Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52022
Книг: 127591
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Из нового мира. Часть 6»

    
размер шрифта:AAA

Юсукэ Киши
Из нового мира
Часть шестая


Перевод: Kuromiya Ren

ЧАСТЬ 6
Маяк во тьме
1

Мы спускались в яму осторожно, шаг за шагом. Казалось, в любой миг я могла поскользнуться на известняке.
Я думала, в пещере будет прохладнее, но мы заходили все глубже, и я начала потеть. Тут было жарко, а еще ужасно влажно.
— Почему так жарко? — спросила я.
— Из-за летучих мышей, — ответил кратко Киромару и поспешил дальше.
Ветер дул в сложной системе пещер, и Киромару долго нюхал, а потом выбрал дорогу. Сатору нес ложного миноширо в своем рюкзаке, только его голова торчала и указывала нам направление, говорила, как далеко мы. Он не говорил, какой выбрать путь, так что в этом мы полагались на Киромару.
Дорога выровнялась. Хоть мы были далеко от входа, в мелких трещинах виднелся свет.
— Дальше будет жарче. Прошу, потерпите.
Я слышала приглушенный разговор впереди. В то же время хлынула волна жара и вони и напомнила о свинарнике. Киромару указал на дыру вверху в метр шириной, откуда доносился шум.
Он поднялся по отвесной стене. Камни были уже скользкими, но влага в воздухе мешала еще сильнее. Даже подняться на четыре метра было сложно.
Киромару замер у двери и заглянул в нее.
— Внутри темно. Со светом было бы проще, — сказал он, повернувшись к нам.
Я вытащила лампу из сумки. Она не была очень яркой, но могла работать на любом растительном масле до пятнадцати часов. Удобно было и то, что проклятая сила с ней требовалась, только чтобы зажечь.
Высокий скрежет донесся до моих ушей. Казалось, смеялась орда гоблинов под звон колоколов. Я посмотрела в дыру и увидела пространство во много раз больше того, в котором мы были. Но я шла за Киромару, и жара с запахом становились только хуже.
— Смотрите под ноги! — предупредил Киромару, его глаз неприятно блестел в свете лампы.
Я направила луч лампы на пол и закричала. Весь пол шевелился. Я пригляделась и поняла, что он кишит насекомыми. Там были личинки, черви, многоножки, тараканы и огромные пауки. Все двигались в какой-то грязи, покрывающей все поверхности. Судя по запаху, это был толстый слой гуано. И жар появлялся от ферментации фекалий.
— Я не могу так идти! — взвыла я.
Киромару и Инуи шли вперед, не дрогнув.
— Мы должны, Саки, — Сатору взял меня за руку.
Но отвращение было слишком сильным. Я не могла сделать ни шагу.
— А если те жуки ядовитые? А если они случайно нас укусят?
Я повернула лампу наверх, чтобы проверить, не было ли там насекомых.
Потолок был в десяти метрах над нами, полный летучих мышей. Пищали и скрежетали именно они. Я побледнела.
— Нет. Я не могу. Если летучие мыши полетят на нас, нам конец.
— Летучие мыши опасны для людей? — спросил Сатору у ложного миноширо.
— Летучие мыши в этих туннелях считаются большими токийскими. Они охотятся на насекомых в лесу вокруг Канто днем и возвращаются в пещеры ночью. Некоторые охотятся на них, но их никогда не считали угрозой для людей. И не ясно, разносят ли они болезни.
— Видишь? Все хорошо, — сказал Сатору.
— Пещеры 23-й зоны Старого Токио считаются домом десяти миллиардов летучих мышей. Гуано токийских летучих мышей — еда многих животных, а в последнее время и обширная экосистема. Большие токийские летучие мыши названы так из-за их размера, но сомнительно, что они произошли от больших летучих мышей Огасавары. Это основано на факте, что подкласс летучих мегамышей, куда входят большие летучие мыши Огасавары, не живет в пещерах и не использует эхолокацию. Есть другая теория, что кикугаширские летучие мыши, которые обитают в Канто, развились и изменили размер…
Ложный миноширо не унимался. Казалось, он мог говорить бесконечно, если не перебить его другим вопросом.
