Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52036
Книг: 127591
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Затерянные земли»

    
размер шрифта:AAA

Туи Сазерленд
Затерянные земли

Маме и папе
Я вас люблю, и спасибо, что вы прекрасные родители.
Не то что эти драконы!

О драконьих племенах панталы

Ядожалы
Две пары крыльев. Чешуя красная, жёлтая или оранжевая, но всегда присутствует и чёрный цвет.
Оружие может различаться: отравленные жала в запястьях или хвостах, клыки и когти со смертельным или парализующим ядом, а также способность разбрызгивать едкую кислоту или зловонную жидкость.
Племенем правит королева Оса.

Шелкопряды
Две пары крыльев, изящных и переливчатых, как у бабочки. Появляются у бескрылых драконят в шестилетнем возрасте вместе со способностью выделять шёлк. Чешуя любого цвета, за исключением чёрного.
Выделяют шёлк из желёз на запястьях, способны плести из него прочные сети и изготавливать различные ткани. Чувствительные усики-антенны улавливают малейшие колебания воздуха.
Племенем правит королева Оса. До Древесных войн правила королева Монарх.

Листокрылы
Одна пара крыльев листовидной формы. Чешуя зелёная или бурая. Истреблены ядожалами в ходе Древесных войн.
По легендам, могли усваивать энергию солнечных лучей и управлять ростом растений.
Последняя известная королева Секвойя правила в эпоху Древесных войн около ста лет назад.

Пророчество затерянных земель
Обрати глаза и крылья
К землям за пучиной моря,
Где отрава и насилье,
Где неволя, смерть и горе.
Там в яйце секрет таится.
Тайну прячут книг страницы.
Обретёт спасенье тот,
Кто отважно вглубь нырнёт.
Сердце, крылья, ум открой
Тем, кого изгонит рой.
В одиночку не отбиться
Племенам от власти злой.

