Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48578
Книг: 121300
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Жена рудокопа» » стр. 10

    
размер шрифта:AAA

– У меня там тоже жизнь.
– Там тебя кто-то ждёт? Кто-то полетит за тобой, чтоб найти в наших горах? Есть такой человек, которому нравится, как ты улыбаешься и за это хочется весь мир перевернуть? А когда ты грустишь, то внутри аж противно становится? Здесь у тебя такой мужчина есть, готовый хоть каждый день под открытым небом гулять, если это вернёт тебе спокойствие и улыбку, – Баль говорил спокойно, даже скорее холодно. Он смотрел на небо и не думал глядеть в сторону Сары. – Просто подумай об этом. Хлеб у тебя вкусный получился. Каждый день готов его на работу брать. А пока пойдём назад. Я попросил маму, чтоб она тебе юбку нарядную сшила. Через два дня танцевать с тобой будем.
– А если я не соглашусь танцевать? – спросила Сара.
– Так не нравлюсь?
– Не нравишься.
– Первое впечатление бывает обманчивым, – он поднялся, отряхнулся. – Пойдём. Погуляли немного, пора и делом заняться.
– Не боишься сам разочароваться?
– Не боюсь. Ты первая женщина, которая мне действительно понравилось. А у меня опыт большой. Как-никак два брака за плечами, – ответил Баль.
– И чему тут гордиться?
– Особо нечему, но в женщинах я разбираюсь больше любого из местных мужчин, – сказал он, беря её за руку. Тёплая сильная ладонь сразу согрела уже успевшую замёрзнуть под холодным ветром руку Сары. И почему-то стало тепло на душе. Но Сара запретила себе даже думать в этом направлении.
***
– Красивая одежда, сшитая по фигуре – это самое лучшее средство от хандры, – сказала Лета. – У меня есть несколько заготовок. Быстро справимся.
– Я думала, что надо будет заниматься кройкой, – сказала Леса.
– Это считай моё изобретение. Я делаю основу, которую уже подгоняю по фигуре. Получается намного лучше, чем широкие безразмерные рубахи, которые мы носили раньше. Или платья, что больше на мешок походили, – сказала Лета. – Когда сюда приехала, то в такой растерянности была. Но больше всего угнетали серые платья. Они меня прям с ума сводили. И деревянные башмаки. Я-то привыкла к подаренным сапожкам. Пока ехала в обозе, то торговцам шила рубахи, а мне подарки дарили. Своеобразный обмен был. И тут эта серость и дерево.
– А нам выдали удобные ботинки меховые, – поднимая подол платья и рассматривая обувь, сказала Сара.
– Так это в последнее время они перестали издеваться над ногами невест. Одно время гномы хотели, чтоб женщины от безысходности и за удобства замуж выходили. Общие комнаты, поощрялась вражда, делалось всё, чтоб невеста принимала первое встречное предложение жениха. Многие так и делали.
– Сейчас чего-то изменилось? – спросила Леса.
– О! Много чего. Одни раздельные бани чего стоят. Вначале они совместные были. Душ не проводили. Так вот, заходишь в такую баню, а там все в чём мать родила. Вот мне весло было. Я же девчонкой сюда попала. Ещё и не целована была. Краснела, как закат, – ответила Лета. Всё это время она не прекращала измерять Сару.
– И чего? Не жалела, что здесь оказалась? – спросила её Леса.
– А чего жалеть? Там у меня была семья. Родители были. Богатые. Но всё по их указке приходилось делать. Я не могла заниматься любимым делом. Мне шить всегда нравилось. Когда улетала, то мне бабушка пожелала, чтоб я счастье нашла. Я его и нашла, хотя вначале всё казалось таким плохим и неправильным. И в прислуге была на постоялом дворе, и здесь мне не нравилась. Но потом, как понял, что Фегле мил и без него я не вижу своей жизни, так и перестала хандрить. Что ведь человеку для счастья надо?
– Что? – спросила хором Леса и Сара.
– Крыша над головой, еда, хорошая работа, на которую идёшь со всей душой и милый рядом, к которому с этой работы бежишь, потому что сколько бы времени ни прошло, сколько бы ссор не было, а всё равно он милый сердцу остаётся, – ответила Лета.
– Я не заметила, чтоб вы сильно с Фегле ругались, – сказала Леса.
– Так это сейчас поутихли. Одно время друг друга не понимали. Разное воспитание. К этому надо было привыкнуть. Но точно скажу, что когда бури проходят, то понимаешь, что всё это не зря. Люди просто так не встречаются. Точно судьба сводит. Сара, давай ещё одну примерку, а потом я тогда на машинке пройдусь. Надо будет сказать Балю, пусть тебе красивую сумку подарит и шапку под мою юбку и кофту.
– Не надо ему говорить.
– Как не надо? Он сейчас за тобой ухаживает. А у него и так репутация плохая. Он вошел в совет, но должен доказать, что с женщинами общаться умеет, – ответила Лета.
– А если получится так, что мы с ним не поженимся? – спросила Сара.
– Значит не судьба. Но главное, чтоб правила были соблюдены, – ответила Лета. Она поправила рубашку на Саре и отошла в сторону, оглядывая её с ног до головы. Улыбнулась. – Вот так. Будешь одной из красавиц на празднике.
– Да мне это как-то не надо, – ответила Сара.
– Не говори глупостей. Каждая женщина мечтает оказаться в сказке, хотя бы на один вечер. Вот и будет у тебя сказка. Сейчас с тобой закончим и начнём вторую принцессу наряжать, – ответила Лета, посмотрев на Лесу. Та смотрела ткани. – Если хочешь, я потом научу тебя шить.
– Подумаю над этим, – ответила Леса.
– Подумай. Лишние знания всегда пригодятся.
Глава 11

