Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49398
Книг: 123200
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Любимая»

    
размер шрифта:AAA

Ф. Каст, Кристин Каст
Любимая

Посвящается нашим дорогим поклонникам «Обители Ночи».
ПОЗДРАВЛЯЕМ С 10-ЛЕТИЕМ!
Вы самые умные, креативные и преданные читатели, о которых только может мечтать автор, поэтому ваше слово для нас – закон. Эта книга – наше любовное послание вам.

Дорогие читатели!

Для тех из вас, кому нужно краткое изложение событий «Обители Ночи», а также для тех, кто впервые вступает в этот мир, мы подготовили сжатый пересказ, который поможет вам подготовиться к новым приключениям!

Что такое Обитель Ночи?
Это школа, которую вампиры-подлетки посещают после того, как получают метку. Через четыре года, проведенных в стенах школы, они либо превращаются во взрослых вампиров и проходят через превращение, либо умирают мучительной смертью.

Расскажите мне о вампирах Обители Ночи! Говорят, они непохожи на других вампиров…
Вы правы: они не такие!
Феномен вампиризма основан на биологии с примесью божественной магии. В период взросления в организме некоторых молодых людей начинается поразительная психологическая цепная реакция. Внешне ее проявления схожи с симптомами простудного заболевания, в то время как внутри происходит превращение человека в вампира.
Вампиры-ищейки идут на запах феромонов, выделяемых этими подростками. Как только Ищейка находит то, что искал, подросток становится вампиром-подлетком и получает дар богини – магическую Метку в виде сапфирового силуэта полумесяца на лбу. После этого он как можно быстрее должен отправиться в Обитель Ночи, поскольку только присутствие взрослых вампиров может обеспечить относительно безопасное протекание вампирической цепной реакции в организме подлетка. Тем не менее даже в Обители Ночи многие подростки умирают мучительной смертью, поскольку их тела отвергают превращение.
Все школы Обители Ночи автономны и основаны на началах матриархата. Это самостоятельные сообщества, независимые от государств, в которых они расположены, имеющие собственные законы и религию. Как только меченый подросток вступает в Обитель Ночи и становится вампиром-подлетком, он получает законное право отделиться от своей человеческой семьи, выбрать новое имя и будущее.
Если подлеток благополучно совершает Превращение, его Метка в виде полумесяца магически наполняется цветом и разрастается, превращаясь в уникальную татуировку – особый дар богини Никс.
Богиня Никс является божеством, которому поклоняется большинство вампиров, однако сама она не требует поклонения. Никс имеет множество лиц и имен, под которыми ее знают и прославляют вампиры всего мира.
Вампиры не бессмертны, хотя живут феноменально долго (от двухсот до тысячи лет). Они чрезвычайно одарены в искусствах, могут запечатлевать людей, вкусив их крови, и нередко обзаводятся супругами-людьми, но чаще выбирают себе спутников жизни из числа вампиров. Вампиры не могут забеременеть или зачать ребенка, им не дано порождать жизнь или создавать новых вампиров каким-либо иным путем.
В Обители Ночи существует два вида вампиров: синие и красные. Синие вампиры – оригинальный вид. Они ведут ночной образ жизни, но могут выходить на дневной свет, хотя он доставляет им неприятности. Некоторым из синих вампиров богиня Никс дарует власть над стихиями или животными (в основном кошками), а также особые сверхъестественные способности. Красные вампиры считаются мутантами, хотя в нашей Обители Ночи, возглавляемом Зои Редберд, они стоят на одной ступени с синими. Красные вампиры не выносят солнечного света. Они не могут войти в дом без приглашения, способны проникать в сознание людей и внушать им те или иные помыслы, однако эта способность не поощряется.
Большинство учителей в Обители Ночи называются профессорами, но есть исключения: например, Крамиша (а до нее – Лорен Блейк) занимает должность вампирского поэта-лауреата. Крамиша наряду с Шайлин и Афродитой является пророчицей богини Никс. Статус пророчицы равен статусу Верховной жрицы. Каждая Пророчица Никс наделена своими способностями, но все они так или иначе связаны с даром ясновидения и прорицания будущего. Пророчества Крамиши рождаются в поэтической форме, Шайлин умеет читать ауры, а Афродита получает видения о трагических событиях будущего.
Жрицы и Верховные жрицы образуют практически все руководящие органы всех Обителей Ночи. Жрица – это юная Верховная жрица, находящаяся в процессе обучения. Впрочем, некоторые жрицы никогда не достигнут статуса Верховной, ибо для этого необходима особая благосклонность Никс. Верховная жрица должна быть мудрой, зрелой и пользоваться безоговорочным уважением всех вампиров и подлетков.
Гендерные роли в мире Обители Ночи подвижны. Несмотря на то что Воины обычно бывают мужчинами, а Верховные жрицы – женщинами, в Домах Ночи поощряют стремление каждого следовать своим путем.
Люди по-разному относятся к вампирам. Традиционно вампиры держатся в стороне от людского общества, но Зои и ее друзья стараются переломить этот обычай, хотя присущие людям страх и невежество порождают расизм и ненависть, с которыми вампирам приходится бороться. Особенно характерна такая ситуация для Оклахомы и Обители Ночи Талсы.

