Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49299
Книг: 123043
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Бойцовский клуб вампиров»

    
размер шрифта:AAA

Ларисса Йон
Бойцовский клуб вампиров
(Демоника — 6,5)
(Всадники Апокалипсиса — 1,5)

Глава 1

Кровь. Насилие. Секс. Ликующая толпа. Всё это больше не волновало Натана Сабина. Если бы кто-то сто лет назад сказал, что он совершенно не будет реагировать на гладиаторские бои на арене размером с хоккейный каток под VIP-ложем, он бы разорвал им горло зубами. Чёрт, и сейчас так хочется сделать.
Но он просто наблюдал за тем, как один гиена-оборотень рвёт глотку другому. Каждый день одно и то же, но одному так и не удавалось. И он оставался истекать кровью на песке. Нейту плевать на причины парня для драки, но тот должен понимать, что не сможет победить. Дурак. Ни за какие деньги не стоило умирать. Ничто из этого не стоило.
Отвернувшись от рёва зрителей, Нейт ушёл с частной смотровой площадки, предназначенной для персонала клуба, и подумал, можно ли ненавидеть себя больше, чем сейчас. Сомнительно. Снаружи, он казался нормальным, но внутри — кипящий котёл ненависти к себе. Иногда Нейту казалось, не будь он дневальником — редким вампиром, способным переносить солнечный свет — вышел бы на солнце и покончил со всем этим. И разве он не лицемер эпических масштабов, учитывая, что только что гадал, почему один из оборотней решил так уйти из жизни?
Нейт спустился в общий зал, где люди пили алкоголь и делали ставки на следующий смертельный бой. В какой-то момент от кислого запаха их возбуждения и жадности у него скрутило живот. Нейт мог бы игнорировать этот запах, как любой другой неприятный носу, но в последнее время вонь стала сильнее из-за приказа большого босса увеличить количество боев — и жестокости — чтобы идти в один темп с беспорядками в мире сверхъестественного. Фейд отчаянно хотел продолжать получать деньги, хотя зрители могли насладиться насилием в другом месте бесплатно.
Толпа расступилась перед Нейтом, некоторые шептали его имя. Уродливый, серокожий демон у ограждения арены спросил, когда Нейт снова собирается драться, и Нейт резко обернулся, его чёрные волосы рассыпались по плечам, клыки обнажились.
— Хочешь драться на арене со мной, демон? Потому что мне не терпится повесить на стену ещё один набор рогов.
Обычно неслышный ритм музыки из танцевального клуба сверху, во внезапно наступившей тишине, стал настолько отчётливым, что можно было разобрать слова песни. Демон прочистил горло, когда «О-ля-ля» Goldfrappe дошло до последних нот.
— Может быть, в другой раз.
— Я так и подумал. — Нейт не выходил на арену почти семь десятилетий, и эти идиоты так и хотели видеть, как он сражается… с кем-то другим. Никто и никогда не вызывался добровольно выйти с ним на арену.
Он проскользнул через толпу и мимо двух охранников, которые не пускали публику в туннель, отделяющий «Гладий» от «Жажды», респектабельной половины клубного комплекса. Не успел он пройти десяти ярдов и свернуть за первый угол, как услышал позади себя шаги.
— Босс.
Нейт остановился, но не обернулся.
— В чём дело, Гуннар?
— Тело, сэр. — Голос громадного оборотня гулом раздался в тёмном зале.
— Почему ты говоришь это мне? Где Будаг?
— Вышел.
Будаг, который когда-то был правой рукой Аттилы Гунна, единственный мудак, кроме владельца клуба, превосходящий Нейта по званию, но его почти никогда не бывало рядом. Нейт понятия не имел, чем занимается демон в человеческом обличье в свободное время, но, похоже, у него было что делать.
Выдохнув проклятие, Нейт посмотрел на мерцающие флуоресцентные лампы на потолке.
— Мужчина оборотень. Ты же знаешь правила. — Обычно мёртвых скармливали существам, которых держали либо для тренировок, либо для настоящих гладиаторских поединков, но некоторые виды, включая большинство оборотней, могли так сильно привязаться к партнёру, что после смерти выживший вынужден был их найти. Клуб не мог позволить какой-то скорбящей, разъярённой женщине найти останки мужчины и доставить всем неприятности.
— Да, сэр.
Нейт прошёл по коридору и поднялся по цементной лестнице. Случайный наблюдатель, прибывший на узкую лестничную площадку, увидел бы только монитор, установленный на чёрной стене. Нейт проверил экран и, убедившись, что в кабинете никого нет, надавил на стену, открывая потайную дверь. Со стороны офиса дверь казалась крепкой винной стойкой, и когда закрылась, раздался тихий щелчок. Только руководство «Жажды» знало, что это один из двух входов из танцевального клуба в бойцовский. Большинство сотрудников «Жажды» даже не подозревало, что за самым популярным вампирским баром Северной Америки находится самая популярная бойцовская арена в мире людей. Нейт знал уже больше ста лет. Знал и планировал прикрыть её. И он сделает это, когда придёт время.