Леса и Пенр сидели в зимнем саду, который представлял собой пещеру, засаженную кустами и деревьями в кадках. Насыпные грядки пестрели от овощей и соцветий. Жужжали пчёлы, которых здесь держали для добычи мёда. Атмосфера была такой спокойной, что невольно навевала лёгкую дрёму. Было просто приятно сидеть рядом и держать друг друга за руки.

— Ты всё время о чём-то думаешь, – заметил Пенр. — Так и кажется, что решаешь какие-то сложные задачи.

– Мне нравится работать с задачами. Одно время мне казалось, что я разучилась думать. Такое отупение пришло, которое просто пугало. Казалось, что я потерялась сама в себе. Знаешь, как в какой-то детской сказке, когда вокруг всё кажется каким-то непонятным и чудным. Вроде всё привычное, но реагируешь на это привычное иначе. Я знала, что надо бороться, но на эту борьбу не было сил. Заставляла себя вспоминать старые мечты, держаться за стремления. Ведь я никогда не была размазней, – ответила Леса. Рассмеялась. Она посмотрела на Пенра с мягкой улыбкой. – Разве только в твоём присутствии я почему-то дурею и теряюсь. Но так-то, надо мной даже шутили, что у меня вместо чувств компьютерная программа. И вот эта программа дала сбой. Всё стало таким неважным и пустым, что пропал смысл вставать с кровати. Баль меня вытаскивал, а я себя чувствовала куклой, которую можно просто переставлять с места на место. Всё время пыталась починить программу и чуть не потерялась сама в себе.

– Старое закончилось, новое не началось. Вот ты и потерялась. Это нормально. Плюс истощённый болезнью организм, нехватка витаминов и солнечного света – кого угодно в депрессию введут. Да и не думаю, что ты была рада видеть в мужьях такого заросшего бородача. Насколько я знаю, тебе совсем другой типаж нравится, когда у мужчины вовсе растительности нет, — ответил Пенр. Леса покраснела, чем вызвала смех Пенра. – Какая ты ещё стеснительная.

— Ещё? – спросила его Леса.

– Со временем всё это уйдет, – ответил он. Оглянулся по сторонам. Поблизости никого не было. Он осторожно коснулся её губ. Леса почувствовала, как сердце замерло и на миг остановилась, чтоб вновь побежать в бешеном темпе. — Я уже часы считаю, когда смогу с тобой вновь наедине остаться. Уже и забыл, как с тобой может быть хорошо.

-- Мне с тобой тоже хорошо, – пряча от него пылающие щёки, ответила Леса.

– Всё ты от меня прячешься, – добродушно сказал он. Он осторожно приподнял пальцами её подбородок, заставляя посмотреть на себя. – Никогда не прячь лицо. Ты очень красивая и желанная. Любимая. И не надо от меня прятаться.

Он поцеловал её в щеке, которые так и пылали. Сколько лет прошло, а такое ощущение, что они расстались только вчера. Не удержавшись, он вновь поцеловал её. Она неловко ответила ему, затягивая поцелуй. Теперь уже он не мог прервать его. Казалось, что если это случится, то он её потеряет.

