Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49283
Книг: 123043
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Магия ранит»

    
размер шрифта:AAA

Илона Эндрюс
Магия ранит

Посвящается Анастасии и Хелен

1

Магический отлив настиг меня за столом. Я сидела в своей сумрачной кухне, уставившись на бутылку слабенького яблочного сидра «Бунз фарм». Защитный кокон задрожал и исчез – заходи кто хочет. В пустом доме чересчур громко забубнил телевизор.
Я приподняла бровь. Мы с бутылкой поспорили, не ждет ли нас очередной «экстренный» выпуск новостей.
Стекляшка проиграла.
– Экстренные новости! – затараторила Маргарет Чжан. – Генпрокурор предупреждает граждан, что любая попытка связаться или иным образом взаимодействовать с могущественными сверхъестественными существами может быть опасна как для нарушителей, так и для окружающих.
– Неужели? – спросила я у бутылки.
– Местная полиция уполномочена всеми средствами противодействовать подобным экспериментам…
Телевизор продолжил бубнеж, ну а я принялась за бутерброд. Кого они пытаются надуть? У копов кишка тонка. Как им предотвратить вызовы потусторонних тварей? Чтобы пресечь попытку в зародыше, требуется опытный маг. Попробовать же способен любой полуграмотный болван: в одном месте у него так и свербит от могущества, а представления о последствиях – весьма туманные. Не успеешь глазом моргнуть, деловой центр Атланты уже топчет славянский Триглав, с неба сыплются крылатые змеи, а спецназ радирует о нехватке патронов. Вот такие нынче времена. Впрочем, будь деньки поспокойнее, сидеть бы мне без работы. Кому в уютном и безопасном мирке высоких технологий нужны магички по найму?
Если люди сталкиваются с проблемами мистического толка, решить которые не по зубам полиции, они обращаются в гильдию наемников.
Когда происшествие происходит в моем районе – гильдия приглашает меня.
Я поморщилась, потирая бедро. Нога побаливала, но рана заживала быстрее, чем можно было ожидать. Привет от последнего заказа, кстати. Что б я еще согласилась идти без доспехов на червя-импалу? Черта с два! В следующий раз потребую выдать мне броню с четвертым уровнем защиты.
Внезапно меня накрыло ледяной волной ужаса и отвращения. Желудок сжался, во рту появился горький привкус желчи, по спине побежали мурашки, на затылке встопорщились волоски.
В доме кто-то появился.
Отложив недоеденный бутерброд, я взяла пульт от телевизора и выключила звук. В этот момент к экранной Маргарет Чжан присоединился тип с каменным лицом, стрижкой «бобрик» и серостальными глазами. Коп, конечно. Вероятно, из Отдела паранормальной активности. Моя ладонь инстинктивно опустилась на кинжал, лежащий на коленях. Я застыла.
Слушала. И ждала.
Тишина. Ни звука. По запотевшей бутылке заскользила капелька, оставляя на стекле блестящую дорожку.
Что-то крупное подползало к кухне из коридора. Двигалось оно по потолку. Я старательно делала вид, будто ничего не замечаю. Особенно притворяться не приходилось: оно уже находилось за спиной.
Незваный гость остановился, попятился и прянул в угол, где и завис, умудрившись вцепиться в потолок длинными желтыми когтями. Ни дать ни взять – горгулья, застигнутая утренней зарей.
Отпив глоточек сидра, я повернула бутылку так, чтобы видеть отражение существа. Голое, безволосое тощее тело – ни единой жиринки. Из-под тонкой, туго натянутой кожи проступали мышцы и связки. Словно анатомическую модель облили воском.
Короче говоря, ваш дружелюбный сосед Человек-паук.
Точнее, вампир.
Гость взмахнул левой лапой. Острые, как вязальные спицы, когти раскроили воздух. Тварь по-собачьи склонила башку и изучающе выпучилась на меня. Светящиеся глазенки горели безумием: тупая жажда крови и ни проблеска мысли или иного сдерживающего начала.
Я молниеносно развернулась и метнула кинжал. Черное лезвие вонзилось в шею упыря, и он замер. Когти перестали скрести потолок. Выступила густая кровь пурпурного оттенка. Медленно стекая по коже, она капала на пол. Морда вампира скривилась: может, бестия хотела принять иную форму?
