Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52150
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Нити судьбы»

    
размер шрифта:AAA

Нити судьбы
Наталья Королькова

ГЛАВА 1

Четверг
— Элеонора, зайди ко мне, — Амалия, моя начальница, чистокровный оборотень, на секунду выглянув из кабинета, тут же в нем скрылась.
— Слушаю вас, — зайдя в кабинет, включила диктофон.
— Поступила информация, что в Межзвездной академии преподаватель всеобщего языка, вымогает со студентов деньги. Если это подтвердится… — Амалия не спускала с меня цепкого взгляда. — Это может стать сенсацией и поднять рейтинг нашего журнала.
— Я могу отказаться? — В последнее время, я возненавидела сенсации.
— Элеонора, что с тобой? Куда делся блеск в глазах? Где жажда к приключениям? Где радость от получения нового задания?
— Простите меня я, наверное, перегорела, — произнесла тихо. Всю последнюю неделю я только и думала о том, что не смогу так жить, что не смогу всю себя без остатка отдать работе. Журналистика мне нравилась и я не собиралась ее бросать, но раз я захотела жить не только работой, значит надо переходить на уровень ниже и тогда у меня появится свободное время.
— Не знаю, что на тебя нашло, но отказаться ты не можешь. — Амалия злилась, я это видела по ее сдвинутым к переносице бровям, прищуренным глазам и плотно сжатым губам.
— Может… — начала было я, решив взять самоотвод.
— Нет, — Амалия повысила голос, что случалось крайне редко, и я заметила, как у нее резко увеличились клыки. — Я уже обо всем договорилась. С завтрашнего дня, ты студентка академии. О том кто ты на самом деле, знает только директор, для всех остальных ты попала в академию переводом. Все подробности, в том числе и легенда, высланы тебе на почту. Элеонора, ты же не хуже меня знаешь, что нам необходимо повысить рейтинг журнала, так что иди, изучай материалы и вживайся в роль. — Амалия махнула рукой, давая понять, что я могу покинуть ее кабинет.
Спорить с Амалией, когда она находилась в таком состоянии, не следовало, поэтому я поспешила ретироваться. Что ж, придется вспомнить прошлое и вновь сесть за парту.
В академию поступали в восемнадцать максимум в двадцать лет. В зависимости от выбранного факультета учились от пяти до семи лет, а после выпускников ждало распределение и от пятнадцати до двадцати лет выпускники Межзвездной академии обязаны были работать по выбранной специальности. Если меня зачислили на последний курс, то я с легкостью смогу затеряться среди студентов.
Вернувшись на свое рабочее место, открыла почту и прочитала короткое письмо.
Твоих родителей перебросили с Карнаса на Миорин, они ученые, а тебя перевели из твоего университета на первый курс по охране и защите флоры и фауны в Межзвездную академию.
— Только не это, — застонала, хватаясь за голову. Не то чтобы я ненавидела животных, отнюдь, я их любила на расстоянии, могла и пожалеть мысленно и даже погладить разок другой одного из питомцев друзей, которыми те безустанно восхищались. Все, на большее меня не хватало. Я предпочитала с животными существовать параллельно, зная о их существовании, но по возможности не пересекаясь с ними. Ко всему прочему меня отправляли на первый курс, там же совсем зеленые юнцы учились, мне же уже двадцать семь.
— Элеонора, — отлепив голову от рук, повернула ее в сторону Амалии, которая вновь вышла из кабинета. — К заданию приступишь завтра. Мне ежедневный отчет, а так же на тебе верстка, реклама и колонка по уходу за телом. Статья о нечистом на руку преподавателе должна быть готова не позднее пятнадцатого числа следующего месяца. На сегодня можешь быть свободна. — Амалия скрылась за дверью, а я, выключив компьютер, направилась к выходу.
В нашем журнале: "Как трудно быть женщиной" печатались статьи о моде, об уходе за собой, о правильном питании, а так же рецепты и советы, но помимо всего этого мы еще коротко писали о ситуации на планете в целом. О том, какие знаменитости к нам прилетают, о светской хронике, а так же о сенсациях. На последнем листе журнала размещались гороскопы на ближайшую неделю.