— Насекомые, живущие в гуано, ядовиты? — спросил Сатору.
— Большинство насекомых не ядовиты и не кусают людей. Исключение — пещерный овод. Из-за постоянного доступа к гуано он не нуждается в еде, так что потерял способность летать. Они живут как личинки, откладывают яйца в земле. Но они все еще могут больно укусить человека за руки или ноги. Нет доказательств, ядовиты ли они, но раны от них могут заразиться в грязной среде. И выделения из их ртов могут иногда вызывать аллергическую реакцию…
— Ладно, ладно. Хватит, — Сатору заткнул ложного миноширо. — Это те большие личинки, да? Значит, нужно их остерегаться. Но нам нужно идти. Времени мало.
Я зажмурилась и шагнула на гадкую массу гуано и насекомых. С хлюпаньем я провалилась по лодыжки и поежилась, по телу пробежали мурашки. Это немного отвлекло меня от насекомых, которых было так много вокруг, что я ощущала себя в сауне.
Через какое-то время я ощутила твердый камень под ногами и так обрадовалась, что чуть не упала на колени.
— Теперь я понимаю, почему вы назвали подземелье Токио адом.
Киромару улыбнулся.
— Мы еще в раю.
Когда мы миновали пещеру летучих мышей, стало прохладнее. Сначала я обрадовалась, но потом кожа стала липкой, и я поняла, как неприятно было ощущать одновременно холод и влагу.
Киромару, который все еще вел нас, не переживал из-за окружающей среды. Я вспомнила, что бакэ-недзуми изначально жили под землей, и немного успокоилась в его присутствии. А потом вспомнила, что преследовали нас тоже бакэ-недзуми.
— Так вы были раньше в Токио?
— Да, — казалось, Киромару не очень хотелось это обсуждать.
— И вы хорошо знаете эту зону? Почему тут никто не построил колонии? Пещеры не были заняты.
— Мой вид посылал многих на эту землю, но никто не пытался тут жить, — серьезно ответил он. — Тут уже много неприятных обитателей. Как я и говорил до этого, я потерял треть своих солдат, исследуя это место.
Я не знала, стоит ли давить на него, или лучше спросить у миноширо о неприятных обитателях.
— Куда теперь? — спросил Сатору, опередив меня.
— 27 градусов на северо-запад. Пока что вы шли правильно.
— Хм… — Сатору почему-то не был рад. — Ты, наверное, не знаешь, существует ли здание, к которому ты нас ведешь?
— В архивах нет такой информации, так что я не могу ответить. Но шансы, что хотя бы часть здания уцелела, больше пятидесяти процентов.
— Да? Неужели? Обломкам уже больше тысячи лет, — взволнованно сказал Сатору.
Я поняла, что его беспокоило.
— Мы направляемся к Центральному зданию управления № 8, которое построено из ультрапрочного бетона. Бетон — это
смесь гликолевого эфира и производного аминоспирта, связанная с полимерным поверхностно-активным веществом. Поверхность превращается…
— Не нужно подробностей. Хочешь сказать, что материал может продержаться тысячу лет?
— Теоретически — это верно, — ответил ложный миноширо.
— Так почему многие здания разрушились?
— Обычный бетон, который использовала древняя цивилизация, стоит до пятидесяти лет, максимум — до ста. Неустойчивая конструкция, бетонные смеси со слишком большим количеством воды и смеси с морским песком, вызывающие щелочно-кремнеземные реакции, сокращают срок службы бетона. Треть зданий в Токио были разрушены в Девятидневной войне, а многие из оставшихся развалились за следующие сто лет. Выветрившийся под воздействием кислотных дождей, известняк растворился и попал в большие подземные пространства, и за пару веков появились известняковые пещеры, которые обычно возникают за десятки тысяч лет.