Вновь душу пронзила ненависть к самому себе, потому что он десятилетиями повторял эти слова. Минуло столько подходящих моментов, а он ничего не сделал. Его интерес был так же мёртв, как и сердце. Проклиная себя, он выскочил через переднюю дверь кабинета в другой коридор, на этот раз ярко освещённый, стены которого были увешаны безвкусными фресками со сценами различных существ подземного мира, отрывающихся под дискотечными шарами. Ботинки утопали в мягком тёмно-красном ковре, пока он шёл к танц-клубу. Музыка становилась всё громче, пульсируя в Нейте и давая, по крайней мере, иллюзию жизни.
Стоило пройти через вращающуюся дверь в конце коридора, и его сразу же атаковала знойная жара, яркие огни и все эротические звуки, которые сопровождали это место. Нижний этаж представлял собой массу извивающихся тел — люди танцевали, занимались сексом, кормились. За столами и на диванах, выстроившихся вдоль стен на верхнем и втором этажах, ещё больше секса и кормления.
Официантки разносили напитки под бдительными взглядами вышибал, оберегающих их. Это первое, что Нейт изменил, став менеджером. По новому правилу, никто не смеет трогать персонал и точка.
— Привет, Натан. — Марсден, вампир-начальник службы безопасности «Жажды» и заместитель Нейта, протиснулся сквозь толпу мужчин, наблюдавших за тремя полураздетыми женщинами, перегнувшимися через перила на верхнем этаже. — У нас ситуация. — Карие глаза Марсдена переместились на медицинский пост рядом с туалетами, и Нейт вздохнул.
— Травма, передозировка или перекорм?
— Перекорм. Человеком.
— Дерьмо. — Плохо, когда вампир перегибает палку с жителями подземного мира, но людей труднее лечить, поддерживать в них жизнь и избавляться от трупов.
— Уже второе преступление, — сказал Марс, когда они двинулись к медпункту. — Его выперли.
— Надеюсь, наподдали ночной крысе как следует. — Лишь Марс знал, что Нейт дневальник, поэтому мог обзывать обычных вампиров. Он лишь ухмыльнулся, демонстрируя последние достижения вампирской моды: позолоченные клыки, усыпанные драгоценными камнями. Должно быть, для него, как и для донора, кормление чертовски болезненное.
— Выбили несколько зубов.
Прекрасно.
В комнате размером тридцать на тридцать, обустроенной под медицинский пункт, Джон, человек-медик, который подрабатывал здесь по выходным, следил за потоком крови по капельнице, вставленной в веснушчатую руку рыжеволосой женщины.
— С ней всё нормально, — протянул Джон, чей акцент выдавал техасские корни. — Это не первое её родео.
Да. Женщина, чьё имя, как помнил Нейт, Эллисон, неподвижно лежала на столе, серебристый топик едва прикрывал перекаченную силиконом грудь, а чёрная мини-юбка определённо не прикрывала то, что нужно. Она завсегдатай, отдающая себя вампирам на кровь или секс или и то, и другое. Джон осторожно наложил повязку на проколы на её шее… шее, покрытой шрамами от сотен кормлений. Запах крови дразнил обоняние Нейта, привлекая взгляд к алому следу на внутренней стороне бедра девушки и напоминая, что он давно не ел.
— От неё кормились двое, — сказал он, указывая на кровоточащие проколы в бедренной артерии. Какой-то вампир хреново запечатал рану.
Джон наклонился, чтобы посмотреть на второй укус. 
— Может, один, но сразу в двух местах.
— Клыки разного размера. Тот, что на шее, оставила женщина. — А это, чёрт побери, означало, что Марсден должен наказать ещё одного вампира. — Предупреди меня, когда будешь её отпускать.
Нейт, не дожидаясь ответа, направился прямиком к бару, налил двойную порцию первой отрицательной и утолил голод. Во всяком случае, голод по крови. Наблюдая за движением тел, в Нейте поднялась ещё одна потребность, которую он не удовлетворял слишком долго. Марсден подошёл к нему сзади и похлопал по плечу.
— Сексуальный маленький кусочек человеческой задницы в конце бара пялятся на тебя.
Да, он уже чувствовал на себе её похотливый взгляд.
— Мне не нужны твои навыки сватовства.
— Тебе кое-что нужно. Ты зациклился, чувак. Хочешь, отправлю её к тебе в офис?
Человеческая женщина склонила голову на бок, показывая тонкое горло, и провела чёрными лакированными ногтями по ложбинке между грудей в откровенном приглашении. Он гадал, одна ли она из похотливых сучек, знающая, что он — легенда кровавой арены, или же заурядная любительница вампиров, жаждущая, чтобы в её горло впились клыки. В любом случае, Нейт вне игры, как бы ни был напряжён. Он всегда предпочитал получать кровь и секс от женщин, которых не замечал с другими мужчинами этой же ночью.
— Нет. — Он двинулся было прочь, но Марсден остановил его.
— Поверь мне на слово. Тебе нужно немного расслабиться.
Холодок пробежал по спине, и Нейт стиснул зубы так сильно, что едва смог задать вопрос, на который уже знал ответ.
— Почему же?
Марсден повёл носом, и пирсинг отразил свет прожектора.
— Он идёт.
Демон, владеющий и «Жаждой» и «Гладием». Нейт ждал, что ненависть опалит изнутри, но в груди лишь появился лёд, от которого он задрожал. Именно по этой причине Нейт и проник в верхи клубов. Он десятилетиями выжидал, желая уничтожить ублюдка, завоевал его доверие, становясь сильнее и наживая состояние за счёт демона. Ненависть съедала Нейта заживо несколько десятилетий, но теперь казалось, она сменилась апатией.
Когда-то давно Фейд убил любовь всей жизни Нейта, очевидно, что демон убил и Нейта. Нейт пытался найти глубоко в себе проблеск жизни, но не было даже искры.
Он. Мёртв.

