Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46892
Книг: 116450
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Возрождение Феникса»

    
размер шрифта:AAA

Из искры возродится пламя ©.


Пролог.


Я стар уже. Да и устал, если честно. Я наблюдаю за всеми своими детьми, но времени не хватает. Значит, нужно что-то менять.
Я нашёл замечательный мир, называется Земля. Он странный. Там нет магии, но есть наука. Живут там только люди. То есть, это они так думают. Да. А присмотреться — кого только нет! Уж я-то знаю! Ведь я — Феникс! И вот что я придумал…

***

Лишь осознав тлен бытия,
Увидишь мелочность забот.
Из искры возродиться тот,
Кто рядом с мертвыми стоял.


Глава 1.


Противно зазвенел будильник. Старый допотопный агрегат времен расцвета СССР, который гремит так, что и мёртвого подымет. Как раз для меня.
Потому что я и есть мёртвый. Да-да, не удивляйтесь. Что тут такого? Вполне себе нормальный зомби. Свеженький, как шутят у нас, хорошо сохранился. Потому и живу своей старой жизнью, в которой я был студентом.
Люди в своём безразличии слепы, как новорождённые котята. Будет, к примеру, гореть дом, думаете, кто-нибудь кинется на помощь? Два раза «ха»! Самое малое — станут снимать на камеру в телефоне. Не подумайте только, что для помощи и предоставления полиции, или ещё каким органам. Нет. Похвастаться друзьям, типа, я невероятно крут, заснял пожар до приезда пожарных.
Почему я утверждаю с такой уверенностью, спросите вы? Собственно, я так и умер. Почти задохнулся от дыма в горящей многоэтажке. Меня не заметили и не стали искать. Нашли уже после тушения. Признаков жизни я тогда не подавал, вот меня и отправили в морг. А там попался в зубы помирающему от голода зомби. Тот со страху и грызанул меня. Но я же был жив по прибытии в морг-то. Меня «откачали» и вернули в люди. Поэтому сейчас смотрюсь красавчиком.
По сравнению с остальными моего вида, конечно. У меня нет проблем с отваливающимися конечностями и подобной дребеденью. Нет присущего запаха тления. Но и человеком я перестал быть. Могу есть, но вкуса не чувствую. Питаюсь донорской кровью. Знаю, не вампир, но ходить по моргам или кладбищам и жрать человечину… Бр-р-р… Увольте… Самому противно. Так и перебиваюсь, как говорится, с хлеба на воду.
Как и все нормальные студенты, подрабатываю, конечно. Или работаю и подучиваюсь? Это как посмотреть. Без подработки нашему брату не выжить. И сейчас я имею в виду не зомби.
Когда я говорил, что люди слепы как котята, я имел в виду и себя. Ну, надо же, каким был наивным: мнил, что мы — в смысле, человечество, — единственные разумные существа на Земле. Да-да. Три раза «ха!».
Став нежитью, увидел, как был неправ. Судите сами: домовые, лешие, кикиморы, русалки, навьи, мары, вампиры, оборотни, зомби. И это ещё малая часть. Последние трое живут среди людей повсеместно. Потому что внешне почти не отличаются от человека. Я — яркий тому пример.
Конечно, зомби в меньшей степени, ведь не всегда получаются такие превосходные экземпляры, как я. Но, тем не менее, среди людей можно встретить и нашего брата.
Кстати, да. Я был весьма и весьма удивлён, когда, придя на работу уже будучи в состоянии нежити, обнаружил, что наш директор, Арсений Пантелеймонович, — кто бы вы думали? Подсказка: не вампир и не оборотень! Да нет, не зомби. Домовой! Представьте себе?! Вот это я был удивлён! Но шифровался он хорошо, просто замечательно! Конечно, для домового он был высок, но это только говорило о его почтенном возрасте, который насчитывал под тысячу лет. А для человека — низкоросл, около ста шестидесяти сантиметров. И то, по-моему, если считать с туфлями на каблуке сантиметра в четыре.