– Решила свести меня с ума? Я же теперь спать не буду, пока ты рядом со мной не окажешься. Пока вновь не смогу тебя обнимать, когда захочу, – прошептал Пенр.

– Я не хотела, – честно ответила Леса. – Мне всегда нравилось с тобой целоваться, вот и решила то же тебя поцеловать.

– Всё нормально. Это я так. К слову, – он взял её руку и прижал к губам. – Расскажи лучше, как ты жила эти пять лет.

– Работала, – ответила Леса.

– И больше ничего?

– Иногда выбиралась на приёмы. Мы должны были играть роль женатой пары. Поэтому иногда приходилось выбираться на танцы. Но я не танцевала. Сопровождала так называемого мужа.

– Только сопровождала? – как бы невзначай спросил Пенр.

– Да, а чего... Постой, думаешь у меня с ним роман был? – Леса рассмеялась. – Да мы терпеть друг друга не могли! Он считал меня занудой, а я его дураком. К тому же я не завожу на работе романов.

– Почему? Это же удобно.

– Потому что это проблемно. Не подошёл тебе человек или поссорились – всё это скажется на качестве работы. Лучше деловые отношения. Максимум дружеские, но никак не близкие. А с местными романы крутить и вовсе было запрещено под страхом огромных штрафов. Да я и не хотела. Меня тогда только работа интересовала. Я к этому холодно отношусь. Сам же знаешь, – ответила Леса.

– О, я бы так не сказал, – ответил Пенр, проводя пальцами по её запястью. – Я помню, какая ты. И совсем не холодная.

– Значит только с тобой, – сказала она, встретившись с его тёплым взглядом. – А у тебя были романы? – Пенр аж подавился от неожиданности. Откашлялся. – Ты спросил, поэтому и я решила спросить. Честность за честность.

– Были, – ответил он. – Мы с тобой расстались. Какое-то время пытался найти тебе замену.

– Но не нашёл, – сказала она.

– Не нашёл. Бесполезно это. Когда чувствуешь, что это твой человек, значит надо этого человека добиваться, несмотря на трудности и преграды. А я почувствовал тебя. Но признаться в этом самому себе было сложно.

– А я сомневалась. До последнего сомневалась и боялась, – спокойно ответила Леса. – Всегда казалось, что брак – это оковы. Они сковывают, меняют привычный образ жизни, заставляют подстраиваться под интересы другого человека, пусть и любимого, близкого и родного, но одновременно и чужого. Человека с привычками и взглядами. Если бы мы были с тобой работали в одной области или были бы одного возраста, то было бы больше точек соприкосновения. Так же мы с тобой были совершенно разными людьми. Я рядом с тобой чувствовала себя какой-то девчонкой. Всё время были мысли, что ты не будешь меня воспринимать всерьёз. Нужно было чего-то добиться, чтоб стать значимой в твоих глазах. Ты столько всего видел, знал, а я всю жизнь в теории просидела.

– Леса, человека любят не за что-то, а скорее вопреки. Вся эта мишура из признания и достижений – это ведь ничто. Любят просто так. За улыбку, за блеск в глазах и красные щёки, нежные губы и те ощущения, которые дарит присутствие той самой женщины, о которой так давно мечтал. И возраст – это не помеха. Иногда это плюс, как и разные профессии. Люди сходятся вместе, чтоб дополнять друг друга. Когда ты рвёшь бумагу, то края всегда неровные, шероховатые. Так и люди. По отдельности мы шероховатые. Но стоит нам объединиться, так становимся целыми. Ровными. Эти неровности убираются. Как тебя можно не воспринимать всерьёз? Может у тебя такое отношение сложилось, но я часто и саму жизнь серьезно не воспринимаю. К тому же я спокойно отнёсся к твоему решению взять паузу. Хотя это выглядело, как побег, но всё в прошлом, – Пенр вздохнул. – Ещё пройдёмся по саду, прежде чем разбежимся по домам?

– Давай.

– Ещё две ночи придётся спать одному. Не хочу.

– Кстати, а где мы после свадьбы будем жить? – спросила Леса. – У них здесь пещеры-квартиры на учёте.

– Завтра решим эту проблему. А пока просто погуляем.

– Как скажешь, – ответила Леса. Они шли по саду. Леса продолжала смотреть на мир с мечтательной улыбкой. Пенр же задумался. Пора было определяться, как жить дальше.

