которые так и хотелось трахнуть, как будто она смущалась и сдерживала себя, но совершенно не могла с этим бороться. Я вдохнул её аромат, позволяя ему наполнить мои лёгкие, и продолжил лизать и исследовать её красивую киску.
Будь она другой девушкой, я бы позволил ей отсосать мне, а потом кончил бы глубоко в неё, но Эддисон была особенной. Что-то в ней подсказывало мне, что это, возможно, не последний раз, когда я её вижу.
Эддисон нуждалась во мне, независимо от того понимала она это или нет.
Я отодвинулся, оставив её задыхающейся, чтобы успокоиться и на минуту отвлечься от её оргазмов, и поискал пакетик из фольги, который положил на тумбочку.
Надев презерватив на набухший член, я нацелился прямо на её влажный и ожидающий меня вход.
— Ты готова, милая?
Она подняла голову, её глаза казались смущёнными даже в темноте.
— Я не ожидала, что это произойдёт так быстро.
— Хочешь ещё прелюдий? — спросил я. — Можно было бы позволить тебе пососать мой член, но я бы предпочёл похоронить его глубоко внутри твоей хорошенькой маленькой киски.
Она откинула голову на мягкую подушку и кивнула.
— Делай со мной, что хочешь, Уайлдер.
Меня никак не назовёшь мужчиной-шлюхой, но большинство девушек, с которыми я имел связь, были настолько фальшивыми в постели, что мне требовалось всё моё старание, чтобы член стал твёрдым. Они с энтузиазмом сосали мой член, как будто это был грёбаный леденец, а затем выкрикивали моё имя, как будто они пробовались на роль для треклятого порно. Эддисон была настоящей. Всё, что она делала – просто была самой собой.
И это заставило меня стать охренительно твёрдым.
Я прижал головку члена к её нежному входу и стал продвигаться сантиметр за сантиметром, пока не вошёл полностью. Она ощущалась как райское блаженство, как влажный сон подростка и как ночь в особняке Playboy одновременно. Если бы киски можно было сравнить с роскошными моделями авто, она была бы «роллс-ройсом». Тугой и мягкой. Влажной и манящей.
Один толчок. Второй. Сначала медленно, потом темп постепенно нарастал. Каждый толчок, к моему ужасу, приближал меня к краю пропасти. Мне удавалось часами трудиться над любой другой женщиной, с которой спал, но только не с Эддисон.
Я заставил себя думать о чём-нибудь отвлекающем. О бейсболе. О фондовом рынке. О смоге. Но мысли продолжали возвращаться к ней и к тому, как охуенно удивительно она чувствовалась на моём члене. Её бёдра подо мной извивались и раскачивались, встречая толчок за толчком, и она хваталась за галстук каждый раз, когда я вбивался в неё.
— Уайлдер, — страстно выпалила она. — О, боже мой…
Моя рука скользнула вверх по её груди, дерзкий сосок защекотал мою ладонь, и остановилась под её челюстью. Большой палец погладил её чувственный розовый рот. В следующий раз нужно будет обязательно испробовать, каков он в деле.
Я трахал её так долго, как только мог, заполняя свой разум как можно большим количеством несексуальных мыслей, пытаясь предотвратить неизбежное. Эддисон крепко прижалась ко мне, и с её губ начали слетать сексуальные стоны и ругательства, так что мне пришлось её поправить:
— Нет, милая. Здесь всё контролирую я.
— Но я не могу бороться... — выдохнула она, её слова повисли в воздухе, когда она попыталась мне повиноваться.
— Доверься мне. Я знаю, что тебе нужно, — еле слышно прошептал я.
Мне не хотелось из неё выходить. Хотелось остаться в ней навечно, наслаждаться её мускусным возбуждением, трахать всю ночь, раунд за раундом. Мы едва знали друг друга, и всё же она была одной из самых очаровательных девушек, которых я когда-либо встречал. Я никогда не сталкивался с такой чопорной, правильной и совершенной девушкой, которая втайне предпочитала быть связанной и грубо оттраханной. Хотя, полагаю, в этом был смысл.
Эддисон сдерживалась долго и упорно, но через некоторое время её тело сдалось, стало практически сотрясаться в конвульсиях, и она прикусила губу, чтобы не закричать. И когда она начала извиваться и дрожать на моём члене, я отпустил себя.
Восстановив дыхание, она бросила взгляд на тумбочку, где стоял будильник.
— Чёрт. Я должна идти. Мне уже через шесть часов нужно вставать.
— Серьёзно? — я запустил руку в волосы.
Она только что кончила на мой член, и это первое, что она сказала, когда всё закончилось?
— Развяжи меня, — сказала она, тотчас возвращаясь к прежней Эддисон. Я потянул за конец галстука, распутывая его. Она потёрла запястья и соскользнула с кровати, в то время как я наслаждался видом.
Её фигура напоминала песочные часы: крутые бёдра, тонкая талия, округлая натуральная грудь. В прежние времена она могла бы составить достойную конкуренцию Мэрилин Монро. Если уж на то пошло, она, вероятно, не осознавала, насколько сексуальна, или это было так далеко от её идеального списка приоритетов, что не имело для неё значения.
Она обшарила комнату в поисках разбросанной одежды, в которой пришла.
— Ты не мог бы вызвать мне такси? — спросила она, подбирая с пола туфли со сверкающими шпильками.
Такие женщины, как она, трудоголики, задумываются о своей сексуальности только тогда, когда понимают, как много трахаются их подруги, или когда они не спят по ночам, думая о том, как хорошо было бы прямо сейчас заняться горячим сексом. Я предположил, что именно так меня и нашла Эддисон.
Впрочем, я делал то же самое. Искал секс на одну ночь. Безобидное развлечение. Красивую девушку, чтобы на час или около того похоронить в ней мой член. Но теперь, попробовав раз, я захотел её снова.
Натянув джинсы, включил свет. Она была уже полностью одета, за исключением лежащего на полу порванного нижнего белья.
Эддисон шагнула ко мне, с таким видом, будто не знала, как попрощаться.
— Я никогда раньше так не поступала, — заметила она, нервно отводя взгляд. — Для ясности.
— Я так и подумал.
— Спасибо за сегодняшний вечер, — произнесла она низким хриплым голосом с лёгким южным акцентом. — Мне это было очень нужно.
Её красивые голубые глаза скользнули по мне, как будто она хотела перед уходом окинуть меня последним взглядом. Эддисон запахнулась в кремовое пальто и застегнула его на блестящую прозрачную пуговицу. Уходя, она выглядела так же прекрасно, как и когда приехала. Румянец на её щеках был единственным признаком того, что её только что оттрахали. В остальном она была чистой элегантностью.
— Послушай, милая, — сказал я, зарывшись пальцами в волосы. — Я вообще-то не завязываю отношений, но если ты захочешь видеться время от времени, думаю, это, можно устроить.
Я не мог поверить, что делаю ей предложение. Такого никогда прежде не случалось. Обычно, сначала девушка делала вид, что нисколько во мне не заинтересована, как будто я не знаю, что такое реверсивная психология, а потом следовал тонкий намёк на то, чтобы снова провести вместе время.
Эддисон даже не упомянула, что хотела бы увидеть меня снова, и я полагаю, тот факт, что она могла очень легко уйти ночью, и я никогда бы не увидел её снова, заставил меня нарушить правила.
Уголки её полных губ приподнялись, голубые глаза сверкнули.
— Это всего лишь секс на одну ночь, помнишь?
Она подошла к двери, находясь в нескольких секундах от того, чтобы навсегда исчезнуть из моей жизни. Я не мог этого допустить.
Поэтому остановил её, положив руку на дверь.
— Должно быть, секунду назад я не совсем ясно выразился.
— В чём дело?
— Мне необходимо снова заполучить тебя в свою постель.

