Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52022
Книг: 127591
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Всё было совсем не так»

    
размер шрифта:AAA

Кицунэ Миято
Всё было совсем не так

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СОВСЕМ ДРУГОЕ ДЕТСТВО

Часть 1. Глава 1. Мой самый большой секрет

Ненавижу! Ненавижу! Как же я ненавижу быть слабаком! Не чувствовать свою чакру! Ненавижу своё мелкое тело, которое снова всё забывает! Иногда я так хочу, чтобы мне стёрли память, как Кураме, чтобы я снова был таким же дурачком, как в первый раз… Да, первый раз он всегда первый… А это уже… Вроде бы тридцать восьмой или тридцать шестой, я сбился со счета.
Мне всего семь новых долбанных лет… и до того момента, как я смогу хоть как–то худо–бедно работать с чакрой ещё почти столько же. Унылое детство. Унылая Академия. Унылая жизнь, в которой всё известно и которую я так хочу забыть. Или хотя бы что–то изменить. А то учись в Академии, где меня все ненавидят, потом узнавай, что я демон–лис, и поэтому меня все в Конохе гнобят и камнями обкидывают. Потом эта набившая оскомину команда номер семь с Сакурой и Саске во главе с Какаши…
Ну, ладно, этот период ничего так, но всего–то год! А потом таскайся в поисках этого непроходимого лучшего–друга–тупицы, который свалит к Орочимару!
Бегать от Акацуки, гулять три года с Джирайей, снова искать Саске, потом обретать свою силу, «знакомиться» с Курамой и остальными биджу, потом война и… мое новое рождение. С каждым разом я продвигаюсь всё дальше и дальше, но, блин, пара месяцев «новой жизни», и я снова ору в обоссаных пелёнках! А тридцать восемь раз видеть смерть своих родителей и нихрена не иметь возможности что–нибудь сделать. Жизнь — боль.
Может, правда, лучше сдохнуть? Я всё равно знаю, что будет дальше, жить не интересно… Я даже специально вывел из себя того старика полгода назад, он избил мою тушку почти до смерти, но всё–таки Курама спас меня, не дал умереть, хотя мне тогда очень хотелось… Решить хотя бы что–то самому, как уйти и когда…
К тому же, меня просто выбешивает, из–за того, что скоро снова начнётся это! Когда мной словно кто–то управляет, как куклой: говорю всякую душещипательную чушь, от которой народ становится на путь истинный. Знаю, кто что скажет и что произойдёт, потому что эти моменты повторяются из жизни в жизнь. Не в курсе, что за адский утренник со мной происходит, но больше всего мне бы хотелось, чтобы хоть что–то менялось. Или чтобы это всё кончилось, и меня больше не трогали, или чтобы я дорос хотя бы до восемнадцати лет.
Жизнь — боль, Наруто, я уже говорил тебе, да?
И вроде бы никто не заставляет, но я снова, как и в предыдущие свои детства, сижу на деревянных качелях. Туда — сюда. Жизнь — боль. Просто я не хочу никуда идти. Да и куда? В одинокую комнату, которую мне выделили после поступления в Академию? Да ну нафиг. Лучше здесь.
— Наруто, — чей–то голос вывел меня из глубокой задумчивости, и я даже вздрогнул. Что–то не припомню, чтобы ко мне кто–то должен подойти. Странно.
Обернувшись, я увидел Учиха Саске собственной персоной.
— Чего тебе, Саске–дураске? — вырвалось у меня. Мой будущий друг пока лучшего не заслуживает, а до «теме» он ещё не дорос.
— Я хотел извиниться, — тот стоял немного отрешенный и серьёзный, блин, он и в семь такой же серьёзный, как я помню по прошлым жизням.
— Чего?! — от неожиданности я чуть не свалился с качелей, как–то это совсем на Учиха не похоже. Мир сошёл с ума, или моё желание, чтобы хоть что–то изменилось, наконец, услышано?
— За то, что называл тебя слабаком и неудачником, — так же серьёзно перечислил он. — Извини, я был не прав. На самом деле ты очень сильный. Мир? — я тупо уставился на его протянутую руку.