Глава 11.1

Сара вытирала пыль у окошек в доме невест со стороны улицы. Мысли крутились вокруг предстоящей свадьбе Пенра и Лессы. Он всё-таки решил на ней жениться. Мало этого, так Пенр хотел остаться в горах. Его всё устраивало. Она не была к этому готова, хотя привыкла от него ожидать любого подвоха. Хорошо. Хочет оставаться, так пусть остаётся. А она сбежит отсюда. Вернётся в цивилизацию. К непутёвому брату, долгам и... И где смысл всего этого? Она кинула тряпку в ведро с водой и огляделась по сторонам.

Мимо проехала машина. Прошли дети. Мальчишки. Невысокого роста, но довольно крепкие. Они что-то обсуждали. Женщина несла корзину с продуктами. Видимо готовит дома. Здесь половина города питалась в столовых, что были раскинуты по всему городу, а половина каждый вечер стояла у печек. Привычных плит здесь не было, лишь печки. Как раньше у родителей Сары.

— Чего грустишь? – подходя со спины и хватая её за талию, спросил Баль. Сара на автомате резко развернулась и хотела его ударить, но он отскочил в сторону. — А драться-то зачем?

– А зачем подходить со спины? – спросила Сара.

– Я понял, что пугать тебя не надо, – сказал он. – Больно ты резвая.

— Когда ко мне со спины подходят, то явно к хорошему это не приведёт, – ответила Сара.

— Погуляем?

– Я работаю, – ответила Сара.

– Пока к тебе шёл, так заметил какое рвение к работе проявляешь, — ответил Баль. -- Я тебе такое приключение организую, что тебе точно понравится.

– Какое?

– Так поедем и увидишь, – сказал он. – Чего ты теряешь? Интереснее же со мной гулять, чем окна намывать.

– Хорошо, – согласилась Сара. Убираться ей точно надоело. Баль только кивнул и пошёл договариваться, чтоб её отпустили.

В этот раз они поехали в вагонетки. Таким способом Сара ещё не передвигалась. Внизу лежало одеяло. Баль сел рядом.

– И куда мы едем?

– В посёлок. Хочу кое-что тебе показать, – ответил Баль. Вагонетка двинулась вперёд. Машина с пыхтением и натугой тащила её вперёд медленно набирая ход.

– Подальше под землю меня загонишь, чтоб было сложнее выбраться? – спросила Сара, помня, что срок их договора уже скоро должен истечь. Тогда Баль пообещал, что не будет ей мешать уйти.

– Зачем? Сара, я уже два раза был женат. Уж лучше меня мало кто знает, что птичку неволей не удержишь. Она в неволе начинает тосковать и от этой тоски болеет, – ответил Баль, беря её за руку. – Птичкам нужна свобода. Уютное гнездо, но не клетка.

Машина остановилась. Гном, который ею управлял, вышел. Постучал в ворота. Вскоре они открылись. После этого они поехали дальше. На улице шёл дождь. Мелкие капли сразу облепили лицо. Но это всё было не так страшно. Сара перестала обращать внимания на дождь, когда машина вместе с вагонетками начали набирать скорость. Серая пелена, обрыв сбоку, скользкая дорога и свит ветра в ушах. Сердце с перепугу готово было выпрыгнуть из груди. Сара забыла как дышать. А вот Баль почему-то веселился. Наблюдал за ней и смеялся, словно не было этой скорости.

– Это что за развлечение такое? – спросила Сара, вытирая лицо. Они переехали мост и остановились перед воротами.

– Обычное развлечение. Летняя дорога. Скоро она уже закроется, поэтому пока ещё можно покататься, – ответил Баль.

– Нашли себе аттракцион! – фыркнула Сара.

– А я думал, что тебе понравится. Ведь засиделась с тряпками и чисткой овощей, – сказал он. – Тут же тебе столько эмоций! Красота.

– Издеваешься?

– Серьёзно. А то подумаешь, что у нас вся жизнь серая и скучная. А в ней есть место приключениям, – ответил Баль. Они остановились около домика, который был построен среди широкой и длинной пещеры, что была как перекрёсток. От неё отходили туннели, по которым ходили гномы, ездили машины, перевозили материалы и руду. Сара с интересом разглядывала новую местность, которую так гордо именовали посёлком.

– И куда мы теперь?