Вызвал он тогда меня к себе в кабинет и сказал:
— Марк. Давай поговорим с тобой по душам.
Да давайте, жалко нету. Только где она, моя душа, я и сам не знаю. Вслух, конечно, не сказал, но подумал. А шеф, кажется, понял
— Марк. Ты замечательный человек, — тут я приподнял бровь. И шеф исправился. — Прости, привычка. Так вот. Ты замечательный зомби. — Если честно, я чуть не рассмеялся, настолько забавно это звучало. Попросил остановиться на человеке, и шеф начал в третий раз. — Марк! Будь серьёзнее! Ты, говорю, замечательный человек! Но давай с тобой договоримся. Если ты не уверен, что можешь держать себя в руках — прости, но тебе тут не место.
Я открыл было рот для возражения, но у меня вырвалось лишь неопределенное бульканье, так как мои разглагольствования директор пресёк ещё в зародыше
 — Не перебивай, — он может быть убедительным, когда хочет. Опыт: годы жизни дают знать о себе. — Я не особо знаю твоих хм-м… сородичей, но и того, что знаю, хватает. Буду обобщать и говорить «вы» — ты не обижайся, я пока имею в виду не тебя конкретно. Так вот. Зомби — плохо контролирующие себя мёртвые. И чем дольше он состоял в мертвецах, и чем позже его обратили, тем меньше контроля. Возможно, я открою тебе секрет, но вас уничтожают. Да-да. Уничтожают. Хотя, тут следует оговориться. Не только вас, а всех тех, кто своим действием или бездействием выдаёт существование своего вида. К примеру, сбесившегося оборотня или обезумевшего вампира отловят и прибьют свои же. Но зомби более всего подвергаются такой… чистке…
«Несправедливо»! — подумалось мне
— Несправедливо, подумаешь ты, — а я вздрогнул, потому как именно это и подумал. Шеф изволит издеваться? Или он просто душевно переживает за меня? — Но ты подумай сам, Марк. Много ли мозгов у полупропавшего мертвяка? Сам понимаешь.
«Нет, это все-таки несправедливо! Ну, живут же люди без мозгов, почему нам нельзя?»
— А представь, он сможет двигаться. Из чувств у него — одни инстинкты, а из инстинктов — пожрать. Вот и будет кусать, кого ни попадя. Не хорошо это. Таких безнадёжных того… отстреливают. Так что, хочешь жить, Марк, соблюдай правила. А их не так много. Не выдай себя и других. Не навреди. А если навредил — не спались.
На последних словах у меня глаза медленно приобрели квадратную форму
— Ну, а что? Кушать тебе тоже надо. Поэтому если кого хочешь покусать — будь предельно осторожен, — шеф наконец-то перестал маячить передо мной и сел в своё директорское кресло, огромное, кожаное и высокое. В сочетании с его малым ростом смотрелось презабавно.
Вот это финт ушами. А он продолжил:
— Ты остальных различать можешь?
— Да.
— А как? Я кто? Как ты это понял?
— Вы — домовой. Чему я несказанно удивился, так как домовые привязаны к дому, а тут… — я пожал плечами, показывая, что дома здесь не наблюдается. — Без своего дома они погибают. Как понял — по ощущениям. Вы уютный, домашний такой, хоть и в костюме-тройке, но у вас аура тёплая. Как будто из детства. Вампиры — холодные. От них тянет смертью. Сладковатый запах, приторный, аж на зубах вяжет. Но людям нравится, очевидно, в этом и состоит притягательность вампиров. А у оборотней рядом идёт их зверь. Вот и всё. Ну, про остальных, думаю, смысла нет рассказывать, они внешне сильно отличаются от людей. Ах, да, про своих-то забыл. Зомби пахнут мертвечиной, прелой землёй и тлением.

      — Да уж. Так ты ещё и интуит. Забавно. Весьма и весьма.

      — А что значит «интуит»?