Глава 2

От поступающих раненных существ по крови Владлены Паскельковой потёк адреналин, и вернул её к жизни, как ничто другое. Будучи медсестрой в единственной больнице, которая обслуживала вампиров, демонов и других существ подземного мира, она видела то, с чем никогда не сталкивалась в человеческом учреждении, и, как и большинство людей, связанных с медициной, чем более странной или ужасной была травма, тем больше Лена волновалась.
Ей не нравилось наблюдать за страданиями других, особенно за молодняком, но унаследовала медицинский ген от отца, который был хирургом в этой самой больнице. До тех пор, пока не был пойман и замучен Эгидой, обществом людей убийц демонов, которые называли себя хранителями и считали своей миссией избавить планету от зла.
Лена недолго горевала. Отец, хоть и был добр к ней, шёл по тропе зла, и Лена была удивлена, что Эгидовцы не убили его раньше. А ещё она теперь спокойно относилась к Страже, в том числе к тому, который раньше работал в ЦБП, но теперь управлял Эгидой, и ту, кто связана с главврачом больницы.
К слову об инкубах, Призрак — темноволосый, невероятно сексуальный демон-семинус — вбежал в отделение неотложной помощи и схватил пару хирургических перчаток с подставки.
— Что у нас?
Лена натягивала перчатки и ответила.
— Мужчина оборотень, неизвестного какого вида. Найден, как и остальные с множественными ранами, без признаков жизни. Но Тень запустил его сердце.
Призрак улыбнулся.
— Что именно сказал Тень.
Тень — брат Призрака — управлял парамедиками в ЦБП и никогда не стеснялся в выражениях. Да, он рассказал все технические детали, но сначала:
— Твою же мать, — ответила Лена, изображая Тень. — Парня будто через мясорубку пропустили.
Призрак выгнул бровь
— Это больше похоже на Тень. — Загорелась красная вращающаяся лампочка у дверей отделения скорой помощи, сигнализируя о прибытии машины на подземную стоянку. Прежде чем двери открылись, Призрак повернулся к ней и, понизив голос, спросил: — Сыворотка подействовала?
Весь адреналин схлынул, и Лена рассеянно потёрла место на тыльной стороне ладони, где сделала себе укол.
— Нет. — Она откашлялась, чтобы избавиться от внезапной хрипоты. — Я не перекинулась.
В глазах Призрака появилась жалость.
— Мне жаль, Лена, продолжу работать над этим.
Он больше ничего не говорил. А что собственно тут сказать?
«Жаль, что ты уродец, который не может перекинуться в животного, даже с лекарством, которое действует на всех остальных? Жаль, что ты сойдёшь с ума и умрёшь?»
Она уже прошла терапию и уроки, отчаянно пытаясь перекинуться в пушистый облик до двадцати четырёх лет, когда неспособность этого убьёт.
Вчера, на двадцать четвёртый день рождения, она ввела препарат, который Призрак разработал как катализатор для тех, кто не мог перекидываться. И не сработало. Она неудачница среди неудачников, и, наверное, хорошо, что отец не дожил до момента, чтобы увидеть, как скоро она потеряет контроль над реальностью и станет жестокой, прежде чем окончательно умрёт от боли. Оборотни с такой проблемой редко выживали дольше шести недель после двадцати четырёх лет, и она уже начала отмечать дни в календаре. Столько времени потрачено впустую. Так много она ещё хотела сделать.
Двери скорой помощи со свистом разъехались, и Тень со своим напарником, оборотнем по имени Люк, вкатили на носилках окровавленного мужчину. Пока они торопливо везли пациента в палату, Тень проверял жизненно важные показатели, и мрачные цифры подавляли надежду. Лена окончила школу медсестёр всего пару лет назад, но с первого взгляда узнает покойника. Едкое зловоние смерти липло к мужчине, как страшная пиявка, и… она ахнула, резко остановившись, когда Тень и Люк уложили пациента на стол.
— Владлена? — Правая рука Призрака, на которой от кончиков пальцев до плеча нанесены глифы, загорелась, когда целительная способность, присущая его виду, начала вливаться в мужчину. — Ты знаешь пациента?
— Вон. — Она споткнулась о край каталки, у неё ноги подгибались. — Он мой брат.
Вон единственный из трёх её братьев, кто не пытался убить Лену. Как младшая из помёта, она стала мишенью их злобных игр, и если бы не отец, они бы убили её. А когда он ушёл Ван и Вик уже несколько раз покушались на её жизнь… поэтому же она часто работала в две смены. Здесь она в безопасности.
Призрак жестом попросил другую медсестру заменить Лену, и она не стала спорить. Вону нужна забота, которую Лена не могла сейчас дать. Особенно, учитывая, как тряслись у неё руки, и кружилась голова. Милостивый Боже, его разорвали в клочья. Одна рука выглядела так, будто её чуть не отгрызли. Глубокие укусы покрывали всю кожу, а мышцы содраны огромными кусками, которые высели на оголённых костях. Горло разорвано, а кровь сочилась сквозь слои бинтов. Один глаз Вона распух, но другой открылся, и налитый кровью взгляд впился в её глаза. В синих глубинах вспыхнуло узнавание вместе с немыслимой болью.
— Привет. — Она взяла его за руку, стараясь не морщиться от ледяной, липкой кожи. — Ты в ЦБП, и с тобой всё будет хорошо. — У неё дрогнула улыбка, когда она посмотрела на Риза, и выражение его лица сделало её лгуньей. — Вон, что случилось? Кто это с тобой сделал?
— Ж-жажда… — Едва громче шёпота проговорил он, слова булькающим звуком выходили сквозь кровь. — Клуб…
Он забился в конвульсиях, и все стали шквалом действий. Тень мягко оттащил её назад, когда Призрак попытался спасти Вона. Время растянулось, не давая Владлене понять, сколько уже прошло, прежде чем Призрак, наконец, взглянул на часы и произнёс слова, которые никто не хотел произносить… или слышать.
— Время смерти 3:22. — Доктор посмотрел на неё, опустив плечи в знаке поражения. — Лена, мне так жаль.
Она кивнула, потому что горло сдавили эмоции, чтобы говорить. Призрак приподнял простыню, чтобы прикрыть тело Вона.
— Где ты его нашёл?
— Там же, где и других. — Тень сжал плечо Лены и отошёл, хотя держался рядом. — В канализации под Пятой улицей.
Слова Тени померкли в капающем звуке, и Лена сосредоточилась на нём, который стал даже громче шума суеты отделения скорой помощи. Потребовалось мгновение на осознание, что это кровь её брата, капала на обсидиановый пол. Странно, на чём сосредотачивается мозг, когда не хочет думать о чём-то ужасном.
— Что произошло? — спросила Лена.
Тёмные волосы Тени коснулись воротника его униформы, когда он покачал головой.
— Не знаю, но твой брат — единственный, кто прошёл через двери больницы живым.