Пролог

Две тысячи лет назад

Когда собираешься лететь через ураган, полезно сначала посмотреть в будущее. С другой стороны, дракону, который умеет туда смотреть, наверняка хватит ума не лететь прямо в центр урагана. Тем не менее, судя по тем картинам будущего, что представлялись Ясновидице, именно это ей сделать и предстояло.
Она устало тряхнула своими чёрными крыльями, которые усердно трудились весь вчерашний день и сегодняшнее утро. Когти цеплялись за мокрую скользкую скалу, одиноко торчащую среди волн, а чешую щипало от морской соли. Солнце над головой робко выглядывало сквозь редкие прорехи в сплошной пелене свинцово-серых туч.
Ночная дракониха прикрыла веки, перебирая извилистые пути своего будущего.
Если она полетит на юго-восток и чуть к востоку, то отдохнёт денёк-другой на островке с тёплым песчаным пляжем, парой кивающих друг другу кокосовых пальм и целой стаей ленивых и вкусных тигровых акул у самого берега. Ураган пройдёт стороной, она наестся, выспится и спокойно двинется дальше.
Вот только Затерянные земли лежат совсем в другой стороне – к западу и чуть к северу – и они не могут ждать!
Теперь, разглядев как следует своё будущее, Ясновидица знала, что другой континент за океаном существует на самом деле. Ещё только отправляясь в путь, она опасалась, что придётся впустую облететь весь мир и вернуться в Пиррию с другой стороны. Про Затерянные земли ходили легенды, но любой понимал, что если за морем что-то и есть, то слишком далеко – не добраться. Даже у самого сильного устанут крылья, и он упадёт в море, а плыть пришлось бы всю жизнь, даже если умеешь.
Однако Ясновидица не была любым драконом – она точно знала, куда попадёт, если выберет тот или иной маршрут. Стоя на западной оконечности Пиррии, видела все островки в море, где можно остановиться и передохнуть, а назавтра перелететь к следующему островку и так, перебирая возможное будущее и отыскивая удачные направления, потихоньку добраться до цели.
Порыв ветра с рёвом пронёсся над головой, просыпав крупные дождевые капли. Ураган был уже почти рядом. Если не отправиться сейчас же, драконы Затерянных земель погибнут, но пока ещё можно предупредить их об опасности.
Больше это сделать некому – кроме неё, Ясновидицы. Если поторопиться, то остаётся шанс спасти их и обрести новых друзей.
Она глубоко вдохнула, оттолкнулась от скалы и взмыла в небо, устремляясь к западу. Перед глазами вновь замелькали картины возможного будущего.
В следующие два дня ей самой грозила смерть от множества причин. Лететь в ураган даже врагу не пожелаешь. Поведение воздушных вихрей предсказать очень трудно – малейшая ошибка, и ветер столкнёт в бурные волны или на камни, а то и пронзит насквозь сорванной и принесённой издалека пальмовой веткой.
Нет, о таком лучше не думать! Драконы в беде, им надо помочь.
Ясновидица летела на запад, и будущее с отдыхом на уютном островке с пальмами уже расплывалось и исчезало, но жуткие картины, которые оно сулило, продолжали стоять в памяти. В нём она попадала на западный континент слишком поздно, когда ураган уже пройдёт, оставив после себя груды мёртвых драконьих тел. Такого будущего допускать нельзя!
Поверят ли незнакомые драконы её предупреждению? Станут ли вообще слушать неизвестно кого?
В некоторых вариантах будущего ей верили, в других – нет. Оставалось только лететь как можно скорее и надеяться на лучшее.
Грохочущий ветер трепал крылья, стараясь сбить её с пути или опрокинуть в море, будто догадывался, что она задумала вырвать у него из когтей будущие жертвы. Проливной дождь свирепо молотил по чешуе, и казалось, что вокруг уже не небо, а океанская пучина. А ведь здесь ещё только край урагана, что же будет дальше, когда он обрушится со всей яростью? Единственный шанс – обогнать его и достичь земли, пока у драконов ещё будет время уйти. Только бы не опоздать!
Быстро обернувшись, дракониха увидела, как мощный смерч засосал воду, в которой барахталась крупная косатка, и зашвырнул высоко в воздух. Чуть спустя солнце совсем исчезло в нагромождении чёрных туч, и в густом ревущем сумраке над головой пронеслась целая хижина, на ходу разваливаясь на части. Ясновидица едва успела поднырнуть под летящие брёвна. Кто жил в этом доме? Откуда его принесло? Судя по картинам будущего, ей никогда этого не узнать.