      — То и значит, что чувствуешь сущности ты на интуитивном уровне. Дело в том, что вампиров можно отличить по внешним признакам. Кожа бледнее обычного. Яркие глаза. Румянец на щеках, причём и у мужчин тоже, как будто специально рисовали. Холодное тело. Всё это выделяет их из общей массы. Оборотни же имеют узкий зрачок. Ну, не постоянно, конечно, но увидеть можно. Люди тоже это видят, но думают — кажимость. У зомби всегда, запомни, всегда присутствует нарушение кожного покрова. Это заметить легче, чем почувствовать запахи. К примеру, ты не пахнешь. То есть, пахнешь как человек. Заметь, все эти отличия, что я назвал — на физическом уровне. А ты чувствуешь сладкий запах смерти или видишь оборотных зверей. Интуит, одним словом, — тут директор не выдержал и рассмеялся. А если уж быть совсем точным, то заржал, — зомби-интуит! Держите меня семеро! Интуит! Зомби!
Я обиженно вздёрнул нос кверху.
Отсмеявшись, шеф сказал:
— Ты прости, Марк, но это и вправду смешно. Интуитами бывают только вампиры, но даже самые сильные из них не видят оборотных зверей рядом с оборотнями, уж прости за тавтологию. Просто представь, как вытянутся их бледные морды, узнай они о твоей способности.
— Вам не нравятся вампиры? — осторожно спросил я.
Лицо директора стало жёстким.
— На этом самом месте в 1002 году стоял мой дом. В нём жил молоденький домовёнок, только-только отселившийся от семьи и получивший себе целый дом в пользование! Представь только себе — целый дом! Пусть и того дома-то было: сени, общая комнатка да кухня с погребом. Он радовался и наводил порядок, как мог. Заговорил погреб на холод, чтобы у хозяина не прокисало молоко. Выгнал мышей из сеней. Договорился с местным лешим, чтобы не напускал чащобу. Да только напрасно. Вампиры спалили всё подчистую, когда загнали в мой дом своего сородича. Нет, я понимаю, он подлежал уничтожению, так как был совершенно безумен: капающая слюна, красные глаза, руки и рот в крови. Но никому не пришло в голову проверить дом на наличие жителей. Хозяин погиб. Я забился в погреб и просидел там больше месяца, пока не погасло пожарище и не выветрился запах дыма. Уйти оттуда я не мог. Строить новый дом на месте сгоревшего никто не захотел. Люди вообще стали обходить его стороной, называя проклятым местом. Так и жил из века в век. Сил набирался. Вырос. И потом построил себе дом сам. Пусть и выглядит он как офис. Тут до сих пор сохранился подвальчик, спасший мне жизнь. Вот теперь сам посуди, есть ли мне за что любить кровососов.
На этом Арсений Пантелеймонович улыбнулся и сказал
— Да не боись ты, я вполне адекватный. Ни на кого не кидаюсь и веду себя вполне цивильно. Но и особого расположения к ним не чувствую.
Вот так мы и поговорили с директором по душам. Я уверил его, что кусать направо и налево не собираюсь, уж слишком брезглив. А потому буду вести себя вполне прилично.
Так и стал жить. Учился. Работал. У меня появились друзья. При жизни их особо-то не было, я был замкнутым молодым человеком. Интровертом, вот. А, превратившись в зомби, переменился: стал общительным, заводилой. Причем, друзья — не из людей. Оборотни, вампиры. Оборотни, кстати, вполне себе классические представители жанра фентэзи: волки, с альфа-самцом во главе и своей территорией. В основном, территории разграничивались по районам. Ведь зверям тоже нужно было, где побегать. Вампиры так же выглядели классически. Не сказать, что все красавцы писаные, нет, но этот их магнетизм притягивал.
Как оказалось, представители нелюдей были и среди моих знакомых. Представьте, у нас лекции читал самый натуральный зомби! А мне этот вечно рассеянный дед казался не от мира сего. Оказалось, что не казалось. Когда я пришел в своей неживой ипостаси к нему на пару, то был поражён! Зашифровался не хуже шефа! Мы тогда посмотрели друг на друга многозначительно, однозначно поняв без слов.
Вот так и оказывается, что живёшь бок о бок с человеком, а он и не человек вовсе.

Глава 2.