— Что за Девятидневная война? — спросила я.
— Когда обычные люди перестали убивать психиков, те устроили контратаку. Меньше сотни психиков окружили одиннадцать миллионов людей и за девять дней…
— Хватит, — сказала я.
Я не могла слушать то, что он собирался рассказать.
Хоть этому не учили в школе, я прекрасно знала, что история людей была полна войн и кровопролитий. Я не хотела верить, что в прошлом пользователи проклятой силы, не отличающиеся от нас, убивали бессильных.
Но психобастер не смог изменить исход войны. Иронично, что мы, победители прошлой войны, полагались теперь на прибор, придуманный, чтобы нас уничтожить.
Кстати об иронии. Токио был еще одним наглядным примером. Его бетонный фасад создали, чтобы отогнать природу, но, когда бетон разбился, он стал карстовыми образованиями, которые были в природе с начала времен. На поверхности Токио стал пустошью, но подземелье было влажным и полным гадких существ.
Киромару вдруг замер. Он поднял нос и неспешно принюхался. Вскоре он нашел тонкую трещину в стене и сунул в нее нос.
— В чем дело? — спросил Инуи.
— Наши преследователи. Их запах доносится сюда. Ох, вот как…
— Нам нужно скорее уходить отсюда…! — закричал Сатору.
— Все хорошо. Враг еще далеко. И они в другом туннеле. Только их запах принесло ветром, но я могу примерно представить их формацию.
— Формацию? Их количество?
Умение Киромару меня поражало.
— Да. Их… семеро. Меньше, чем я думал, но, может, это делает их более подвижными внизу. Запах пятерых незнакомый. Скорее всего, это рядовые. Двух других я хорошо знаю. Один — бес. Другой — Якомару.
— Якомару? — удивился Сатору. — За нами придет сам генерал? До этого он скрывался.
— Ничего удивительного, — Киромару ухмыльнулся. — Им нужен бес, чтобы выстоять против вас троих. Но бес — их козырь. Если они потеряют его, то проиграют везде. Потому их командир тут, чтобы обеспечить успех ситуации.
Он говорил так, словно поступил бы так же на его месте.
— Погодите. Думаете, они знают и наше количество? — резко спросил Инуи.
— Возможно, — спокойно сказал Киромару. — Под Токио десятки туннелей разных размеров. В них движутся разные воздушные потоки. Даже отсюда воздух уносит ветром. Любой, кто уловит запах, поймет, сколько членов в группе.
Мы знали местоположение друг друга, так что были равны. Но их было больше, и вместе с бесом у них было значительное преимущество.
Так я тогда думала.
Мы тихо шагали по пещере.
Нас направляли Киромару и ложный миноширо, так что у меня было много времени на размышления.
Со вчерашней ночи летнего фестиваля нас только и преследовали плохие события. Из-за этого у меня не было времени успокоиться и обдумать важный вопрос.
— Эй, Сатору, почему ребенок Марии стал бесом?
Он ответил не сразу.
— Не знаю… Не представляю, как его растили. Они ведь используют наркотики? — Сатору взглянул на Киромару.
— Но разве это может легко превратить ребенка в беса?
— Во всех записях о бесах отмечено, что перемена происходит внезапно. Даже если родители нормальные, ребенок может родиться с задатками беса.
— Но разве это произошло? Разве вероятность не ужасно мала?
Сатору покачал головой.
— Нет смысла думать об этом сейчас. В любом случае нам нужно остановить беса, иначе весь район будет уничтожен. Для этого нам нужен психобастер.
— Да, но… — я пыталась облечь смутные мысли в голове в слова. — Почему-то мне кажется, что он не бес.
— О чем ты? Ты видела, что он сделал. Сколько людей он убил сам? Он даже убил Шисея! — Сатору гневно повысил голос.
