Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52022
Книг: 127591
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Зашедшая слишком далеко»

    
размер шрифта:AAA

Натали Д. Ричардс
Зашедшая слишком далеко

— Йену, Адриане и Лидии

До луны и обратно бессчетное количество раз.

Глава 1
Поздно. Слишком поздно. Я захлопнула дверцу машины и помчалась через парковку. Мои волосы спутались с лямкой моей почтальонской сумки, шнурки на туфлях развязались, я понятия не имела, как мне прокрасться к своему шкафчику так, чтобы меня не застукали. Я должна попытаться, потому что мне нужны эти записи по химии.
Технически мне они были нужны прошлой ночью, когда у меня было время подготовиться к сдаче экзаменов в середине семестра, но я не считала, что это так уж важно. Я знаю материал и подумала, что смогу в последний момент быстренько все вызубрить во время подготовительных занятий. Это был неплохой план, пока не сдохла батарейка на моем мобильнике и не прозвенел будильник. Теперь мне повезет, если я вообще успею застать последние десять минут первого урока.
Я перескочила через бордюр и медленно, как тень, заскользила вдоль древней кирпичной стены школы. Вероятно, это не слишком хорошо пробираться в школу, как сбежавший узник. Хотя я и без того не слишком хорошо себя вела, когда влетала на школьную парковку на максимальной скорости.
Я проверила свой едва зарядившийся телефон, поднимаясь по ступенькам. Мои ноги споткнулись обо что-то на середине пролета. Как будто я наткнулась на ледяную глыбу. Я схватилась за поручень, чтобы удержаться в вертикальном положении, и посмотрела вниз на то, что преградило мне путь – упавшая тетрадка.
Ничего особенного. Светлая тетрадь на пружине, какую можно купить в любой аптеке, стоимостью меньше доллара. Вполне вероятно, она была бесполезной, за исключением того, что я знала, что там, скорее всего, полно записей. Записей, которые кому-то нужны во время недели экзаменов.
Ладно.
Я подняла со ступеньки тетрадь и сунула ее в сумку. Потерянной и найденной ей придется подождать. Студенческий склад находится на другом конце школы.
Я поднялась по оставшимся ступенькам и толкнула тяжелую дверь. Она закрылась за мной с тихим стуком и теплый воздух, пронизанный ароматами масла и мыла, окутал меня. Кабинеты были слева от меня, а главный коридор, длинный и тусклый, вел к классам и лестничным клеткам. Мои щеки и пальцы, отогревшиеся с мороза, начали покалывать.
Когда этот коридор пуст, тишина ощущается как нечто, что живет и дышит. И ждет. Я стряхнула это чувство и побежала к главному офису. Прийти в класс слишком поздно уже достаточно плохо. Если я появлюсь без пропуска, меня оставят после уроков.
Миссис Блат и миссис Прюитт сидели за высокой деревянной стойкой, две круглолицые тетки, которые, насколько я знала, никогда не покидали эту комнату. Когда мы с Менни были новенькими, мы даже спорили, выходят ли они в туалет.
— Доброе утро, Пайпер, — с широкой улыбкой поздоровалась миссис Блат. — Она подвинула в мою сторону журнал для подписей. — Утренние дела в связи с ежегодным альбомом?
И почему я об этом раньше не подумала? Я провела множество часов, фотографируя то одно, то другое для ежегодника. Я кивнула головой и ждала, пока она выпишет мне пропуск.
— Теперь прямиком в класс. Если тебе нужно к шкафчику, то сходишь туда на перерыве между уроками.
— Конечно. — Я выдавила улыбку, хотя мои плечи поникли. Правда, не стоило мне заходить сюда. Не похоже, что у меня будет достаточно времени, чтобы просмотреть хоть что-нибудь. До конца периода оставалось девятнадцать минут, а мой шкафчик черт знает где. Серьезно, мне должны поставить отметку по физкультуре авансом. Даже если мне удастся проскользнуть незамеченной, у меня есть лишь пятнадцать минут, чтобы что-нибудь выучить, пока я притворяюсь, что слушаю.
Оно того не стоит.
Я вошла в класс для подготовки как раз тогда, когда мистер Стиерс раздавал пакеты для класса. Когда я вошла, он развернулся и уставился на меня своими темными глазами.
— Доброе утро, Пайпер.
Он с улыбкой принял мой пропуск. Мои губы растянулись в ответ. Печальная попытка, но это было все, на что я способна.
— Эй, — сказала я, — простите за опоздание.
— Без проблем. Я рад, что ты заглянула. Я не хотел бы, чтобы ты пропустила обсуждение проекта для старших классов.
Ах, мистер Стиерс. Бегло говорит на пяти языках, много путешествовал по миру и все равно застрял здесь, в штате Индиана, вынужденный преподавать школьникам старших классов.
Я потащилась к своей парте, Менни поднял взгляд со своего места за моей спиной, когда я бросила сумку. Он ухмыльнулся, похлопав по своему запястью, чтобы обозначить мое опоздание. И все же при этом он предложил мне лишний пакет, а я губами поблагодарила его.
Мистер Стиерс указал на проекционную картинку на стене, которая, вероятно, совпадала со страницей внутри моего пакета.
— Теперь, когда мы подобрались к Ноябрю, пора серьезно взяться за эти проекты.
Я поворачивала его то так, то эдак. Я знала, чем я собираюсь заняться еще с лета – эпидемия бедности в маленьком городке штата Индиана. Я сама хотела этим заняться. Химия? Не так уж сильно.
Я расстегнула свою сумку и начала рыться в вещах, которые сейчас были бесполезны: контрольные списки со встречи выпускников, мой учебник по истории – мог быть полезен, если бы я уже не сдала тест – запасная крышка для объектива. Мои пальцы задели тонкую пружину. Та тетрадка, которую я нашла.
Я вытащила ее. Что если по какой-то случайной космической удаче это окажутся чьи-то забытые записи по химии. Шансы мизерные, но я в отчаянии.
Я открыла тетрадь и уставилась на три слова, написанных вручную большими буквами.