      И катилась моя жизнь по ровненькой дорожке, да только до первого поворота.
      Пришел я как-то с работы. Уставший — жуть. И голодный к тому же. Мы еле уломали двух клиентов на перестройку объектов по нашему образцу. И времени, и нервов потратили вагон, но оно того стоило. Объект мы получили — загляденье! Мало того, что маленький по объёму, но дорогостоящий, так ещё и оформление на наш выбор. Ляпота!
      Так вот. Зашёл я к себе в квартиру, кинул ключи в коридоре на тумбочку и потопал в ванную, смыть с себя сегодняшний день, как говаривал Высоцкий.
      Уже почти зашёл в ванную комнату, как боковым зрением увидел движение на кухне. Остановился резко и свернул туда.
     И знаете, что я вижу перед собой? Сидит на моем стульчике за моим столиком мужик. На вид самый что ни на есть человечный человек. Но чувствовалось в нем что-то такое эдакое... Древнее. Сильное. Мощное.
      Думаю, он знал, к кому припёрся без приглашения, потому я, особо не стесняясь, открыл холодильник, достал стакан, прикрытый блюдечком, наполовину наполненный кровью, и выхлебал его в два глотка. Уу-х, хорошо-то как! Теперь можно и с голодным равняться. Неплохо бы мяска ещё хряпнуть для пущего эффекта... Но... Обстоятельства не те.
      Затем повернулся к гостю. Пусть и незваному, но вежливость ещё никто не отменял.
— Я вас слушаю, милейший, — ну, а что? Я могу быть учтивым. Клиенты научили улыбаться тогда, когда хочется скрежетать зубами.
— Хм, — хмыкнул мой гость. — Ты забавный. Не трус. Амбициозен. Да и внешне не дурен. Силён. Сможешь защитить дитя. Да. Ты подойдёшь.
Теперь хмыкнул я.
— И как вы это поняли? Я только зашёл и успел сказать три слова. Как тут что-то можно понять? — и я пожал плечами.
— Много чего, если знаючи. Ты не испугался. Остался спокойным. Волнение, конечно, присутствует, но ты держишь себя в руках. И ты сильнее человека. Значит, сможешь защищать себя
— Сначала вы сказали «дитя».
— Ах да, в этом-то и суть. Я пришёл к тебе с взаимовыгодным предложением. Прошу выслушать и подумать. И только после дать ответ. Ну, так что? Мне рассказывать?
Я кивнул. Почему бы и нет. Вдруг что дельное скажет.
—Я из рода Фениксов.
«Ох, ни фига ж себе! — подумалось мне. — Вот почему огонь мерещится. А я уж было думал, что интуиция моя того... Накрылась медным тазом».
А мужик продолжал:
— О сути фениксов стоит говорить? Или ты в курсе?
Я утвердительно кивнул:
— В общих чертах. Вы — существа, которые, прожив жизнь, сгораете и возрождаетесь из пепла вновь. И так по кругу.
— Да. Мы — древние, и, по сути своей, бессмертные существа, обладающие огневой мощью, даже в вашем мире, где нет ни капли магии. Но перерождается каждый раз один и тот же феникс. Из него не может родиться двое или трое. Поэтому наша численность ограниченна. Но феникса можно выносить. И, сгорев, родить. Мы это не можем сделать. Потому, что для рождения нужно умереть, а сгораем мы... Как бы тебе объяснить понятнее... Сами по себе.
— Пока начало не очень, — честно признался я, — сами подумайте: помирать во имя возрождения чужой нации не особо хочется.
Феникс кивнул на справедливое замечание.
— Всё так. К сожалению, смерть неизбежна в любом случае.
«Только не для меня. Я и так мёртв».