— Уже третья жертва за неделю. — Призрак стянул перчатки.
— В последнее время мир людей и демонов в панике, но эти специфические события не связаны с апокалипсисом. — Паника мягкое слово, чтобы выразить происходящее, учитывая, что появились Четыре Всадника Апокалипсиса, и, по крайней мере, печать одного из них сломалась. В больницу безостановочно поступали раненные, и Призраку пришлось нанять необученных помощников, которых учил всему во время работы, чтобы справляться с нагрузкой.
Тень небрежно ногой пододвину полотенце под стол, чтобы заглушить тошнотворный звук капающей крови. Вроде он сделал это не нарочно, но весьма продумано, и Лена могла бы поцеловать демона за это.
— И с чем же, чёрт возьми, мы имеем дело?
— С бойцовским клубом, — Фантом, светловолосый брат Призрака и Тени, наполовину вампир, неторопливо подошёл к ним, и полы его кожаного плаща задевали ботинки. — Вы столкнулись с подпольными гладиаторскими боями.
— И откуда ты это знаешь? — Тень скрестил руки на широкой груди в универсальной позе старшего брата, Вон обычно так же вставал, ожидая ответа, который, как он знал, ему не понравится.
Фантом моргнул, изображая полную невинность.
— Знаешь, я не всегда был образцовым гражданином.
Владлена бросила взгляд на безжизненное тело брата и быстро отвела глаза.
— Он не стал бы связываться с чем-то подобным.
— Мог не по своей воле, — сказал Фантом. — Такими заведениями обычно управляют отбросы, наподобие тех, что устраивают собачьи и петушиные бои.
У Владлены свело руки, и она поняла, что вцепилась в стетоскоп, висевший на шее, как в спасательный круг.
— О чём ты говоришь?
— Что твой брат мог быть приманкой, или на нём готовили бойцов. Или его могли заставить сражаться.
От клубничного молочного коктейля, который выпила за обедом, у Лены скрутило живот. Когда она оторвала пальцы от стетоскопа, который когда-то принадлежал её отцу, пальцы закололо от судороги.
— Где такое проворачивают?
Фантом убрал руки в передние карманы джинс.
— По-настоящему ужасные работают в Шеуле, а самые прибыльные — здесь, в человеческом мире.
— Эй, ребята, посмотрите. — Тень поднял руку Вона, и в свете ультрафиолетовой лампы на тыльной стороне ладони блеснула печать. — У одной из других жертв была такая же.
— «Жажда», — пробормотал Фантом. — Милое местечко.
Голос Вона зазвенел в голове:
«Ж-жажда». Она резко втянула воздух.
— То же сказал Вон, когда очнулся. Я думала, он просит воды. Что такое «Жажда»?
— Вампирский клуб. — Фантом опёрся бедром о стойку и скрестил обутые в сапоги ноги. — Туда ходят и оборотни и варги, и несколько человек, которые знают о нас.
Вон был ещё большим затворником, чем она, и с чего же ему ходить в вампирский клуб? Тайна, которую она собиралась раскрыть. Если ей оставалось жить всего несколько недель, она воспользуется ими и отомстит за брата. Запретный трепет сотряс тело, и да, вероятнее всего это один из симптомов надвигающегося безумия, потому что мысль о насилии никогда не возбуждала Лену. И почему-то она даже не могла заставить себя расстроиться из-за этого… очевидно, это очередной симптом.
Очень осторожно она положила руку Вона под простыню.
— Похоже, я собираюсь нанести визит вампирскому притону.
— Лена, если «Жажда» прикрытия бойцовского клуба, это слишком опасная затея, — сказал Призрак тоном, которым обычно разговаривают с детьми. — Когда твой отец попросил взять тебя на работу, ещё попросил присмотреть за тобой, если с ним что-нибудь случится.
Она уставилась на красивого доктора, удивлённая признанием, но это ничего не изменило.
— Ты не можешь остановить меня, — выпалила она, и как это по-взрослому, да? Оставалось только топнуть ногой. Глубоко дыша, она вернула себе нормальный голос. — Мне нужно сделать что-то важное за оставшееся время.
На мгновение, Призрак закрыл глаза, а когда открыл, в них было смирение.
— Дай мне час на детальное изучение.
— А я всё разведаю, — сказал Фантом, голубые глаза которого озорно блеснули. Лена даже не хотела знать, что он задумал. От Фантома можно ждать чего угодно.
Тень сунул в рот жвачку.
— Мне нужно почистить машину, но дай знать, если тебе что-нибудь понадобится.
Братья оставили её наедине с Воном, и Лена сидела рядом, вспоминая всё пережитое — начиная с игр в прятки в детстве, и заканчивая тем, как они оплакивали отца. Через час Лор, четвёртый брат-Семинус, приехал, чтобы отвезти тело Вона в морг.
— Мне очень жаль, Лена. — Лор положил руку — затянутую перчаткой, предотвращающей несчастные случаи из-за силы несущей смерть, которой обладал — на её. — Я хорошо позабочусь о нём.
Когда он увозил Вона, появился Призрак со стаканчиком кофе, который протянул ей. Лена взяла его, надеясь, что горячая жидкость смягчит холод, поселившийся внутри.
— Ты можешь попасть в «Жажду» или через потайной вход за человеческим клубом под названием «Цепи из Бархата», — сказал он, — либо через потайную дверь в канализации под ним. Поскольку это вампирский клуб, все, кто не вампиры должны сдать кровь.
— Нет, если они там работают. — Фантом, как всегда, влетел подобно торнадо. — В клубе работают шесть медиков. И они нанимают людей.
Призрак нахмурился.
— Откуда ты знаешь?
— Потому что теперь им не хватает двух медиков. Я убедил одного уволиться.
— А второй? — поинтересовался Призрак.
— Убедил умереть. — Фантом оскалил клыки. — Им оказался придурок, которого ты уволил в прошлом году за то, что менял обезболивающие препараты на витамины
— Потрясающе, — Призрак одобряюще кивнул. — Но мне всё равно не нравится мысль, что Лена отправится в логово насилия.
— Не тебе принимать решение, — возразила Лена.
— Верно, — сказал Риз. — И я хотел бы послать кого-нибудь с тобой, но не могу позволить себе лишиться ещё пары рук.
— Всё нормально. Я справлюсь.
Фантом похлопал её по плечу.
— Мы тебя будем проверять.
Не успела Лена их отблагодарить, как Призрак повернул её к себе, опаляя волнами опасности, исходящими из каждой поры на теле.
— Если с тобой что-нибудь случиться, — начал он таким беспощадным голосом, которого ей ещё не доводилось слышать, — обещаю, мы разрушим этот клуб до основания, не оставляя камня на камне.
— Особенно сосредоточимся на тех, кто им управляет, — добавил Фантом, одобрительно улыбаясь.
Забавно. Люди постоянно что-то такое говорят, но никогда не доводят дело до конца. Эти парни, без сомнения говорили именно то, что собирались сделать.