«Болезнь Не Видима».

Класс. Латынь. Мне так показалось, по крайней мере. Как бы то ни было, мне это никак не пригодится.
Вздохнув, я провела пальцем вниз до картонного кармашка, который защищал первую страницу. Смешно. Я никогда не видела, чтобы кто-то пользовался этими дурацкими вещицами, но я чувствовала, что этот достаточно плотный. Я раскрыла его пальцами, чтобы посмотреть, что там внутри – фотографии. Целая пачка. Чтобы фотограф не просмотрел кипу фоток – это также нелепо, как кошка будет отказываться от тунца. Я бы не сказала, что я сую нос не в свои дела, скорее, это творческое любопытство.
Я вытащила пару фотографий по краям. Плохого качества черно-белые фотографии, снятые, насколько я могла судить, на территории школы. Я взяла верхнее фото, чтобы лучше его рассмотреть. Это Исаак Купер... но это ошибка.
Глаза Исаака были пусты. С того места, где должна быть душа Исаака, на меня смотрели пустые глазницы.
Я провела пальцем по лицу, чувствуя неровность и шероховатость фотографии. Глаза были не просто белыми, они были выколоты. И кто-то решил потратить свое время на то, чтобы вырезать зрачки и радужку, оставив при этом лишь бледный овал в обрамлении век.
По моему позвоночнику пробежался холодок, волосы на затылке встали дыбом.
Кто мог это сделать? Я попыталась себе это вообразить – некто, вооруженный иголкой, выцарапывает глаза. От этой картинки мой желудок сжался.
Я взяла следующую фотографию. Анна Прайс. У нее тоже не было глаз. Я продолжила просмотр – Кристен, Минг, тот парень, который, кажется, встречался с одной из чирлидерш. Еще три фотографии. Еще шесть зияющих дыр на том месте, где должны быть глаза. Мое сердце забилось быстрее, растапливая лед в венах.
Дрожащими руками я засунула фотографии обратно.
Что это за тетрадь, черт возьми?
Хеллоуинские розыгрыши. Должно быть. Он был всего лишь месяц назад, в конце концов. Я просмотрела страницы после перегородки. Никаких фотографий, никакой латыни, но каждая строчка заполнена узким, четким почерком.

