Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52153
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Раз принцесса, два принцесса»

    
размер шрифта:AAA

Раз принцесса, два принцесса

Раз принцесса, два принцесса

Раз принцесса.

Я не настолько спешил, чтобы выехать к сплошной разделительной. Пускай крайняя левая остаётся свободной для всевозможных торопыг. Похоже, так же думало и большинство участников движения. Но и безмерно спешащие находились. То и дело слева от меня проносились их шикарные точила, как правило, сотрясая округу инфразвуковыми аккордами своих сабвуферов. Если это снаружи почти нестерпимо, то каково в салоне? Принудительный массаж для внутренних органов, в том числе и мозгов? И не думаю, что полезный. Впрочем, вечно спешащие, возможно, придерживаются иного мнения. То ли их номера фигурируют в гипотетическом списке "неприкасаемых", то ли платежи по штрафам для них не очень заметная расходная статья бюджета, но тут на шоссе, где камеры с фиксаторами скорости висят через каждый километр, летать с такими превышениями...? Хоть и почистили асфальт сегодня хорошо...
Мотающийся передо мной "полуботинок", гружённый какими-то коробками, прибавил скорости. Я тоже притопил педаль, но не слишком. От того, что я пойду за ним впритык, быстрее не доеду, в тоже время несколько лишних метров дистанции не помешают для манёвра. Главное, чтобы между нами никто не влез без спроса. И вообще, в мои почти шестьдесят, я уже сорок лет за рулём. С армии, в общем. И никаких серьёзных аварий. Правда, в той самой армии отличился... Ну, да ладно, этого кроме меня всё равно никто не помнит.
Пикап вдруг подпрыгнул на невидимом мне препятствии. У него открылся задний борт и на асфальт посыпались коробки. Давить их не стоит, по крайней левой полосе меня никто не догоняет, хотя по встречке идут плотно. Я крутанул руль и, счастливо избежав наезда на потерянный груз, выехал на крайнюю. И тут же увидел, как выскочил через разделительную прямо на мою полосу какой-то "мерин". Он шёл мне прямо в лоб, деваться было некуда, я успел только ударить по тормозам.
Удар, стон разрываемого металла, лобовое разлетается в крошку. Сработала подушка. Мой старенький "Опель-Кадет" изо всех сил старается сберечь меня, своего хозяина. Одно немецкое железо корёжит другое. Перед глазами рожа водителя "Мерса" с раззявленным от крика ртом. Темно, вот и конец мне...