Глава 3

Владлена сильно нервничала, когда во второй раз за день входила в «Жажду». Чуть раньше, во второй половине дня, она поговорила с помощником управляющего по поводу должности медика. Его впечатлили рекомендации, и после собеседования он отослал её, пообещав перезвонить. Четыре часа спустя раздался звонок. Марсден поговорил с Призраком, и теперь оставалось только произвести впечатление на главного босса, вампира по имени Натан.
Она встала у главного входа и оглядела толпу, уже большую, хотя на часах лишь шесть вечера. Но с другой стороны, посетители, которые приходили сюда, жили по всему миру, так что на самом деле, время в клубе подземного мира не имело смысла. В воздухе стоял густой запах похоти, крови, алкоголя, и, направляясь к медпункту, Лена уловила запах агрессии. Несомненно, в таком месте случались драки. Но её интересовали не обычные драки в баре. Здесь происходило что-то ужасное, и она должна отомстить виновным в смерти брата.
Один из вышибал указал на кабинет Марсдена, находящийся в конце длинного коридора клуба.
— Спасибо, что пришла, Владлена. — Марсден кивнул в знак приветствия, и Лена задумалась шипы в его пепельно-каштановых волосах такие же острые, какими казались? Из-за причудливых волос, пирсинга, накрашенных чёрным ногтей и украшенных драгоценными камнями клыков, он казался совсем странным. — Как я уже сказал по телефону, всё великолепно. Согласие Натана — формальность, но у него, вероятно, будет пара вопросов. — Он указал на дверь в другом конце коридора. — Удачи.
Последнее слово звучало совсем не многообещающе, и Лене пришлось задуматься, с чем же ей придётся столкнуться. Глубоко вздохнув, она постучалась.
— Войдите, — донёсся хриплый ответ, и Лена толкнула дверь, чувствуя, как в груди закипает тревога. Сначала она его не заметила, отвлёкшись на огромный дубовый стол, на котором были разбросаны какие-то билеты с надписью «Гладий», на экзотический — и дорогой — персидский ковёр и картины на стенах. Затем, уже полностью зайдя внутрь, посмотрела на мини-бар справа.
Натан стоял, опёршись бедром о стойку бара, лаская длинными пальцами бокал с янтарной жидкостью и сверля её кристально-голубыми глазами. Блестящие, иссиня чёрные волосы прямой волной ниспадали на широкие плечи, и, чёрт возьми, она ненавидела, когда у мужчин волосы были лучше, чем у неё. У Натана угловатое лицо, высокие скулы, очерченная линия челюсти, и когда он приподнял уголок рта в полуулыбке, обнажив блестящий клык, сердце Лены взволнованно затрепетало. Её соседка по комнате, Блэсфим, сказала бы, что от дорогих мокасин до хорошо сидящих чёрных слаксов и серой шёлковой рубашки, этот мужчина источал чистый, порочный секс. Хотя Лена ничего об этом не знала.
— Хм… Здравствуйте, мистер Сабин. Я Владлена…
— Раздевайся. — Его хрипловатый голос с лёгким французским акцентом настолько завораживал, что его слова не сразу до неё дошли.
Наконец, она моргнула.
— Извини?
— Тебя Марсден послал, да?
— Да, но…
— Тогда раздевайся.
Он двинулся к ней, и с каждым шагом её сердце билось всё быстрее. Этот мужчина высечен из камня опасности, силы и изящества, и если бы обладал хоть каплей мягкости, она бы съела файл, который держала в руках. А когда Натан встал вплотную, комната показалась крошечной. Эротическая энергия импульсами исходила от него, заставляя кожу покалывать. Эти широкие плечи перекатывались, напоминая льва на охоте, и хотя в ней сто семьдесят девять сантиметров, он выше неё сантиметров на пятнадцать. Он мог бы раздавить её мизинцем, но она стояла тут, где её брат лишился жизни, в офисе с мужчиной, который мог быть ответственным за смерть Вона.
— Не знала, что раздевание часть требования к работе. — Она гордилась тем, что у неё не дрогнул голос. Сильно гордилась.
Выражение его лица стало ещё жёстче, хотя она не думала, что такое возможно.
— Господи. Где Марсден нашёл тебя?
Всё пошло не по тому пути, и она крепче сжала папку в руках, чтобы они не дрожали.
— Сегодня я написала заявление о приёме на работу.
— Он принимает заявление?
— А тебе нужно, чтобы медицинский персонал был неподготовленным?
Он нахмурился, а потом рассмеялся, и, Боже милостивый, он потрясающий, когда смеётся.
— Ты здесь на место медика?
Парень красив, но не слишком умён.
— Да.
Отпив из бокала, он опустил глаза к её ногам, а затем медленно прошёлся взглядом по её телу в откровенной, чувственной оценке, прежде чем остановиться на губах.
— Ну что ж, — протянул он. — Как сильно тебе нужна эта работа?