Вторник, 5 сентября

В. Крейн украл наличку из кассы кафетерия.
Линкольна поймали с выпивкой, руководству не доложили.
Р.Т.Н. показывал картинки с пенисом новеньким девочкам.

Класс захихикал и я, подняв голову, тоже улыбнулась.
Плевать, что я понятия не имею, над чем все смеются. И плевать на то, что вряд ли кто-то купится на мою улыбку, потому что я уверена, что вид у меня сейчас такой, словно кто-то приставил пистолет к моему виску.
Я не должна держать у себя эту тетрадь. Я не знаю, кто это написал, но он должен быть в этой комнате. От этой мысли я похолодела. Но никто не смотрел. И я снова опустила глаза.

Среда, 6 сентября

Magpie угрожала заколоть В.Т.Р. ручкой в шею.
Snakchrm назвал Wisguy геем в душе.

Пятница, 8 сентября

Трики торгует таблетками счастья за трибунами во время обеда.

Ладно, это нереально. Это все не настоящие имена – это похоже на ники игроков. Кто знает, может быть, это какая-нибудь ролевая игра или вымышленная футбольная команда.
Точно, кто еще может говорить о гениталиях и списке грехов. Я пролистала тетрадь дальше, желая узнать, кто стоит за всем этим или ища доказательства того, что это шутка.
Последняя запись на двадцатой странице. Вчерашняя.

Вторник, 6 ноября

Гемини врезался в машину Ч.И.Ф. на парковке – отрицает это.
Ладно. Такое действительно произошло. В том смысле, что сама я этого не видела, но я слышала, как Шейн Хейвуд и какая-то девушка, которую я не узнала, ругались на парковке вчера во время ланча. Он указывал на заднее крыло и что-то говорил о краске. Но, по-видимому, никто ничего не видел.
Хотя, по-видимому, это неправда, так? Кто-то определенно это видел – кто-то, кто все записывает и проверяет.
И вырезает глаза в свободное время.
Я закрыла тетрадь и прижала обложку холодными влажными руками. Пора собрать волю в кулак. Я не из тех девушек, кто закрывает глаза во время ужастиков. Я из тех, кто всем рассказывает насколько отстойны в них спецэффекты.
Фотки действительно жуткие, но я могу назвать нескольких человек, которые точно станут преступниками в будущем. И я все еще сижу с ними в классе каждый день. Так в чем же моя проблема? Я испугалась пустых белых глаз? Я шокирована, роясь в грязном белье Клервил Хай? Не то чтобы я до этого жила в радужной версии этого места. Я лично видела, насколько плохими могут быть эти люди.
Наверное, я просто не замечала, что это видит кто-нибудь еще.
Тетрадь была закрыта, но я все еще видела фотографии, черные буквы вились по страницам, как по венам. Я засунула тетрадь назад в сумку и открыла пакет для старшеклассников, но я все равно ничего не могла прочитать из-за холода, который все еще охватывал меня.
Мистер Стиерс почти закончил презентацию, но я лишь симулировала увлеченность. Потому что меня она не волновала. И меня совершенно точно не охватывало чувство, что кто-то за мной наблюдает.