***

Оказалось, не конец. Я лежу на спине на чём-то жёстком, кажется, ничего не болит. Ужасно хочется есть и пить. Поют птички - зимой? Некто с сопеньем вылизывает мне лицо...
- Уйди! - говорю я и открываю глаза, одновременно отстраняя вылизывателя.
Передо мной маячит довольная собачья морда. Привёл в чувство, значит? Ну, спасибо!
"Да не за что!" - звучит в голове ответ... собаки?
Так, глюки... Я в больнице и мне перекололи обезболивающего.
"Ничего тебе не перекололи!" - ответствует собака. - "То есть там, в нашем мире, может и перекололи, но тут ты в трезвом уме и твёрдой памяти".
- Нет, ты мне кажешься! - слабо отпираюсь я. - Собаки не разговаривают. Я попал в аварию, и мне укололи наркотик.
"Обезболивающее?" - уточняет пёс, подходя ближе. - "Значит, ты теперь не должен чувствовать боли?"
Порода у него, сейчас вспомню... мальтийская болонка. Крупный такой собак, с завитой белой шерстью. Глаз, как и у всех болонок, миниатюрных и эдаких переростков, почти не видно из-за этих завитушек.
- Я и не чувствую! - гордо отвечаю между тем я на поставленный вопрос. - А меня так переломало...
"Тогда ты будешь не прочь, если я тебя слегка укушу?" - вдруг предлагает псина, слегка приподнимая при этом губу и демонстрируя белые, острейшие... - "Тебе же всё равно не будет больно?"
- Э-э... не нужно! И что ты вообще от меня хочешь? - дипломатично перевожу я разговор на другую тему.
"Чтобы ты поскорей огляделся и пришёл в себя. Мы с Василием и так ждём тебя целые сутки!"
- Василием? Есть ещё и Василий?
Я привстаю и оглядываюсь. Да, богатый глюк. Мы на какой-то полянке в лесу. Зимы нет и в помине, светит солнце, мы, правда, в тенёчке. Заливаются птицы, вьются насекомые. Одно садится мне на лоб и оказывается, что боль от укуса я чувствую отлично. Реагирую машинально.
Хлоп! И слепень повержен. Этот хлопок по лбу как-то вселяет в меня уверенность, что собак прав. Точнее, что неправ я. Трясу головой, пытаюсь протереть глаза, обнаруживаю, что при этом к лицу лезут чужие руки. Не мои, с довольно-таки "музыкальными" пальцами, а какие-то рабоче-крестьянские и грязноватые. Они торчат из рукавов потрёпанной куртки, тоже не моей. И одет я с чужого плеча, и вообще - я не я! Я привычный - близорук до чрезвычайности, нынешний же отлично обхожусь без очков, которых нет и в помине. Оборачиваюсь и замечаю ещё одно живое существо - пасущуюся невдалеке лошадку. Покрупнее пони, но всё равно довольно миниатюрную.
- Привет, лошадь! - обращаюсь к ней, уверенный, что она обязательно ответит.
Та, однако, только горестно фыркает и, отвернувшись, продолжает нащипывать траву.
"Она не разговаривает!" - сообщает мне пёс. - "Тут только у нас с тобой, да у Василия человеческие матрицы".
- Где это "тут"? И кто, наконец, этот Василий?
"Василий, это кот. Да вон он идёт, лёгок на помине!"
Собак совершенно не по-собачьи мотнув головой, указывает мне направление. Повернувшись туда, я вижу преодолевающего травяные заросли довольно крупного белого кота. Он спешит к нам. И этот белый!
- А белого петуха у нас нет? - спрашиваю я.
"На "Бременских музыкантов" намекаешь? - отвечает пёс, с едва уловимым смешком. - "Нету петуха, и мы не музыканты, а, скорее, циркачи".
- Вы меня простите, - перехожу я на подобие официального тона, - но я никогда раньше не общался с собаками и... котами. То есть, конечно, общался...
"Но не вербально?" - вступает в разговор подошедший Василий.
Он не полностью белый: тёмный нос и переносица, жёлтоватый хвост и кончики лапок, а главное - голубые глаза свидетельствуют о причастности к его происхождению особей сиамской породы. Кот между тем продолжает:
"Однако вы можете заметить, что только вы общаетесь с нами вербально, то есть словами. Мы же с Толиком отвечаем вам иным способом, который для простоты можно называть телепатия".
- Толик, это...
"Я это!" - подтверждает пёс. - "Вот и познакомились!"
- А я Владимир Миха...
"У всех тут у нас отчества были!" - прерывает меня грубоватый собак. - "Длинно это, Володей будешь, хоккей?"
- Хоккей... - соглашаюсь я. - А как же лошадь? Её как зовут?
"Неизвестно", - отвечает кот. - "Мы владеем памятью местных матриц, но сколько не вспоминали... Может тебе вспомнится? А может её и вовсе никак не звали - лошадь и всё!"
- Это вряд ли! Вон, какая красавица! Пускай будет Ксюша! - заявляю я. - Кстати, а есть, что поесть и попить? И что такое "матрица"? И что я тут, в конце концов, делаю?
Поесть нашлись остатки какой-то колбасы и чёрствого хлеба, напоминающего лаваш, попить тухлая вода в тыквенной фляжке, которую я нюхнул и тут же выплеснул. Впрочем, ручей оказался рядом. Всё продуктовое богатство и многое другое не столь питательное обнаружилось в стоящей тут же на поляне двуколке. Я поел, честно поделившись колбасой с Толиком и Василием, а хлебом, опять-таки с Толиком и Ксюшей, заинтересованно подошедшей поближе. Ел и вспоминал, "что я тут делаю", точнее должен сделать. Оказывается, есть некое задание и оно заложено в мою память, в память кота и собака.