Охренеть! Ну это же надо! Да чтобы зануда–и–зазнайка–мститель–шаринганистый–теме вдруг предложил мне мир сам?! Может, он решил приколоться надо мной? Или всё из–за того, что две недели назад Итачи убил всю его семью? Сегодня первый день как он пришёл на занятия. Меня так и подмывало спросить, что с ним и куда делся настоящий Саске, но я просто молча пожал протянутую руку.
Не буду отказываться от такого подарка, не совсем дурак же?! Но проверку всё–таки надо сделать. И, широко улыбаясь, сказал:
— Ха! Наконец–то ты понял, что я крут! — ну всё, если это прикол или есть подвох, то он вспылит и всё прояснится.
— Да. Однажды ты станешь самым известным шиноби в мире, — серьёзно сказал мне Саске.
— А… — я прикусил язык, проглотив чуть не сорвавшееся «а откуда ты знаешь?». Тупо выпучился на Учиха, на самом деле чувствуя себя семилеткой. И какое это было прекрасное чувство, новое…
— Ты действительно сильный, несмотря на то, как все к тебе относятся, ты до сих пор можешь улыбаться, — задумчиво произнёс почти последний представитель великого клана.
Блин! Всё страннее и страннее становиться.
— А чего тут сложного–то? — я улыбнулся своей фирменной улыбкой.
Хотя на этот раз мне действительно хотелось улыбнуться. В груди затеплилась надежда, и незаметно для Саске я скрестил пальцы за спиной, желая, чтобы это не было сном. Иногда снятся подобные штуки, накладываются воспоминания из «прошлых» жизней, и, видимо, я так хочу что–то изменить, что начинаю фантазировать…
Учиха тоже попытался улыбнуться, но его улыбка была еще хуже, чем у Сая, ну, когда мы с ним познакомимся. Просто растянутые губы, которые смотрелись страшно и нелепо.
— Как видишь, я разучился, — пояснил он, вернув лицу отрешённую невозмутимость. Блин, всегда думал, что этот парень постоянно строит из себя крутого, а он просто не мог улыбаться. Бедняга. Всё–таки мы связаны узами дружбы, и мне стало приятно, что на этот раз эти узы связали нас раньше… Может быть мы подружимся раньше и у нас будет не только один год из моих повторяющихся шестнадцати? Эх, мечты, мечты…
— Ух, это было жутко! Хочешь, я тебя потренирую? — «я хочу, чтобы это продолжилось, не уходи, Саске, стань моим другом»… Зажмурив глаза, я повторял это снова и снова.
— Хочу, — он кивнул.
— Ха! Тогда готовься! Скоро ты будешь улыбаться шире всех в Конохе! — я был готов расцеловать этого теме, хотя сейчас он уже не заслуживает эту кличку.
Саске действительно изменился. И я снова хочу жить, чтобы посмотреть на это. Он по–прежнему серьёзно смотрел на меня, о чём–то раздумывая. Интересно, что у него на уме?
— Наруто, пойдёшь ко мне в гости? — наконец выдохнул Учиха, видимо приняв решение.
— Чё? — я очень надеялся на такой вопрос, но всё равно он прозвучал неожиданно. Сердце заколотилось, как бешеное, улыбка сама собой растянулась от уха до уха.
— Сегодня на ужин будут онигири с тунцом, а на сладкое — трёхцветные данго. Только сам знаешь, в моём квартале много человек убили. Ты призраков боишься? — он отрешённо сдул с лица непослушную прядь.
— Да я ничего не боюсь! — я шустро спрыгнул с качелей, пока этот новый странный Саске не передумал, и схватил его за руку. — Веди!
— Тебя так легко взять на слабо, — всё внутри даже похолодело от этих слов — неужели всё–таки прикололся надо мной?!
— Чё сказал, бака? — я обернулся, но Саске вроде бы не изменился в лице, и мне стало понятно, что это «слабо» относилось к призракам.