А потом тварь раззявила пасть, показав два желтоватых серповидных клыка.
– Какая ты негостеприимная, Кейт, – произнес вампир голосом Гастека. – И чем теперь прикажешь его кормить?
– Извини. Условный рефлекс: загорелась лампочка – получаешь еду, увидел нежить – бросаешь в нее нож. Как-то так.
Морда кровососа вновь перекосилась. Похоже, контролирующий его повелитель мертвых решил прищуриться.
– Что ты пьешь? – спросил Гастек.
– Сидр. «Бунз фарм».
– По-моему, ты можешь позволить себе что-нибудь получше.
– Могу, но не хочу. Этот меня полностью устраивает. Между прочим, дела я привыкла обсуждать по телефону, хотя с тобой и вовсе не хочу их иметь.
– А я и не собирался тебя нанимать, Кейт. Просто заглянул по-приятельски.
Я покосилась на тварь. Ужасно захотелось перерезать горло самому Гастеку, просто руки чесались. Увы, он находился в бункере, за много миль от моего дома.
– Тебе очень нравится действовать мне на нервы, да?
– Очень.
Интересно, почему?
Вопрос на миллион долларов.
– Выкладывай, чего надо, да покороче. У меня сидр выдыхается.
– Хотел бы я знать, – начал Гастек со свойственным только ему сухим безразличием, – когда ты в последний раз видела своего опекуна?
Небрежность его тона заставила меня похолодеть.
– А что случилось?
– Ничего. Обычное любопытство, как всегда.
Вампир оттолкнулся от потолка и одним огромным прыжком исчез в открытом окне, унося в своей мерзкой глотке мой нож.
Чертыхнувшись, я схватила телефон и набрала номер Ордена рыцарей милосердной помощи. Если магия действует в полную силу, ни один кровосос не способен взломать мой защитный барьер. Гастек не мог заранее знать, когда в магическом поле появится разрыв, следовательно, – караулил и ждал подходящего случая. Я отхлебнула сидра прямо из бутылки. Значит, вампир прятался где-то поблизости, а я, возвращаясь вчера домой, его не засекла. Паршиво. Можно, не колеблясь, написать в моем удостоверении наемницы: «О возможных рисках мы вас предупредили».
Один гудок. Второй. Третий. И с чего бы это Гастек прицепился к Грегу?..
Наконец, в трубке щелкнуло, и строгий женский голос жестко отбарабанил:
– Капитул ордена в Атланте. Чем можем вам помочь?
– Я бы хотела поговорить с Грегом Фелдманом.
– Представьтесь, пожалуйста.
В голосе прозвучала тревожная нотка.
– Я не обязана представляться. Хочу побеседовать с рыцарем-прорицателем.
На том конце помолчали, затем уже мужской голос сказал:
– Пожалуйста, назовите свое имя.
Они явно тянули время, чтобы отследить звонок. Что они возомнили? Что вообще там творится?
– Не выйдет, – твердо ответила я. – Страница семь вашего устава, третий абзац сверху: «Любой гражданин имеет право анонимно и бесплатно получить совет рыцаря-прорицателя». Я – гражданка этой страны и настаиваю, чтобы вы немедленно соединили меня с Грегом Фелдманом или указали день и час, когда я могу перезвонить.
– Рыцарь-прорицатель мертв, – глухо произнес голос.
Мир застыл. Я падала в пустоту, потеряв всякую опору под ногами. Горло перехватило спазмом. В ушах гулко стучало сердце.
– Как это произошло? – тихо спросила я.
– Погиб при исполнении служебных обязанностей.
– Кто его убил?
– Ведется расследование. Послушайте, если вы назовете мне свое имя…
Я нажала кнопку «Отбой» и аккуратно положила трубку на рычаг. Взгляд упал на кресло напротив. Две недели назад Грег сидел здесь, помешивая кофе. Ложечка описывала идеальные круги, ни разу не звякнув о стенки чашки. На миг я вновь, как наяву, увидела недавнюю сцену…
Темно-карие, – скорбные, как на древних иконах, – глаза рыцаря смотрели на меня.