***

В мирах, которых, как выяснилось, имеется огромное количество, постоянно происходят игры. Кажется, я нечто подобное уже где-то читал, а теперь и сам попал в действующие лица такой игры. Кто те неведомые игроки, которые ведут эти игры, точно неизвестно. Думаю, их вполне можно назвать богами, что меня, атеиста, в общем-то, несколько коробит. Успокаивает только то, что эти "боги" имеют мало общего с христианским Богом, которого, такого, как он описан в священных писаниях, не существует. Они не всесильны и не всеведущи, они не создают миры, а только живут в них, иногда путешествуют, дружат и конфликтуют с другими "богами". А иногда затевают от скуки игры. Их можно понять: когда доступно выполнение любых желаний, один азарт и толика неизвестности могут внести перчинку в нудный процесс бесконечной жизни. Или не совсем бесконечной? Это тоже неизвестно.
Так вот, игра: приморская империя Ургр... в общем, передать это название в русской транскрипции и произнести без тренировки почти невозможно. И не нужно, поскольку значит это слово то же самое: "империя". Она, эта империя, в лице своего руководства решила немного округлить территорию и присоединить прилегающее к её границам горное королевство Лёр. Честно говоря, не так уж империя нуждалась в лишних территориях самих по себе. Но чёрный бриллиант Лёра, по мнению агрессоров, великолепно смотрелся бы в имперской короне. Поскольку это королевство с недавних пор обеспечивало большую часть континентальных потребностей в железной руде, стали, меди и ещё кое-какой незаменимой для местной экономики продукции.
На беду для империи, король Утаран был достаточно прозорлив, чтобы, несмотря на благожелательную риторику дипломатов соседствующей державы и их клятвы в вечной дружбе, предположить возможность такой агрессии. И авангарды имперских войск, едва продвинувшись по чужой территории, упёрлись в хорошо укреплённые горные перевалы, оседлать которые с ходу не смогли. Не смогли и позже, хотя гонцы из столицы постоянно доставляли приказы один категоричнее другого. В общем-то, война была проиграна толком не начавшись: лёрцы сидели на тщательно подготовленных позициях, изредка постреливая, но готовые обрушить на нападающих шквал огня. Не испытывая, кстати, в своих тёплых бункерах беспокойства от ночных заморозков, которые в горах бытуют даже летом. А для имперских войск, кое-как окопавшихся в неприветливых теснинах, предстояла ещё осень, а за ней и зима.
Конечно, в этом провале была виновата в первую очередь разведка, проморгавшая возведение замаскированных укреплений на перевалах и их гарнизоны. Император Го вызвал начальника этой службы, с намерением выслушать его прощальный доклад и отправить провального руководителя в непочётную отставку, с последующей тайной ликвидацией. Главный шпион, однако, предвидевший такое окончание своей карьеры, вплоть до мало аппетитных подробностей, имел на этот случай последний козырь, который и выложил на стол императору. Это была "козырная дама", точнее принцесса.
Принцесса Клисса, старшая дочь короля Лёра, всегда отличалась независимостью характера, острым, не девичьим умом и большим влиянием на отца, видевшего в ней, за отсутствием сыновей, продолжателя своих дел. К сожалению, по нелепой шутке Победившего Бога, женского пола. В свою очередь Клисса с удовольствием играла роль умного и любознательного мальчика. И не только играла: она досконально изучила в путешествиях свою небольшую страну. И не, сколько природу и живописные пейзажи, сколько её рудники, мануфактуры и прочие производства, не исключая и дымящих, дурно пахнущих железоделательных заводов.
На беду, в момент начала войны Клисса находилась не на территории Лёра, но за границей, в ныне негостеприимной и вражеской империи. Разведка этой державы, может быть, оказалась и не вполне компетентной в выполнении заданий на чужой территории, но наследницу престола сопредельного королевства, тем не менее, быстро расшифровала. Несмотря на её попытки путешествовать по документам на чужое имя, принцесса и её сопровождающие были взяты под наблюдение, а за день до начала военных действий их попытались без особого шума задержать.
Но угроза начала войны, видимо, уже витала в воздухе и люди, составляющие спешащий на родину маленький отряд, были настороже. До пограничных постов оставалось всего несколько часов езды, когда на лесной дороге люди принцессы попали в засаду. Из кустов ударил мушкетный залп, сильно проредивший строй, несмотря на надетые под одежду кольчуги из лучшей стали. Тем не менее, сопровождающие тоже ответили плотным мушкетным огнём, изрядно поколебавшим решимость засадных. Но понукаемые командами капитана, те всё, же ринулись в атаку и после короткого, но кровопролитного боя использовав численное преимущество, сломили сопротивление выходцев из Лёра.
Немногих оставшихся в живых наспех перевязали, почти не пострадавшую принцессу вытащили из-под слегка придавившей её убитой лошади и пересадили в подогнанную карету. И всех отправили в замок Клобрук, принадлежащий, как можно догадаться барону Клобруку, неудачливому, но упорному руководителю имперской разведки. Там пленники и содержатся в ожидании, когда в них появится надобность.