Когда усталые и промокшие крылья уже совсем онемели, из клубящихся впереди туч выступили угловатые очертания высоких утёсов.
Земля!
Береговая полоса тянулась налево и направо, сколько хватало глаз. Вот он, другой континент!
Ясновидица из последних сил взмахнула крыльями и поднялась над волнами выше, вглядываясь вдаль. За утёсами колыхалось под ударами ветра целое море древесных крон. Преодолев отчаянную попытку урагана закрутить её в воздухе и швырнуть вниз, дракониха устремилась вперёд и вскоре с облегчением припала к влажной земле, цепляясь за неё когтями. Жива, слава лунам!
Вперёд, вперёд! Здешним драконам всё ещё грозит опасность!
Поднявшись на лапы, она окинула взглядом лесную чащу. Сейчас выйдут двое – первые драконы, которые встретятся ей в этом странном новом мире. Совсем другие, непохожие – здесь нет ни ночных, ни песчаных, ни ледяных… В видениях будущего они показывались лишь мельком, а об их племенах Ясновидица пока не знала ничего. Поверят ли ей?
Вот они, хозяева! Двое драконов крадучись выступили из-за деревьев, разглядывая незнакомку с опасливым любопытством.
«Какие красивые!» – невольно восхитилась она. Один – тёмно-изумрудный цвета окружающей лесной зелени, изящные удлинённые контуры крыльев напоминают листья, а грудь отсвечивает красновато-коричневыми оттенками древесной коры. От другого вообще не оторвать глаз: золотистые, розовые и синие чешуйки мерцают и переливаются в каплях дождя великолепной радугой. Но даже самые красивые драконы из племени радужных, которых Ясновидице изредка доводилось встречать в Пиррии, не шли с этим чудом ни в какое сравнение.
Но главное, у разноцветного дракона была вторая пара крыльев! Они слегка перекрывались с передними, но могли двигаться отдельно – очень удобно для маневрирования, когда порхаешь в воздухе. Ясновидица сразу вспомнила быстрых и изворотливых стрекоз, что носились туда-сюда над поверхностью озёр среди горных лугов. У жуков и пчёл то же самое – и, конечно, у бабочек, которых дракон больше всего и напоминал нарядной расцветкой.
Ночная дракониха уселась на мокрую траву и вытянула вперёд растопыренные передние лапы, показывая, что безоружна.
– Привет! – произнесла она как можно более мирно и приветливо.
Зелёный дракон обошёл её вокруг, молча разглядывая, а четырёхкрылый красавец сел напротив и вежливо улыбнулся. Ночная выдавила ответную улыбку, хотя сердце её тревожно колотилось. Получится ли разговор? Будущее виделось всякое.
– Древолистчейты? – нарушил наконец молчание зелёный дракон. Голос у него был спокойный и звучный. – Корнигде?
Дракониха глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Таких трудностей поначалу не избежать, она их ожидала.
– Меня зовут Ясновидица, – отчётливо выговорила она, показывая когтем на себя, а затем на ревущие волны за спиной. – Я оттуда… Вы понимаете по-драконьи?
Незнакомцы обменялись удивлёнными взглядами.
– Древни… языкь. – Слова давались четырёхкрылому нелегко, будто медленно всплывали по одному из глубин памяти.
– Да-да! – радостно воскликнула она, ощущая прилив надежды. – Ты знаешь его!
– Малотак… древни… очень. – Он снова улыбнулся.
Зелёный сказал ему что-то по-своему, кивая на море, и драконы заговорили быстро и неразборчиво. Будь они ночные, можно было бы предположить, что идёт спор, но речь лилась как-то слишком мирно и спокойно.
«Древний язык!» – повторила про себя Ясновидица. Должно быть, в незапамятные времена он был один у всех – наверное, и дорога в Пиррию была тогда проще. Может, в будущем опять станет так? Хорошо бы всех тут научить общему языку, тем более что некоторые ещё что-то помнят. Тогда, если кто-нибудь ещё сюда прилетит, ему будет проще.
Только как он прилетит, как выберет единственно верный путь между крошечными островками, затерянными в бурном море? Слишком далеко и опасно! Разве что она сама поможет… но только не сейчас. Потом… когда забудет Мракокрада и уж точно не захочет его разбудить. До тех пор возвращаться в Пиррию никак нельзя!
Так что, может, и никогда…
– Кнамты… зачем? – вновь повернулся четырёхкрылый.
– Сюда идёт ураган! – объяснила она. – Страшный! Очень!
Дракон вытянул шею, вглядываясь в покрытое тучами небо.
– Вижутак… – Он с улыбкой пожал крыльями.