Может, из-за его голоса что-то упала с потолка на Сатору.
— Ой! — вопль Сатору, удивленный и с болью, разнесся эхом по пещере. Он упал на землю.
— Скорее уберите это! — тревожно сказал Киромару, оборачиваясь.
Я осветила Сатору лампой. Склизкое существо в тридцать сантиметров длиной прилипло к его левому плечу.
— Только не оттаскивайте его. Прижгите огнем, и оно само уйдет.
Я стала нагревать тело существа. Было бы быстрее просто поджечь его, но тогда пострадал бы и Сатору.
Два-три секунды ничего не происходило. А потом слизняк стал бурлить и дымиться. Он вытянулся, с одной стороны появилось четыре антенны.
— Это слизень…
Я не могла в это поверить. Разве слизни нападали на людей? Я сожгла четыре антенны. Слизень извивался от боли, растянул тело до семидесяти сантиметров, а потом упал на землю. Я тут же сожгла его вспышкой голубого пламени. Слизень завизжал и пропал в облаке дыма и пара.
— Ты в порядке? — спросила я.
— Будьте осторожнее! Их еще много сверху, — Киромару указал на темный потолок.
Инуи поднял лампу. Множество слизней свисало с камня. Казалось, они собирались упасть на нас, последовав примеру первого, но огонь заставлял их раскачиваться в страхе.
Инуи сорвал их с потолка и бросил кучей на землю. Их было около сотни, они извивались, шевелили антеннами в воздухе. Слизь и пузыри вылетали из них, пока они горели, хор криков поднялся в воздух вместе с гадким запахом.
Я посмотрела на Сатору. Его футболка у плеча была надорвана, покраснела. Под ней большой участок его кожи был в крови.
— Больно?
Сатору кивнул, стиснув зубы.
— Что это было? — спросила я у ложного миноширо.
Он вытянул щупальце, пытаясь понять, о чем я. Его движения странно напоминали слизня.
— Это слизни-кровососы. Они висят на потолке пещеры и падают на добычу, впиваются кривыми зубами и сильно повреждают кожу, а потом сосут кровь добычи. Если на добычу напало много слизней, она умрет от потери крови.
— Разве слизни — не травоядные? — спроси я, обрабатывая рану Сатору с помощью аптечки из моей сумки.
— Обычные слизни разных видов, есть testacella genus из Европы, которая хищная и охотится на червей. Но слизни-кровососы — единственные наземные брюхоногие моллюски, которые сосут кровь.
— Они ядовитые?
— Скорее всего, нет.
Меня это немного обрадовало.
— Рана не выглядит плохо, но кровь будет идти сильнее, если ее не обработать. Нужно надавить, чтобы остановить кровотечение, — сказал Киромару, разглядывая рану.
— Я не знала, что существуют такие гадкие существа… тут настоящий ад, — пробормотала я.
Киромару покачал головой.
— Это только начало.
Мы шли дальше, Сатору терпел рану, не жалуясь. Мы не смогли остановить кровотечение полностью, и я переживала, что рана была заражена, хоть и не была глубокой. Я не могла ничего поделать, ведь не взяла противоядия. Потом я узнала, что слизни так сильно сосали кровь, что могли повредить кровеносные сосуды глубоко под кожей.
В аптечке было болеутоляющее, но Сатору отказался, потому что это повлияло бы на его способность использовать проклятую силу.
— Это не нормально. Все это… не должно было прожить тут столько времени, — прошептал Сатору.
— О чем ты?
— Разве не странно? Что слизни так развились?
— Но… это похоже на то, что за Священным барьером. Проклятая сила, что утекает сквозь фильтр нашего подсознания, постоянно попадает за барьер…
Я говорила, но не помнила, где это слышала.