***

Всё это я "вспомнил" на той же полянке, приводя в порядок себя и упряжь двуколки. К счастью, я в этом немного разбирался, поскольку и сам в деревне родился, а до армии нигде дальше "района" и не бывал. Потому местные игроки и ждали меня, или не меня конкретно, но кого-то, кто не сробеет при виде лошади и сразу, же примется за дело. А если учесть, что я почти два десятка лет проработал в цирке, то всё окончательно становится на свои места.
Но я всё, же предпочёл бы в этом мире карьеру музыканта, хотя бы и не бременского, поскольку по слабо натянутому канату, например, не ходил уже лет десять и несколько сомневался, получится ли у меня? Но коллеги уверили, что самое главное, в обеих матрицах, моей и местной содержатся необходимые навыки, а значит, успех гарантирован. К тому же здесь я значительно моложе, мне лет двадцать пять, и достаточно тренирован. Хотя с былой, армейской тренировкой, конечно, не сравнить.
Спрашивается: зачем вытащили меня из лежащего в моём мире в коме тела, когда и местный очень ничего себе? А шут их, игроков, знает!
Что будет, если я там умру? Останусь здесь в этом теле. Неплохо, как будто... Только тут средневековье, в хирургии и даже в стоматологии прогресс очень не велик. Банальное воспаление аппендикса, и - мучительная смерть. У нас-то я давно прооперирован, а тут - увы! Зато зубы крепкие, пока все на месте, поскольку тут сахара днём с огнём не сыщешь, о кариесе слыхом не слыхано и... живут же как-то люди! Так, а если мне дома настанет время прийти в себя? Что-то ответа на этот вопрос ни я, ни коллеги не знают.
Ну, остальное по ходу дела. Сейчас первоочередная задача: ... опять пожрать, поскольку местное тело не кушало почти двое суток, а доеденная мною колбаса, это такой мизер! К тому же мне и помогли с ней справиться, хотя Василий наверняка ходил ловить мышей, однако не сознаётся. А Толика я и спрашивать не стал, грубиян он. Ну, а Ксюша, естественно, по травке. Хотя, от ячменя тоже не откажется.
Значит, в ближайшую деревню. Немного денег у меня есть. В поясных карманчиках, это самое надёжное в средневековье место. Медь и пара мелких серебряных монет. Но где-то в окрестностях есть ещё припрятанное: времена такие не очень законопослушные, если можно так выразиться. Так, что с собой лучше много не носить. Потому, кстати, и лошадка, вроде пони. Нормальную "под седло" или даже крестьянскую отнимут и спасибо не скажут, а такая никому не нужна. Мне только. Про кота и собака уж и не говорю.
Деревня довольно далеко, запрягаю индифферентную Ксюшу, и мы отправляемся. Толик усаживается со мной рядом, но иногда спрыгивает на лесную дорогу, побегать по придорожным кустам, распугать птиц и каких-то мелких животин. А Василий пристраивается на ящике у меня за плечами и вцепляется когтями в его деревянную крышку. Иногда он начинает жаловаться, что его укачивает, и нельзя ли поэтому ехать помедленнее? Но жалобы затихают и я, обернувшись, вижу, что чувствительный котяра дрыхнет самым нахальным образом. Во сне его, значит, не укачивает? Зато во сне он перестаёт придерживаться, и на очередной ямке чуть было не слетает под колёса. Я ловлю ошалевшего со сна Василия и укладываю на колени. Он сначала крепится, но потом его опять смаривает, он роняет голову мне на ноги и, помурчав, засыпает. Всё же котам нужно спать чуть ли не двадцать часов в сутки, несмотря на то, какая в них матрица.