Главные герои

ЗОИ РЕДБЕРД – наша главная героиня. Была помечена накануне своего семнадцатилетия. С самого начала ее Метка была необычной, ибо Зои была избрана богиней. В роду Зои были индейцы-чероки, она очень близка со свой бабушкой, Сильвией Редберд, урожденной чероки. Никс наградила Зои властью над всеми пятью стихиями: воздухом, огнем, водой, землей и духом. Зои сражается против Тьмы и была первой, кто заподозрил, что Неферет, Верховная жрица Обители Ночи, вступила в союз с Тьмой и отвернулась от Никс. Зои окружена верными друзьями, которые шутливо называют себя кучкой-вонючкой (надо признать, что в самом начале они не были особо популярны в школе). Друзья Зои тоже наделены особыми способностями, но не так сильны, как Зои. Зои пережила множество бурных романов с мальчиками, и хотя матриархальное общество Обители Ночи позволяет своим членам иметь множество партнеров, не подвергаясь общественному осуждению и злословию, Зои не склонна менять мальчиков как перчатки. Ее Воин, ДЖЕЙМС СТАРК – не просто парень Зои, он связан с ней клятвой и кровью. Старк тонко чувствует все настроения Зои, они очень любят друг друга, хотя в душе Зои до сих пор живет любовь к другу ее детства, Хиту Лаку, погибшему в битве между Светом и Тьмой.
Книга «Любимая» начинается с того момента, когда Зои и ее кучка-вонючка проходят превращение и становятся настоящими вампирами. Примерно за год до этого события Зои стала Верховной жрицей Североамериканского высшего вампирского совета – что, согласитесь, большая ответственность для девушки, которой еще не исполнилось восемнадцати.

СТИВИ РЭЙ ДЖОНСОН – лучшая подруга Зои, настоящая оклахомская девчонка, любящая музыку кантри и все оклахомское. Стиви Рэй была отмечена раньше Зои и стала ее соседкой по комнате в Обители Ночи. К несчастью, тело Стиви Рэй отвергло превращение, и она умерла – чтобы возродиться и стать одной из первых красных подлетков. Никс даровала Стиви Рэй власть над стихией земли. Ее супруг, Рефаим – магическое существо и сын Калоны (см. ниже). За преступления против человечества, которые Рефаим совершил по приказу своего отца, Никс обрекла его быть вороном в течение дня и юношей после заката. Несмотря на то что любовь к Стиви Рэй побудила Рефаима отвернуться от Тьмы и перейти на сторону Света, заслужив прощение за прошлые злодеяния, Никс оставила наказание в силе, ибо сочла, что каждый должен нести ответственность за свои поступки.
В начале «Любимой» Стиви Рэй и Рефаим живут в чикагской Обители Ночи, где Стиви Рэй занимает пост Верховной жрицы. Вместе с другими членами кучки-вонючки она возвращается в Талсу, чтобы отпраздновать восемнадцатилетие Зои.