— Протечка проклятой силы… Интересная идея. Но так и есть, всех новых зверей, которых обнаружили за последнюю тысячу лет, нашли у Священного барьера, — он вдруг удивился. — Может, такая причина и тут. Люди, которые живут в Японии, представляют Токио как ад. Проклятая сила, утекающая, когда кто-то думал о Токио, могла медленно изменить его, делая похожим на ад…
Холодок пробежал по моей спине. Мы оказались в глубинах ада.
— Несмотря на слова ложного миноширо, не только кислотный дождь повлиял на строение этих пещер.
В голове мелькнула другая мысль. Утечка проклятой силы… Нет. Не моя мысль.
Словно во мне был другой человек. Тот, кого я хорошо знала.
Мы шли дальше, Киромару резко замер и прижался ухом к земле.
— Что такое? — встревожился Инуи.
Он слышал шаги преследователей?
— Тут тонкий слой камня. Внизу глубокая яма. Хорошее место для ловушки.
— Понял, — сказал Инуи.
Он создал большие трещины на всю ширину туннеля. Пол выдержал бы вес одного бакэ-недзуми, но рухнул бы, если бы группа попыталась пройти.
— Это их не убьет, но они начнут искать еще ловушки и замедлятся, — удовлетворенно сказал Киромару.
— А если нам придется возвращаться этим путем?
— Если я упаду в свою же ловушку, я не достоин жизни.
Я стала задумываться, была ли я достойна жизни.
Облака мух стали больше, пока мы шли вперед. Они жутко гудели вокруг наших голов, постоянно лезли к нам. Пот стекал по моему лицу, стало жарче.
— Видимо, впереди еще одна колония летучих мышей, — сказал Киромару. — Наш запах будет скрыт какое-то время, когда мы пройдем мимо…
Сердце сжалось от мысли, что снова придется идти в хлюпающей жиже. Хорошо было лишь то, что это нам помогало.
Во тьме я увидела десятки тусклых лент зеленого света.
— Что это?
Киромару зарычал с презрением. Звук напомнил мне вопль нечистого кота.
— Они прилипают и мешают двигаться. Но если их не задевать, они не опасны. Что важнее, их присутствие показывает, что есть путь на уровень выше. Если пойдем этим путем, сможем оторваться от преследования.
Мы сверились с ложным миноширо и согласились с предложением Киромару.
Под Токио были десятки больших соединенных колонн с небольшими туннелями, тянущимися вдоль них. Пещеры были довольно близко к поверхности, но под ними было много других уровней. На эти уровни можно было попасть с помощью выступов в камне, а иногда — с помощью шахты.
Между слоями черви пробили множество тонких туннелей. Как и обычные дождевые черви, они были без зубов, но легко двигались сквозь бетон и камень, выделяя сильную кислоту из головы и пробивая путь.
Дыры от червей пропускали свет, воду и воздух, и это было на руку многим обитателям подземелья, включая воздухоловок.
Воздухоловки существовали с древних времен, были прямыми потомками гигантских молотоголовых плоских червей. Те черви могли вырастать до метра в длину, напоминать тонкую пленку с отверстием посередине. Они охотились на червей и пауков, как пауки могли плести нити.
Воздухоловки плели шелк, чтобы спускаться по туннелям, оставленным дождевыми червями. Как светлячки, они источали слабый зеленый свет, чтобы привлечь летающих насекомых, которые прилипали к вязкой поверхности их тел, а потом их поглощал тридцатисантиметровый рот в центре их тел. Воздухоловки могли вырастать до двенадцати метров в длину, говорили, они могли задушить большую токийскую летучую мышь, обвив ее, словно змея.
Ощущая жар лампы, воздухоловки поднялись выше и не мешали нам пройти.
Киромару оценил, что толщина слоя между нами и уровнем выше была сорок сантиметров, ведь черви рыли ходы там, где камень был тоньше всего. Мы с Инуи осторожно поднимались. Воздухоловки уже отступили на другой уровень и пропали из виду.
Мы отступили к колонии летучих мышей, чтобы оставить свой запах. А потом вернулись и поднялись на следующий уровень.