Двуколка примерно такая, как была у председателя колхоза в моей деревне, даже подрессоренная. И я откуда-то знаю, что в этих краях, рессоры, это самый шик. Не откуда-то, а из памяти местной матрицы, бывшего владельца этого тела. У повозки есть и обширный грузовой отсек - деревянный ящик, который у меня вместо спинки сиденья. Там мой предшественник хранит свои цирковые причиндалы, и даже музыкальные инструменты. Ну и продукты, когда они у него есть.
Кажется, Ксюша и без меня знает, куда ехать, скоро мы выруливаем на довольно оживлённую дорогу, которая ведёт, кстати, к замку Клобрук. Но это позже и значительно дальше. Проехав по разбитой "трассе" мили две, мы сворачиваем с неё и скоро попадаем в деревню. Меня, точнее моего предшественника в этом теле тут хорошо знают, многие здороваются или просто приветственно кивают. Я тоже раскланиваюсь в ответ: артисту нежелательно с кем-нибудь ссориться. Лошадка доставляет меня к дверям таверны и останавливается без малейших моих указаний. Подходит служитель, берёт недовольно трясущую головой Ксюшу под уздцы и ведёт к кормушке и поилке. Я даже не распрягаю лошадку: скоро ехать. Толик остаётся в двуколке за старшего. Народ в деревне разный, ох разный! Да ещё и пришлых много. Залает коллега, я и выскочу спасать своё имущество. А может и куснуть. Костей я ему принесу, тут собак иначе, чем костями и не кормят. Не мясо же на них переводить? Однако, Толик, по праву деятеля искусств немного избалован: любит курятину.
А Василия я беру с собой внутрь, что вызывает у собака глухую ревность. Он даже предлагает мне сегодня оставить на страже кота, и вообще, чередовать. Я обоснованно возражаю, что кот, конечно, тоже может задать незабываемого перцу какому-нибудь вору, а пронзительным мявом вызвать нас на подмогу. Но об этом знаем только мы, а потенциальным ворам придётся доказывать на практике. Возможно, несколько раз. В тоже время, Толику нужно просто показать зубки и сказать вполголоса "Грр!" И в большинстве случаев этого оказывается достаточно. Логика на нашей стороне, но упрямый Толик хмуро твердит, что всё равно нужно будет "потом" попробовать.
Заходим в таверну, Василий лежит у меня на плечах и изображает воротник. Отдельный стол, тушёное мясо с овощами, на запивку кувшин пива. Коту тоже мясо, но на блюдечке. Посетители заходятся в смехе, поскольку кот не в пример нормальным голоднющим деревенским, чинно восседает на стуле и аккуратно поедает кусочки, которые я с поклонами подношу ему на остриях двузубой вилки. Притом, что грудка у него повязана платочком, изображающим салфетку.
Обычная реприза, "кот-аристократ", но в этом мире бедном на культурные развлечения она вызывает ажиотаж и приносит мне несколько медных монеток, позволяя окупить сегодняшний обед. Привлечённые раскатистым хохотом, в таверну набиваются люди с улицы. Деревянные пивные кружки уже ждут их на стойке. А когда под восторженные вопли мужиков - "Смотри! Смотри!" - кот ещё и приподнимает лапку, чтобы промокнуть мордочку платочком... мой капитал увеличивается ещё на три монетки. Это инициатива Василия, он сам придумал.
"Ну, чисто наша баронесса!" - комментируют зрители, возвращаясь на улицу или к своим тарелкам. Я переставляю блюдце под стол, и Василий спрыгивает туда. Представление закончено и теперь он может поесть, самым обычным для кота образом.
Миска с костями отправляется на задний двор. Там есть и немного мяса, жилистого, но всё же. Хозяин давно предлагал поставить нас всех на довольствие в обмен на пару ежедневных представлений. Нет, невыгодно: объезжая окружающие деревни и города я заработаю больше. Ловлю себя на том, что незаметно съезжаю на обдумывание экономических проблем Бушуя. Это меня так зовут - Бушуй. Не о заработках нужно думать, а о том, как вытащить принцессу. Именно такая задача стоит перед нами.