— Сколько ты можешь прожить? Ваши учёные проводили исследования и выяснили, что, к примеру, сердце человека рассчитано на сто четырнадцать лет беспрерывной работы. Но есть и другие факторы, влияющие на продолжительность жизни. И, в особенности, на её качество. Ты можешь прожить и все девяносто лет в нищете, перебиваясь с хлеба на воду. Но нужна ли тебе такая жизнь? В болезнях и без единого проблеска света?
«Нет, ну, не все же так мрачно»! — подумалось мне.
Феникс сверкнул глазами.
— Может и не всё так мрачно, но суть ты уловил. Я могу предложить тебе совершенно иную жизнь. В достатке. Без болезней. Ты будешь уверен, что тебя не пырнут в подворотне ножом за бутылку пива, или не собьёт на машине блондинистая цаца без мозгов, которой права подарили на двадцать лет. И ты будешь знать дату своей смерти. Уверяю тебя, это большой и толстый плюс — знать, когда умрешь. Жить размеренно и постепенно планировать свою жизнь, не боясь оставить после себя недоделанные дела. И умереть в здравом уме и твёрдой памяти, сгорев быстро и безболезненно. Согласись, это дорогого стоит.
Я кивнул:
— Цена вопроса?
— Тебе придётся приехать в наши земли и пройти через первозданный огонь. Если выживешь — в тебе зародится жизнь. Маленький сгусток энергии, будущий феникс. И у тебя будет ровно сорок лет для наслаждения жизнью. После придёт время для рождения. Ты сгоришь и умрёшь. Останется лишь яйцо, из которого через время народится новый феникс. Если тебя это утешит — он будет похож на тебя внешне.
— Каковы мои шансы? — спросил я.
Феникс понял меня сразу же.
— 75\25. Даже больше: 70\30. Правда, — он серьёзно посмотрел на меня. — 30% — это очень высокий шанс, что ты не сгоришь в первозданном огне. Скажу сразу, боли не будет. Огонь просто проверяет, насколько ты силён духом, чтобы выносить дитя нашего народа. Слабаки просто развеются.
В принципе, всё ясно-понятно. Что тут думать? У меня будет почти полвека для жизни без проблем, быстрая смерть, здоровье и достаток, так почему бы и не помочь древним существам? Для себя я уже всё решил, но поломаться для приличия надо.
— А как будет проходить процесс моего обогащения и беззаботной жизни? Вы дадите мне денег?
Феникс рассмеялся.
— Ну, говорю же, забавный ты. Нет, юноша, не дам, — мне было смешно слышать такие слова от человека, сидящего напротив и выглядевшего моим ровесником. — Всё это будет следствием пребывания в тебе сущности феникса. Это его защитная реакция, чтобы выжить. Если его носитель будет хорошо питаться, быть здоровым, всеми любим, и никто не будет причинять ему зла, то у детёныша больше шансов выжить. Ты станешь везунчиком. Баловнем судьбы, как говорят у вас на Земле. То есть, даже если ты будешь лежать на диване и ничего не делать, всё равно кто-нибудь постучит в твою дверь и предложит денег. Или еды. А уж если пойдешь работать... В общем, ты меня понял.
Понять-то я понял, только один вот вопрос меня занимал, причём весьма.
— А как будет проходить сам процесс... М-м-м... Вынашивания? Как бы я — мужчина, и сорок лет ходить с пузом набекрень, с фениксом внутри, не очень-то располагает к принятию положительного решения.
Тут Феникс рассмеялся, почти что как Арсений Пантелеймонович.
— Ох и выдумщик! Не будет пуза, успокойся. Сущность феникса, это как... Дух огня поселится в самом тёплом месте, которое есть у человека.
Я покраснел.