Ха! Всегда с удовольствием поддерживаю легенду о том, что боюсь призраков, поэтому никто не ожидает от меня, что я могу притворяться призраком. Но это, конечно, когда я техники клонирования и хенге разучу. В этом мелком теле всё так медленно, хотя я тренируюсь каждый день, но нормально ничего не получается. Жрать нечего. Мышцы нарастают плохо. Контроль аховый. Каналы чакры совсем слабые, а имеющийся пока объём весь вообще уходит на печать души демона.
— Сказал, что тобой легко управлять, — прозвучал ответ. Я показал ему язык.
— Сам такой! А я делаю, что хочу!
— Пф! — смешно фыркнул Учиха, с его кирпичным выражением лица, это всегда смешно, кивком показывая, куда надо идти. Ну, я же как бы этого не знаю…
Двадцать минут мы молча шли до его квартала. Саске о чём–то думал, а я просто был счастлив и наслаждался новыми ощущениями. Впервые за тридцать восемь раз, в моём беспросветном детстве, где меня все шпыняют и не любят, а я всячески привлекаю к себе внимание, что–то изменилось. Мы держимся за руки, Саске такой сосредоточенный, но теперь, наконец–то, мне стало понятно, что у него просто что–то с эмоциями.
Квартал Учиха выглядит не особенно дружелюбно, мрачно, и остро чувствуется старый запах крови. После произошедшего были дожди, с тротуаров всё смыло, но кровь, она всё равно пахнет, даже Курама слегка шевельнулся внутри. Знаю, он ненавидит Учиха, и ему этот запах доставляет удовольствие. В самом большом доме, по–видимому, главном особняке клана, горел свет. Саске открыл дверь и стал разуваться в прихожей, я последовал его примеру. Никогда здесь не был раньше. Именно в этом особняке. Мой друг обычно жил в другом месте, он впервые на моей памяти поселился в том самом особняке клана, где он жил и где убили его родителей.
— Молодой господин, вы сегодня припозднились. Я уже начала готовить ужин, — к нам вышла довольно тучная кареглазая брюнетка лет сорока на вид, она улыбнулась своему «молодому господину» и тут заметила меня.
Меня всегда поражают окружающие люди: ну что им сделал я, семилетний ребёнок? Довольно приятное лицо женщины скорчилось в недовольной гримасе отвращения, она поджала губы и наморщила нос, словно и увидела, и почуяла кусок дерьма. Обычно меня это не трогает, но в присутствии Саске боль и непонимание царапнули сильнее.
Тётка выдавила:
— Это же…
Ну вот, а я то надеялся, что всё обойдётся, но, видимо, ничего не поделаешь. Сейчас он узнает, что со мной дружить не следует, и я вернусь в свою убогую замусоренную квартирку. Всё слишком хорошо начиналось…
— Это Наруто, — с нажимом и угрозой в голосе прервал мои размышления и тираду женщины Саске. — Мой друг пришёл ко мне в гости. Надеюсь, это Вам понятно, Мито–сан?
Лицо этой Мито–сан снова поменялось, приняв постное выражение, которое я бы расшифровал как «хозяин–барин».
— Как скажете, молодой господин, — пробубнила она, посторонившись и давая нам пройти.
— Идём, чего встал? — Саске снова взял меня за руку. — Пойдём, покажу тебе свою комнату.
— Ага, — пробормотал я, всё ещё не веря в своё счастье. Это же надо. Ради меня он дал отпор этой тётке. Молодец, всегда был крут, даже сейчас, в семилетнем возрасте. Хотя мы раньше и не общались никогда. Первое слово от него в свой адрес услышал лет в двенадцать…
Интересно, кто она? На меня навалилось сегодня столько новых эмоций, что я почувствовал, как краснею. Саске покосился на меня, разглядывая румянец, но промолчал. А взгляд–то у него… Уж очень взрослый. Ну, да… повзрослел пацан за одну ночь.
Все стены комнаты в которую мы пришли были заняты полками, забитыми книгами и свитками. На столе стояла статуэтка ворона из чёрного оникса, а в глазах её были красные кристаллы, возможно, что–то драгоценное, я не разбираюсь. Чуть не спросил, не принадлежит ли этот ворон Итачи, но вовремя прикусил язык. Не хватало ещё разрушить эту хрупкую дружбу, которую мне предлагает Учиха, напоминаниями о его брате и вообще показывать мою осведомлённость в этом вопросе.