Дальше пришло время для моего особого навыка. Я сделала затычку из камней, закрыла проход шахты и представила, как чинится горшок, чтобы соединить камень. Я не видела, как это выглядело снизу, но была уверена, что затычку не заметят, если не будут смотреть пристально. Хоть мои навыки были простыми, бес, знающий только разрушение, не мог о таком подумать.
Судя по словам Киромару, в плоских туннелях хорошо разносились запахи, но в шахтах — не так, и наш запах какое-то время будет скрытым.
Поменять уровни было гениальной идеей. Но нам нужно было подумать перед тем, как это делать. Нам не могло вести каждый раз.
По сравнению с уровнем внизу, тут было суше и прохладнее, а еще было больше зверей.
Одной из причин, в отличие от каменистого уровня внизу, была почва. Из-за этого тут жили черви разных размеров. А еще на этом уровне обитало единственное млекопитающее Токио. Ложный миноширо звал их пещерными мышами, потомками коричневых мышей, подстроившихся к окружающей среде. Их глаза стали бесполезными, и они полагались на свои носы, чтобы охотиться на оводов и других насекомых, что собирались у гуано.
Но были и звери, которые охотились на них. И вскоре мы столкнулись с хищниками.
От первого я ощутила шок, когда свет лампы озарил его. Большая пиявка. Она была оранжевой с черными полосками, больше четырех метров в длину, ужасно толстая посередине. Ее мелкая голова грозно покачивалась, пока она озиралась, и мне казалось, что ее действия похожи на змею, а не пиявку. Она так меня на пугала, что я невольно стала повторять свою мантру.
— Их не нужно убивать. Двигайтесь, и вы поймете. Они узнают, что вы большого размера, по движениям и жару тела.
Я не знала, с каких пор Киромару стал защищать зверей, но послушалась. Большая пиявка ощутила, что я была слишком крупной для ее атаки, быстро развернулась и пропала во тьме. Ложный миноширо объяснил, что это были тигриные пиявки, жившие в горах. Говорили, они произошли от пиявок октанарии. Хоть они были из кольчатых червей, они развили интеллект как у рептилий, чтобы охотиться.
Тут же после этого мы наткнулись на других пиявок, ищущих еду.
Например, на червя-яматэ в восемьдесят сантиметров длиной с сияющими точками на теле, ползущего по стене. Ложный миноширо сказал, что его так назвали за сходство с поездом древней цивилизации.
Вдруг что-то слетело с потолка на скорости стрелы и прижало червя к стене. Это была пиявка-корона. Потомок зубастой пиявки, у которой было три зуба, пиявка-корона обладала «короной» из шестнадцати зубов на голове, и с ними она охотилась на червей и насекомых. Она была тоньше тигриной пиявки, но, когда я увидела, как она проглотила червя одним махом, я поняла, какой безжалостной была борьба за выживание.
— Уже треть пути мы прошли, — сказал Киромару.
Я расстроилась, ведь идти нужно было еще долго. Из пустой зоны впереди доносился красивый стрекот насекомых. Мне стало интересно, кто это был.
— Что это за насекомое? Сверчки? — спросила я у ложного миноширо.
— Эти насекомые в родстве с тараканами. Разные виды тараканов стрекочут, чтобы привлечь самок…
— Хорошо, — я скривилась.
— Саки, не задавай лишние вопросы. А если у него закончится заряд раньше, чем мы туда дойдем? — хмуро сказал Сатору.
— Прости.
Он был необычно вспыльчивым. Я не знала, было ли это связано с раной.
Мы шли друг за другом: Киромару, Инуи, Сатору и я. Мне было не по себе замыкать строй, но и первой идти я не хотела. И Сатору был не в состоянии идти последним, так что выбора не было.
И вдруг я что-то ощутила за собой и обернулась.
Там ничего не было. Просто темный туннель, по которому я прошла.