— Не знаю о чём ты подумал, извращенец, но я имел в виду душу. В районе груди будешь ощущать тепло. Вот и всё.
— Я понял, вопросов больше не имею.
— Думай, Марк, — он впервые назвал меня по имени. А сам, кстати, так и не представился. — Я приду через два дня. Тебе хватит времени на раздумья?
— Хватит.
Хватит-хватит, тем более что я уже все решил.
— Вот и славно. До встречи, Марк.
И он исчез. Вот так просто, сидел на стуле, мгновение — и нет его. А я пошёл, наконец-то, в ванную.
Спал я в эту ночь крепко, но сны снились престранные. Как будто я сидел в кресле гинеколога с огромным пузом и материл на чём свет стоит чёртового феникса, так злостно обманувшего меня.
Два дня пролетели незаметно, и вот — дежавю. Прихожу я с работы, а у меня гость. Смирившись с тем, что помоюсь я не раньше, чем через час, я пошёл переодеться. Да и поужинать не мешало бы.
— Добрый вечер, Марк.
Я кивнул в ответ.
— Добрый.
— Твое решение?
— Согласен.
— Замечательно, — Феникс выдохнул и расслабился. Тоже волнуется, птичка певчая. — Теперь обговорим детали.
И мы обговорили. Я говорил, что мне в ванную не попасть в течение часа? Забудьте. Четыре чёртовых часа мы обговаривали эти самые детали. Да я почти имя придумал будущему фениксёнку! В общем, дав мне ценные указания, феникс опять отбыл своим оригинальным способом. А я потопал в вожделенную ванную!
Договорились мы до того, что мне нужно добраться до земли Фениксов. Как вы понимаете, не в этом мире. Сначала до Сахары. Там — пешочком до портала. А на той стороне меня встретят.
Я булькал, как таз с вареньем, на предмет удалённости портала от цивилизации. Ну что за птицы! Всё у них не как у людей! А не в таком специфическом месте портал забабахать слабо? Зато скольких бы проблем лишились!
— Наоборот, приобрели, — поучительно сказал мне тогда феникс, подняв кверху указательный палец. — Это ж портал, а не проходной двор — заходи, кто хочет, бери, что хочешь.
Да, тут он прав. В Сахару точно никто не сунется.
Выдал мне мой проводник подвеску. На простом шнурке висел круглый медальон. Когда он его раскрыл, чтобы показать мне, я чуть со стула не упал. В медальоне было вырезано изображение птицы с переливчатым красно-золотистым оперением и красивым хвостом, как я понимаю, пресловутый феникс, и там горел огонь. Да-да! Небольшой такой костерок с ноготь пальца размером.
Я попробовал было отказаться от такого подарочка. На фиг надо! Спалит ещё меня ко всем чертям и фамилию не спросит! Но не тут-то было. Феникс встал и добровольно-принудительно надел мне его на шею. Место соприкосновения с кожей на мгновение опалило болью, и всё стихло.
— Это частица первозданного огня. Она поможет отыскать портал. Будет нагреваться. И ты почувствуешь, как тебя тащит к чему-то. Не сопротивляйся, просто иди.
— Ладно. Что-то с собой нужно?
— Только те вещи, которые нужны, чтобы добраться до пустыни.
— Хорошо. Постараюсь побыстрее оказаться в Сахаре.
— Вот и славно, — согласился феникс и исчез.
Эдак и я привыкну к его уходам по-английски.
И меня затянула суета подготовки. А ведь я забыл уточнить, сколько времени я у них пробуду. Что с квартирой-то делать? В итоге, отдал ключ Арсению Пантелеймоновичу, объяснив, что отбываю по делам семейным. И ведь не скажете, что соврал!
Взял паспорт, деньги, сумку с вещами и всё, вперед навстречу новой жизни!