– Нет! – Ночная в отчаянии тряхнула головой. – Я вижу лучше! – Она показала себе на голову, затем на качающиеся мокрые ветви. – Вижу будущее! Завтра, послезавтра и потом – все дни! Будет хуже, много хуже! Ураган повалит деревья, вырвет с корнем… убьёт драконов – много, много!
Оба дракона нахмурились.
– Древовред? – прорычал зелёный. – Сердцеветвикорнисмерть?
– Да! Да! Драконов надо спасать! – Жуткие видения вновь накатили, сжимая сердце. – Улетайте скорее, все, кто здесь живёт, и подальше! Туда, туда! – Ясновидица махнула крылом в сторону от моря. Надо переждать, пока ураган не пройдёт! – Она умоляюще сжала лапы. – Спасайтесь! Поверьте мне!
Будущее перед внутренним взором опасно раздваивалось. Что они выберут?
Подумав, разноцветный дракон кивнул.
– Лететьвсем… мыспастись. – Он повернулся к зелёному и вновь затараторил по-своему. Послушав, тот тоже кивнул.
От нахлынувшей волны облегчения захотелось снова улечься на землю, но хозяева поманили гостью за собой, и все трое взмыли в воздух, лавируя среди мечущихся на ветру ветвей. Из листвы отовсюду смотрели любопытные глаза драконов, по большей части тёмно-зелёных и красно-коричневых с крыльями в форме листьев.
«Листокрылы», – подсказала новая череда видений – так и называется их лесное племя. Однако попадались и другие, четырёхкрылые, сияющие всеми цветами радуги, словно драгоценные камни – золотые и синие, пурпурные и оранжевые. Ясновидица вздрогнула, увидев крошечного светло-лавандового дракончика без крыльев, который цеплялся за ветку, но тут же заметила у него на спине характерные бугорки и вспомнила свои прежние видения. Крылья у разноцветного сверкающего племени отрастали не сразу. Как странно, должно быть, год за годом расти бескрылым!
Вспомнила она и другое видение, в котором тот же лавандовый дракончик лежал мёртвый среди множества других тел и поваленных ураганом деревьев. Теперь будущее стало другим, завтра малыш проснётся на новом месте и станет весело бегать за бабочками по солнечной лужайке, требуя у матери ежевику на завтрак.
«Я сделала доброе дело», – подумала Ясновидица.
Пролетая над лесом, зелёный листокрыл громко вещал что-то своим звучным голосом, подобным колоколу. Драконы повторяли его слова, передавая другим, и тревожные голоса звучали всё дальше и дальше, прокатываясь эхом по лесу. Позади уже шумели крылья – оба племени поднимались в воздух и спешили улететь подальше от урагана.
– Спаслаты… нас! – уважительно произнёс сверкающий золотом дракон, пристраиваясь бок о бок с Ясновидицей. – Тожесебя, – добавил он с улыбкой, – тыхорошо!
«Так и есть, – подумала она. – Остановила Мракокрада, спасла Глубина, племя ночных и своих родителей. Нашла себе новый дом и новых друзей, которым можно помочь своими видениями. Теперь и у них всё будет хорошо».
Перед глазами уже мелькали картины нового будущего. Всплыло имя – Рассвет. Так зовут сверкающего дракона, что летит рядом. Добрый и весёлый, он может стать её спутником жизни… или не он, а тот, с ласковыми зелёными глазами, с которым она познакомится через три дня, помогая расчищать лесные завалы после урагана. А пока приютит кто-нибудь из старых листокрылов, кто помнит древний язык, – скорее всего, Клён. Можно подыскать и собственное дупло поуютнее в стволе толстого дерева… или сперва полетать, чтобы рассмотреть получше новый континент… Потом, если захочется, она даже заведёт драконят – что ей мешает?
Внезапно нахлынули материнские чувства к тем, для чьих яиц ещё даже не было гнезда. Малышка Златка, шустрая и сметливая Дриада, ласковая Крапивница – странное имя, с Рассветом придётся поспорить – и весельчак Коммодор. Конечно, тех драконят, что вылупились бы у них с Мракокрадом, всегда будет не хватать… но и этих она полюбит всем сердцем. Защитит, убережёт от любой беды! Все они проживут долгую и счастливую жизнь, потому что мать всегда останется рядом, отслеживая их будущее. Теперь она не совершит ошибок!
– Ты… корнидом… – вновь заговорил Рассвет, прерывая её мысли. – Где?
Ясновидица махнула назад, в сторону моря.
– Пиррия! – Затем широким жестом обвела бескрайние леса впереди. – А это что?
Четырёхкрылый улыбнулся с явной гордостью.
– Пантала! – медленно и отчётливо выговорил он.
– Пантала… – задумчиво повторила ночная дракониха.
Затерянные земли нашлись, у них даже есть имя. Теперь её дом здесь. Она пустит корни в Пантале.