АФРОДИТА ЛА-ФОНТ. В начале серии «Обитель Ночи» красавица Афродита была главной злюкой и недоброжелательницей Зои. Став Пророчицей, она получает видения смерти и разрушений, однако использует свое ясновидение на благо человечества. Ее отец был мэром Талсы, его убили (см. книгу «Разоблаченная»). Ее мать – настоящая ведьма. На протяжении саги Афродита взрослеет, набирается мудрости и становится одной из ближайших подруг и союзниц Зои. Она пожертвовала собой ради того, чтобы Стиви Рэй и красные вампиры смогли обрести человечность. В результате самопожертвования Афродита утратила свою Метку, но, перестав быть подлетком, стала Пророчицей Никс. Она связана клятвой верности со своим Воином ДАРИЕМ, который предан ей душой и телом.

ДЭМЬЕН МАСЛИН – член кучки-вонючки, умный, образованный, добрый и очень красивый молодой человек. Никс наградила его властью над стихией воздуха. Любовью всей жизни Дэмьена был ДЖЕК ТВИСТ, подлеток, злодейски убитый Тьмой. Дэмьен стал первым мужчиной, принятым в Высший вампирский совет. Он управляет нью-йоркской Обителью Ночи и вместе с остальными членами кучки-вонючки прибывает в Талсу на празднование дня рождения Зои. Даже самые близкие друзья Дэмьена не догадываются, что он с детства борется с депрессией.

ШОНИ КОУЛ – еще один преданный член кучки-вонючки. Наделена властью над стихией огня. Гордая, уверенная в себе и сообразительная – ровно настолько, чтобы понять, что ее дружба с ЭРИН БЕЙТС (одаренной властью над водой) стала похожа на нездоровую одержимость. К сожалению, Эрин не смогла пройти превращение и умерла (см. «Разоблаченная»). Парня Шони зовут ЭРИК НАЙТ, этот вампир раньше встречался с Зои, а до этого с Афродитой. В настоящий момент Шони занимает должность Верховной жрицы нью-орлеанской Обители Ночи, но, как и остальные, вместе с Эриком приезжает в Талсу, на празднование дня рождения Зои.

ШАЙЛИН РУД – изначально не входила в круг друзей Зои, но, получив Метку, обрела способность видеть ауры, а также открыла в себе власть над стихией воды, благодаря чему смогла занять место умершей ЭРИН в магическом круге. До того как стать подлетком, Шайлин была слепа, отчего получила уникальный опыт и зрелость. Шайлин живет в любовном союзе с красным вампиром НИКОЛЬ. В настоящее время Шайлин и Николь живут в сан-францисской Обители Ночи, но обе прибывают в Талсу на день рождения Зои.

КРАМИША – вампирский поэт-лауреат и Пророчица Никс. Изрекает поэтические пророчества.

НЕФЕРЕТ – занимала пост Верховной жрицы Обители Ночи Талсы в то время, когда Зои получила свою Метку. Была чрезвычайно могущественным вампиром, обладала даром читать мысли людей и общаться с кошками. Родилась в конце восемнадцатого века в Чикаго, в период жизни в семье подвергалась сексуальным домогательствам и жестокому обращению со стороны родного отца. Получив Метку, Неферет отвергла исцеление душевных ран и выбрала путь мести, который привел ее к союзу с Тьмой. Проявила себя коварным и безжалостным тираном. Превратилась в бессмертную ведьму Тси Сгили и пробудила Калону, падшего полубога, некогда бывшего супругом богини Никс. Неферет – злейший враг Зои. Она одержима желанием править миром и навечно подчинить людей вампирам, и только вмешательство Зои и ее друзей помешало Неферет достичь этой цели. Вместо того чтобы стать богиней мира, Неферет оказалась низвергнута и погребена навеки… Во всяком случае, Зои и ее друзья на это очень надеются.