***
Когда прозвенел звонок, мои плечи стукнулись о спинку стула. Народ вокруг меня начал вставать с мест, собирать книги и карандаши и, расталкивая друг друга, все толпились у двери. Менни постучал по моему столу и помахал, но я, все еще замерев, сидела на стуле.
Через семь минут у меня тест по химии.
Ладно. Утро было не самым лучшим, но у меня бывали и похуже. Я знаю материал. Я точно смогу получить 4, что не совсем желаемое 5, но все равно неплохо.
Я схватила свою сумку и по пути к выходу снова извинилась перед мистером Стиерсом. В коридоре, как всегда между уроками, было шумно, люди неслись в разных направлениях. Это как будто ты приклеился к жевательной резинке – стены вокруг розовые и все, к чему ты прикасаешься, ужасно липкое.
Я потерла подбородок и постаралась настроиться на позитивные мысли. Через шесть месяцев это место будет лишь воспоминанием. А еще через пару месяцев я буду на пути к степени по фотографии в НЙУ, а может быть даже в Колумбийском. Вот где начнется моя настоящая жизнь, и я не могу этого дождаться.
Я сфокусировалась на том, чтобы выглядеть как «девушка на задании», пока шла по коридору, проталкиваясь через группки болтающих студентов и мимо стучащих шкафчиков, и поднялась по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Кристен Грин стояла у самой уборной. Она отрезала ценник от своих джинсов, я бы поставила миллион долларов на то, что она их вообще не покупала. Она заметила мой взгляд и сразу же поправила волосы.
Проклятие школьного фотографа – при виде меня все красотки сразу же поправляют волосы. Даже до того, как они проверят, есть ли у меня камера.
Они также втягивают свои несуществующие животы и пытаются предстать передо мной в лучшем виде. Если мне удастся хоть раз заснять этих девушек и при этом они не будут мне позировать, я выдвину эту фотографию на Пулитцеровскую премию.
Я проверила часы над коридором, ведущим в спортзал. Шесть минут. Я хорошо справляюсь.
Я нашла свой шкафчик, убрала книги по английскому и вынула пару новых карандашей. Осталось только забрать свои записи. Я просмотрю их по дороге.
К шкафчику рядом со мной потянулась рука с ярко-красными ногтями.
Стелла ДюБуа.
Вот кто никогда не поправлял свою прическу. Впрочем, ей это было не нужно, потому что она всегда выглядела так, словно сошла с рекламы Пантин.
— Ну как, тебе уже звонил кто-нибудь из Голливудских режиссеров?
Вопрос прозвучал достаточно громко, но Стелла ничего не ответила, набирая код своего шкафчика пальцами с ярко-красными ногтями. Она заправила выбившиеся рыжие пряди за ухо и притворилась, что не знает человека, который стоит рядом с ней. Того, кто вполне очевидно к ней обращается.
— Нет? Спорю, что кто-нибудь обязательно позвонит. Может быть номер 1-900, — кто-то говорил это. Я уверена, что это Джексон Пирс. У меня совсем не было времени проверять, так что я начала искать чуть более лихорадочно между папками и ничего не нашла. Ну что сегодня за день?
— Не могу решить, какое выступление мне нравится больше, — продолжил он. — А как насчет тебя, Тейт?
— Хороший вопрос, — ответил кто-то, вероятно Тейт. Его голос был тише. И звучал раздраженно.
Я рискнула обернуться и убедиться, кто это. Темные волосы и плечи полузащитника – точно, это Джексон. В компании Тейта Донована и Ника Паттерсона. Тейт и Ник, оба чуть выше и светловолосые, но у Тейта лицо модели, резкие черты и холодные глаза, полная противоположность ямочкам и вечному беспорядку прическе Ника.
Тейт выглядел так, словно его вот-вот хватит удар. А Ник, кажется… не обращал внимания. Он вообще выглядел так, словно наблюдал за мной. Что маловероятно.
Я развернулась, чтобы посмотреть, куда направлен взгляд Ника, но увидела лишь Стеллу. Теперь она засовывала в шкафчик бумаги, все еще притворяясь глухой. Я не понимала ее. Позади меня стоит троица горячих спортсменов, согласно мнению большинства. И они из ее круга, так что это шоу кажется более чем странным.
Но не настолько, чтобы заставить меня опоздать на тест. Брр. Где же эти чертовы записи?
— Может быть, нам стоит посмотреть еще раз? — голос Тейта был острым, словно лезвие.