Наш журнал выпускался двенадцатитысячными тиражами это немного, но в тоже время и немало, учитывая тот факт, что в штате у нас числилось всего лишь десять человек, каждый из которых выполнял работу за троих, а иногда и за четверых.
Более пяти лет нам удавалось лавировать между крупнейшими изданиями и оставаться на плаву и вот над нами стали сгущаться грозовые тучи. Амалия пока ничего не говорила, а что говорить, если и так все ясно. Продажи падали, типография с которой мы многие годы сотрудничали, сообщила, что будет печатать нас еще в течение месяца и за это время нам следует найти себе другую, при этом умолчав какие именно причины побудили их расторгнуть договор с нами. Нас планомерно топили, скорее всего для того, чтобы потом выкупить за бесценок.
Лично мне нравилось работать под руководством Амалии, да и все сотрудники за годы работы успели притереться друг к другу и стали одной большой семьей. Да, иногда у нас случались разногласия, но это нормально, так как в споре рождается истина и в конечном результате мы всегда приходили к консенсусу.
Выйдя на улицу, задумалась о том, в чем завтра пойти на занятия, надеть юбку или брюки?
— Вот ведь, — остановившись, с досады топнула ногой, после чего развернувшись, направилась в другую сторону. В Межзвездной академии все без исключения ходили в сине-белой форме, и так как у меня ее не было, стоило нанести визит директору.
— Добрый день, — поздоровалась входя в кабинет.
— Проходите Элеонора, — Малканская Ламиния рани Уанская осмотрев меня с ног до головы, указала на стул. — Присаживайтесь.
— Спасибо. Мне нужна форма, — сразу же перешла я к делу.
— Зайдите в сто вторую аудиторию, я позвоню и дам распоряжение, будет вам форма.
— Спасибо. — Поблагодарила, поднимаясь со стула.
— Позвольте узнать, как долго вы планируете у нас учиться?
— Полмесяца, максимум три недели.
— Хорошо, — Ламиния, не глядя на меня, кивнула каким-то своим мыслям. — Идите.
Межзвездная академия располагалась на окраине города и занимала достаточно большую территорию. Здесь можно было приобрести специальность по двадцати одному направлению. Педагоги, преподающие в данном заведении, имели наивысшую категорию. Учиться в Межзвездной академии было престижно, студент, закончивший ее и получивший диплом, мог рассчитывать на солидную работу и достойный заработок на многие годы вперед…
Задумавшись, я чуть было не пропустила нужную мне аудиторию.
— Можно? — спросила, постучавшись и приоткрывая дверь.
— Да. Проходите. — Раздался приятный женский голос.
Сделав несколько шагов я оказалась в просторной светлой комнате три четверти которой было уставлено стеллажами.
— Добрый день. — Меня поприветствовала темноволосая кареглазая женщина приблизительно сорока пяти лет, среднего роста и плотного телосложения, одетая в белую рубашку, темно-синий жилет и брюки, обуви из-за стола было не видно. — Мне только что звонила Ламиния Уанская и просила подобрать вам форму. Вы к нам переводом? — полюбопытствовала женщина.
— Да.
— Вам у нас понравится, — улыбнувшись, женщина скрылась в глубине комнаты.
— Надеюсь, — а что я могла еще сказать? Что здесь по заданию редакции и надолго не задержусь? Или же заявить ей, что одного из преподавателей я попытаюсь уличить во взяточничестве? В этом случае формы мне не видать.
— У нас самые лучшие студенты и великолепные преподаватели. — Мне протянули стопку одежды.
— Что это?
— Ваша форма. Парадная, повседневная и для занятий спортом.
— Где можно ее померить? — довольно приличная стопка перекочевала ко мне в руки.
— Дома. — Не часто меня можно было застать врасплох, а еще реже я не знала что ответить, как правило, за словом в карман я не лезла и вот тот исключительный случай, когда я не знала что сказать. Пока я стояла и хлопала глазами, поверх одежды мне положили несколько пар обуви.