– Прошу, Кейт, перестань злиться и выслушай меня. Это очень важно.
– Я не злюсь. Все гораздо сложнее.
Он кивнул. На его лице отразилось бесконечное терпение, способное привести в бешенство любую женщину.
– Да-да, разумеется. Я не подвергаю сомнению богатство твоих эмоций. Но мне нужно, чтобы ты уяснила смысл моих слов. Итак, ты готова?
– Ладно, валяй. – Я откинулась на спинку стула, скрестив руки на груди.
Грег извлек из кармана кожаной куртки свиток, положил на стол, неторопливо развернул и прижал края кончиками пальцев.
– Это официальное предложение вступить в орден.
– С меня хватит. – Я протестующе замотала головой.
– Позволь мне закончить.
Грег был совершенно спокоен. Он не сердился, не заявлял, что я веду себя как ребенок (чистая правда, между прочим), и потому бесил меня еще больше.
– Продолжай.
– Через несколько недель тебе исполнится двадцать пять. Цифры сами по себе мало что значат, но для возвращения в орден они весьма важны. После двадцати пяти влиться в наши ряды довольно сложно. Я не говорю, что невозможно, но крайне трудно.
– Угу. Они уже засыпали меня своими брошюрами.
Грег отпустил свиток и сцепил длинные пальцы в замок. Согласно законам физики, свиток должен был свернуться, однако оставался раскрытым.
Временами рыцарь забывал о законах мироздания.
– В таком случае ты имеешь представление о возрастных ограничениях.
Это было утверждением, а не вопросом, но я ответила:
– Имею.
Слабый, едва заметный вздох. Не знай я Грега с детства, ничего бы не поняла. По его напряженной спине и легкому наклону шеи становилось ясно: он догадался о моем решении.
– Надеюсь, Кейт, ты передумаешь.
– Вряд ли.
В его взгляде мелькнуло разочарование. Мы оба понимали, что остается за скобками: орден гарантировал защиту, что, в свою очередь, для человека моего происхождения – вещь первостепенная.
– Могу я спросить – почему?
– Я плоховато вписываюсь в любую иерархию.
Для него орден – символ безопасности, надежности и власти. Каждый рыцарь служит идеалам ордена столь самоотверженно, что эта организация давно перестала быть собранием отдельных личностей и превратилась в единый мыслящий организм, разумный и невероятно могущественный.
Грег принимал подобное положение дел всей душой, и орден платил ему взаимностью. Я же восстала и получила по шее.
– Каждую минуту, проведенную там, я чувствовала, что растворяюсь. Съеживаюсь, как шагреневая кожа. Исчезаю. Поэтому я сбежала и больше не вернусь.
Он взглянул на меня с неподдельной тоской. В полумраке моей тесной кухни красота Грега особенно бросалась в глаза. Мне доставляло некое извращенное удовольствие видеть, что из-за моего ослиного упрямства он был вынужден примчаться ко мне и сейчас сидел рядом со мной: изящный, грустный эльфийский принц, над которым не властны годы.
Господи, как же я себя возненавидела за эти девчоночьи мечты!
– Прошу меня извинить, но…
Он моргнул, удивленный сухим официозом моей фразы, и грациозно поднялся:
– Да-да, конечно. Благодарю за кофе.
Я проводила его до порога. Стемнело, яркая луна высеребрила траву на газоне. Белые мальвы у крыльца казались россыпью звезд.
Он спустился вниз по трем бетонным ступенькам.
– Грег!
– Что? – Он резко обернулся, и его аура заколыхалась, как плащ.
– Нет, ничего. – Я захлопнула дверь.
Таким я его и запомнила: окутанный сиянием человек на залитом луной газоне.
Господи, помоги…
Я обхватила себя за плечи. Хотелось заплакать, но слез не было. Во рту пересохло. Оборвалась последняя нить, связывавшая меня с семьей. Никого у меня нет.
Ни отца, ни матери, а теперь и Грега. Сжав зубы, я отправилась паковать вещи.