***

Обычно после плотного обеда Бушуй удалялся в самую дешёвую комнатку совмещённой с таверной гостиницы, чтобы вздремнуть часок-другой. Но сегодня, к удивлению хозяина, ему приспичило куда-то ехать. Мы выехали из деревни почти в самый полдень, когда даже не самый ленивый селянин норовит пристроиться где-нибудь на травке в тенёчке. Улицы деревни опустели, даже бдительные собаки и те не подумали облаять Толика, гордо возвышающегося рядом со мной. Он поел и как раз успел вздремнуть в тени двуколки. А нас с Василием тянет в сон. Он спит у меня на коленях, а я болтаюсь туда-сюда, придерживаясь за вожжи. Палит солнце, и я вытаскиваю из ящика широкополую соломенную шляпу. Ещё голову напечёт! Лошадёнка увлекает двуколку в направлении Клобрука. Скоро он появляется из-за поворота дороги.
Клобрук, это не просто замок, то есть крепость. Таковой он был когда-то давно. С тех пор у его стен вырос город, который вскоре тоже обнесли невысокой стеной. Теперь происходит то же самое. До ворот в город ещё далеко, а вокруг уже не леса-поля а кварталы вполне городских домов, по меркам этого времени, конечно. Некоторые даже каменные и с черепичными крышами. Скоро придётся новую стену строить. Или не придётся, если Империя радикально замирится с соседями. Тут оживлённее, чем в деревне, лают собаки, пылят ребятишки, останавливаются поглазеть на меня и мой зверинец. Скоро все будут знать, что "цирк приехал". В другое время меня бы это обрадовало, но не сегодня.
Я ещё не въехал в город, но миазмы его жизнедеятельности уже хорошо ощущаются. В деревне это как-то легче переносится, но запахи средневекового города, да ещё летом, это что-то! Это притом, что местный барон штрафует за выплеснутые на улицу помои и прочие нечистоты. Поборник гигиены, понимаешь! "Ждите, проедет специальная бочка, туда и выливайте". А она почему-то не всегда приезжает. Хозяйки смиренно ждут весь день, а потом под покровом темноты творят своё гнусное дело, предварительно отойдя подальше от дома. Соседям под окна, короче. А те к ним. В общем, днём в городе пахнет не ещё не так крепко, как ночью.
Я приблизился к воротам, солдат городской стражи неспешно выполз из тени навеса и, подняв руку, заступил мне дорогу:
- Кто такой?
- Бушуй, сын Бушуя, сержант! Комедиант.
И не лень этому на самом деле, никакому не сержанту, а последнему рядовому из рядовых вылезать в своей кирасе и кожаном обмундировании на полуденное солнце из тени? Где, кстати, имеется и скамеечка, на которой как раз и сидит настоящий сержант, в данный момент, попивающий что-то из запотевшего кувшинчика. Полагаю, не кипячёное молоко. Конечно, не лень, это не только служба, но и бизнес.
- Комедиант, значит? Это дело! Плати налог на скотину и проезжай!