— Вы уверены, что это мой размер? — ко мне вернулся дар речи.
— Девонька, я уже более двух десятков лет здесь работаю, и за это время научилась на глаз определять все размеры. Вы носите сорок второй — сорок четвертый, а обувь тридцать восьмого размера, рост метр семьдесят. Пакетов и сумок у меня нет, так что вам придется нести все в руках. Юбку и брюки вам, скорее всего, придется в талии слегка ушить или же носить их с ремнем, но в этом случае ремень не должен выделяться.
— А если не ушивать, а взять, к примеру, размер поменьше?
— Исключено. В этом случае в талии вам брюки будут впору, а в бедрах малы. Сядете вы на стул, а материя не выдержит и лопнет. Хотя если вы решили таким экстравагантным способом привлечь к себе внимание, то…
— Нет, спасибо, я лучше ушью в талии.
Поспешив покинуть сто вторую аудиторию, направилась к выходу. Все же, как хорошо, что я вспомнила о форме именно сегодня. Подходя к ведущей на улицу двери, краем глаза заметила, встроенную в стену огромную плазменную панель. Остановившись, пригляделась. Оказалось, что это расписание факультетов и групп, а также в какой именно аудитории они проходят и кто преподает тот или иной предмет.
Пройдя в самый конец плазменной панели, там, где разместилось расписание первого курса, нашла свой факультет и ухитрилась, не уронив врученных мне вещей и обуви, сфотографировать его.
— Замечательно, — завтра первые две пары у меня по всеобщему, — что ж, посмотрим, что ты за птица — Лиманский Мирослав адмий Арманский.
Выйдя за пределы академии, вызвала такси, тащить кучу вещей через весь город на себе я не собиралась.
Как и предполагала женщина из сто второй аудитории, юбка и брюки в талии оказались слегка великоваты, но легкое заклинание это исправило. Как хорошо, что мне подвластна магия, не знаю, чтобы я без нее делала? Посмотрев на себя в зеркало, вполне удовлетворенная результатом, я отправилась на кухню, решив поужинать.
Остаток вечера и часть ночи пролетели для меня как одно мгновение. Дописав статью о пользе диетического питания, которая уже послезавтра появится в журнале, глянула на часы. Они показывали начало третьего, а ведь мне в шесть тридцать вставать и тащиться через полгорода в академию лишь для того, чтобы все утро и большую часть дня протирать там штаны, после чего бежать в редакцию и доводить "до ума" журнал который должен выйти уже завтра. Времени катастрофически не хватало не для того чтобы написать еще одну статью, ни для полноценного сна.
Решив, что со статьей я завтра что-нибудь придумаю, выключила компьютер и отправилась спать.

* * *

Пятница
Дребезжащий звонок будильника ворвался в сон назойливым перезвоном. По натуре я сова и могу всю ночь напролет корпеть над статьей, а потом полдня отсыпаться. Не знаю, кому как, а лично мне ночами лучше пишется и думается.
Еще толком не проснувшись, проклиная будильник, который поднял меня в такую рань, а вместе с ним помянув Амалию и нечистого на руку педагога, поплелась в ванну, но увы, умывание ледяной водой не помогло прогнать сонное состояние. Выключив воду, зевая, я отправилась на кухню. Есть не хотелось, а ведь кормить меня будут еще нескоро, если вообще накормят.
Сделав себе двойной кофе, соорудила к нему пару бутербродов. Требовалось хоть что-то забросить в желудок. Со своей работой я себе скоро язву желудка заработаю, готовить я не любила, а позаботиться о моем правильном питании было некому. Мама на данный момент жила и работала на другой планете, на которой и связь-то толком не работала. Четыре недели назад, бросив все, она примчалась ко мне на свадьбу, а вот свадьба не состоялась…
Отодвинув в сторону недоеденный бутерброд, сделала несколько глотков обжигающего кофе. Если бы читатели журнала: "Как трудно быть женщиной" знали, чем именно я питаюсь, при этом вопя, чуть ли не на каждой странице о здоровом полноценном питании и калориях…
Глянув на часы, не смогла сдержать сорвавшийся с губ стон. Мне уже пора было выходить, хорошо еще, что не придется тратить время ни на прическу, ни на макияж, мне же целых девять лет скинуть требовалось, ну или хотя бы семь.