– Пойдём тебе кузницу покажу, – сказал Баль.

– А зачем она мне? – спросила Сара.

– Ты сначала посмотри, а потом говори, – ответил Баль, беря её за руку. Крепкая горячая ладонь крепко сжала её руку. Сара хотела сказать, что она не маленькая, чтоб за ручку ходить, но не стала. Молча шла, рассматривая плитку, которой были украшены стены туннеля. Лампы здесь были тусклыми, но при этом давали достаточно света.

В следующей пещере было шумно и жарко. Большие печи, стук по железу, шипение, блеск металла – всё это завораживало. Сара поняла, что раньше и не задумывалась, как делают ножи или куют резные загорождения. Мастера работали слаженно, почище любых машин. Они делали вид, что не замечают Сару, которая смотрела за работой, только Баль видел их усмешки и желание покрасоваться перед ней. Он же выступал в роли экскурсовода, рассказывая о процессах, которым подвергалось железо, прежде чем становилось изделием. Когда они вышли из кузниц, Сара с радостью подставила лицо прохладному ветру, который принёс свежесть.

– Ты много знаешь?

– В юности интересовался это профессией, – ответил Баль. – Но камень лучше.

– Я поняла, что ты любишь камни, какой-то необъяснимой любовью, – улыбнулась Сара.

– Вполне объяснимо. Я в этой работе лучший. Так зачем размениваться на другую работу? – спросил её Баль. Они вышли к небольшому подземному озеру. На верху пещеры зияла дыра, из которой лил дождь. – Надо будет её починить, – посмотрев наверх, сказал Баль. Он откинул ковёр, который здесь заменял дверь и пригласил Сару внутрь.

– И где мы?

– У меня в гостях, – ответил он. – Небольшой дом, но я не думал, что женюсь, поэтому и не расширялся. Думал хватит места.

– Чем-то каюту корабля напоминает. Элитную каюту. Так-то обычно вчетвером каюту делят, – сказала Сара.

– Ты привыкла к красивой жизни? – спросил Баль, разжигая печку и ставя чайник.

– Какой там? – рассмеялась Сара. Она села за стол. Поставила руки на стол и подпёрла кулаками подбородок. – Пусть я и была в помощниках у Пенра, но это означало ползти по пояс в грязи, замерзать в снегах и искать ночлег в самых диких местах. Это мало напоминает спокойную и богатую жизнь.

– Суровая работа, – заваривая фруктовый чай, сказал Баль.

– Я не жаловалась. Это было интересно. Можно было путешествовать, узнавать новое.

– Терпеть мошкару, холод и жару – не знаю. Хотя у нас есть любители путешествий. По мне дом лучше, – с сомнением сказал он.

– Чем?

– Я люблю работу, люблю приходить домой и украшать его. Пусть это не особо видно, но как только собираюсь заняться этим, кто-то просит ему помочь с орнаментами и картинками. Поэтому я и отвлекался. Вроде думал, что всё равно жениться не буду, поэтому не торопился. Но сейчас исправлю эту проблему.

– У тебя здесь мило, – сказала Сара.

– Не так уж. Здесь стены должны быть украшены резным орнаментом. Это или камень, или дерево. Я работаю по камню. Сейчас пришла идея, что может и ты хочешь в этом поучаствовать? – он посмотрел на нее.

– В чём?

– Мы можем вместе придумать, что будет украшать стены нашего дома, – сказал Баль.

– Нашего дома? А не слишком ли ты самоуверен? – рассмеялась Сара.

– Нет. Мы с тобой хорошая пара, – спокойно ответил Баль. – Раньше принятно было, чтоб жених подготовил дом к приезду жены. Чтоб всё было красиво и сложно сделано. Но честно, этот обычай появился для того, чтоб скрасить ожидание. Невест всегда на всех не хватало.

– Это тебе везёт.

– Даже не знаю почему так, – улыбнулся он. – Пока чайник закипает, пойдём комнату покажу.

– Прям так сразу?

– Вот только не надо говорить, что ты меня боишься и подозреваешь меня в плохих мыслях, – ответил Баль. Сара всё-таки прошла за ним в комнату, куда он уже скрылся. – Кровать у меня хорошая, добротная. Недавно поменял. Мягкий матрас и тёплое одеяло. Сундук есть. Скоро будет и второй готов. Пока можно пользоваться полками. Вот здесь я хочу сделать вторую комнату. Потом эту оставим под детскую, а вторую комнату себе возьмём. Мне кажется будет уютно.