***

Нейт ждал реакции женщины… Помимо шокированного выражения лица с отвисшей челюстью и широко раскрытых глаз, она молчала. Он сразу же понял, что женщина не шлюха, посланная Марсденом… ну, почти сразу, хотя и не понял, зачем Марс послал её.
В первые несколько секунд он был просто счастлив, что его заместитель послал привлекательную, но простую — нормально одетую — женщину, а не одну из клыкастых тварей из клуба, одетую в комбинашку.
Эта женщина отличалась от всех встреченных им ранее в «Жажде», от потёртых чёрных балеток и хорошо сидящих, но консервативных чёрных слаксов до свитера с длинными рукавами. Минимум макияжа подчёркивал высокие скулы и полные губы, и у Нейта возникло странное желание попросить её расплести французскую косу, чтобы он мог убедиться, такие ли они шелковистые, какими выглядят.
Может, она изображала из себя библиотекаршу с невинными глазами и привлекла мужчин, которые хотели прикоснуться к милашке. Но Нейт не из таких. Ему нравились крепкие девушки, которые знали, во что ввязываются, ложась в кровать с вампиром, но когда он осмотрел Владлену, начал понимать её привлекательность. А потом заметил нервозность в её глазах, услышал нотки страха в голосе, и пробудилась глубокая, тёмная часть души. Нейта охватил трепет охоты — небольшой всплеск, едва заметная рябь в бассейне оцепенения, в котором он тонул, но, Господи, он походил на то, словно Нейту бросили нить жизни, и он собирался цепляться за неё так долго, как только мог.
— Ну? — Тело гудело, когда он смотрел на Владлену, так было, когда Нейт случайно выпил кровь из человека под кокаином, но сейчас лучше. Чище. — Так и будешь пялиться на меня или предложишь какой-нибудь стимул, чтобы я тебя нанял?
Она пару раз сглотнула, отчего у неё дёрнулось горло, заставляя его проследовать взглядом по шее к V-образному вырезу тёмно-зелёного свитера. Как только он спустился ниже, к гладким выпуклостям грудей, она сунула ему файл.
— Вот стимул. — И отступила, словно желая уйти. У Нейта проснулось желание зажать её между собой и стеной, показывая, что если он не хочет, чтобы она сбежала, этого не будет. — Призрак, главный врач ЦБП, подготовил бумаги. Там перечислены достижения и навыки.
Он едва не рассмеялся над попыткой отвлечь, но ему было слишком весело наблюдать, как она выворачивается.
— Все навыки?
И снова в её нежных карих глазах вспыхнул огонёк.
— Призрак не знает всех моих навыков, поскольку ему хватает чести не спать с сотрудниками.
— Да? — Он поставил стакан на стол и пролистал папку, не сосредоточиваясь на деталях. — И скажи-ка, почему уходишь оттуда, где честный босс не хочет заваливать медсестёр?
— Я по своим причинам ушла, но, как видишь, пришла с отличной рекомендацией.
Справедливо. Но что-то в этой женщине не так, и Нейт давно научился доверять инстинктам. Она слишком беспокойная, слишком… соблазнительна. Заставив заткнуться свой внутренний голос, который совсем не помогал, Нейт провёл большим пальцем по бумагам.
— В досье сказано, что ты оборотень. Какого вида?
— Тигр.
Ни хрена подобного. Он глубоко вдохнул её запах. Сквозь дразнящий аромат ванили пробивалась дикая кошачья нота… и собачья. В основном собачья, на самом деле. Он бы принял её за волчицу, так почему она говорит, что тигрица? Не его дело, но опять же, что-то здесь не чисто. Он встречал все виды оборотней, но ни одного с такой специфической смесью запахов. Шестое чувство подсказывало отправить её прочь. У клуба хватало проблем, он и без того держался на хрупком равновесии. Нейт не хотел, чтобы эта женщина что-то испортила или принесла беды. Но те самые качества, которые заставляли его нервничать, интриговали.
— Ладно, мисс тигр, почему ты решила здесь работать?
— Мне нужна работа, и я не хочу идти в человеческую больницу или клинику, потому что лучше работаю в одиночку.
— Почему не хочешь? Так намного безопаснее, и по тебе не скажешь, что ты любишь рисковать.
На планете не было ни одного оборотня тигра, который был бы на «ты» с опасностью, но она не отринула его обвинения.
— С медицинской точки зрения люди создают меньше проблем.
Она вздёрнула подбородок и, хотя была ниже ростом, каким-то образом надменно посмотрела на него сверху вниз. Интересно. Обычно женщины хлопали ресницами и одаривали его томным взглядом. От превосходства по телу прошёл ещё один импульс, сильнее возбуждая интерес. Чёрт, Нейт серьёзно возбуждался. Он снова взял стакан и посмотрел на женщину поверх края.
— Значит, ты любишь сложные задачи, — пробормотал он.
— Мне нравится хорошая битва. — Странная мрачность наполнила её голос, вызывая у Нейта неподдельную тревогу.
— И что это значит?
— Лишь то, что я сказала. От проблем жизнь ведь интереснее, так?
Интересно, что бы она сделала, брось он прямо сейчас ей вызов? У него завибрировал телефон, сообщая о входящем сообщении, и кто знает… может, удача сама стучится в дверь… или может, нападёт неожиданно. Неважно.
Нейт посмотрел на Владлену, которая нервно переминалась с ноги на ногу.
— Можешь прямо сейчас приступить?
— Сию минуту?
— Если мне понравятся, как ты исполняешь обязанности, работа твоя.
Она сердито посмотрела на него, словно пытаясь понять, что он имел в виду под словом «обязанности», а затем пожала плечами.
— Почему бы и нет.
Он отвёл её в медпункт, где их встретил Марсден, охраняя огромного истекающего кровью мужчину с открытой раной от плеча до локтя. Кровь текла из его разбитого носа и губ, а кусок уха оторван.
Владлена бросилась на помощь, хватая перчатки из держателя на стене, а затем, взяв полотенце, надавила на рваную рану, и направила мужчину к смотровому столу. Когда он зарычал на неё, первым порывом Нейта было ударить парня, но Владлена справилась с этим, как опытный профессионал.
— Не стоит рычать на того, кто тебя лечит. — Она сама полу рычала, но так мягко, почти нежно, напоминая голос матери-волчицы, отчитывающей детёнышей. — Я тебе помогаю, но не обещаю, что будет приятно. Понял?
Мужчина успокоился, чертовски удивив Нейта. Марс одобрительно кивнул и ткнул большим пальцем в сторону зала.
— Я проверю его оппонента.
Он ушёл, а Нейт повернулся к Владлене, которая тянулась к, лежащей рядом с койкой, аптечке.
— А теперь, — проговорила она, — давай тебя осмотрим. Кто ты?
— Варг, — рыкнул мужчина, и да, Нейт его узнал.
Веры или варги, как они любили себя называть, рычащие по своей природе, и, как правило, были больше, чем другие звероподобные обитатели подземного мира и люди… вероятно, потому, что выросли на десяток сантиметров после укуса и превращения в веров.
Она осмотрела его рот и дыхательные пути на предмет выбитых зубов.
— Удар кулаком или ногой?
Прежде чем Варг успел ответить, снаружи раздался крик, и в комнату ворвался вампир. Варг соскочил со стола, и Нейт прыгнул вперёд, чтобы остановить его.
— Только не в моём кабинете, — отрезала Владлена, и на мгновение варг замолчал. Не обращая внимания на её приказ, вампир сделал выпад. Чистый зверь в своей ярости, он набросился на Владлену, сбивая с ног. Ярость пронзила Нейта с силой летнего шторма. Не раздумывая, он врезал кулаком в нос мужчине и дважды ударил его по горлу. Когда голова вампира откинулась назад, Нейт схватил его за шею и прижал к стене. Он почувствовал, как острие клинка полоснуло по животу, но был слишком возбуждён, чтобы замедлиться. Если уж на то пошло, боль питала потребность в крови, и он потянулся к запястью ублюдка, быстро сдавив его рукой. Вампир закричал в агонии и выронил клинок. Теперь Нейт собирался оторвать ублюдку голову. Буквально. Быть дневальником означало быть сильнее и быстрее, чем «обычные» вампиры, и он воспользуется этим прямо сейчас…
Марсден положил руки на плечи Нейта, оттаскивая от вампира, а затем трое охранников клуба повалили варга и вампира на землю, грубо надев на них наручники.
— Выкиньте их отсюда, — рявкнул Марс. — Если хотят драться, пусть делают это снаружи. И дай им грёбаную карту в ЦБП. Суда они больше не сунутся.
Нейт резко повернулся к Владлене, и когда увидел её на полу, прижатую упавшим шкафом, мизерный проблеск жизни, который почувствовал раньше, пробился сквозь завесу безразличия. Сукин сын, если она пострадала… Они с Марсом вместе подняли шкаф.
— Ты в порядке? — Нейт протянул ей руку, и она взяла её, вскочив на ноги, будто и не было падения девяностокилограммового шкафа.
— Да. — Она начала отряхиваться, но, взглянув на него, замерла. — А ты нет.
Он опустил взгляд и с удивлением заметил рану от правого бока до левого бедра. И тут его пронзила боль. Странно, но единственное, о чём он мог думать — у Владлены появился повод прикоснуться к нему.