Одевшись, я схватила приготовленный вчера рюкзак (необходимо было соответствовать образу), и поспешила на улицу, предварительно глянув на себя в зеркало. Уже и не припомню, когда я в последний раз пренебрегала косметикой. Темные волосы, заплетенные в две косички, создавали образ молоденькой, неискушенной девушки, оставалось только плотоядный блеск в глазах притушить, добавить растерянности, я же новенькая, мне необходимо влиться в коллектив, хотя я и предпочитала одиночество, но работа есть работа, как пойдет. Подмигнув отражению, пожелала себе ни пуха, ни пера.
Нужную мне аудиторию я нашла без проблем и посторонней помощи. Достав планшет, стала наблюдать за студентами. Молоденькие, желторотые, еще неоперившиеся, беззаботные, они разговаривали о такой ерунде, что я им даже позавидовала, при этом почувствовав себя рядом с ними древней старухой, а ведь меня с ними разделяло менее десяти лет.
Мирослав зашел в аудиторию вместе с воем сирены, которая, похоже, означала начало занятий. Высокий, подтянутый, с черными волосами и такими же темными глазами. Оборотень-тигр. Это я поняла сразу и по пластике движений и по хищному все подмечающему взгляду, который пробежавшись по студентам, остановился на мне.
— У нас новенькая?
— Элеонора, — представилась, не сводя глаз с педагога и не вставая с места.
— Вы раньше изучали всеобщий?
— Да, — не стала скрывать. Если бы я в совершенстве не знала всеобщий, то с журналистикой пришлось бы расстаться. Любой уважающий себя журналист должен как минимум знать пять языков, я разговаривала на девяти.
— В таком случае вам будет несложно нас догнать.
— Надеюсь.
— Начнем с домашнего задания, — Мирослав Лиманский потеряв ко мне интерес, переключился на щупленького неказистого светловолосого паренька. Скорее всего вампир, но нечистокровный, определила я.
Несмотря на то, что я годами училась "держать лицо" и ни при каких обстоятельствах старалась не выставлять напоказ своих истинных чувств, постоянно держа маску искренней заинтересованности, услышав, как парень отвечает на вопрос преподавателя, я не удержалась и закатила глаза к потолку.
"Куда я попала? В детский сад? Если в группе все так лопочут на всеобщем, то камера пыток для меня будет наименьшим наказанием, потому что моя психика, три часа к ряду издевательств над собой, точно не выдержит. Амалия, за какие прегрешения ты меня так наказала"?
— Валенсий, сколько раз вы читали текст? — Мирослав Лиманский, похоже, как и я был не в восторге от чтения студента. Будь я на его месте, я бы парню неуд поставила, домашние тексты должны от зубов отскакивать. Пришел учиться учись, а нет, скатертью дорога.
— Пять, — парень сидел за партой опустив плечи и понурив голову, всем своим видом вызывая жалость, только вот мне его было нисколечко не жаль.
— Значит, надо было двадцать пять раз прочитать.
— Да я хоть сорок раз прочитаю, результат будет таким же. Что делать если мне языки не даются? Да и зачем они мне, если я не собираюсь быть лингвистом. Я ученый, сколько себя помню, я всегда мечтал посвятить свою жизнь изучению животных.
— А как вы, позвольте спросить Валенсий собираетесь общаться с коренным населением планеты, на которую вас отправят изучать животных?
— Найму переводчика, — нашелся с ответом парень.
— На переводчика вначале необходимо заработать, да и не факт, что вам удастся найти такого отчаянного переводчика, который согласится отправиться с вами на дальнюю планету на несколько лет.
— Это будет сложно, но думаю, что я смогу найти такого переводчика, — оживился парень.