2

Магическая волна накатила в ту самую секунду, когда я собирала сумку. Пришлось вместо обыкновенной машины заводить ржавый «Кармелион», – побитый жизнью пикап фисташкового цвета, да еще без левой фары. У него было одно преимущество: он работал на заколдованной воде и оставался на ходу во время магических приливов. В отличие от двигателей нормальных автомобилей, мотор «Кармелиона» не фырчал, не урчал и не взревывал. Он стонал, чихал, скулил, а иногда с огорчительной регулярностью начинал громоподобно трубить. Ума не приложу, кто и почему окрестил пикап «Кармелионом». Когда я покупала его на свалке, имечко уже красовалось на лобовом стекле.
К счастью, обычно ему требовалось продержаться миль тридцать до Саванны. Сегодня я поехала вдоль силовой линии, что тоже было неплохо: она протащила мой пикап почти до самой Атланты. В городе, увы, от него было мало проку. Теперь «Кармелион» медленно остывал на стоянке, разбрызгивая во все стороны воду и магию. Чтобы вновь запустить двигатель, потребуется минут пятнадцать. Ну и ладно. Я планировала здесь задержаться.
Ненавижу Атланту. Ненавижу города, и точка.
Выйдя из машины, я посмотрела на облезлое строеньице, где, предположительно, должна была располагаться местная штаб-квартира капитула Ордена рыцарей милосердной помощи. Организация предпринимала титанические усилия, чтобы скрыть свою истинную численность – и, конечно, могущество, – но в данном случае ребята слегка перестарались. Среди монументальных кирпичных домов трехэтажная бетонная коробка торчала как гнилой зуб. Стены – в ржавых потеках от воды, сочащейся из дырявых водосточных желобов, приляпанных к самому краю железной крыши. Крохотные оконца с пыльными стеклами, изнутри закрытые жалюзи, были забраны толстыми металлическими решетками.
Наверняка в Атланте имелся еще один корпус, где, собственно, и велась настоящая работа, пока тутошние рыцари разыгрывали скромников перед почтеннейшей публикой. Вот там есть и отличный арсенал, и компьютерная сеть с базой данных на всех, кто обладает властью, хоть магической, хоть обычной. Где-то в тех сетевых недрах имелось и мое имя с пометкой, вроде: «Недисциплинированна, бесполезна. Отсев». Чудненько.
Я протянула руку к стене. В четверти дюйма от бетонной поверхности пальцы наткнулись на что-то упругое, напоминающее теннисный мячик. Кожа замерцала серебристым светом. Я отдернула руку. Здание защищено от враждебной магии. Если какой-нибудь сорвиголова метнет в него файербол, тот отскочит, ничем не повредив серым стенам.
Я дернула на себя створку двойных металлических дверей и вошла внутрь. Направо был узкий коридор, который заканчивался дверью с большой красно-белой табличкой «Посторонним вход воспрещен». Прямо передо мной вверх уходила лестница. Поскольку иного пути вроде бы не было, я двинулась по ступеням, мысленно отметив их исключительную чистоту. Никто не попытался меня остановить. Никто не поинтересовался, что мне здесь надо. Все вокруг буквально кричало: «Посмотрите на нас! Мы – полезны и совершенно безобидны. Мы служим обществу, любой может переступить порог нашей штаб-квартиры».
Непритязательность здания я еще понять могла, но, по сведениям из открытых источников, выходило, что весь капитул состоит из девяти рыцарей: заступника, дознавателя, трех защитников и стольких же стражей. Девять человек на целую Атланту? Ну-ну.
В конце лестницы меня ожидала очередная металлическая дверь, на сей раз окрашенная в уныло-зеленый цвет. На уровне глаз слабо светилось изображение кинжала. Рассудив, что стучаться глупо, я тронула дверь и та распахнулась.
Передо мной протянулся длинный коридор, поражающий буйством красок: серость, серость без конца и без края. Истинное отдохновение для усталых глаз. Тонкая ковровая дорожка оказалась мышастой, стены снизу – стальные, сверху – оловянного оттенка. Небольшие, смахивающие на бородавки, плафоны на потолке были дымчатыми. Видимо, дизайнер из эстетических соображений выбрал для них какое-то чересчур мутное стекло.
Нигде ни пятнышка, ни пылинки. В коридор выходило несколько дверей: за ними, вероятно, располагались кабинеты. А в самом конце маячила массивная деревянная дверь с черным эмалевым щитом, схожим с коршуном. В его центре сиял начищенной сталью восстающий лев.