Глава 4

Владлене не понравился её босс. Вообще. Но она профессиональный медик, а у него шла кровь. Сильно. Кроме того, он спас её от возможного жестокого избиения, и хотя она не сомневалась, что он просто не хотел потерять ещё одного медика, была благодарна.
— Ложись на стол. — Она сняла использованные перчатки, вымыла руки и надела новые, пока Нейт забирался на смотровой стол.
Интересно. Он определённо не был похож на человека, который следует приказам и развалился так, словно готовился посмотреть телевизор в постели. Лене нужно избавиться от образа, возникшего в голове — Нейт на красных шёлковых простынях, чёрные волосы рассыпались по подушке, а она оседлала его бёдра и ласкала, несомненно, великолепную грудь. Она прочистила горло… и разум. В конце концов, она профессионал.
— Тебе придётся снять рубашку. — Он расстёгивал пуговицы, казалось, растягивая время. Снимая рубашку, он втянул в себя воздух, и когда рана была обнажена, Лена поняла почему. Нож, которым вампир порезал его, оказался зазубренным, оставляющим рваные края на глубокой ране. Кроме того, порез прошёл через кожаный ремень и брюки. — Тебе придётся расстегнуть штаны. — Она могла поклясться, что заметила слабый проблеск веселья в его глазах, но через секунду взгляд стал безразличным.
Рука Нейта зависла над пряжкой ремня.
— Закрой дверь. Не хочу, чтобы сотрудники видели меня таким.
Мысль о том, чтобы запереться с Натаном в одной комнате, заставила Лену затрепетать и одновременно разволноваться, хотя не должна, пока не узнает больше о причастности Нейта к смерти брата, поэтому мысленно отвесила себе подзатыльник и закрыла дверь.
— Вот. — Она обернулась. — Доволен?
— Меня вскрыли от рёбер до паха, не очень-то я и доволен.
— Рана уже начинает затягиваться, — указала она и замолчала, когда он расстегнул ширинку. На нём не было белья. Ох, сколько же ей нужно профессионализма. Дав себе столь необходимый пинок под зад, Лена взяла поднос с инструментами и вернулась к Натану.
— Мне нужно очистить рану…
— Языком?
Она дёрнулась.
— Что?
— Так бы сделал мой медик-вампир.
— Фу… Нет. Я не вампир, а даже если бы была, это не по… протоколу.
— Это тебе главврач ЦБП сказал? Который и трахаться с тобой не стал? — Блеск веселья вернулся в его глаза.
— Знаешь, не думаю, что тебе вообще нужна медицинская помощь. — Рана быстро затягивалась, хотя в том месте, где вошёл нож, трёхдюймовый порез, глубже, чем остальная часть, и на неё определённо можно наложить швы или приклеить пластырь.
— Думаю, нужна. — Улыбаясь, он закинул руки за голову. — Так что, вперёд.
Раздражённо фыркнув, она стёрла кровь с его кожи простой водой — у вампиров иногда бывают аллергические реакции на дезинфицирующие средства. Наверное, неуместно было замечать, как тверда его плоть и как высечены мышцы, но с другой стороны, он вёл себя совершенно неуместно, так что трудно отказать себе в критике.
— Итак, Владлена, — начал он, — почему твой маленький трюк с голосом не сработал на мне?
— Зови меня Лена. И… трюк с голосом?
— Я видел, как ты смогла успокоить варга парой слов.
— А, это. — Она пожала плечами. — Это работает только на собаках.
— Странно для тигра, не думаешь? — Он так пристально смотрел на неё из-под полуприкрытых век, заставляя чувствовать себя раздетой. Уязвимой.
Она подавила панический шёпот, говоривший, что Натан, возможно, не поверит в легенду, но Лена не хотела вызывать никаких подозрений, говоря, что гиена. Гиена, которая не может превратиться в гиену. Гиена, которая никогда не проявляла ни одной черты гиены. Она худший оборотень на свете.
— У всех нас есть уникальные дары. — Пора сменить тему. Она проверила самые серьёзные повреждения. — Тебе очень повезло, что лезвие не вошло на дюйм выше, иначе распороли бы желудок.
— А что в этом плохого?
Она приложила руку к ране, и хотя это должно быть больно, Нейт даже не вздрогнул.
— Потому что все остальные органы вампиров быстро заживают, но поскольку желудок перекачивает кровь, травма привела бы к обильному кровотечению.
— Но не убила бы.
— Нет, но несколько дней ты был бы слабее младенца.
Под его взглядом она закончила вытирать кровь.
— Как давно ты работаешь медсестрой?
— Прочитай резюме, узнал бы ответ.
Он приподнял уголки рта в ленивой усмешке.
— Может, мне нравится звук твоего голоса, и я хочу услышать ответ, а не читать.
Невыносимый вампир.
— Чуть больше двух лет. Я училась в колледже и школе медсестёр в человеческом мире, а затем получила работу в ЦБП.
И к слову о разнице культур. Человеческая медицина и медицина для демонов совершенно разные создания. Каждый вид демонов отличался от другого, от анатомии до жизненных показателей, от типа лечения, которое могли выдержать, и нет.
— Что привлекло тебя к медицине?
— Она у меня в генах, — вздохнула Лена. — Отец был хирургом в ЦБП. — В детстве она перевязывала мягкие игрушки, потом начала ухаживать за соседскими домашними животными, а по мере взросления, звук сирены скорой помощи наполнял её волнением и тоской.
— Был?
— Он мёртв. — Она отбросила окровавленные бинты и ногой подтащила к себе каталку с припасами. — Убит Эгидой.
— Ублюдки. — Он пошевелился, отчего ширинка раскрылась чуть шире. Нет, он определённо не носил нижнее бельё. — А как насчёт остальных членов семьи? Мама? Братья или сёстры?
— Моя мать не появлялась в нашей жизни с момента, как отняла нас с братьями от груди.
Главным образом потому, что хотела убить и Вона, и Лену, чтобы избавить мир от двух слабаков, которым нужен был уход в первые месяцы жизни. Отец Лены прогнал мать, и с тех пор она её не видела.
— Сколько братьев?
Сначала Лена хотела солгать, сказать только про двух живых, но нет, решила показать ему свою боль, которую почувствовала, увидев Вона разорванным.
— Было трое. Одного недавно убили.
Он сжал её запястье, заставив вздрогнуть.
— Эгида постаралась? — Его голос был удивительно сочувственным, а хватка нежной, и на мгновение Лена лишилась дара речи. Но потом вспомнила, что этот вампир вполне мог иметь какое-то отношение к смерти Вона, и аккуратно высвободилась из его хватки.
— Не знаю точно кто, — ответила она, — но когда узнаю, заставлю поплатиться.
— Мне это знакомо, — пробормотал он. — Только не затягивай, а то дойдёт до того, что это уже будет не важно.
— Такое ощущение, что ты в этом знаток, — заметила она, потянувшись за заживляющим кремом.
Он до хруста костей стиснул зубы.
— Все думают, что гнев кипит и кипит внутри, пока не освободиться в каком-то всплеске эмоций.
— А это не так?
— Абсолютно нет. И если будешь слишком долго ждать, вся ярость выгорит. Она будет гореть все ярче и жарче, пока не израсходует всё топливо, и тогда ты останешься ни с чем. Огонь последнее дезинфицирующее средство. — Он говорил мрачным, лишённым страсти, которую она видела в нём до этого разговора, голосом. Избегая его взгляда, она наклеила послеоперационный пластырь.
— Кого ты потерял?
Молчание затянулось, и Лена уже подумала, что он ответит, но он заговорил холодным, но ровным тоном.
— Жену. — Он склонил голову, раздевая Лену оценивающим взглядом. — У тебя есть пара?
— У меня? — Она удивлённо хохотнула. — Я слишком занята для личной жизни.
— Так люди говорят, когда не хотят заниматься личной жизнью.
Ей стало противно, что он видел её насквозь. Лена постоянно отговаривалась от встреч с друзьями, ссылаясь на занятость, хотя на самом деле, это из-за её неполноценности. Кому нужен оборотень, который не может перекинуться и который однажды сойдёт с ума и умрёт?
— А ты, полагаю, не слишком занят для личной жизни?
— Не слишком, но признаюсь, не хочу этого. Моя работа и есть моя жизнь.
Словно по сигналу, музыка из клуба стала на октаву выше, вибрируя в воздухе глубоким басом, сотрясая внутренности Лены.
— И как же ты развлекаешься? — небрежно спросила она, когда почувствовала что-то совсем другое. Он широко улыбнулся, показывая клыки, и у Лены все чувства зашкаливали.
— Секс. Хочешь развлечься?