КАЛОНА – крылатый падший полубог. Калоне и его брату, ЭРЕБУ, было предназначено стать друзьями и спутниками богини Никс. Эреб был другом богини, близким, как брат. Калона стал ее возлюбленным и супругом, но ревность заставила его прислушаться к коварным нашептываниям Тьмы, и он предал свою богиню. Одержимый гордыней Калона предпочел пасть на землю и быть изгнанным из царства Никс, нежели открыть свое сердце доверию и правде. После падения Калона был преисполнен гнева и ненависти и к себе, и к человечеству. Он совершал бесчисленные преступления против человечности, пока мудрые старухи племени чероки не создали А-ю, магическую деву, слепленную из глины и оживленную силой древнего волшебства. Единственным назначением А-и было любить Калону и заманить его за собой под землю, где силы полубога иссякли, а мудрые женщины чероки смогли отправить его в заточение и избавить мир от тирании. Но Тьма не забыла о Калоне. Подстрекаемый ею, он из своей подземной темницы нашел доступ к мыслям Неферет и стал уговаривать ее осуществить древнее пророчество и освободить его. Вначале Калона выдавал себя за Эреба и, став любовником Неферет, начал творить новые злодеяния, но постепенно отринул зло и доверился Зои и ее друзьям. Он помог им низвергнуть Неферет и наконец нашел в себе силы пасть на колени перед Никс, любовью всей его бессмертной жизни, и попросить о прощении, которое она ему с радостью даровала. Ныне он живет с Никс как ее супруг и возлюбленный.

БЕЛЫЙ БЫК и ЧЕРНЫЙ БЫК – живые символы чистого добра и чистого зла.
Белый бык – Тьма.
Черный бык – Свет.
Белый Бык был союзником Неферет до тех пор, пока она не отказалась стать его супругой, но пока неизвестно, отвернулся ли он от нее окончательно…
События, описанные в «Любимой», происходят примерно через год после низвержения Неферет. Зои и ее друзья успешно прошли превращение и стали настоящими вампирами. Они создали первый Североамериканский высший вампирский совет Обителей Ночи. Приближается восемнадцатилетие Зои. Втайне от своей возлюбленной Старк собирает всех членов кучки-вонючки на торжество в Обитель Ночи Талсы, где Зои занимает пост Верховной жрицы.