∙ ГЛАВА 3 ∙

ЭДДИСОН


— Конечно, ты хочешь быть со мной снова, — сказала я. — Ведь я позволяю тебе связывать меня и делать со мной всё, что ты хочешь. — Уайлдер вздрогнул от боли – эмоциональной, не физической. Держу пари, что большинство женщин постоянно на него вешались. — Я не шутила, когда говорила, что не завязываю отношений.
— Я тоже, — его бирюзовые глаза изучали мои. — Я не завязываю отношений. Но связь на регулярной основе не является отношениями, Эддисон. Не в моём мире.
— Ты это говоришь сейчас, — возразила я, — но мне известно, как это происходит. Мы встретимся несколько раз. В один прекрасный вечер мы окажемся голодными, и всё закончится ужином. Где мы невольно поближе познакомимся, что заставит нас начать заботиться друг о друге. Мы будем с нетерпением ждать следующей встречи, а затем у нас появятся романтические мысли.
Он мог утверждать, что не имел в виду ничего иного, но я знала, что была права. Мне пришлось побывать в подобной ситуации. Кроме того, я уже была влюблена.
В свою работу.
— Я не собираюсь с тобой знакомиться ближе, — усмехнулся он. — Я даже не знаю твоей фамилии. Обещаю, что никогда не спрошу. И не скажу тебе свою.
Я уставилась на него. Он действительно хотел меня, и я не могла отрицать, как приятно снова чувствовать себя желанной. Но всё же. У меня не было времени на отношения. И в первую очередь именно поэтому я с ним связалась.
— Зачем всё это? — поинтересовалась я. — Я тебе не нужна. Миллионы девушек готовы убить, чтобы стать твоей временной секс-игрушкой.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • lisenok22_93bn о книге: Татьяна Шумкова - Странная
    Спасибо большое))))

  • elisha о книге: Тэсс Даймонд - Веди себя хорошо
    Хороша книга! Читать! Жду следующую!

  • Rose-Maria о книге: Лия Джонсон - Графиня Чёрного замка
    Не было там никакого матриархата. Одно название и только. А вот групавушка была. Героиня меня вообще удивляла с каждой новой главой. Домой вернутся она не хочет, семья у нее плохая. А тут два мужика ее обхаживают. Весь сюжет книги сводится к "поискам" мужей.

  • galya19730906 о книге: Морвейн Ветер - Остров дождей
    Первый раз не знаю, как оценить книгу. Хотела почитать лёгкую романтическую историю, а попалась книга скорее с трагическим сюжетом о героях войны с надломленной психикой и жертвах насилия. Книга не плохая и в то же время тяжёлая по атмосфере, но если бы заранее знала о чём, то не стала бы читать.

  • amberdarkwood о книге: Юлия Кажанова - Доверься мне
    Итак, что мы имеем: 25ти летняя девственница , которая бережет себя для мужа + благородный альфа который , конечно же все понял с самого начала , но не хотел пугать девушку = ассортимент анальных пробок в попе главной героини на протяжении половины романа. Слабо: ггня положительная, только потому что все остальные плохие, а ее все обижали; ее личных качества плохо прописаны. Множество , просто множество ошибок и опечаток, Роман не вычитан до конца

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.