***

Боже, Нейту нравилось заставлять Владлену смущённо ёрзать, и он был бы не прочь, чтобы она разделась. И это странно, она не в его вкусе, а он никогда не считал отношениями то, что на безрыбье и рак щука. То, что Марсден превратил в образ жизни.
— Знаешь, — протянула Лена, — в человеческом учреждении я могла бы подать на тебя в суд за сексуальное домогательство.
— Только если бы я домогался тебя.
— Ты как раз этим и занимаешься.
Брехня. Румянец на щеках, жар тела, тон голоса… всё это говорило, что она лжёт. И это же влекло хищника, живущего в Нейте, а минуло уже много лет с тех пор, как ему приходилось преследовать кого-то, чтобы убить.
Пора браться за дело.
— Я чувствую твоё желание. — Он приподнялся на локтях, приближаясь к Лене. — Ты меня хочешь. Следовательно, это не домогательство. Рано или поздно, мы придём к единственно возможному решению.
От её возмущённого вздоха, он рассмеялся.
— Ты… такой… такой…
— Сексуальный?
— Высокомерный.
— И сексуальный, — добавил он.
Раздражённо фыркнув, она оттолкнула подставку с инструментами.
— Разве тебе не нужно управлять клубом?
Он неопределённо хмыкнул, свесив ноги со смотрового стола.
— Технически, я свободен от работы.
— А я технически здесь не работаю.
Он вскочил в мгновение ока и прижал её к стене, прежде чем понял, что пошевелился. Она посмотрела на него, так же, как и он сам, удивлённая внезапным движением, но он плыл по течению, совершенно это и, имея в виду, хотя сам и не знал было ли его слегка импульсивное поведение хорошим или плохим.
— Если не работаешь, можем поиграть, — пробормотал он, придвигаясь так близко, как только мог, не касаясь её. Он не даст ей повода оттолкнуть его.
— Если под игрой ты подразумеваешь секс…
— Именно. — Он слегка наклонился, наслаждаясь тем, как у неё сбилось дыхание, когда приблизился к её губам. — Но знаешь, что ещё так же хорошо?
У неё быстрее забилось сердце и так громко, что звук отдавался в ушах, а рот наполнился слюной. Голос был едва слышен из-за этого гула.
— Что?
— Это. — Он коснулся губами её губ, медленно и осторожно, давая шанс остановить его. Лена не отстранилась. Но, чёрт возьми, ей грозил сердечный приступ, если пульс не замедлится. Нервозность витала в воздухе, и если бы в Нейте была хоть капля порядочности, он бы отступил. Вместо этого нить жизни, за которую он цеплялся с тех пор, как Лена вошла в дверь его кабинета, превратилась в верёвку, укрепляя решимость.
Он хотел попробовать Лену на вкус, погрузить клыки в её горло и почувствовать, как пульс бьётся о клыки, пока её жизненная сила будет вливаться в него, но пока предпочёл вкусить её губы — бархатистые и тёплые, которые она ещё больше открыла, когда Нейт провёл по ним губами в приглашении. Она неуверенно, но с любопытством отвечала. По нежному запаху её желания, который витал вокруг, по искрам в глазах и быстрому дыханию стало ясно, что Лена хочет этого. Но стояла прямо, как стальная балка, а её тело кричало от неловкости. 
«Может, потому, что ты её босс, и она боится, что ты уволишь её, если она не поцелует тебя, болван».
Проклиная себя, он прошептал ей в губы:
— Твоя работа рискованная. И я прошу прощения за то, что играю с тобой. Ты нанята, несмотря ни на что. — Да, вероятно, в нём ещё осталась капля порядочности.
— Ладно, — прошептала она, впиваясь в него взглядом потрясающих глаз, согревая и заставляя чувствовать, будто ласкает изнутри. Застонав, он усилил давление на её рот.
— Откройся мне, — прошептал он, и спустя секунду колебания, она приоткрыла рот ровно настолько, чтобы он мог провести кончиком языка по её зубам. На этот раз она мгновенно, напряжённо и до шока резко, будто прорвало плотину, ответила.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ksuha_08264 о книге: Алайна Салах - Его студентка
    Понравилось и история и отношения, но не только между ггероями, но и с мужем (знаю что так бывает)

  • karuzina83 о книге: Надежда Кузьмина - Тимиредис. Запад и Восток
    Почему все ждут продолжения? Как по мне, так серия окончена. Хашурга если не победили, то хорошо так проучили. А, судя по предпосылкам, Академию драконята окончат, обе башни (Ас, возможно, вообще все три). А потом все-таки организуют гнездо с Шоном и Асом. Жизнь-то длиннющая, значит, все у них будет. Включайте воображение и представляйте, как именно.

  • Toblerone о книге: Лука Каримова - Кружева от госпожи Феи
    Вроде идея хорошая, персонажи могли бы быть интересными, но описаны как-то плоско. Ужасно раздражал топорный переход от первого лица к третьему - впервые вижу такой бред. Слишком много описаний конкурсанток, их нарядов, что кому пойдёт, как конкурс вообще проходит и тд. Лучше потратили бы "эфирное время" на раскрытие отношений главных героев,а то получилось от страха/недоверия до любви/страсти за один чих.

  • Lyuda210461 о книге: Татьяна Кошкина - Мой любимый гад
    А где можно найти "В погоне за миллионером"? Хотелось бы побаловаться первоисточником. Добавьте по возможности. Заранее благодарю.

  • Lyuda210461 о книге: Татьяна Кошкина - Булочка для кондитера [СИ]
    Весьма достойно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.