— Ого, сколько у тебя книг! Ты что, и правда, их все прочёл? — решил я остановиться на нейтральной теме, чтобы не вызвать подозрений у Саске, который знает, что я болтливый и непоседливый, хотя мне иногда больше всего хочется просто залечь и смотреть на облака, как Шикамару. Я стал его понимать где–то после восьмой жизни. Первые жизни были довольно короткие, первый раз я дожил до того, как ушел из Конохи, а потом они постепенно стали удлиняться. Последний раз я победил десятихвостого и после окончания войны даже спать боялся ложиться, потому что именно после того, как я погружался в сон, просыпался в теле младенца. Но всё–таки меня сморило, и вот опять.
— Нет, — ответил Саске на мой вопрос про книги. — Я прочитал раз в двадцать больше.
— Да это же целая библиотека! — похвалил его я, разыгрывая детский восторг. Хотя Учиха и правда молодец, раз столько прочитал к семи годам.
— А ты думаешь, гением легко быть? — его хмык прозвучал нейтрально, без подначек и намёков, что ты–то, Наруто, вовсе не гений. Хотя я, по идее, много что помню из своих техник, но самостоятельно не могу их вернуть, мне словно требуется кто–то, являющийся стимулом, катализатором моего продвижения вперед. Самое интересное, что всё происходит в одно и то же время, хотя, помнится, во второй раз я тоже хотел стать гением, но мне будто кто–то подножки ставил, это жутко раздражало, ведь я всё знал и ничего не мог…
Саске прервал мои невесёлые воспоминания, протягивая мне какую–то одежду.
— Держи.
— Это зачем? — уставился я на голубые штанишки и рубашку в сюрикенах.
— Ну, ты же у меня ночевать будешь. Или ты голым спишь? — поинтересовался Саске, приподняв одну бровь. Не успел я ничего сказать, как он продолжил. — До ужина как раз успеем душ принять.
— Эээ, — «вместе что ли душ принять?» — заметались мои мысли, но вслух я выдал. — Я только позавчера мылся!
— А надо каждый день! — наставительно сказал он, словно отыгрывая роль мамочки. И, сунув мне полотенце, подтолкнул к двери, по–видимому, в ванную комнату. — Сам справишься? Или помочь?
— Я и сам могу! — я быстро заскочил в ванную и захлопнул дверь. Всё–таки Учиха немного странный какой–то. Не такой… Хотя не могу сказать, что мне это не нравится. Сейчас бы я просто сидел до позднего вечера на лавочке, потом заварил себе лапши и лёг спать. Всё происходящее очень сильно напоминает сон. Но это даже для сна нечто совершенно невероятное.
Я помылся, воспользовавшись всеми теми средствами, что нашёл в ванной, поэтому на ужине благоухал, как роза. Мито–сан оказалась домоправительницей у Саске, которую он нанял после того, как вышел из больницы, чтобы она ему убирала и готовила. Такой продуманный, хотя странно, что он до этого тридцать семь раз не догадался так сделать и жил, как и я, самостоятельно.
Что же, интересно, произошло с Саске, что он так изменился? С убийством всей семьи — это понятно, но что ещё? Ведь до этого всё было одинаково… Неужели и, правда, высшие, задолбавшие меня силы, решили разнообразить мою жизнь?
Ужин был обалденный, я накинулся на еду, уже и забыл, когда ел по–нормальному. Когда есть, что поесть, я могу съесть много, про запас, а то тех денег, что дают мне на содержание, на одну лапшу и хватает. Тем более, может, это просто день такой волшебный, подарок судьбы. Я посмотрел на Саске, который с каким–то странным выражением лица меня разглядывал.
— Кушай аккуратнее, — он протянул мне салфетку.
Я понял, что весь уляпался в рисе, ну всё, теперь точно выгонят… Быстро вытерся под пристальным взглядом Мито–сан.