Часть первая. Кокон

Глава 1

Дракончик Синь был вполне доволен своей жизнью. Может, что-то ему и не совсем нравилось, но в целом всё было нормально. Во всяком случае, оба племени жили в мире, и ядожалы защищали шелкопрядов от внешних врагов. Никто не нарушал законов и правил, ульи были великолепны и поддерживались в чистоте, а ямса и бамии хватало всем. Чего ещё надо порядочному дракону?
Что думают остальные, Синь знать не мог, но очень хотел узнать и часто представлял себя на месте других драконов. Довольны ли они точно так же, или ему просто живётся лучше? Хотят ли они того же, что и он, на что надеются, что их беспокоит? А если бывают недовольны, то чем?
Своим догадкам на этот счёт дракончик не очень-то верил, но размышлять не переставал, то и дело пуская в ход воображение. О чём думает одноклассница, рассеянно чертя шестиугольники на полях задания по математике? А тот дракончик, что хмуро вычищает дохлых жучков из шёлковых стен своей ячейки? А ядожалы – чем отличаются их заботы и надежды, завтраки и обеды, утренние хлопоты и ночные кошмары? Жизнь окружающих завораживала Синя подобно пламени или аромату нектаринов.
Всю ночь накануне Дня превращения своей сестры он представлял себя ею, ощущая будто наяву, как трепещут, готовясь развернуться, ростки крыльев на спине. Вот лежит сейчас Луния, глядит на звёзды сквозь полупрозрачную сетку и мечтает, как взлетит с вершины улья и помчится к морю, догоняя жаворонков… А может, думает о блаженных днях в изумрудном сумраке Кокона под покровом лунного шёлка, когда крылья будут расти и никто не посмеет на неё кричать и нагружать работой.
Синь знал, что сестра не боится, хотя сам со страхом ждал своего Превращения, до которого оставалось ещё шесть дней. Она всегда была готова, в отличие от него. Всё переменится для них даже раньше: как и всех крылатых, Лунию запишут в рабочую команду, а потом назначат ей партнёра по выбору королевы и переселят в отдельную ячейку… А может, даже переведут в другой улей.
Ничего необычного – так живут все шелкопряды. Крылья вырастают у каждого, и он начинает новую, предназначенную для него трудовую жизнь на другом месте. Только теперь перемены настигли их собственную семью, и сердце дракончика сжималось в тревоге.
Он уже проснулся – а может, так и не успел заснуть, – когда перед рассветом сестра подскочила, раскачивая паутину, и тряхнула его за плечо. Далеко внизу в улье Цикады уже мерцали крошечные огоньки, и Синь представил себя одним из тех драконов, что уже поднялись и собираются на работу. Далеко на севере в предутреннем тумане виднелся улей Шершень, а на юге – улей Богомол, но шёлковые сети, ведущие туда, ещё терялись в сумраке.
Синь ни разу не бывал в других ульях, но знал, что они расположены по широкому кругу, охватывающему травянистые равнины Панталы. Гигантские драконьи сооружения вздымались до небес, словно причудливые образы тех деревьев, что когда-то заполняли весь материк. Наверху тянулись во все стороны раскидистые ветви, заплетённые прочной серебристой паутиной, по которой даже бескрылые дракончики шелкопрядов могли путешествовать между ульями высоко над землёй – если, конечно, получали на то разрешение.
Зевая, Синь оттолкнул лапы сестры, притворяясь, что никак не проснётся. Шёлковые нити вокруг были унизаны сверкающими каплями утренней росы, как будто ночью прошёл дождь из крошечных алмазов. На другой стороне ячейки спала, укутавшись шёлком, мать Лунии. Собственная мать Синя работала последние дни в ночную смену и улетела ещё вечером.