Я повернулась вперед, но напряжение в груди не пропало.
Я сделала пару шагов и снова обернулась. Лампа ничего не показала. Только моя тень падала на стены.
— Что такое? — спросил Сатору, может, жалея, что так рявкнул на меня до этого.
— Ничего. Но что-то… может, показалось.
Мы шли, не говоря. Я прислушивалась, но сзади была лишь тишина.
И я поняла, что тишина была ненормальной.
Стрекот тараканов было слышно спереди, по сторонам, но не сзади.
Тараканы не переживали из-за нас, пока мы шли среди них, так почему они замолкали, когда мы проходили?
Я хотела спросить у ложного миноширо, но замешкалась. Мы прошли немного, и я медленно обернулась.
Все еще лишь тени. Но…
Я замерла, а моя тень медленно приближалась.
— Тень движется! — закричала я.
Киромару быстро прибежал из начала колонны.
— Огонь! Отгони ее огнем!
Я смогла призвать искру проклятой силой, но не огонь, ведь жечь было нечего. Открыв лампу сверху, я брызнула маслом и повысила температуру для горения.
Язык огня лизнул стены туннеля. Но тень рассеялась, не дав огню задеть ее.
— Что это?
— Бежим!
Мы повернулись и побежали изо всех сил. Кроме неровной земли, освещенной раскачивающейся лампой, я ничего не видела. Бежать так было безумием.
Через пару минут, когда мои легкие почти взорвались, Киромару остановился и встал на четвереньки.
— Думаю, мы оторвались. «Тень» не может двигаться так быстро…
— Что это было? — перебил Сатору.
— Не знаю. Но в мой прошлый поход тут «тень» забрала больше всего жизней. Никто не смог сбежать из ее хватки.
— Скажи, что это за «тень», — рявкнул Сатору на ложного миноширо.
— Клещи «черная вдова». Хищный вид клещей, охотящийся группой, что выглядит как тень. Они обладают убийственным нейротоксином, охотятся почти на всех обитателей пещер, поглощая мягкие ткани жертв.
— Но нам нужно двигаться, — сказал Инуи.
Мы поспешили дальше. Мы могли попытаться сжечь их, но клещи были слишком мелкими и быстрыми. Если бы мы попробовали сжечь весь туннель, мы бы разрушили его. Мы не могли и сдуть их ветром — в туннеле было много трещин и впадинок, где клещи могли скрыться. Можно было просто обрушить туннель, но это могло устроить больше разрушений, чем мы хотели. Так что лучше было просто поскорее уйти отсюда.
Но мы не успели зайти далеко, как обнаружили что-то странное на земле.
— Что это?
Инуи посветил туда. Показался плоский мешок в пару метров длиной. Он был оранжевыми и с черными точками.
Это была кожа тигриной пиявки. Мы застыли без слов.
— Наверное, ее съела «тень». От моих солдат тоже оставались только кожа и кости, — спокойно сказал Киромару.
— Эй. Группа, что съела эту пиявку, где-то неподалеку, да? — нервно спросил Инуи.
— Наверное. Может, прячутся на стенах или потолке.
Я нервно озиралась.
— Не переживайте. Они должны быть сытыми, проглотив крупную добычу. Идемте. Нужно не шуметь, чтобы не провоцировать их.
Мы тихо шагали прочь.
— На этом уровне гнездо клещей. Это неожиданно, но даже хорошо.
— Хорошо? — Сатору возмутил оптимизм Киромару. — Мы в опасности. Тут темно, а клещи слишком мелкие, чтобы использовать проклятую силу…
— Вы прав. Но не забывайте, что и большая угроза, бес, пойдет тут…
Сатору выглядел удивленно.
— Если они попадут на этот уровень, «тень» их поймает. Это задержит их, может, даже ранит… надо было не трогать и пиявок. Предлагаю не убивать гадов на пути.
— Это не очень хорошая идея, — предупредил Инуи.