Глава первая

Зои

Этот сон начался вполне невинно. Впрочем, почти все сны так начинаются, правда же? Только что вы безмятежно летели по небу, как Супермен, а потом – бац! – и на вас дождем сыплются пауки; Йода, Тим Ганн и Бейонсе играют в покер на раздевание посреди эпизода «Топ-модель по-американски», а вы ведете счет – разумеется, голышом.
Так вот, когда во сне я осознала, что вернулась на Капри и стою посреди чудесного сада на крыше дворца заседаний Высшего вампирского совета, любуясь Средиземным морем, так ярко озаренным полной луной, что глазам больно смотреть, мое подсознание и не подумало закричать: «Осторожно, Зои! Это кошмар!». Если оно и пискнуло что-то, то только: «Ах, какая красота!» или нечто вроде того, поэтому во сне я безмятежно разгуливала среди цветущих апельсиновых деревьев в кадках, ожидая, когда мое бурное воображение наколдует что-нибудь еще более прекрасное, например, парадное чаепитие (под чаем я, разумеется, подразумеваю колу) в обществе Зака Эфрона и Мишель Обамы. И только когда я услышала его голос за своей спиной, у меня впервые зародилось подозрение, что дело нечисто.
– Давненько не виделись, Зои Редберд.
Я вздохнула, не оборачиваясь.
– Я думала, ты оставил привычку пробираться в чужие сны.
– Пробираться? – он негромко рассмеялся. – Зачем мне это делать? Почему бы не назвать мое появление дружеским визитом? Я думал, мы подружились.
Он подошел ко мне и остановился у края балюстрады. Я искоса взглянула на него.
– Между прочим, когда друзья заходят в гости, они обычно надевают рубашку, – сухо напомнила я, – не говоря уже о том, что визиты во сне – это несколько иная разновидность дружбы. – Калона хотел что-то сказать, но я предостерегающе подняла руку. – Я полагала, что такой дружбой ты удостаиваешь только Никс.
– Ты неправильно меня поняла. Я всего лишь предположил, что тебе понравится знакомая обстановка. Ведь мы с тобой уже беседовали здесь прежде, Зои Редберд. Помнишь? – Он улыбнулся мне в полную силу своей невыносимой, бессмертной красоты, и, хотя меня нисколько не интересовали никакие романтические отношения с Калоной, я не могла не залюбоваться его совершенством. Однако это вовсе не означало, что я готова поддаться опасному обаянию Калоны, которое моя бабуля называет черокским словом шенаниганс.
Я повернулась к нему и так выразительно закатила глаза, что даже Афродита, уверена, поаплодировала бы моему мастерству.
– О да, я помню это место! Ведь это здесь ты пролез в мои мысли и попытался втянуть меня в свой коварный сексуальный заговор типа «Давай, детка, всех победим и будем вместе править миром!». – Я изобразила пальцами воображаемые кавычки. – Так что ты прав: с тех пор это место всегда пробуждает у меня определенные воспоминания!
Неодолимо обворожительная улыбка сползла с лица Калоны.
– Пожалуй, я неправильно выбрал обстановку для нашего милого разговора, как и гардероб.
– Да неужели?
Калона откашлялся, на миг на его лице отразилась досада, потом он щелкнул пальцами – и его роскошная мускулистая грудь скрылась под простой черной футболкой (разумеется, с разрезами для его восхитительных белых крыльев).
– Да, прошу прощения. Так лучше?
– Гораздо, – ответила я, но, заметив, что он огорчился, поспешно добавила: – На самом деле я не в обиде.
– Спасибо. – Калона помолчал. – Тебе будет приятнее, если я и это сменю? – Он обвел жестом великолепный пейзаж, окружавший нас.
– Нет, я не против. Это все пустяки. Кстати, мне очень нравятся твои новые белые крылья, – сказала я, внимательно разглядывая их. – Только они не совсем белые, цветом они напоминают внутреннюю поверхность устричной раковины: сложная гамма нежных светлых оттенков, которые, сливаясь вместе, создают ощущение белизны. Кстати, эти крылья тебе идут больше, чем черные.
Калона обернулся, и на его лице вмиг отразилось изумление, как будто он еще не привык к тому, что огромные крылья, лежащие на его широкой спине, больше не черные. Потом он снова взглянул на меня, но на этот раз его взгляд был непроницаем.
– Что ж, я тоже доволен этой переменой цвета. Белый мне идет.
После этого воцарилось молчание, которое вскоре стало настолько неловким, что я сочла нужным его нарушить.
– Ну, зачем пришел? – Когда Калона нахмурился и отвел глаза, у меня вдруг впервые тревожно екнуло сердце. – Что-то случилось? Рефаим здоров? Со Стиви Рэй все в порядке? Да, я же только вчера с ней разговаривала! Она сказала, что в чикагской Обители Ночи какие-то небольшие проблемы, но…