Время от времени солдаты наглеют и начинают требовать различные виды мзды, хотя въезд в город формально бесплатный. Потом какой-нибудь слегка ошкуренный ими купец прорывается к барону и жалится ему. Поэтому знатных и зажиточных вратари стараются не обижать, но иногда ошибаются. Барон гневается, солдат, как правило, самых рядовых порют, и безобразие на время прекращается. А сегодня, значит налог на скотину? Наверно, барон уехал? Ах, да! Ведь война же!
- Какой ещё налог, сержант?
- А такой, что если продашь на базаре лошадь, то процент полагается барону.
- Но я не собираюсь её продавать!
- Все так говорят, чтобы не платить! Да не боись, когда будешь выезжать, вернут тебе твою медяшку.
Лучше заплатить, хотя можно намекнуть на знакомство с сильными мира сего. Но это значит вызвать недовольство, а может даже и придирки. Монета перекочёвывает в потную ладонь мздоимца, и тот теряет ко мне интерес. Квитанцию, по которой мне теоретически должны были бы вернуть денежку, он мне отдать, естественно, забывает. Их вообще никто и никогда не видел. Эх, и погуляют палки по твоей толстой заднице, солдатик!
Гостиница в нашем мире не потянула бы и на половину звёздочки. Зато никакой дискриминации по доходам и знатности. Есть чем заплатить - живи, пока деньги не кончатся. И никто тебя не спросит, барон ты или вор с большой дороги. И документов не спросит. Правда удобства, включая умывальник, на заднем дворе, но за отдельную плату тебе в номер и таз с горячей водой принесут, а горшок, наоборот, вынесут.
Я пристроил Ксюшу в конюшне и поселился как всегда на верхнем, третьем этаже. То есть, Бушуй там всегда поселялся. Тут не так жарко, как может показаться: сверху под раскалённой черепичной крышей ещё чердак. Туда тянет сквозняк с нижних этажей... Терпимо, в общем, и дёшево.
Правда, любимую Бушуеву комнату прямо передо мной занял какой-то молодой хлыщ в потрепанном дорожном костюме. Увидел я его мельком в коридоре. Юнец, но под носом уже пробиваются нахальные чёрные усики, волосы до плеч, шпага на боку... Мелкий дворянишко, видать. Бушуй, а значит я, и сам такой - законный сын своего законного дворянского папы. К сожалению, умершего в бедности и одну только шпагу мне и завещавшего. Но это только для метрик и прочих документов я дворянин: афишировать своё происхождение комедианту, пожалуй, не стоит. А с началом этой войны тем более. Но шпагу носить имею законное право! При желании, которого нет.
Определившись с комнатой, я, в конце концов, дал волю организму. Не стал ему препятствовать, едва сняв сапоги, рухнуть на топчан, прикрытый набитым травой матрацем. Как меня сморило! Да и то: сегодня утром я ещё рулил по окружной и вовсе не на двуколке! И вообще: перед ночью необходимо выспаться. Уже сквозь сон я почувствовал, как Василий тоже запрыгнул на кровать, пошуршал травой в матрасе и, в конце концов, устроился в ногах, что-то невнятно бормоча. Толик же, как и я, просто рухнул, только не на кровать, а на пол. Около двери, потому, что там прохладнее и сквознячок. Это он мне поведал, зевая. Впрочем, я уже, кажется, спал.