Он поменялся со мной местами и замыкал строй.
— Похоже, «тень» догоняет нас быстрее, чем я ожидал.
Мы хотели идти, но Киромару не спешил.
— Удача на нашей стороне. Смотрите, впереди безопасное место.
Он указал на лес сияющих зеленых лент, покачивающихся от ветра. Воздухоловки.
— Почему-то «тень» не приближается к ним. Так что мы отдохнем, проходя там.
Я поняла, что эти ленты охотились на клещей. Даже если они могли пролететь между воздухоловками, инстинкт не позволял им.
— Если мы спугнем их, они отступят на другой уровень. Постарайтесь не касаться воздухоловок.
Мы следовали указаниям Киромару, ползли на четвереньках среди леса зеленых лент. Между воздухоловками и землей было около сорока сантиметров, так что пролезть было сложно, но все смогли.
Я оглянулась и увидела, что клещей в пещере было столько, что не было видно света, но они оставались в стороне от воздухоловок и не приближались.
Мы были в безопасности. Все выдохнули с облегчением. Но воздухоловки могли вот-вот уйти на другой уровень, и тогда клещи обрушились бы на нас ураганом.
Нам нужно было идти дальше. Мы столкнулись с несколькими развилками, выбирали туннель, основываясь на подсказки ложного миноширо. Еще три развилки, и я потеряла ощущение направления. Если бы я отделилась от группы, бродила бы по туннелям до смерти.
Мы пошли дальше быстрее, миновали пару километров за небольшой промежуток времени. Откуда-то доносился тихий звон металла. Раз, два, три…
Киромару прижался ухом к стене и прислушался.
— Похоже, враг разделился на две команды. Они передают сигналы этими звуками, пока ищут нас… и еще одна группа приближается сверху.
— Как они издают этот звук? — спросил Сатору.
— Просто бьют по стене молотом и гвоздем… это обычный способ посылать сообщения через слои камня.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elent о книге: Мария Боталова - Метка демона
    Не впечатлило. А уж плюшки, что дождем посыпались на ГГ, заставляют плеваться. И папа у нее не абы кто, а правитель! И брат императора чуть что летит к ней на помощь. И семья ее радостно признает.... Из грязи в суперкнязи.

  • elent о книге: Мария Боталова - Беглянка в империи демонов
    Не состыкуется начало с продолжением. ГГ- затравленная девушка, вынужденная просто выживать, не ожидая ни от кого помощи. Ок. Замечательно. Случайно вляпывается в проблемы с демоном и ее забирает император, по совместительству брат проблемного демона. Ок. Понятно. Ей страшно, император поставил ее в известность, что образовалась у девы лишняя магия, которую надо забрать. Ок. Отлично. А дальше начинается комедия положений. На императора просто плюют. Его приказы для демонов - неинтересное сотрясение воздуха. Потому императору приходится самолично спасать ГГ из всех передряг. Приставить к ней охрану могущественный император как-то не соображает. Потом появляется любитель пирожков Варек и его питомец, разносящий все окружающее только так. Нет, я понимаю, что даже в серьезной книге может быть юмор. Но здесь юмор просто детсадовский. И портиться все впечатление от начала.

  • РыжеВласка о книге: Валерия Чернованова - Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать
    Приятная история с водоворотом событий и эмоциональными скачками.

  • Mirymir57 о книге: Татьяна Анина - Нам нельзя
    Вспомнила свои школьные годы. И как из города приехала в посёлок и как пешком в школу ходила. И даже первую любовь)))) очень реалистично все. Не значит, что не серьёзно и по детски. Вполне логично и где нужно умно. Советую прочитать, хотя бы для того чтоб вернуться на немного в эти времена.

  • l1osik о книге: Ольга Сергеевна Шерстобитова - Вкус проклятья [Бонус]
    Очень девчачье фэнтези - девушки именно так хотят получать признания в любви, вот такие мы...девочки

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.