Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52094
Книг: 127655
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тьма»

    
размер шрифта:AAA

Дора Коуст
Академия Равенства. Тьма

Пролог

«УЧЕНЬЕ – СВЕТ, А НЕУЧЕНЬЕ…
ДА НЕТ ЖЕ, НЕ ТЬМА,
НО ГЛУПОЙ БЫТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ…»
(ЗАПИСЬ ИЗ ЛИЧНОГО ДНЕВНИКА ПЕТРИЦИИ)
(Академия Равенства. Окончание первого учебного года)
Сочная зеленая трава расстилалась необъятным ковром по тренировочному полю, расположенному на территории Академии Равенства. Серые стволы изогнутых деревьев, пригреваемые лучами солнца, обрастали молоденькими листиками. Петриция давно уже вышла через массивные двустворчатые двери на широкое крыльцо учебного заведения и сейчас стояла, с наслаждением вдыхая полной грудью щекочущие нос запахи долгожданной весны. Среди знакомых ароматов отчетливо выделялся один, но самый любимый. Мессе Гран, а для прилежных адептов просто Ирвин сжигал в кострище недалеко от тренировочного поля сухие ветки, собранные на всеобщей уборке территории.
– Петра, пойдем! Уже скоро начнется! Не стой как Дракон!
Малиса – миниатюрная девушка с большими синими глазами, выделяющимися на миловидном лице, обрамленном огненно-рыжими волосами, – потянула закадычную подругу за руку в сторону низких кованых ворот. Сегодня они открывали доступ всем желающим увидеть бесплатное представление, а именно итоговый экзамен по предмету «Подчинение силы» у второкурсников.
Трибуны быстро заполнялись адептами, но девушки успели занять места на первом ряду. Винт сел рядом с Петрой, тем самым смутив ее. Первокурсница не знала, о чем можно заговорить, и смотрела исключительно на последние приготовления на поле, но никак не на парня. Абсолютно все адепты знали, что Винтер эль Абон – неутомимый ловелас и сердцеед, ежедневно меняющий восторженных поклонниц в своей постели. Казалось бы, не осталось уже тех, кто еще не побывал в его объятьях. Один романтический день, одна наполненная страстью ночь, и ты уже относишься к нескончаемому списку бывших любовниц, которых не удостаивают высокородным вниманием, когда наступает утро.
Красивые аристократичные черты лица однозначно притягивали взгляд. Петра запомнила их все. И прямой нос, и чуть раскосые светло-серые глаза, отдающие холодом, даже если их владелец улыбается своими тонкими, четко очерченными губами, и высокие мужественные скулы, к которым так хочется прикоснуться рукой. Но ведь это все проделки любовного состава, чтоб его Дракон пожрал!
– Петра… – мягкий обволакивающий голос прозвучал непозволительно близко, обдав дыханием открытую шею девушки.
Маленькие мурашки пробежали по телу, а веки неосознанно закрылись. Она не могла заставить себя не наслаждаться его присутствием, но успешно давала отпор весь этот мучительно долгий год.
– Сходи со мной на свидание в город. Ты, я и ресторация «Мони Рэль» сегодня в восемь. Я зайду за тобой к семи. Погуляем немного… – его губы шептали, почти касаясь порозовевшей щеки.
Девушка заставила себя собраться с силами и отстраниться. Наваждение спало, оставляя после себя легкий флер неудовлетворения.
– Нет, извини. Я сегодня чрезвычайно занята.
Малиса с неприкрытым любопытством прислушивалась к диалогу подруги и того, кто до сих пор не оставляет попыток ее добиться, не гнушаясь разнообразных способов.
– Какая очень важная причина на этот раз не дает тебе согласиться на мое предложение? – из его голоса пропали мурлыкающие нотки, и парень, словно устав от постоянного отпора, стал серьезным, резко контрастируя с предыдущим образом.
– Ты прав. Это очень важная причина. Доклад по истории – «Возникновение Империи», который необходимо написать к завтрашнему дню.
На тренировочном поле второкурсники выстроились в ряд и ожидали вступительной речи директора. Величавый мужчина крепкого телосложения размеренными шагами двигался к узкой трибуне для выступлений.
– Давай я приду к тебе вечером и помогу написать доклад? – Винт прикоснулся ухоженными пальцами к ее руке, поглаживая нежную кожу.
– Нет. Спасибо. Не мог бы ты перестать отвлекать меня. Я хочу посмотреть на экзамен. – Петра отдернула руку и нервным жестом разгладила несуществующие складки на ученическом платье черного цвета, так подходящего к ее графитовым волосам и глубоким фиолетовым глазам.
Парень резко вскочил, посмотрев на девушку с открытой яростью во взгляде, а после развернулся и ушел. Он не оборачивался, но в сознании Петриции долго еще всплывала, повторяясь, картинка, где Винтер отчаянно ругался непозволительными для аристократа словами.