Еще, — сказал Джексон, определенно получая удовольствие от этого конкретного слова. — О Боже, о Боже, еще! — Джексон почти визжал на последнем слове «еще», и это мне все сказало о содержимом видео Стеллы.
Я нашла свои записи, но не чувствовала удовлетворения. Я не настолько не заинтересована, как хотела казаться. Мое горло сжалось, когда я бросила взгляд на Стеллу. Она хорошо держалась, как будто ничего не слышала, но зато слышали все остальные.
Пора идти. Время уходит. Я бросила взгляд через плечо и увидела, что студенты собрались полукругом и внимательно наблюдают.
Глаза Джексона, черные и сияющие, были странным контрастом с гримасой Тейта. И еще был Ник, который сейчас выглядел полностью шокированным, как будто он только сейчас понял, что происходит. Не знаю, может, он относится к типу симпатичных идиотов, но да ладно вам. На его лице было написано мученическое выражение с тех пор, как Джексон открыл рот.
— Нам лучше идти, — сказал Ник, переминаясь с ноги на ногу и бросая взгляд на древние часы наверху. — Мы опоздаем.
— Плохо, что Стелла не интересуется занятиями, — сказал Тейт. Джексон, соглашаясь с ним, что-то пробормотал, и вдруг – хлоп! – я подпрыгнула, мой взгляд метнулся к шкафчику Стеллы, который даже задрожал после того, как она изо всех сил хлопнула дверцей.
Все вокруг замерли, я услышала, как стихли разговоры. Стелла стиснула зубы так сильно, что дернулись мускулы на ее челюсти.
Я поискала пути отступления и заметила, что Ник смотрит на меня. В его взгляде читался вопрос. И что, черт подери, мне ему ответить? Со всем этим я ничего не могу сделать. Я потянулась, чтобы тихо закрыть свой собственный шкафчик и постаралась слиться со стеной.
— Я... — Несмотря на ее выпад, голос Стеллы был странно тихим и неуверенным. — Я не...
— О, всем вполне понятно, что ты сделала, — произнес Джексон.
— И что тебе это нравилось, — добавил Тейт, напряженность в его голосе граничила с чем-то горьким. — Вот значит, как тебе нравится это делать сейчас? Перед зрителями?
— Эй, тише, — тихо сказал Ник, схватив Тейта за руку. — Пошли, парни.
Стелла перемешала свои книги, а я осмотрела толпу зевак взглядом загнанной собаки, которая ищет выход. Но толпа была тесной. Никто не хотел такое пропустить. Стелла не из тех девушек, кого вы захотите пожалеть. Но, Боже, это ужасно.
Тейт стряхнул руку Ника.
— Это то, что ты сейчас делаешь за дополнительную плату? В смысле я знал, что ты испорченная, но...
— Ты закончил? — спросила Стелла своим обычным голосом стервы, который все знали. — Или ты получаешь удовольствие, унижая людей перед аудиторией?
— Определенно, в ближайшие дни у тебя будет большая аудитория, — огрызнулся в ответ Тейт.
— Ты просто невероятная задница. Ты даже не знаешь... — Стелла замолчала, как будто слова душили ее.
Предупредительный звонок разрушил тишину и привел меня в чувство. Толпа расступилась, я в отчаянии пробралась через нее. Народ разбежался во всех направлениях, почти толкнув меня на главных игроков. Мне пришлось посмотреть прямо на них.
Лицо Тейта скривилось, когда он наклонился ближе к Стелле.
— Было даже приятно узнать, какая ты шлюха...
— Тейт! – Ник, оборвав его, положив руку ему на плечо.
И внезапно все закончилось. Парни ушли, все разошлись по своим делам, а я на автопилоте пошла по коридору. Пока не остановилась.
Я оглянулась. Я даже не знаю почему. Но Стелла все еще была там. Что-то во мне сжалось, когда я смотрела, как она сузившимся взглядом окидывает рассеивающуюся толпу. Несколько ребят засмеялись, когда проходили мимо нее. Другие нацепили на лицо сочувствующий вид, но я не купилась.
Правда в том, что людям нравится наблюдать за страданиями таких девушек, как Стелла.
— Готова к тесту? — Эми, одна из моих знакомых по классу химии, остановилась возле входа в класс. Ее улыбка была широкой и сияющей, что свидетельствовало о том, что она не видела только что произошедшее.
Я тряхнула головой и заставила себя улыбнуться в ответ.
— Хм, да. Я так думаю.
Эми пожелала мне удачи и вошла в класс. Все остальные были уже внутри. Я увидела Гаррисона, который раскладывал на столе свои карандаши. Мне тоже следовало бы быть здесь.
И я буду. Я просто...