— Не отрицаю такую возможность, но раз вы поступили в нашу академию, то по ее окончании вы обязаны в совершенстве знать всеобщий, а пока мы поступим так.
Я, как и остальные студенты навострила ушки, боясь пропустить хоть слово, похоже, что неуд нерадивому студенту Мирослав Лиманский ставить не желал. С чего бы это? Решил остаться с Валенсием один на один после занятий и за определенную сумму поставить ему положительный балл? Если я смогу это заснять, то больше мне в эту академию ходить не придется. Ладонь машинально легла на висевший на шее медальон, в который была вмонтирована миниатюрная видеокамера. Неужели мне сегодня так повезет?
— Валенсий, давайте мы с вами поступим так. После окончания занятий, вы поднимаетесь ко мне в аудиторию и мы с вами двадцать раз, а если понадобится сорок раз, читаем тот текст, который я вам сегодня задам. Если вы после этого, прочитаете текст так же отвратительно, как прочитали его только что, то я вам посоветую специалиста, к которому вы сможете обратиться за помощью. Так или иначе, Валенсий, язык вы будете знать.
О-па, вот это поворот. Я должна знать, как именно пройдут эти дополнительные занятия. К сожалению, поставить в аудиторию видеокамеру возможности не представлялось, скверно, но зато я могла услышать весь разговор, у меня как раз с собой миниатюрный микрофончик имелся. Хоть что-то.
Аккуратно достав из рюкзака крошечный микрофон, прикрепила его с внутренней стороны парты. Отлично. Кто знает, может мне повезет, и первый день пребывания в Межзвездной академии станет единственным и мне не придется таскаться сюда еще целых две недели.
Студентов в аудитории оказалось слишком много, учитывая то, что на моем факультете всего семнадцать человек, со мной теперь стало восемнадцать, можно было предположить, что сегодня совместный урок всеобщего с параллельными факультетами.
Пробежавшись глазами по первокурсникам, отметила преобладание среди них оборотней. Здесь были и волки и рыси, а так же медведи, белки, тигры, суслики и даже дракон. Несколько вампиров, друиды, гном, ну и, конечно же, обычные люди.
— Сильвия. — Мирослав переключился на кукольной внешности студентку. — Читайте.
Даже толком не видя лица девушки, я поняла, что та небезразлична к молодому преподавателю. Это было заметно и по ее движениям и по взглядам, которые девушка после каждого предложения бросала на Мирослава, да и голос ее источал мед. Ее чистокровного оборотня можно было понять, перед ней стоял великолепный образчик ее расы, можно сказать потенциальный отец детей. Сильвия чуть ли не из кожи вон лезла, пытаясь обратить на себя внимание Мирослава, а тот слушал текст с каменным выражением лица. Надо сказать, что девушка вполне сносно прочитала текст, который я уже успела выучить и могла рассказать практически дословно. Стало интересно, какой вердикт Мирослав вынесет Сильвии? Может тоже ее после занятий оставит?
— Неплохо, — мужчина кивнул головой, но словно не девушке, а каким-то своим мыслям. — Только на будущее Сильвия не надо делать столь продолжительные паузы между предложениями. — Повернув голову в мою сторону, девушка поджала губы. Обиделась, как же, мужчина должным образом не отреагировал на ее призывы. А здесь не так скучно, как мне вначале показалось.
— Акквен давайте мы теперь послушаем вас.
Парень на одном дыхании прочитал весь текст. Я бы поставила ему отлично, он не запинался и ни разу не ошибся, единственно к чему можно было придраться так это к акценту, который так сразу не уберется.
— Молодец, отлично, — похвалил Акквена Мирослав. — Вот так должны отвечать все. А теперь давайте разберем несколько глаголов.
Перед нами появилась интерактивная доска, на которой высветились несколько глаголов, видоизменяясь по времени. Я смотрела на доску и не верила глазам.