Рыцарь-заступник. Тебя-то, парень, мне и надо.
Я двинулась вперед по коридору, по пути заглядывая в приоткрытые двери. Слева находилась оружейная: мускулистый коротышка, пристроившись на деревянной скамье, начищал дха. Широкое лезвие вьетнамского меча голубовато мерцало под промасленной ветошкой. Справа обнаружился тесный, но опрятный кабинетик. За столом сидел крупный темнокожий тип и разговаривал по телефону. Скользнув по мне безразличным взором, он заученно-вежливо улыбнулся, не прерывая беседу.
Что ж, понимаю. Смотреть действительно не на что: мешковатые джинсы, позволяющие пнуть в горло любого долговязого дылду, зеленая рубашка, удобные кроссовки. «Погибель» покоилась в ножнах за спиной – под курткой, рукоять, выступающая над правым плечом, пряталась за толстой косой. От последней были одни проблемы: она тяжело шлепала по спине во время бега, в бою в нее мог вцепиться враг. Будь я не столь тщеславна, давно бы ее отрезала. Но мне во имя практичности уже пришлось отказаться от женской одежды, косметики и красивого нижнего белья. Черта с два я пожертвую еще и волосами.
Я подняла руку, собираясь постучать в дверь со щитом.
– Секундочку, мисс, – произнес за спиной строгий женский голос, который я накануне слышала по телефону.
Донесся он из помещения, загроможденного каталожными шкафами. Посередине находился широкий стол, на котором стояла тощая женщина средних лет. Высокая, чопорная, с одуванчиком тонких вьющихся волос, крашенных в платиновый цвет. На даме был изящный синий брючный костюм. Туфли в тон виднелись под стулом, который дама, очевидно, использовала, чтобы влезть на стол.
– У него посетитель, – добавила она и принялась вкручивать витую лампочку в магический светильник, висевший рядом с обычным электрическим. – Вам назначено?
– Нет, мэм.
– Значит, вам повезло. Заступник сегодня свободен. Назовите мне свое имя, и мы посмотрим, что можно сделать.
Дождавшись, когда она закончит возиться с колдолампой, я объяснила, что пришла по поводу Грега Фелдмана, и дала свою визитку. Женщина взяла ее и, как ни в чем не бывало, ткнула куда-то мне за спину:
– Приемная там, мисс.
Ну и ладно.
Приемная оказалась очередным кабинетом с двумя креслами и кожаным диваном. Поодаль от двери стоял столик, на нем – кофейник, стопки керамических чашечек, сахарница с рафинадом и две коробки из «Дунканс донатс». Моя рука уже потянулась к пончику, но я удержала своевольную конечность. Любой, кто хоть раз пробовал шотландские кругляши, знает: одним дело не ограничится, а явиться к рыцарю-заступнику, перемазавшись до ушей шоколадным кремом, – не лучший способ произвести хорошее впечатление.
Пришлось сесть у окна, подальше от соблазна. Сквозь решетку виднелся клочок пасмурного неба в рамке соседних крыш. Орден рыцарей милосердной помощи, как явствует из названия, милосердно оказывал поддержку всем, кто о ней просил. Если вы могли заплатить, – с вас брали деньги, если не могли, – разбирались со всяким дерьмом, отравляющим вам жизнь, – по-латыни, pro bono, то есть – даром. Официально целью ордена провозглашалась защита человечества от всяческого зла, в том числе – магической природы. Одна неувязка: понятие «зла» здесь трактовалось весьма своеобразно, иногда помощь и участие заключались в том, что просителю отрубали голову.
Ордену сходило с рук многое. Его члены были чересчур могущественны, чтобы не принимать их в расчет, а искушение положиться на них – слишком велико. Правительство считало данную организацию частью правоохранительного триумвирата, состоящего из полицейского Отдела паранормальной активности, армейского Подразделения сверхъестественной обороны и собственно Ордена рыцарей милосердной помощи. Предполагалось, что эта троица будет тесно сотрудничать и совместно обеспечит охрану общественного порядка. Как бы не так! Рыцари были отзывчивы, профессиональны и смертельно опасны. В отличие от наемников гильдии, они не интересовались деньгами и всегда держали слово. Однако от наемников они отличались еще и тем, что вершили суд и расправу, полагая себя непогрешимыми.