– Сегодня! – шепнула Луния, восторженно дёрнув бледно-зелёным хвостом, и вновь толкнула брата в плечо, опасно раскачивая гамак. – Наконец-то!
– Эй, осторожнее! – прошипел он, хватаясь за стену. – Кое-кому ещё целых шесть дней жить без крыльев!
Их ячейку отделяли от земли ещё многие слои шёлковых сетей, но забыть, как она далеко, всё равно было непросто. Он всегда чувствовал себя безопаснее внутри улья и стеснялся своего страха, неприличного для шелкопряда.
– Зато друго-о-ой кое-кто, – пропела сестра, – получит их сего-о-одня! – Она уселась на паутину и гордо пошевелила ростками крыльев на лопатках.
– Ну, не совсем, – поправил Синь, – а через несколько дней. Сегодня ты только кокон себе сплетёшь, а крылья на самом деле… А-а-а! – завопил он, вываливаясь из перевёрнутого гамака и судорожно цепляясь за сеть.
– Не надо мне твоих «на самом деле»! – фыркнула Луния. – Я старше тебя и видела больше Превращений, а по теории шелкопрядения у меня самые высокие оценки в классе. Мне лучше знать, что бывает на самом деле!
– Ладно, ладно, – пробурчал Синь, потягиваясь всеми лапами по очереди. – Конечно… ты же у нас в семье самая умная.
Изогнув шею, он бросил взгляд через плечо на свои будущие крылья. Всё то же, что и вчера – туго свёрнутые фиолетовые комочки отливают пурпуром на фоне остальной небесно-синей чешуи на спине. У сестры крылья уже начали разворачиваться, и под бледной зеленью проглядывали тёмно-синие с золотом узоры, а запястья чуть мерцали призрачным светом, словно под чешуёй поселились крошечные светлячки – это просыпалась способность делать шёлк.
«Так и у меня скоро будет, – подумал дракончик, подавляя волну паники, – и крылья, и шёлк».
Оставалось только надеяться, что перемены окажутся небольшими и его оставят жить с матерью и помогать ей чинить мосты между ульями. А может, и Луния останется прислуживать в каком-нибудь знатном семействе ядожалов, как её собственная мать.
Сестре, конечно, такая работа не понравится. Луния хотела стать ткачихой и жить с Мечехвостом в ячейках для мастеров шёлка на самых верхних, солнечных ярусах сетей. Мечтала сплести самую красивую паутину, достойную королевы ядожалов, которая правила обоими племенами, или хотя бы одной из королевских сестёр.
Синь видел королеву Осу только раз во время её визита в улей Цикады, когда она посетила школу драконят во главе стройной процессии своих приближённых. Королевская чешуя сверкала ровными жёлтыми и чёрными полосами, а чёрные, как ночь, пронзительные глаза окружал вытянутый ярко-жёлтый ободок.
Представить себя ею было почти невозможно, всё равно что солнцем, но Синь и тут постарался. Как она просыпается утром, завтракает… должна же она завтракать, как и любой дракон! Впрочем, ходили слухи, что ела Оса чрезвычайно редко и только хищников: например, львиную голову, а дней через десять – ломтики чёрной мамбы в соусе из кальмарьих чернил.
Нелегко, должно быть, то и дело облетать всю Панталу, проверяя своих подданных. Интересно, рада королева, что у неё есть сёстры, которым можно доверить управление ульями, или она тревожится, что они станут претендовать на трон? Часто ли открывает Книгу Ясновидицы? Правь он сам двумя племенами с тысячами драконов в каждом, Синь листал бы священные страницы каждый день, пока не выучил наизусть!