— Пойдем, покажу кое–что, — сказал Саске, взяв в руку тарелку со сладким данго. Я встал из–за стола и последовал за ним.
Ну всё, сейчас вручит мне данго на прощание и скажет, что такие друзья ему не нужны. Интересно, пижаму надо будет снять или можно себе оставить, на память о таком странном вечере? Мы вышли в сад.
— Красиво, да? — спросил он.
Вечером в Конохе всегда красиво, в траве живут светляки, которые порхают, словно огоньки. Как–то Шино в одной из прошлых жизней говорил мне, что это специальные жуки его клана Абураме, вроде как для украшения, но они также являются стражами от ночных проникновений врага. Правда это или нет, не знаю, но обо всех передвижениях в ночи его клану всегда становится известно.
— Ага, — я настороженно притих, боясь нарушить тишину и слушая дыхание Саске, стараясь больше не злить его. Он смотрел на полную луну и светляков, потом поставил между нами блюдо с данго, и мы его съели. Первые сладости, которые я попробовал в этой жизни, чёрт, как же вкусно!
— Пойдём спать? Тебе постелить в гостевой комнате или в моей поспим? — спросил Саске.
— В твоей, — быстро сказал я. Не хочу, чтобы это кончалось слишком быстро.
Мы вернулись в комнату Саске, принесли из другой комнаты ещё один футон и легли рядом.
Ещё поболтали, хотя мой уже–почти–точно–друг, в основном, просто поддакивал.
Я уснул, желая, чтобы то, что произошло сегодня, не оказалось просто сном.
Часть 1. Глава 2. Предложение, от которого невозможно отказаться

Я открыл глаза и увидел перед собой лицо спящего Саске. Он морщился, как от боли, и тихо всхлипывал. Чёрные волосы разметались по футону, сам он лежал в позе эмбриона и шарил рукой по матрасу. Хотел его разбудить и дотронулся до руки, но он вцепился в мою ладонь и затих, спокойно засопев. Я не стал доставать свою руку, решив, что если моему новому другу так будет спокойнее, то можно и потерпеть. Жалко его. Кошмары мучают не только меня, ему, наверное, снится то, что сделал Итачи. К тому же в классе говорили, что брат поместил его в цукиёми, и он две недели провалялся в больнице под этим гендзютцу. Знаю, что убийство клана Учиха было миссией Итачи, но это бесполезно говорить нашему будущему мстителю, никаких доказательств у меня нет, да и не время пока, может быть, немного позже, снова попробую ему всё это рассказать. Хотя, помнится мне, что когда я попытался это сделать в своей третьей жизни, во время нашей битвы в Долине Завершения, когда он намылился к Орочимару, ничего хорошего из этого не вышло — он был просто зациклен на своей мести и не слышал меня.
Когда Саске стал просыпаться, я убрал руку, чтобы его не смущать и не смущаться самому, мы всё–таки парни и шиноби, мы должны быть сильными, чего бы это не стоило. Даже если мы двое сирот семи лет…
— Привет, — поздоровался он.
— Привет, — я встал с матраса и потянулся. Чудесный день. Разве может быть что–то лучше нового дня, на самом деле нового дня? Из кухни уже доносился приятный запах еды, и было слышно, как Мито–сан что–то напевала. Эх, за её стряпню готов простить ей даже её вчерашний взгляд.
Саске сходил в ванную. А выйдя, всё также спокойно, с безразличным лицом, произнёс:
— Я там тебе зубную щётку нашёл, вчера как–то забыл об этом, извини.
— Это… ничего, — стушевался я, вспомнив его вчерашнюю странную заботу обо мне.