В приемную вошел высокий мужчина. Еще до того, как я его увидела, мой нос учуял сладковатый аромат гниющих отбросов. На вошедшем был широкий коричневый плащ, настолько заляпанный чернилами, грязью и жирными пятнами от всевозможной еды, что незнакомец напоминал библейского юного Иосифа в его достопамятных «разноцветных одеждах». Под расстегнутым плащом виднелась отвратительная рубашка из красно-синей шотландки в зеленую полоску в придачу. Замызганные штаны цвета хаки болтались на оранжевых подтяжках. На ногах красовались армейские ботинки со стальными носами, на руках – кожаные митенки. Голову покрывала старомодная фетровая федора, крайне замурзанная и поношенная, – из-под нее выбивались пряди густых сальных волос.
При виде меня незнакомец приподнял шляпу, держа ее между указательным и средним пальцами, словно сигарету. Я мельком разглядела его лицо: жесткое, поросшее трехдневной щетиной. Глаза прозрачные, холодные, цепкие. В них не было ничего угрожающего, однако от одного взгляда мужчины мне захотелось поднять руки и медленно пятиться до тех пор, пока не представится шанс убежать наутек, спасая свою шкуру.
– Мэ-э-эм, – протянул он.
Я едва в штаны не наделала, но заставила себя улыбнуться:
– Добрый день, сэр.
Таким тоном обычно говорят: «Хоро-о-ошая соба-а-ачка». Надо срочно отсюда линять. Срочно! Меня спасла секретарша.
– Можете входить, мисс, – пригласила она.
Мужчина посторонился и слегка кивнул. Полой куртки я задела его плащ, подцепив, вероятно, столько бацилл, что хватит уложить в лазарет армию небольшого государства. Но я не дрогнула.
– Рад встрече, – произнес тип.
– Взаимно, – пробормотала я и рванула в кабинет заступника.
Помещение оказалось просторным, раза в два больше предыдущих. Плотные бордовые шторы на окнах создавали в комнате уютный полумрак. На монументальном столе вишневого дерева располагались: картонная коробка, тяжелое мескитовое пресс-папье со значком техасского рейнджера и ноги в коричневых ковбойских сапогах. Последние принадлежали широкоплечему мужчине, развалившемуся в безразмерном кожаном кресле. Он прижимал к уху телефонную трубку. Рыцарь-заступник.
Наверное, раньше он был настоящим богатырем, правда, теперь его мышцы покрылись тем, что мой отец называл «твердым жиром». Впрочем, рыцарь оставался крепким, сильным и вроде бы способным, если припечет, двигаться очень быстро, несмотря на предательский «спасательный круг» на талии. Одет он был в джинсы и темно-синюю рубаху с бахромой. Господи, неужели их еще шьют? Наряд, в котором щеголяли настоящие, – или воспетые вестернами, – покорители Дикого Запада, предназначался для поджарых мужчин. Рыцарь же смахивал на актера Джина Отри, злоупотребляющего батончиками «Твикс».
Заступник поднял голову, продемонстрировав мне тяжелую квадратную челюсть. Из-под кустистых бровей глянули проницательные голубые глаза. Нос оказался кривым, сломанным множество раз. На голове – шляпа, скрывающая волосы или, что вероятнее, – их отсутствие. Но я могла прозакладывать собственную голову, что остатки шевелюры под шляпой, если они там есть, – седые и короткие.
Рыцарь кивнул на красное креслице у стола. Я села, успев заметить в картонной коробке недоеденный пончик с ягодной начинкой. Заступник продолжал слушать своего невидимого телефонного собеседника. Я огляделась. У противоположной стены красовался массивный книжный шкаф, – братец стола. Над ним висела вырезанная из дерева карта Техаса, украшенная образцами разнообразной колючей проволоки. Под каждым – золотая табличка с названием фирмы-изготовителя и годом создания.
Заступник молча положил телефонную трубку на рычаг и наконец-то произнес:
– Если имеешь бумаги, которые можешь предъявить, сейчас самое время.
Я протянула ему удостоверение наемницы и с полдюжины рекомендательных писем. Рыцарь бегло их пролистал.