Глава 3.

Я приобрёл билеты до Туниса, как и советовал Феникс, это государство находилось ближе всего. Хорошо, что был прямой рейс, хоть и вылет из Москвы.
По прибытию в Тунис нанял проводника, чтобы он довёл меня до местечка Большой Восточный Эрг. Это самый большой эрг, то есть, песчаное море Сахары, в Северном Алжире. А его северо-восточная часть распространяется как раз на территорию Туниса. Туда-то мне и надо.
Кое-как объяснившись с моим проводником на ломаном английском и выяснив, что мне нужны тёплые вещи, так как ночью в пустыне бывают заморозки (Заморозки! В пустыне!), я попросил провести меня по магазинам с целью купить необходимое.
Через два дня мы выехали. Верблюд, к слову, был его.
Мы находились в пути неделю.
Что тут можно рассказать о путешествии по пустыне? Днём жарища неимоверная, ночью — такая же холодрыга. Песок, забивающийся везде. Я хоть и зомби, но помыться хотелось нереально. Представляю, каково было обыкновенным людям! Сухой ветер, гоняющий траву. На третий день мы попали в пустынную бурю. Вот это да! Это было незабываемо! Обвязав морды верблюдам, заставили их лечь на песок, затем проделали то же с собой — обмотали лица тряпкой — и сели рядышком. Так и переждали.
Из еды было сушёное мясо, финики, батончики из гранолы и смесь из сухофруктов с орехами. Я же себе взял мясо. Сырое. Свиное, не человечину. Хотя, признаться, такие мысли были, так как по питательности ничто не заменит человечины. Но пересилить себя не смог. Порезал свинину на кусочки на один прием. Завернул в чистую тряпочку и заморозил. Понятное дело, на жаре всё оттает быстро, но ведь я зомби. Я могу есть и тухлятину.
Так что сух.паёк был для проводника, а я лакомился мяском.
По мере приближения к порталу, подвеска и вправду нагревалась. Я сначала этого не заметил, но мы обходили зыбучие пески, которые я бы, ей богу, не заметил и вляпался! Спасибо проводнику, обошлось. Нам пришлось сделать изрядный крюк, к тому же мы немного вернулись назад. Так вот, когда мы довольно сильно отклонились от курса, кулон на груди полыхнул огнём и не хило так меня обжёг. А я не нашёл ничего лучше, как похлопать себя по тому месту, где он находился, и сказать: «Ну, тихо, ты чего? Вернёмся мы, обойдём только это гиблое место». Кулон затих, а меня же смех разобрал от такой ситуации. Во, докатился! Разговариваю с кулоном и утешаю его, уверяя, что всё образуется.
Встречались нам разные животные. Вот уж не думал, что в пустыне так много живности!
Мимо скакали тушканчики и зайцы, вдалеке мелькали гривистый баран и муфлон, ночами слышался лай пятнистой гиены и шакала, а как-то к нашему костру подошла забавная большеухая лисичка фенек. Кроме того — ящерицы, вараны, хамелеоны, сцинки, рогатые гадюки и кобры. Прелесть просто, а не фауна. Всё это мне рассказывал мимоходом Хамид, мой проводник. Змеи, кстати, вели в пустыне ночной образ жизни, подстраиваясь под свою пищу, тушканчиков.
В Большом Восточном Эрге мы с Хамидом расстались, договорившись, что он будет ждать меня ровно пять дней здесь, на этом самом месте. Я взял у него номер телефона, а он, напоследок обозвав меня сумасшедшим русским, двинулся в обратный путь. Да, наверное, в его глазах я и был сумасшедшим: ведь я остался один, в пустыне, без транспорта, не зная местных тонкостей.
Но у меня на этот случай оставались инструкции, выданные птичкой-фениксом.
Вытащив из своего рюкзака компас, я определил стороны света. Затем пошёл точно на юг, считая шаги. Отсчитал сто сорок.
«Потом повернись в сторону, где восходит солнце, и пройди половину столько».
Я повернул на восток и отсчитал ещё семьдесят шагов.
«Теперь будь внимательным, Марк. Смотри прямо, не моргай. Когда станет совсем невмоготу, ты увидишь марево. Тогда немного прикрой глаза. Но только немного! Иначе сморгнёшь и начинай сначала. Так вот, прикрой глаза и смотри на марево. Когда оно начнёт двигаться — шагай».
Я так и сделал. Начинал заново три раза. На четвёртый, злой, как голодная гиена, я твёрдо решил идти до конца, пусть хоть потоп, хоть пожар, хоть глаза вывалятся!
И я увидел это благословенное марево! Дождался, когда оно стало двигаться, и шагнул в него, зажмурив глаза.