Сколько помню, обо мне только Ирука заботился, точнее, ещё не начал заботиться, но начнёт, когда мне двенадцать будет, пока только игнорирует, как большинство шиноби и учителей в Академии ниндзя. Из–за этого меня так и подмывает на всякие пакости, чтобы хоть на секунду полюбоваться на их вытянутые лица и сбросить с них эту тупую пафосную маску безразличия, ладно в первый раз, во второй, но в тридцать восьмой это просто угнетает. Ловлю себя на том, что с каждым разом мои шутки становятся злее. Пусть я не владею техниками, но у меня опыт «гадостей ближним» на триста восемьдесят лет вперёд. Кстати, детство до выпуска у меня более–менее свободное, чего я только не пробовал делать, единственное, что мне надо сделать обязательно — это лица Хокаге раскрасить на скале, но рисунок обычно на моё усмотрение, и с Конохомару подружиться. Внук Третьего Хокаге пока совсем мелкий, ему и года, наверное, нет сейчас. Иногда, когда пробую делать «неправильно», на меня наваливается что–то и заставляет делать или говорить «правильно», мерзкое ощущение, я уже знаю, что это за «что–то», и обычно делаю сам, чтобы избавиться от него. Бесит, но это просто закон выживания в моём чокнутом мире.
За своими думками даже не заметил, как мы переместились на кухню, и я начал что–то есть. Вкусная еда чуть горчит от моих мыслей. Интересно, как долго продлится эта наша странная дружба? Ведь мы с ним должны подружиться только после экзаменов на чуунина. Хорошо бы и это поменялось, с ужасом понимаю, что один нормальный день для меня слишком мало.
— Слушай, Наруто, — Саске привлёк моё внимание и оторвал от невесёлых размышлений. — Не хочешь переехать ко мне? А то совсем одному в таком большом доме жить неуютно.
— Правда можно? — просто ушам своим не поверил. Неужели мои мечты начинают исполняться?!
— Конечно. Заберём твои вещи после академии и всё. Будешь жить тут, комнату любую можешь выбрать.
— Ура!!! — я не стал сдерживать свой порыв и заплясал от восторга, чуть не сбив Мито–сан. Но она уже нормально на меня посмотрела, даже с какой–то жалостью, и потрепала по макушке.
Сев обратно за стол, с аппетитом доел завтрак, к тому же Мито–сан положила мне добавки, сказав, что я совсем худенький и похож на заморыша. Ну да, а чего вы хотели от сиротки, который может себе позволить только заварную лапшу и молоко по праздникам?
Саске тоже странно смотрел на меня, но я никак не мог понять выражения его лица или о чём он думает. Такую рожу кирпичом ещё только его брат умеет делать, того тоже хрен поймёшь, то ли он прикалывается, то ли убить тебя хочет.
— Пошли в Академию? — спросил я, когда мы поднялись обратно в его комнату. Он только кивнул и стал собирать сумку.
— Только, Наруто, я… не пойми меня неправильно, но не говори никому в классе, что будешь жить у меня, ладно?
— Да мне и некому это рассказывать, — успокоил я его. Просьба была понятной, всё–таки он считается крутым парнем в Академии и, видимо, не хочет, чтобы его имя связывали с сироткой–демоном, которого ненавидит полдеревни.

* * *
На учёбе никак не могу сосредоточиться, хотя на ней и так не могу сосредоточиться, мне немного мешают это делать. Я даже думал, что это происки Курамы, но осторожные расспросы лиса уже после того, как мы подружились, ситуацию с моими повторяющимися жизнями не прояснили. Попробуй усидеть на уроке, когда у тебя словно шило торчит в одном месте, в то время, когда ты пытаешься послушать Асуму–сенсея или Ируку. Вот главное, как только я перестаю это делать и ложусь на парту, погружаясь в свои мысли, «шило» пропадает. Это весьма меня раздражает. Мне не дают выбора учиться или не учиться. Сейчас моя голова была занята Учиха Саске. Вот смотрю на него и просто не верю, что это тот человек, который позвал меня жить к себе. Та же отмороженная высокомерная задница, как и обычно, хмыкает и фыркает на вопросы одноклассников, на меня, может, разок только взглянул. Я даже испугался, что всё вернулось на круги своя, и эта внезапная дружба мне вообще просто почудилась, я, наверное, всё–таки уснул на уроке.
После учёбы Учиха подождал меня возле качелей. У меня сразу отлегло от сердца и, не сдерживая свою улыбку от уха до уха, я потащил его к своему жилищу, которое скромно называю «берлога». Саске, судя по его чуть округлившимся глазам, кажется, оказался под впечатлением. Я, правда, немного прибрать забыл, но это потому, что гостей не ждал еще ближайшие пару лет.