ОШИБКА. Грубейшая ошибка и не одна. Пальцы привычно нажали кнопочку на медальоне, мне необходимо было это запечатлеть. Диплом Лиманский Мирослав адмий Арманский явно купил. Я не преподаватель и досконально грамматику языков не изучала, но даже я не сделаю столь элементарной ошибки. Можно было бы предположить, что педагог описАлся, только вот он раз за разом склонял одно из слов неправильно, а значит, правило склонения для некоторых отличающихся от общей массы слов он не знал. Интересно, как именно ему удалось устроиться преподавателем в Межзвездную академию? Связи? Деньги? А может и то и другое?
Мысленно я уже писАла разгромную статью выводящую Мирослава Лиманского на чистую воду, только вот опубликовать я ее пока не могла, так как у меня кроме домыслов никаких доказательств еще не было. А я никогда и никому не предъявляла голословных обвинений, но я уже не хуже оборотня взяла след, теперь лишь осталось загнать добычу в угол.
— Элеонора, — строгий голос Мирослава заставил мой стеклянный смотрящий сквозь преподавателя взгляд, стать более осмысленным, теперь я смотрела на Мирослава с вопросом, мол, что такое? Я тут сижу никого не трогаю. — Чему вы улыбаетесь?
— Разве? — изображая на лице удивление, поспешно прогнала с него улыбку, которая неизвестно как там оказалась.
— Вы находите грамматику всеобщего смешной? — Мирослав сдвинул брови к переносице, не иначе пытаясь нагнать на меня страх, а мне вот как никогда хотелось улыбаться.
— Что вы, как можно?
— Что вас так забавляет? — Лиманский оказался весьма наблюдательным. — Скажите нам и мы посмеемся вместе с вами.
— Вы ошибаетесь, — солгала, не моргнув глазом. — И с чего вы решили, что мне смешно?
— У вас глаза блестят, как у кошки, которая, заметив мышь, знает, что той от нее никуда не деться. — Надо же, как точно он подметил. А Мирослав не так прост, как кажется, надо быть с ним поосторожней.
— У вас богатое воображение, — я не отводила взгляда от черных глаз Мирослава, в которых невозможно было прочитать ничего, он мастерски скрывал все свои эмоции.
— Хотите сказать, что внимательно меня слушали? — в аудитории царило гробовое молчание.
— Разумеется.
— В таком случае вам не составит труда повторить, то о чем мы только что разговаривали.
— Так мы глаголы разбираем, — пришлось похлопать ресницами, изображая из себя пустоголовую дурочку. Только он мне не поверил, ну и не надо. Программу минимум я сегодня выполнила, внимание на себя обратила.
Оставшуюся часть занятий я не сводила с Мирослава глаз, а тот словно забыв о моем существовании, лишь несколько раз за три часа мазнул по мне взглядом.
Без лишнего хвастовства скажу, что я умею разбираться в людях и в нелюдях, я их чувствую. Пусть не всех и не всегда, но все же. Преподаватель по всеобщему оказался темной лошадкой, глядя на его движения и слушая его речь, я могла поклясться, что он военный, чувствовался в нем несгибаемый стержень и задатки лидера за таким многие пойдут не задумываясь. И вот спрашивается, что он делает здесь среди студентов? Каким ветром его сюда занесло? И как так получилось, что он опустился до взяточничества?
— Элеонора, вы сможете прочитать текст? — как оказалось, меня Мирослав оставил на закуску.
— Попробую. — До окончания занятия оставалось немногим более пяти минут. Пробежавшись глазами по примитивному тексту, уже хотела было его прочитать, да вовремя язык прикусила.
Если я быстро и без ошибок прочитаю текст, да еще и без акцента, на следующее занятие меня Лиманский не пустит и будет прав. Зачем мне посещать сей предмет, если я его знаю в совершенстве?
— Элеонора вам помочь? — облокотившись о край кафедры, Мирослав Лиманский прожигал меня своими черными глазами.
— Нет. — Что же делать? Я еще раз пробежалась глазами по тексту.
— Элеонора, вы заставляете себя ждать. — Мне показалось или в голосе Мирослава послышалась издевка? Что же делать? Мне необходимо продержаться до звонка, до окончания всеобщего оставалось совсем немного. Стоп. А что если я сразу переведу текст?