Глава 4.

На той стороне меня встречали. Неподалёку стоял мой знакомый Птах, с весьма серьёзным видом, и ещё двое сопровождающих.
Что-то я не удосужился описать фениксов. Сделаю это сейчас.
Внешне похожи на людей. Эти трое экземпляров вполне симпатичные, насколько я могу судить со своей мужской точки зрения и притупленными зомбовской сущностью чувствами.
Знакомый мне феникс с меня ростом (а во мне роста 1.89 см), угольно-чёрные волосы, серые глаза, спортивная фигура. Одеты все трое одинаково: в свободные коричневого цвета штаны, прямую рубаху и удлинённый жилет. На поясе у моего Птаха в ножнах висели ножи. У второго — топорик (или как он у них называется), у третьего — лук и стрелы за спиной.
Кстати, меня терзали сомнения, что эти двое — родственники. Но я ничего не знал об их системе родственных связей и продлении рода, поэтому промолчал. Двое других, как я и сказал, были похожи между собой. Почти одного роста с Птахом, светлые волнистые волосы до плеч, зеленые у одного и голубые у другого глаза.
Но моя и так неживая сущность подсказывала мне, что все трое существа опасные, несмотря на их расслабленный вид. Сожрут и косточки не выплюнут.
Надо бы разузнать, долго ли нам идти, а то кушать хочется. Укатали сивку крутые горки: умаялся я, шагая по этой пустыне и ежеминутно рискуя быть съеденным стаей гиен.
— Слушайте, Птах, — обратился я к «моему» фениксу. Вокруг образовалась тишина. Стихли шаги, смолк шёпот. Но я не обратил внимания на такие мелочи жизни и продолжил. — Я говорю, Птах, а нам долго идти? А то кушать хочется, а? Побудьте человеком, покормите страждущего. — И, чтобы его окончательно добить, я умильно посмотрел на феникса глазами побитой собаки.
— Что ты сказал? — ого, какой великолепный рык. Только вот вопрос — почему?
— Я говорю, когда можно покушать?
— Не это!
— Долго нам идти?
— Нет! — рявкнул взбешенный Птах. — Как ты назвал меня?!
— Э-э-э… Птах? Ну, во-первых, вы не представились, хотя, как звать меня, вы знали, так что сами виноваты. А во-вторых, ничего оскорбительного тут нет. Птаха — это небольшая птичка, а вы же феникс, а феникс — это та же птица, только возрождающаяся из пепла. И всё, — я пожал плечами, показывая, что обижаться не на что.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • nikaws о книге: Жанна Долгова - Оберег для невидимки
    Настроение во время прочтения менялось от интереса, до скуки и удивления от смены поведения ГГГ, от ее постоянного сна, как беременная, все время просыпала события и добудится ее можно было видимо только при помощи тяжелой артиллерии. Книга своеобразная, легко написанная, местами, рывками, местами не совсем понятны возникшие чувства ГГ, но без лишних саливации и пошлости.

  • venn89 о книге: Андрей Александрович Васильев - Солнце и пламя
    Автор разошелся, жалко конечно что такая концовка, не хеппи энд, но серия классная.

  • Chernichka о книге: Маргарита Блинова - Команда «мечты»
    Что мне очень нравится, так это слог и язык автора. Читается легко, быстро и достаточно затягивающе (мне было интересно узнать, чем же все закончится и даже с кем же в итоге останется героиня). Но все это не помешало этой книге меня периодически бесить.

    Для меня героиня была ребенком, не воспринимала я её как "сексуальную кошечку" и "боевую машину". Вот это мое восприятие спасло её в моих глазах, т.к. все её поведение я видела как взросление, капризы и шалости ребенка. Да она даже к отношениям относилась как дитё, ей было любопытно). Её друзей, однокурсников я также воспринимала как детей. Поэтому все ухаживания принца смотрелись как детские симпатии. Да, блин, они даже "оскорбляли" друг друга как в детском саду. Достаточно мило было за этим детским садом наблюдать)
    А вот уже всех остальных я не понимала, т.е. преподов, старшего принца. Вот честно, я в них каких-то извращенцев видела.

    Концепция обучения, академии вообще отсутствуют. Еще в начале какие-то потуги рассказать что же они там изучают были, а вот потом...одна физ.подготовка,короче.
    Мир в этих книгах, как раз в отличии от предыдущего прочитанного, я увидела и поняла. Да, он не особо сложный, но хоть понятие нормальное нам дали и объяснили что да как. А то бывают книги, где вообще непонятно, что творится за стенами.
    О том, что прочитала не жалею, но вот перечитывать вряд-ли буду.



  • valex88 о книге: Алиса Ганова - Ведьмина печать. Ловушка для оборотня
    Мне не понравилась история о навязчивой озабоченной ведьме, носящейся по иномирью за оборотнем.

  • vikikontakt о книге: Елена Стрельцова - Второй шанс [СИ]
    Отличная книга для вечера. Необычно и интересно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.