У моего нового–старого друга задёргался глаз, когда он обозрел мой беспорядок.
— Наруто, пообещай мне, что отныне ты всегда будешь убираться в собственной комнате, — наконец выдохнул Учиха, грозно смотря на меня. Да умел бы я делать теневых клонов, то обязательно бы одного послал, чтобы убраться.
— Эхе–хе, — печально вздохнул я, ероша волосы на затылке, — я просто забывал мусор выкинуть. Но с сегодняшнего дня обещаю убираться! — только бы он не передумал брать меня к себе, ведь действительно глупо вышло, если бы я знал о его приходе, а то ведь не знал, что странно для меня.
Саске, нахмурившись, сел на мою кровать, которая была самым чистым местом в комнате, заваленной банками из–под лапши, исписанными свитками и всякими обёртками. Я вытряхнул из коробки последнюю пачку заварной лапши и стал складывать туда свои вещи. Несколько свитков, три футболки, ещё одни шорты, пару чистых трусов, плакат с эмблемой Конохи вот, в принципе, и всё, последнюю лапшу мне, кстати, взять не разрешили.
Я уже стоял на выходе, когда меня остановил недовольный голос Учиха:
— А убраться тут?
— Ээээ, но… — меньше всего мне хотелось быть в этом месте ещё хотя бы пару мгновений, но, сообразив, что это что–то вроде проверки, воскликнул: — Я мигом!
Быстро найдя мусорные пакеты, стал быстро сгребать в них мусор с пола. Саске даже помог мне. Мы довольно быстро управились и выкинули восемь битком набитых мусором пакетов. А комната такой большой кажется, когда её уберёшь, подумалось мне, когда я бросил на неё прощальный взгляд. Надеюсь, мне нескоро она понадобится.
— Считай, что это наша первая миссия. Мы только что сделали мир немного чище! — сказал Учиха, когда мы вышли.
— Да! — я подпрыгнул от радости, что теперь точно буду жить у своего друга. Теперь можно будет заранее заняться его перевоспитанием, чтобы он не свалил к Орочимару и раздумал мстить своему брату.

* * *
— Саске, а ты… ты столько всего прочитал, может, ты расскажешь что–то мне? — вечером мы после ужина, приготовленного Мито–сан, также лежали рядом на футонах. У меня была как бы своя комната, но спать я предпочитал рядом с другом, к тому же тот был явно не против. Наверное, всё из–за его кошмаров.
— Могу рассказать, как образовалась Коноха, хочешь? — он коснулся моего плеча, словно хотел, чтобы я подвинулся к нему.
Я переместился поближе, и он обнял меня, это было неожиданно и приятно, просто он также, как и я, сирота, который боится одиночества. Саске перебирал мои лохматые пряди и рассказывал про Хашираму, деда Цунаде и своего беспокойного родственничка, Учиха Мадару, объединивших кланы Сенджу и Учиха, к которым присоединились кланы Хьюга, Абураме, Нара, Акимичи, Яманака, Инузука и разные другие. Я всё это знал, но так приятно, когда это тебе рассказывают, да ещё и рассказывает твой друг. Слушая, слышал, что Саске и самому интересно всё это мне говорить, так он чувствует свою нужность. Поэтому решил, что с этого момента буду всё у него спрашивать, даже всякие глупости, типа почему трава зелёная и небо голубое.
Начиная со следующего дня мы начали регулярные тренировки, к которым приступали сразу после возвращения из Академии. Саске сказал, что после случившегося с кланом и после того, как он провалялся две недели в больнице, он немного растерял сноровку, но мне его всё равно не обогнать. Это был вызов, и, что странно, рядом с ним не чувствовалось прежней скованности, словно мои «кукловоды» позволяют мне учиться, и это только подстегнуло мой энтузиазм.