Я снова оглянулась на ряды шкафчиков, думая, что Стелла все еще может быть там. Что, может быть, в тихом пустом коридоре она стоит одна, ее красивое лицо перекошено, ей нужно... Я даже не знаю, что ей нужно. Или почему я должна быть той, кто предложит ей помощь, хотя я не знаю ее.
Но это было неважно. Потому что коридор был пуст. Все что я видела, это лишь дверца ее шкафчика, которая так и осталась приоткрытой.
Глава 2
Я уставилась на свой пятидесятилетний лабораторный стол и практиковалась в ровном дыхании, пока миссис Бренсон раздавала наши тесты. Она начала с первого ряда. Тим Джентри. Шей МакАлистер. Эми Джонсон. Гаррисон Коупленд.
Робкий и худенький Гаррисон не выглядел гением, но если кто-то в этой школе и станет следующим Стивеном Хокингом, это будет он. Со своим средним баллом каждый год он был первым в классе, так что он почти гарантированно занимал место в списке лучших выпускников.
Если он не уступит Эми.
Эми была также умна, как и Гаррисон, но это было не все. Красивая и популярная, она была вице-президентом и чирлидиршей. Если она сможет его обойти, то будет первой чернокожей девушкой в нашей школе, которая будет произносить речь от имени выпускников. Эми из того вида популярных ребят, которых все любят. В восьмом классе мы ездили в местный дом престарелых. Там была глухая пациентка. Это было странно, но мы все забыли об этом, когда автобус вез нас назад. А она записалась на уроки речи для глухих. В этом вся Эми.
Миссис Бренсон положила листок на мою парту, мои счастливые мысли увяли. Одним пальцем я подтянула бумагу вперед и по центру. Шоу начинается.
— У вас есть сорок минут в целом для письменных и практических заданий, — сказала миссис Бренсон, возвращаясь на свое место перед классом.
Гаррисон что-то прошептал, обращаясь к Эми. Это было похоже на «удачи», но его глаза посылали полностью противоположное сообщение. Эми проигнорировала его и сфокусировалась на своем столе, выбирая карандаш.
Миссис Бренсон махнула рукой.
— Вы можете начинать.
Баллы за практические задания были больше, так что я схватила маленькую пластиковую коробку и зажгла горелку. Это всего лишь простая перекристаллизация. Я быстро с ней справилась. Теперь мне стало легче дышать. У меня все еще оставалось двадцать две минуты. Полно времени.
Впереди Эми перевернула свой листок и потянулась к коробке. Она не смотрела на Гаррисона, но мне захотелось, чтобы она все же взглянула на него, потому что он серьезно нервничал. Он сидел, сгорбившись, писал одной рукой, другую сжимал под столом на коленях.
Если бы я не знала его так хорошо, то подумала бы, что он делает там что-то мерзкое. Но он не из таких. Он держал что-то маленькое и прямоугольное. Выглядело это как телефон.
Потому что это и был телефон.
Я моргнула. Наверное, я ошиблась. Это, наверное, его кошелек или может быть счастливая колода карт, или еще что-нибудь. Не может быть, чтобы Гаррисон Коупленд, лучший из лучших в Клервил Хай, забыл о правиле насчет использования мобильников во время тестов. Это просто ужас. Автоматический ноль на экзамене. Возможное исключение. Он бы не посмел использовать свой телефон во время теста, так что это должно быть что-то другое.
И все же...
Секундой позже он проверил его, мягкий свет было едва видно. Я осмотрелась и не увидела ничего кроме склоненных голов. Это действительно происходит?
— Мисс Вудс, будьте добры, смотрите на свое задание, — сказала миссис Бренсон.
Мои щеки запылали от вспышки гнева. Я вернулась к своему тесту, быстро ответив на два вопроса подряд. Стоило бы перепроверить их, но я была занята Гаррисоном.
Я ответила еще на один вопрос, он посмотрел вниз. Снова. Я встречала зубрил, которые были более дружелюбными, так что я сомневаюсь, что он болтает с приятелем между вопросами. Эми что-то отмеряла дрожащими руками. Она так отчаянно этого хотела, что едва ли не дрожала, но Гаррисон никогда не споткнется. Он идеален.
Вот только это не так.
Мои пальцы зудели, рука так и тянулась в воздух. Потому что кто-то должен узнать. Если наш Глава-класса-и-любимчик-учителей списывает, я просто не могу это проигнорировать. Но сейчас на коленях Гаррисона ничего не было. Никакого блеска. Никаких косых взглядов. Что бы я там ни увидела – или думала, что увидела – все исчезло.