***

Мой мир, или какой другой - ничего не меняется. То есть, это я про себя: буквально за шиворот вытаскиваю свой организм из кровати, а тот, бормоча "ну ещё полчасика!" стремится улечься снова. Никаких полчасиков! Нас ждёт работа! Позевав, организм нехотя соглашается, но тут, же вспоминает, то опять голоден, а на голодный желудок... сами понимаете! Приходится спуститься вниз и перекусить. К удивлению хозяина, отказываюсь от вина, пью пиво. Мои напарники сегодня не афишируют свои артистические способности, сидят под столом и довольствуются тем, что я им туда спускаю. Ужин, как и всё хорошее когда-нибудь кончается, пора "на дело".
Бушуй однажды побывал в замке, правда, не везде, конечно: в донжон его не пригласили. Построенный когда-то в дикой местности на холме, Клобрук ныне оказался в центре одноимённого городка. Сейчас замку было бы труднее выдержать какую-нибудь осаду, множеством которых славился прошлый век. Когда власть короля была ещё не столь крепка, междоусобицы были любимым феодальным видом спорта. Ежегодно в Империи вспыхивало до десятка местных войн, в ходе которых немирные бароны вторгались на земли соседей, осаждали, а порой даже брали их замки, попутно разоряя и убивая всех попавшихся им на пути.
Так продолжалось до тех пор, пока дед нынешнего императора Го, которого тоже звали Го, но с добавлением эпитета "Великий", так вот этот дед поклялся на реликвиях Победившего Бога, что отныне будет замирять буйства своих вассалов не увещеваниями, как раньше, а с помощью военной силы. И не просто поклялся, но и создал для этой цели несколько армейских полков имперского, так сказать, подчинения. И, поскольку гордые бароны не вняли, эти полки вскоре были использованы по назначению. В те времена военные как раз вкусили прелестей использования пороха, как в виде зелья для новоизобретённых пушек и мушкетов, так и в форме мин, удобных для подкладывания под крепостные стены, а особенно под ворота. В общем, не пожелавшие смириться были в краткий срок разгромлены, их замки разрушены, а земли поделены между лояльными королю соседями.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • evk82 о книге: Надежда Мамаева - Ты же ведьма!
    Начало было интересным, а потом как-то стало скучно и предсказуемо. Смогла осилить чуть больше половины, может потом как-нибудь дочитаю...

  • vsa2016 о книге: Кристина Юраш - Принца нет, я за него!
    С друдом прочитала 30%, надеялась начнется интересное, но больше не осилила. Откуда такой высокий рейтинг? Вроде что-то происходит, но смысла никакого.

  • elent о книге: Надежда Мамаева - Ловец
    Очень неплохая история. Разве, что финал как-то резко ускорен и несколько раздражает рояль в кустах - прорицательство Фло и ее родственные связи с начальником Тэда, так что появляется ощущение заранее спланированности событий, но все равно прочла с удовольствием.
    Ярко и выпукло описан мир, окружающий ГГ, так что так и видишь стену воды, ржавые батискафы и городские окраины.

  • elent о книге: Наталья Мамлеева - Отбор без права на любовь
    Мда, не ожидала от автора такой наивной сказочки. Уровень школьницы. Всякие королевские отборы невест в магических фэнтези смотрятся достаточно органично. Но в космическом антураже высоких технологий отбор выглядит смешно и нелепо.
    Так же как смешна и нелепа ГГ, взрослая женщина, пытающаяся играть в детектива-революционера. Собиралась на отбор осознанно, но всякий раз попадает впросак, словно вообще про империю знает только поверхностно, не углубляясь в детали. И при этом бесконечно повторяет, как хочет разгадать тайну смерти сестры и отомстить в случае чего. А вот выучить матчасть религия не позволила, не иначе. Консульство в империи так засекретило все материалы?
    И поведение девочки-подростка во время встреч с Первым советником. Быстренько влоюбляемся в такого загадочного и могущественного лорда. Проходим тот самый Поцелуй, от которого мозги вылетают напрочь и уже не так волнуемся за бунтовщиков, сколько за отношения.
    Кстати, попытки встретиться с бунтовщиками, как и поведение самих бунтовщиков, по-детски нелепы, примитивны и ни разу в реале неосуществимы даже в наше время, не то, что, в будущем при заданных автором условиях тотальной слежки.
    До конца не дочитала. Пожалела время.

  • Sofiyka о книге: Светлана Суббота - Шесть тайных свиданий мисс Недотроги
    Очень классный роман, сюжет затягивает! Очень жду вторую, заключительную часть

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.