– Ты это серьёзно?

– Как никогда. Присядь, – он открыл сундук. Сара села на край кровати. Баль вытащил оттуда два мешочка. Высыпал один из них. Драгоценные камни и монетки посыпались на одеяло. Они засветились в лучах ламп. Засверкали праздничной гирляндой. Во втором мешочке были украшения. Серёжки, браслеты, заколки, колечки. – Это монетки, которые тебе нравятся. Для тебя они ценные, а мне нравятся, как выглядят.

– Красиво выглядят, – согласилась Сара, разглядывая камешки.

– Выбирай какие нравятся. Треть могу тебе отдать.

– Серьёзно? – она посмотрела на владельца целого состояния, который даже не подозревал об этом. Или подозревал, но не придавал этому значения.

– Да. Они твои, – сказал Баль.

– Опять какая-то проверка? – разглядывая браслет, спросила Сара.

– Нет. Ты хочешь уехать. Там у тебя долги. Это поможет тебе встать на ноги. Если не отнимет кто-то более сильный. И если корабль вернётся за тобой. Но ведь может получиться так, что корабля на месте уже нет. Тебе будет сложно вернуться в пещеры. Осень наступила. Погода плохая. Можешь просто погибнуть, но в золоте и серебре. Красиво, но грустно. Риск – дело благородное, когда есть смысл рисковать. А тебе есть смысл рисковать? Можно остаться со мной. Я помогу тебе здесь. Буду рядом. Всегда. Никогда не брошу. Огорожу от бед. Тут не будет скучно, если ты этого боишься. Это вначале работа неинтересная. Ты сама видишь, что можно выбрать. И тебя научат. Там у тебя никого, а здесь помимо меня есть друзья. И их будет ещё больше. Здесь будет твоя семья. И не надо будет завидовать Пенру и Лессе.

– Я им не завидую, – огрызнулась Сара.

– Ага, вижу как ты на них смотришь. Можно ведь попробовать.

– Баль, если бы это было так просто... Давай представим, что мы попробуем, а потом что-то пойдёт не так. И как мне потом уйти отсюда? Нет выбора. Всё равно я останусь в пещерах.

– Сам за тебя выкуп заплачу и отвезу к посольству. Такой вариант тебя устроит? Давай завтра сыграем свадьбу? Официальную. Вместе со всеми? – он посмотрел на неё. Сара молчала. Смотрела на него и молчала. Он подошёл к ней и поцеловал её. Он ожидал, что она вздрогнет, попытается его оттолкнуть, но она почему-то ответила на его поцелуй...

Глава 11.2

— Баль! – на кухне донёсся голос Тина, который должен был помогать Пенру с подготовкой дома.

— Сейчас, – не хотя ответил он, рассматривая Сару. – Я так понимаю, это согласие?

– Возможно, – сказала она, не отводя от него глаз. – К тебе пришли.

— Подождут. До зимы между нами ничего не будет. Но я тебя заберу из дома невест. Будем жить вместе. Помогу выучить язык. И...

– Баль, ты хочешь со мной заключить торговую сделку? — спросила она его. – Я тебе не товар. И купцом никогда не была. Ты прав, меня там никто не ждёт. И попытка в одиночку отсюда выбраться с твоими подарками может оказаться неприятностями. Им проще будет меня убить, чем отвезти на станцию. Пенра они побоялись бы тронуть. Меня им ничего не стоит. А если оставаться здесь, то хотя бы с человеком, который не противен.

– Только не противен? – спросил её Баль.

— Тебя ждут на кухне. Еще будет время для разговоров, -- сказала Сара со спокойной улыбкой.

– Ловлю на слове, – ответил Баль и пошёл к Тину. Сара же стала собирать рассыпанные камни и украшения. Она слышала, что Баль с кем-то разговаривал, но голоса были приглушены и слов было почти не разобрать. – Сара, оставь эту ерунду. Пенр пропал.

Оказалось, что он вышел за досками и пропал. Тин настаивал на побеге. Сара подумала, что Пенр чем-то заинтересовался и решил разобраться во всём сам. Баль же догадок не строил. Он пошёл искать. Собрал всех свободных гномов. Они распределили территорию поисков и разбрелись по туннелям. Сара шла рядом с Балем, держа его за руку. Она вначале хотела идти просто рядом, но он настоял.