***
Я не пошла в столовую во время ланча. Тот небольшое процент зарядки моего телефона закончился, так что я решила перехватить батончик мюсли на стоянке и попытаться зарядить его. По дороге от автоматов я заметила, как Менни и Трейси машут мне, сидя за нашим обычным столиком. Я показала им свой выключенный телефон в качестве объяснения, прежде чем уйти от них.
Я направлялась к боковому выходу, который вел как раз мимо студенческого магазина. Там не продавалось ничего интересного, разве что он давал возможность обеспечить очередного волонтера или служил чем-то вроде Бюро находок для студентов.
Кстати, о потерянном и найденном.
Я остановилась как раз перед входом в магазин. За прилавком стоял парень, которого я не узнавала, и смотрел в свой телефон. Это плохо. Я бы лучше оставила здесь тетрадку, не привлекая внимание зрителей.
Моя сумка тяжело свисала с плеча. Как будто я чувствовала всю ее тревожную тяжесть. От безумных фотографий до латыни на обложке эта вещь внушала мне отвращение. Но я совершенно точно не хотела, чтобы люди видели ее у меня. Или связывали меня с ней.
Я бросила последний взгляд на Бюро находок и ушла.
На улице было свежо и морозно – один из этих замечательных дней поздней осени, когда голубое небо еще не превратилось в мертвенно белый зимний потолок. Я пересекла двор, где группа ребят перебрасывала футбольный мяч – игроки из команды, что значило наличие Джексона, Тейта и Ника. Ну, разумеется. Весь мой день был похож на поездку на единороге через радужное поле, так что, естественно, они были здесь.
Я опустила голову и постаралась идти быстрее.
— Осторожнее, Ники! — прокричал кто-то.
Поблизости раздался глухой стук. Я услышала стон, затем бросила взгляд через волосы и увидела Ника на земле футах в двадцати от меня. Он прижимал к животу мяч, а еще он покраснел до корней волос, но при этом улыбался. Джексон и Тейт смеялись так сильно, что согнулись пополам.
Всего лишь два с половиной часа назад они выпотрошили Стеллу в коридоре, а сейчас они развлекаются. Хотя чему я удивляюсь? Холодные пальцы коснулись лица, напоминая мне об эволюции этой группы. Если вы прочертите линию на песке, то вы обнаружите этих парней на желанной для многих людей стороне – противоположной от меня.
В четвертом классе это были шпионы против ниндзя. То, что начиналось, как игра с выбором стороны, превратилось в клуб с входом по приглашениям. В четвертом классе это были места в задней части автобуса. К пятому дело дошло до выбора столиков за ланчем. Год за годом одни и те же ребята находили дорогу к вершине стратосферы нашего маленького городка, в то время как окружающие пытались понять, на каком же повороте они ошиблись. Я перестала задумываться об этом в первый год обучения. И за это мне нужно благодарить Кристен и ее специальное приглашение на вечеринку.
Я шла быстро, желая как можно больше увеличить дистанцию между нами. Через два шага мои ноги поскользнулись на траве. Я споткнулась, едва сумев удержаться на ногах. Моя сумка слетела с плеча и, естественно, расстегнулась. Падая, она перевернулась, а мои вещи разлетелись повсюду.
Никто не сказал ни слова. В седьмом классе это был бы знаменательный день – насмешки сыпались бы отовсюду. Теперь все считали, что выросли из подобного. Сейчас я просто ощущала на себе их взгляды. Я слышала тишину, за которой скрывались смех или еще хуже – жалость. Шорох шагов по траве дал мне знать о чьем-то приближении.
Ник. Он улыбался мне сверху вниз, но он был с правильной стороны линии с тех пор, как они начали ее рисовать, так что я ему не доверяла. Видимо, он прочитал это на моем лице, потому что дразнящая улыбка на его лице изменилась в нечто неуклюжее. Может быть, даже расстроенное.
Я лихорадочно собирала свои вещи, засовывая тетрадь, ключи и все остальное назад в сумку. Я даже не знала, все ли я собрала, но Ник был слишком близко. Я перекинула сумку через плечо и с удвоенной скоростью двинулась к парковке, отчаянно сожалея, что не выбрала другой путь или вообще не осталась в кровати.
Я никогда не была так рада видеть уникальные изгибы и углы своей старенькой Субару. Внутри машины наслаждение от солнца было еще лучше. Я впитывала тепло, со вздохом расслабившись в кресле.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • wildmarra о книге: Лорен Донер - Дрантос [любительский перевод]
    Ппц полный господа и дамы, невозможно читать, то ли перевод корявый, толи просто нудятина, 2 раза 1 страницу перечитываю, короче ощущение, что топчешься на одном месте.. бросила на 5 главе, сил нет моих...