Мы метали сюрикены и кунаи. Обычно раз за разом во время учёбы в Академии мне они доставались только на десять минут на время тренировки, ведь своего оружия у меня не было. Подбирал, конечно, на полигоне забытое или выброшенное, но оно обычно было непригодно к использованию. Центр тяжести смещён или уголок загнут, всё летит не туда, куда задумывал. В общем, когда Учиха поделился со мной нормальными сюрикенами и кунаями, дела пошли в гору.
Не сразу, ведь тело семилетнего мальчика это тебе не тренированный шиноби шестнадцати лет, но я всегда был упорным, а зная, с чем и с кем мне предстоит сражаться, упустить такую возможность потренироваться никак не мог.
Саске, кстати, действительно растерял сноровку, мы были почти на равных, что его немного удивляло, ну да, я же шалопай и дурачок, как все считают. Потом мы занялись тайдзютцу, вот тут он легко блокировал мои удары, но и это до поры до времени, просто в тот момент я ещё плохо управлялся с чакрой и не мог двигаться быстро или добавлять силу, а у моего друга это всё уже неплохо получалось. Он показывал мне приёмы, и я отрабатывал их, помня про Рока Ли и про то, что у него вообще нет техник шиноби, а его тайдзютцу будет на уровне великих мастеров.
Через две недели наших занятий во время спарринга я вдруг заметил, что у Саске активизировался шаринган. Чуть не заорал ему об этом, но вовремя вспомнил, что как бы не должен знать про секретные техника клана Учиха, иначе это будет слишком подозрительно: откуда семилетний сирота о таком в курсе? Он, видимо, что–то почувствовав, остановился, и тогда я воскликнул:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • evk82 о книге: Марина Ли - Два жениха и один под кроватью
    Превосходная книга. Отличный слог, динамичный сюжет.

  • elent о книге: Мария Боталова - Любовь демона
    Дочитала из упрямства. Нет, читается легко, но вот рояли в кустах уже просто задолбали. Стоят стройными рядами и через каждую страницу выскакивает очередной и вопит: Эге-гей! А у нас еще вот что в загашнике!
    Особенно умилила чистка в рядах ледяных демонов. Вот подходят по очереди идиоты и пытаются завербовать нежданную дочуру повелителя. Ушлый повелитель с сынком захватывает очередного подозрительного и утаскивает для допроса. И те исчезают. Раз, и нет демона. И никто, никто этого не замечает! Нет у мерзких заговорщиков семьи, друзей и даже подельников! Каждый строго сам по себе!
    И ледяная магия, что пропитала ГГ от макушек до пяток тоже как-то раздражает. И ,кстати, повелитель у ледяных так же мало значит, как и император. Дочь появилась? ну щаз мы о нее ноги, крылья и рога вытрем. начхать нам на твою повелительскую особу.
    Вишенка - возвращение драконов. Они улетели, вернуться не обещали, но вернулись..Занавес.

  • elent о книге: Мария Боталова - Метка демона
    Не впечатлило. А уж плюшки, что дождем посыпались на ГГ, заставляют плеваться. И папа у нее не абы кто, а правитель! И брат императора чуть что летит к ней на помощь. И семья ее радостно признает.... Из грязи в суперкнязи.

  • elent о книге: Мария Боталова - Беглянка в империи демонов
    Не состыкуется начало с продолжением. ГГ- затравленная девушка, вынужденная просто выживать, не ожидая ни от кого помощи. Ок. Замечательно. Случайно вляпывается в проблемы с демоном и ее забирает император, по совместительству брат проблемного демона. Ок. Понятно. Ей страшно, император поставил ее в известность, что образовалась у девы лишняя магия, которую надо забрать. Ок. Отлично. А дальше начинается комедия положений. На императора просто плюют. Его приказы для демонов - неинтересное сотрясение воздуха. Потому императору приходится самолично спасать ГГ из всех передряг. Приставить к ней охрану могущественный император как-то не соображает. Потом появляется любитель пирожков Варек и его питомец, разносящий все окружающее только так. Нет, я понимаю, что даже в серьезной книге может быть юмор. Но здесь юмор просто детсадовский. И портиться все впечатление от начала.

  • РыжеВласка о книге: Валерия Чернованова - Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать
    Приятная история с водоворотом событий и эмоциональными скачками.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.