– Тут легко отвлечься. Переходов много. Я к ним привык и иду почти не замечая. А к тебе ещё не привык. Потерять могу.

– Поэтому вы и ходите за руку с женщинами?

– Многие из них сами себя теряют, плохо ориентируются в пространстве. Так надёжней. Но во времена наших дедов это была скорее похвальба. Смотрите и завидуйте какая у меня жена. Да и просто держать за руку кого-то приятно. Разве нет?

– Мне кажется, что это довольно близкий жест.

– Я об этом не задумывался, – ответил Баль.

– Когда Пенра найдём, то чего ему будет? – спросила Сара.

– Смотря чего он натворит, – ответил Баль. – Я не думаю, что он специально сбежать хотел.

– Я сама так не думаю. Скорее всего это или драка, или любопытство. Две его ужасные черты, за которые порой хочется голову свернуть, – Сара вздохнула.

– Тебе не нравятся это?

– От него слишком много проблем. Он их словно специально находит, а если не находит, то создаёт сам. Вот смотри, Пенр мог жениться на любой другой девчонке. У него их столько было. Могу даже вспомнить несколько романов с клиентками. Знаешь, когда вместе находишься на грани жизни и смерти – это как-то сближает. А там как раз такие были случаи. И вот, несмотря на всё это, он влюбляется в лабораторную мышь, которую знал в основном по письмам! Я что-то смешное сказала? – спросила Сара.

– Я тебя знаю всего ничего, а такое ощущение, что всю жизнь. Поверь, что не во времени дело. Просто ты понимаешь, что это твой человек. Это понимание сразу приходит.

– Не знаю. Я лучше перестрахуюсь, – ответила Сара. – Да и как будто есть законы какие-то, формулы, с помощью которых можно понять любишь ты человека или нет.

– Ты подмечаешь детали. Закроешь глаза, а всё равно будешь помнить черты лица, привычки и мелкие, почти неуловимые детали, которые почти незаметны другим, потому что они не понимают их значения, а ты понимаешь. От этой мысли, как о дорогом секрете, который ты хранишь и никому не расскажешь, становится тепло на душе, – ответил Баль.

– Так можно сказать о любом человеке, с которым долго находишься в близких отношениях. Например, я знаю очень многое о Пенре, потому что мы проработали вместе бок об бок долгое время.

– Ты ведь в него влюблена была долгое время.

– Нет. Не было этого. Я всегда серьёзно относилась к работе. Он был моей работой, – возразила Сара, при этом её слова прозвучали довольно холодно. Она отпустила его руку.

– Мы не всегда здраво оцениваем чувства. Часто боимся в них признаться, – рассеянно ответил Баль, оглядывая туннель, что расходился в две стороны, поэтому и не заметил, как Сара остановилась, сжав кулаки.

– Никакой любви там не было. Восхищение? Возможно. Зависть. Он был кем-то, смог подняться из низов. Я хотела на его место. Может вначале и были мечты о свадьбе, но эти мечты быстро разлетелись об камни, – довольно резко ответила она.

– Почему? – спросил Баль, посмотрев в её сторону.

– Он отвратительно целуется, – ответила Сара. Баль только усмехнулся.

– Вот так и разбиваются мечты об суровую реальность. Здесь никого не было. Дальше туннель сырой. Должны были бы отпечатки остаться, а сюда давно никто не заходил. Вернёмся к столовой. Оттуда вновь начнём поиски.

– Как скажешь, – ответила Сара.

Она вспомнила тот день, когда они вернулись из очередной командировки. Праздновали получение премии, которое совпало с Новым годом. Они были навеселе. Сара ещё держалась, а Пенр еле на ногах стоял. Она его вызвалась доставить до дома. В прихожей он полез к ней целоваться. Она давно этого ждала. И давно не испытывала такого разочарования. Когда он назвал её Лессой, Сара отправила его спать. Быть заменой кого-то она не хотела. Пенр тогда немного поворчал, но завалился на диван и захрапел. Сара же поняла, что им с ним не по пути. Утром она спросила его, кто такая Лесса. Пенр удивился, что Сара про неё знает, а потом рассказал, что познакомился с одной девушкой. У них такой хороший роман по переписке с гигабайтами слов, которые они посылают друг другу. Это было странно слышать от человека, который не любил ждать. Он брал всё сразу. А тут, как потом узнала Сара, он очень долго с ней только переписывался. И никаких встреч.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.