А когда королева обратила свой пронзительный взгляд на Синя с Лунией, то не отводила долго-долго, целую вечность! Казалось, она никак не может решить, взять обоих жить к себе… или съесть на обед. Великолепная и ужасающая, она одним своим видом заставляла верить всем невероятным слухам о себе. Даже её сестра принцесса Цикада, правительница улья, после той встречи уже не казалась дракончику такой страшной. Наверное, для того королевские визиты и предназначались – чтобы напомнить, в чьих когтях настоящая власть.
– Ну так что? – Луния нетерпеливо взяла брата за лапу. – Как мы проведём мой последний день в дракончиках?
– Останемся дома и погреемся на солнышке? – с надеждой предложил Синь.
– Эх ты, слизняк банановый! – фыркнула она. – Нет, сегодня мы будем делать всё, что мне нравится!
– Несправедливо, – пробурчал дракончик. – С кем я буду делать всё, что хочу, когда настанет мой День превращения? Ты взмахнёшь новыми чудесными крылышками и улетишь по своим крылатым делам, а я…
Сестра болезненно поморщилась, и ему стало стыдно. Она так хотела, чтобы Мечехвост провёл этот день с ними, но сегодня он был занят на строительстве в западной части улья. Сейчас, небось, трудится, весь в пыли, и тоже скучает.
– Извини, – вздохнул дракончик.
– Ничего, когда у меня вырастут крылья и мы с Мечехвостом заживём вместе, ещё успею на него наглядеться.
Она самодовольно усмехнулась, как будто дело было уже решённое, но младший брат не ощущал ни капли уверенности. Ни один взрослый шелкопряд на его памяти не получил партнёра по своему выбору. Взять хотя бы их с Лунией матерей – ни одна даже не знала толком их отца, которого, едва появились яйца, тут же отправили в другой улей. Его звали Адмирал – вот и всё, что драконятам было известно.
Может, оно и к лучшему, подумал Синь. Пестрянка с Перламутровкой в конце концов привязались друг к другу ещё больше, чем могли бы полюбить Адмирала. Так и жили вчетвером одной семьёй в мире и в ладу. Королева Оса и её сёстры хорошо знали, как подбирать партнёров в ячейках, и если Лунию с Мечехвостом не поселят вместе, значит, на то есть причины.
– Тогда с чего начнём? – спросил он. – Нет, погоди, сам догадаюсь… С медовых леденцов?
– Ура-а-а! – пропела Луния, раскачиваясь на паутине и расправляя зачатки крыльев. – Медовые леденцы! Давай, поворачивайся, не то застрянем в очереди на вход!
Дракончик окунул морду в таз, куда стекала роса с шёлковой сети, промыл глаза и протёр, разворачивая, усики-антенны на лбу. Тем временем Луния подскочила к матери, и та ласково обняла её крыльями. Наверное, подумал Синь, тоже не спала, как и он, только притворялась.
– Счастливого тебе дня, доченька! Я очень постараюсь выбраться в Кокон, хотя…
– Я понимаю, – вздохнула Луния, – ничего страшного, если не сумеешь.
Хозяйка Перламутровки отличалась скверным характером и вечно дрожала за свою карьеру в улье, вымещая злобу на простых драконах и делая им разные мелкие гадости. Не позволить своей служанке побывать на Превращении единственной дочери стало бы для неё настоящим праздником.
– Подумать только, – радостно воскликнула Луния, – в следующий раз ты увидишь меня уже с крыльями! Мы сможем полетать вместе!
– О да, жду не дождусь! – Они снова обнялись, но в глазах матери мелькнуло странное выражение.
Что это – тревога, страх? У дракончика пробежали мурашки по чешуе. Вид у Перламутровки был такой, будто она знает какую-то неприятную тайну. Подозревает, что больше не увидит свою дочь?