– «Водоснабжение и канализация»? – хмыкнул он.
– Да.
– В наши дни, чтобы лезть в канализацию, надо быть либо крутой, либо тупой. Ты кто?
– По крайней мере, не тупая. Но если назовусь крутой, вы навесите на меня ярлык «бандитки». Поэтому лучше буду загадочно улыбаться, – и я осклабилась самой загадочной из своих улыбок.
Увы-увы, рыцарь не пал на колени, дабы облобызать носки моих ботинок и пообещать бросить к моим ногам мир. Теряешь хватку, Кейт.
– Майк Теллез? – Заступник присмотрелся к одной из подписей. – Я с ним однажды работал. Сотрудничаете на регулярной основе?
– Более или менее.
– Что случилось в последний раз?
– У Майка стянули кучу оборудования. Кто-то предположил, что у него завелся крошка-маракихан.
– Они обитают только в морской воде. В пресной они дохнут.
Жирный здоровяк в рубахе с бахромой, лопающий обсыпанные сахарной пудрой пончики с вареньем, сразу же определил таинственное волшебное существо. Рыцарь-заступничек. Гений маскировки.
– И как? Разобралась с проблемой?
– Да. Червь-импала.
Если он и впечатлился, то ничем этого не показал.
– Ты его убила?
Очень смешно.
– Нет, погрозила ему пальчиком.
Пережитое как наяву встало у меня перед глазами. Я опять брела по темному туннелю, утопая по колено в хлюпающих помоях и нечистотах. Ковыляла, подволакивая левую ногу, парализованную жгучей ледяной болью, а позади истекала кровью гигантская бледная туша червя. Грязь кипела от зеленой слизи, каждая клеточка которой представляла собой крохотный живой организм, существующий с единственной целью: вновь воссоединиться. Где бы ни объявлялась тварь, она всегда была одним и тем же червем. Он вообще оказался уникальным экземпляром и регенерировал до бесконечности.
– И что тебе от нас нужно? – Заступник положил мои бумаги на стол.
– Я расследую убийство Грега Фелдмана.
– По чьему распоряжению?
– По собственному.
– Ясно. – Он откинулся на спинку кресла. – Для чего?
– Личные мотивы.
– Вы были знакомы?
Вопрос он задал совершенно нейтральным тоном, но подтекст угадывался однозначно. С превеликим удовольствием тебя разочарую, красавчик.
– Да. Он был другом моего отца.
– Ясно, – повторил рыцарь. – И твой отец это подтвердит?
– Он мертв.
– Мои соболезнования.
– Не стоит. Вы ведь его не знали.
– Можешь ли ты как-либо доказать знакомство с Фелдманом?
В принципе я могла запросто пойти ему навстречу. Рыцарю достаточно заглянуть в базу данных, где обнаружилось бы, что именно Грег поручился за меня перед моим вступлением в орден. Но мне не хотелось, чтобы беседа свернула в данное русло.
– Грегу Фелдману было тридцать девять. Он отличался замкнутостью и не любил фотографироваться. – Я вручила заступнику снимок. – Здесь мы сняты в день, когда я закончила школу. Точно такое же фото есть у Грега дома. Стоит на третьей полке книжного шкафа. Того, что посередине.
– Я видел эту фотографию.
Чертовски мило с твоей стороны.
– В таком случае, будьте любезны… – Я протянула руку.
Он вернул мне снимок и спросил:
– Ты в курсе, что Грег упомянул тебя в завещании?
– Нет.
Я ощутила острое чувство вины пополам с благодарностью. Захотелось побыть хоть минуту одной, сжиться с новостью, но рыцарь не дал мне опомниться:
– Финансовые активы он завещал ордену и Академии, – продолжил толстяк, внимательно наблюдая за моей реакцией.
Господи, да плевать мне на деньги Грега!
– Остальное, включая библиотеку, оружие и амулеты, – тебе.
Я молчала.
– Я навел о тебе справки в гильдии, – сказал рыцарь, буравя меня взглядом. – Говорят, ты одаренная, но бедна, как церковная мышь. Орден готов выкупить твою часть наследства. Уверяю, сумма покажется тебе адекватной.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.