* * *

– Приветствую вас, адепты. Рад, что до экзамена допущен весь курс. Сегодня каждому из вас необходимо продемонстрировать уровень своей силы, а также то, чему вы научились за прошедшие два года. Может быть, есть добровольцы? – насмехающаяся полуулыбка коснулась его плотно сжатых губ.
Петра сидела около ограждения и отлично видела и слышала директора. Он выглядел очень молодо но, как и все сильные маги, скрывал свой истинный возраст. И если Винтер был тем, кто волочился за каждой юбкой, то директор Грон эль Свьен от этих женских частей гардероба уставал отбиваться. Не пугали адепток ни грозный вид, ни обладание сильнейшей после Императорской семьи магией, ни смертоносная Тень в подчинении.
Девушке он тоже нравился, но не до оглушающего радостного визга, которым все время ознаменовывали появление директора влюбленные подруги. Она старалась не попадаться ему на глаза и лишь украдкой любовалась длинными волосами, убранными в строгий хвост, небольшими морщинками в уголках карих глаз, которые хотелось разгладить подушечками пальцев, как и прикоснуться к чуть пухлым губам.
Директор эль Свьен всегда устало морщился, когда очередная воздыхательница встречалась у него на пути. Вот и сейчас женская половина допущенных зрителей бесновалась, пищала и визжала, чтобы поймать на себе взгляд самого богатого неженатого мужчины Кирольской Империи, а потенциальный кандидат под венец тяжело вздыхал, пытаясь не обращать на них внимания.
– Добровольцев нет… Ну что же, первым выходит адепт Кринт.
Петриция внимательно следила за ходом экзамена. Уже следующей весной она точно так же будет стоять на тренировочном поле и, нервничая, ожидать своей очереди. До окончания второго курса адепты не пользуются своей силой, изучая только теорию. Поэтому экзамен по предмету «Подчинение силы» являлся обязательным условием перехода на третий год обучения. Его невозможно было не сдать, если ты хотя бы чуточку маг по крови и владеешь своей силой, но вопрос был в другом.
«Чаша Стихий» обрушивала на адепта воплощение его силы, а в некоторых случаях и нескольких. В основном маги рождались с одной стихией. Это могли быть воздух, вода, огонь, земля или Тьма. Бывало, новорожденному передавалось две силы его предков, очень редко три и почти никогда четыре. Тьма же всегда приходила сама выбирать нового носителя, и только к тем, кто встретился с ней лицом к лицу.
Адепт Кринт встал перед чашей. Квадратный подиум был огражден защитным куполом. Очень медленно каменная посудина наклонялась, пока голубая субстанция, словно водопад, не начала переливаться через край, попадая прямо на адепта и окутывая его светящимся коконом. Исходя из цвета силы, несчастный обладал стихией воздуха. Петра задержала дыхание. Ее интересовало, сможет ли парень подчинить силу.
– Адепт Кринт! Не тяните дракона за хвост! – рявкнул директор, приближаясь к подиуму.
Голубой кокон уплотнился, словно сжимая в своих тисках сопротивляющуюся жертву, но вдруг черты его медленно начали расплываться и таять, впитываясь в прошедшего с успехом экзамен мага.
Все последующие адепты также проходили испытание, только цвет кокона в зависимости от силы менялся. У воды он был синим, у огня красным, а земля отливала зеленым. Чернильно-черной тьмы не было ни у кого, и Петра понимала причины. В большинстве случаев она появлялась у опытных взрослых магов, которым в силу работы или других обстоятельств пришлось встретиться с ней.
Девушка нервничала и заламывала пальцы, совершенно этого не замечая. Ей необходимо было увидеть, как проходит испытание у мага, владеющего двумя и более стихиями. И когда надежда уже прощалась, печально махая ручкой, на подиуме появилась хмурая адептка.
С серьезным выражением лица она уверенно сделала несколько шагов к чаше и, задрав голову, в упор посмотрела на нее. Цветная субстанция разливалась по одежде девушки и образовывала трехслойный кокон вокруг ее тела. На трибунах шептались. Зависть чувствовалась в словах и взглядах, неприятно оседая на душу Петры вязкими мерзкими ощущениями.
– Адептка Макер имеет три стихии: воздух, вода и земля. Ей необходимо подчинить каждую силу поочередно. Начинать следует с той, что расположена ближе остальных к телу. Это самый простой и часто используемый способ пройти испытание чашей.
Петриции хотелось расцеловать директора Академии Равенства. Конечно, эта информация предназначалась не для нее, а объяснялась адептам второго курса, но теперь девушка хотя бы знала, чего ей ожидать в будущем. Так случилось, что Судьба выделила ее при рождении и преподнесла в дар больше одной стихии.