Глава 2

Одолеваемый тревожными предчувствиями, Синь перебирал лапами, поспевая за сестрой по лабиринту шёлковой паутины, через которую уже пробивался сероватый утренний свет. С поросшей высокой травой равнины далеко внизу еле слышно доносилось гудение насекомых.
Луния с привычной ловкостью перепрыгивала с яруса на ярус, словно обезьянка – не хуже, наверное, чем крылатые драконы. Синь двигался осторожнее, цепляясь когтями за липкие волокна, и всё равно ощущал страх высоты даже сильнее, чем обычно. Каждое колыхание сетей отдавалось во всём теле, заставляя усики нервно подёргиваться, а зубы – неприятно ныть.
Он с облегчением вздохнул, добравшись наконец до входа в улей, расположенного на самой вершине. Здесь уже змеилась очередь из двух десятков драконов, но ждать хотя бы предстояло на твёрдом полу коридора. Вцепившись когтями в шершавую бумажную поверхность, дракончик осмотрелся.
Стены коридора были расписаны яркими картинками: шелкопряды и ядожалы кувыркались в голубом небе с радостными улыбками – точно как у Лунии, поедающей медовые леденцы. Однако росписи почти скрывались под многочисленными плакатами с призывами:

БУДЬ БДИТЕЛЕН!
ВРАГ НЕ ДРЕМЛЕТ!
БЕРЕГИСЬ ЛИСТОКРЫЛОВ!
ПОДОЗРЕВАЕШЬ ИЗМЕНУ – ДОЛОЖИ ВЛАСТЯМ!
КОРОЛЕВА ОСА ВИДИТ ВСЁ! КОРОЛЕВА ОСА ЗАЩИЩАЕТ ВСЕХ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЕВА ОСА!
ЛИСТОКРЫЛОВ БОЛЬШЕ НЕТ – ИЛИ ОНИ ПРИТАИЛИСЬ ГДЕ-ТО?
ЗАМЕТИЛ ЛИСТОКРЫЛА – ДОЛОЖИ НЕМЕДЛЕННО!

С последнего плаката злобно скалился тёмно-зелёный дракон с окровавленными когтями и пастью. Новые плакаты появлялись на стенах почти каждый день и по большей части предупреждали об угрозе листокрылов.
Заметив взгляд брата, обращённый на страшную картинку, Луния насмешливо фыркнула.
– Что такое? – удивился он.
– Ты на самом деле их боишься?
– А как же! Полстолетия назад они нас едва всех не истребили! Или моя гениальная сестра уже позабыла все уроки истории?
– Ну так не истребили же! А теперь и сами все вымерли, о чём нам волноваться? Какая опасность от мёртвых?
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • wildmarra о книге: Лорен Донер - Дрантос [любительский перевод]
    Ппц полный господа и дамы, невозможно читать, то ли перевод корявый, толи просто нудятина, 2 раза 1 страницу перечитываю, короче ощущение, что топчешься на одном месте.. бросила на 5 главе, сил нет моих...

  • ksuha_08264 о книге: Мария Зайцева - Шипучка для Сухого
    Серия понравилась но вот эта книга не очень

  • evk82 о книге: Марина Ли - Два жениха и один под кроватью
    Превосходная книга. Отличный слог, динамичный сюжет.

  • elent о книге: Мария Боталова - Любовь демона
    Дочитала из упрямства. Нет, читается легко, но вот рояли в кустах уже просто задолбали. Стоят стройными рядами и через каждую страницу выскакивает очередной и вопит: Эге-гей! А у нас еще вот что в загашнике!
    Особенно умилила чистка в рядах ледяных демонов. Вот подходят по очереди идиоты и пытаются завербовать нежданную дочуру повелителя. Ушлый повелитель с сынком захватывает очередного подозрительного и утаскивает для допроса. И те исчезают. Раз, и нет демона. И никто, никто этого не замечает! Нет у мерзких заговорщиков семьи, друзей и даже подельников! Каждый строго сам по себе!
    И ледяная магия, что пропитала ГГ от макушек до пяток тоже как-то раздражает. И ,кстати, повелитель у ледяных так же мало значит, как и император. Дочь появилась? ну щаз мы о нее ноги, крылья и рога вытрем. начхать нам на твою повелительскую особу.
    Вишенка - возвращение драконов. Они улетели, вернуться не обещали, но вернулись..Занавес.

  • elent о книге: Мария Боталова - Метка демона
    Не впечатлило. А уж плюшки, что дождем посыпались на ГГ, заставляют плеваться. И папа у нее не абы кто, а правитель! И брат императора чуть что летит к ней на помощь. И семья ее радостно признает.... Из грязи в суперкнязи.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.