  • ksuha_08264 о книге: Мария Зайцева - Шипучка для Сухого
    Серия понравилась но вот эта книга не очень

  • evk82 о книге: Марина Ли - Два жениха и один под кроватью
    Превосходная книга. Отличный слог, динамичный сюжет.

  • elent о книге: Мария Боталова - Любовь демона
    Дочитала из упрямства. Нет, читается легко, но вот рояли в кустах уже просто задолбали. Стоят стройными рядами и через каждую страницу выскакивает очередной и вопит: Эге-гей! А у нас еще вот что в загашнике!
    Особенно умилила чистка в рядах ледяных демонов. Вот подходят по очереди идиоты и пытаются завербовать нежданную дочуру повелителя. Ушлый повелитель с сынком захватывает очередного подозрительного и утаскивает для допроса. И те исчезают. Раз, и нет демона. И никто, никто этого не замечает! Нет у мерзких заговорщиков семьи, друзей и даже подельников! Каждый строго сам по себе!
    И ледяная магия, что пропитала ГГ от макушек до пяток тоже как-то раздражает. И ,кстати, повелитель у ледяных так же мало значит, как и император. Дочь появилась? ну щаз мы о нее ноги, крылья и рога вытрем. начхать нам на твою повелительскую особу.
    Вишенка - возвращение драконов. Они улетели, вернуться не обещали, но вернулись..Занавес.

  • elent о книге: Мария Боталова - Метка демона
    Не впечатлило. А уж плюшки, что дождем посыпались на ГГ, заставляют плеваться. И папа у нее не абы кто, а правитель! И брат императора чуть что летит к ней на помощь. И семья ее радостно признает.... Из грязи в суперкнязи.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.