– У них все в порядке. Прости меня еще раз. Я почему-то никак не могу начать… – Он пробежал рукой по своим густым волосам. – Признаться, когда я репетировал этот разговор, все было проще.
– Ладно, просто скажи как есть.
Калона испустил глубокий вздох.
– Мне кажется, нам грозит опасность.
Так, отлично.
– Какая?
– Не знаю. Но я чувствую какое-то брожение и должен предупредить тебя, что бы ни говорила об этом Никс.
Мягко говоря, я удивилась.
– То есть Никс не знает, что ты пришел поговорить со мной?
– Не совсем.
– Черт тебя побери, что значит «не совсем»?! Говори как есть! – взорвалась я.
– Богиня даровала мне свободу посещать мир смертных в любое время, когда мне захочется, – ответил Калона.
– Нет, мне этого мало. Выражайся яснее.
– Куда уж яснее? Мне не нужно было ставить Никс в известность о том, что я отправляюсь поговорить с тобой, потому что она позволила мне навещать всех смертных в любое время, – терпеливо ответил Калона.
– Ты рассказал Никс, что почувствовал опасность, угрожающую Обители Ночи?
– Да. Но поскольку я не могу сказать ничего определенного, она решила, что об этом пока незачем беспокоиться.
– Но ты все равно прилетел ко мне.
– Да, как видишь. Как говорится, предупрежден – значит, вооружен. Я хочу, чтобы ты была наготове, – ответил Калона. – После всего, что ты пережила – точнее, что мы все пережили, – я решил, что никакая предосторожность не будет лишней.
Он выглядел таким неуверенным, почти уязвимым, что я кожей почувствовала, как нелегко дался ему этот разговор. Что и говорить, в прошлом у нас с ним бывало всякое, но, после того как он умер и примерно год тому назад был воскрешен божественной силой Никс, я легко могла понять, как ему не хотелось выходить из зоны комфорта и являться ко мне с предостережением, которое его супруга и богиня сочла преждевременным. Возможно, так оно и было, поскольку Никс есть Никс, и ей, конечно же, виднее… И тем не менее я оценила поступок Калоны и была тронута тем, что он последовал зову своего сердца.
– Ладно, спасибо. Это очень любезно с твоей стороны. Что ж, буду смотреть в оба и Старка тоже предупрежу. Еще раз спасибо.
– Можешь сделать еще кое-что, – вдруг продолжил Калона. – Прочесть детский дневник Неферет.
Кровь застыла в моих жилах.
– Эй, погоди! Значит, твои предчувствия как-то связаны с Неферет?
– Да, нет. Говорю же, я не знаю! И как раз потому, что я ни в чем не уверен, тебе стоит быть готовой ко всему. Вот почему я прошу тебя прочитать ее дневник.
– Ничего не понимаю! Что за дневник? О чем ты вообще говоришь?
– Когда Неферет была маленькой, до того как ее отметили, она была обычной девочкой по имени Эмили Уэйлер.
– Да-да, я знаю. Она жила в Чикаго, и непосредственно перед тем, как получила метку, ее изнасиловал собственный отец.
– Да, так вот, она вела дневник, который называла журналом и в котором описывала все, что с ней случалось. Более ста лет назад Неферет закопала этот журнал в Оклахоме. Думаю, тебе стоит его прочитать. Если опасность все-таки исходит от Неферет, тебе пригодится любая информация, которую можно будет использовать для борьбы с ней.
Меня замутило, голова пошла кругом.
– Для борьбы? – беспомощно пролепетала я. – Хочешь сказать, мне снова придется с ней сражаться? Послушай, какого черта ты не рассказал мне об этом журнале в прошлом году, когда эта ведьма объявила себя богиней и пыталась захватить мир?
Калона отвел глаза и переступил с ноги на ногу.
– Мне было стыдно. Понимаешь, этот журнал сыграл роковую роль в моей жизни. Я воспользовался энергией, которую он излучал, чтобы проникнуть в мысли Неферет и управлять ею. С помощью этого дневника я побудил ее освободить меня из заточения. Не говори ничего, сам знаю, что совершил чудовищную ошибку, и горько раскаиваюсь! Мне до сих пор стыдно… Когда я перешел на вашу сторону и выступил против Неферет, я не упомянул о дневнике, потому что не хотел давать вам повод усомниться во мне.
Я испустила долгий печальный вздох.
– Ладно, я поняла. Но ты все равно должен был рассказать мне об этом журнале! Столько времени прошло, а ты вспомнил об этом только сейчас.
– Лучше поздно, чем никогда. Говорю тебе сейчас, хотя мне это дорого обойдется… Надеюсь, это подтвердит тебе всю серьезность моих опасений. Возможно, Никс права, но меня терзает непонятная тревога.
Я кивнула: мне ли не знать, что к предчувствиям нужно относиться серьезно!
– Да, хорошо. Так где, ты говоришь, этот дневник?
– Неферет закопала его под руническим камнем в 1893 году.
Я вытаращила глаза.
– Ты имеешь в виду Хивенерский рунический камень? Когда я училась в восьмом классе, нас возили туда на экскурсию. Фу, мерзкие клещи.