— Простите. Для того чтобы не опозориться пришлось вначале прочитать текст про себя.
Набрав в легкие воздуха, как перед прыжком в воду, я начала переводить текст, читая его плавно и без пауз, тем самым не давая возможности Мирославу остановить меня. Не один уважающий себя преподаватель никогда намеренно не перебьет того кто отвечает.
— Все, — подняв глаза, попыталась изобразить на лице безмятежность, в то время как внутри меня все ликовало.
— Я просил прочитать текст на всеобщем.
— Простите, — я позволила себе слегка улыбнуться, — но вы просили меня прочитать текст, при этом, не уточняя на каком именно языке.
— Хорошо, теперь я это уточнил. — Поединок наших взглядов разбил громогласный звук сирены. — К следующему занятию пересказ текста на пятьдесят шестой странице, — возвестил преподаватель, после чего студенты потянулись к выходу.
Я особо не торопилась покидать аудиторию, поэтому позволила себе еще пару минут посидеть и только после подняться и неспешно направиться к ведущей в коридор двери.
— Элеонора, как вы понимаете следующее занятие, я начну именно с вас. — Тихий спокойный голос, произнесенный в практически опустевшей аудитории, должен был напугать студентку, только я не студентка и сама в силу своей профессии привыкла наводить страх и панику своими вопросами на собеседника.
— Я это учту и как следует подготовлюсь. Не переживайте, вам не придется за меня краснеть.
— Очень на это надеюсь, — и вот спрашивается, чего он добивался, притягивая своим взглядом мой? Интересно, а как он отреагирует, если я брошусь ему на шею и заявлю, что на все согласна, при этом предварительно включив свою мини камеру. — Вы опять улыбаетесь. О чем вы постоянно думаете?
— О всеобщем, о чем же еще? — теперь я уже улыбалась в открытую.
— Почему я вам не верю?
— А мне откуда знать? — пожав плечами, прервала зрительный контакт. — Всего хорошего, — произнесла, направляясь к двери.
Я чувствовала на себе его заинтересованный взгляд. Хотелось обернуться, но я этого не сделала, поспешно скрывшись в коридоре.
— Он мой, — заявила мне, преграждая путь блондинка. И вот почему я блондинок не люблю всех кроме одной? Моя подруга редкое исключение из правил.
— Кто? — спросила, догадываясь о том, что речь пойдет о Лиманском.
— Мирослав мой, — заявила наглая девчонка, сжимая пальцы в кулаки. Если она решила что я прямо здесь в коридоре начну с ней отношения выяснять, то она глубоко ошибается. Да и было бы из-за кого.
— Раз твой, так забирай, я сегодня не жадная. Тебе насовсем или только на время попользоваться? — мраморное лицо девушки пошло красными пятнами. — Только извини, упаковать не смогу, оберточная бумага закончилась, бантики и ленточки тоже, пойду на склад за ними схожу.
Черты лица девушки заострились, она готова была перекинуться в крысу и наброситься на меня. Ощутимого вреда она мне конечно бы не причинила, но прокусить в нескольких местах кожу могла, а укус у данного вида оборотней ядовитый. Умереть-то я не умру, привита, а вот несколько часов жара, в наихудшем случае мне гарантированы.
И тут я представила рядом крысу и тигра и меня пробрало на ха-ха. Вот не смогла с собой ничего сделать. Стояла, смотрела на девушку и смеялась.
— Простите, это нервы, — запоздало попыталась сгладить ситуацию. — Первый учебный день на новом месте. Еще раз простите.
Я поспешила к лестнице. Мне необходимо было подняться на четвертый этаж, где пройдут занятия по изучению флоры и фауны, благо сегодня в расписании только одно занятие, а не спаренное.
Заняв последнюю парту, я положила на стол планшетник, подумав, что незачем тратить время попусту, решила провести его с пользой и написать статью про новые таблетки для похудения, которые нас попросили прорекламировать. Данная статья-реклама, должна была непременно появиться в завтрашнем номере, в противном случае Амалии придется вернуть предоплату, полученную за размещение рекламы.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.