– Клещи? – переспросил Калона, чуть приподняв брови.
– Ну да. Когда мы вернулись в автобус, я всю дорогу снимала клещей со своих ног. Понимаю, это неважно, но ужасно противно. Ладно, сейчас зима, а значит, клещи, слава богине, уже не проблема. Зато будет грязи по колено. Наверное, ливни хлещут как заведенные, но лучше потоп, чем клещи. Слушай, но ведь с 1893 года прошла уйма лет! Ты уверен, что этот журнал не сгнил и не рассыпался в пыль?
– Отчасти ты права: журнал сильно пострадал от времени – но тебе не придется рыться в грязи, чтобы достать его. Несколько десятилетий тому назад, когда Неферет стала Верховной жрицей Обители Ночи Талсы, она выкопала свой журнал и все это время хранила его под полом в своей спальне, прямо под кроватью.
– Что? Ты хочешь сказать, что журнал все еще здесь?! В моей спальне, под моей кроватью? – Меня слегка замутило при мысли о том, что мы со Старком в этот самый момент мирно храпим прямо над дневником Неферет – можно сказать, над ее могилой, не будь она бессмертной.
– А, да, ну конечно. Ведь теперь ты заняла спальню Верховной жрицы, – хмыкнул Калона.
– Я заняла спальню Верховной жрицы, потому что теперь я – Верховная жрица, – надменно произнесла я, выделяя голосом каждое слово. Прошел почти год с тех пор, как меня избрали первой Верховной жрицей нового Североамериканского высшего вампирского совета, но я до сих пор не вполне освоилась в этой роли. Нет, со своими обязанностями я справлялась вполне уверенно, но до сих пор не могла наладить нормальные отношения со старым Высшим вампирским советом, который до сих пор порывался управлять Северной Америкой из Италии, как в Средние века, честное слово, или в дремучую доинтернетовскую эпоху.
Калона как-то странно посмотрел на меня.
– Что? – ощетинилась я.
– Да так, ничего. Просто с трудом представляю тебя в спальне Неферет.
– Я там все переделала! – огрызнулась я. Признаю, мой ответ прозвучал немного стервозно, но на это были свои причины. Мне не хотелось вспоминать, что Калона частенько бывал в спальне (как и в постели) Неферет, когда был на ее стороне и вынашивал планы господства над миром. – Ты бы ее не узнал!
Калона равнодушно пожал плечами.
– Какое мне дело до этой спальни? Честно признаться, меня даже журнал не очень интересует. Я ведь даже не читал его, хотя Неферет много рассказывала мне о нем. Она называла этот журнал перечнем всего, что дало ей силу, и любила сравнивать себя с мечом, закаленным в племени. Однажды ночью она рассказала мне, что выкопала этот дневник и спрятала его под полом в своей спальне.
– Интересно, зачем ей вообще понадобилось его выкапывать? – задумчиво спросила я.
– Неферет сказала, что хотела иметь постоянное напоминание о прошлом, – ответил Калона.
– Хм-м-м, ладно, ее дело. Я попрошу Старка отодвинуть кровать и найти дневник. Хорошо, что во время ремонта я отказалась от коврового покрытия на весь пол!
– Обещаешь прочитать журнал? – с видимым облегчением спросил Калона.
– Да, конечно. Ты правильно сказал: если твои предчувствия имеют какое-то отношение к Неферет, мне нужно знать о ней как можно больше. – Я помолчала и добавила, обращаясь скорее к самой себе, чем к Калоне: – Даже не знаю, стоит ли рассказывать об этом остальным членам моего круга? Они сейчас в разных концах света, но, может быть, стоит их все-таки предупредить?
– Поступай так, как считаешь нужным, Зои. Твой круг силен, несмотря на то что вы уже не вместе… Возможно, я верю в вас даже больше, чем в Никс, потому что за то время, что провел с вами, я понял, что вы справитесь с любой бедой. – Он улыбнулся чуть застенчивой улыбкой, давая понять, что вовсе не хотел, чтобы я восприняла сказанное им за критику Никс.
– Ладно, достану журнал и предупрежу свой круг.
– Отлично, – кивнул Калона.
– Угу, – буркнула я, мы постояли еще немного, и я выпалила: – Как поживает твой брат?
– Эреб? Хорошо.
– А Никс? Тоже хорошо?
– Никс – лучше всех.
– Рада слышать. Передавай ей привет от меня.
– Пожалуй, не буду, – ответил Калона, снова отводя глаза.
– Хм.
– Она просила тебя не беспокоить, – ответил Калона.
– А, да, точно! Поняла. Ладно, проехали. Что слышно о Рефаиме? – промямлила я, пытаясь поддерживать ни к чему не обязывающую светскую беседу и горько сожалея о том, что с нами не было Шони. В отличие от меня, она всегда умела разговорить Калону.
Калона открыл рот, чтобы ответить, но вдруг застыл и склонил голову, прислушиваясь к голосу, который слышал только он.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.