Получив ответ на главный вопрос, Петра поднялась и, стараясь не привлекать внимание, покинула тренировочное поле. Она сделала несколько неспешных шагов по направлению к зданию Академии, но, оглянувшись по сторонам, свернула на еле заметную тропинку.
Чем дольше она шла, тем темнее становился лес, все корявее попадались деревья, ветки которых то и дело пытались уцепиться за волосы и оторвать кусочек от платья. Здесь не пели птицы, не бегали мелкие животные, да и трава еще даже не начинала расти. Этот необычный участок природы был безжизненным, словно мертвым.
Жуткий потусторонний холод окутывал тело, пробираясь под одежду, проникая в сердце. Петра часто ходила сюда, потому что только в этом месте могла не бояться столкнуться с адептами или преподавателями. Все они верили в детские сказки о сумасшедшем маге, который не смог совладать с Тьмой, и та вырвалась из-под контроля, уничтожая все живое в округе, в том числе и его самого. Только вот сила не может жить, если мертв ее носитель.
Девушка постелила плащ прямо на мерзлую землю и присела, больше не обращая внимания на окружающий мир. Она прикрыла веки и, сконцентрировавшись, позвала из глубин своего тела силу. Первым отозвался огонь.
Горячий греющий комочек собрался в груди, постепенно увеличиваясь в размерах. Теплая волна прокатилась по ногам, спине и рукам, найдя выход в кончиках пальцев. Огненная стихия радовалась хозяйке, подпрыгивая и ластясь маленькими язычками, словно выпрашивала ласку. Девушка усмехнулась и мысленно поблагодарила ее за то невероятное ощущение, что непременно приходит вместе с ней. Уют – вот что давал Петре огонь.
Вторым явился воздух. Прокатился по позвоночнику, окутал кисти и ненадолго сформировался на ладонях маленькими вихрями. Порывистый, импульсивный, свежий. Он взлохматил и без того непослушные волосы, словно приветствуя свою обладательницу, и устремился в небо сквозь просветы в деревьях. Он был свободен и легок и дарил эти ощущения девушке.
Третьей пришла земля. Стихия аккуратно оплела ноги Петры тонкими корнями. В тех местах, где они переплелись, появились маленькие прекрасные бутоны. Синие, бордовые, желтые миниатюрные розы раскрывались на глазах у девушки, заставляя забывать о дыхании. Для нее стихия земли была самой любимой. Петриция ощущала себя по-настоящему живой. Чувствовала жизнь во всем, что есть вокруг.
Вода появилась, как и всегда, в чаше рук. Она сформировалась упругим шаром разнообразных цветов. Лазурный, сапфировый, кобальтовый, бирюзовый, ультрамарин и множество других оттенков синего и зеленого переливались, завораживая. Петра могла заниматься с этой стихией бесконечно долго – переливать из одной руки в другую, рассматривать и делать воронки. Она успокаивала, заставляла отбросить все остальные гложущие чувства, приносила ощущение умиротворения.
Тьма пришла, не дождавшись своей очереди. Вот в руках у девушки была вода, а уже через секунду образовалась черная тягучая бесформенная субстанция. Она не являлась стихией. Ее не принято было называть силой. Но она существовала, становясь неотъемлемой частью человека. Чернильный сгусток образовал длинные щупальца и обнял ими замерзающие пальчики, пытаясь согреть Петру такой простой лаской. Девушка провела по ним другой рукой в ответ. Ей нравилась Тьма. Появляясь, она приносила с собой хладнокровие и ощущение полной защиты.
Девушка совладала со всеми силами и не имела трудностей в их подчинении. Трудно было тем, кто пытался подавить стихии, доказывая главенство. Они терпели крах в своих глупых попытках, а решение всегда лежало на поверхности. Петриция давно нашла его и приняла все пять ощущений магии, пропуская их через свою душу. Потому что магия тоже живая…

* * *

Винтер прятался за поваленным стволом дряхлого дерева и наблюдал за девушкой, словно пятилетний мальчишка. Теперь он знает, что нужно сделать, чтобы Петриция, наконец, сдалась на волю победителя. Не зря все скрывают до третьего курса количество стихий, потому что когда тебе шестнадцать, родители решают твою судьбу.
Если ты молоденькая девушка, тебя с легкостью могут поспешно выдать замуж за проявившего интерес кандидата влиятельной семьи, не учитывая твоего мнения. А вот в восемнадцать – ты свободный маг, пусть и недоучка, но отвечающий за свою жизнь самостоятельно.
Как хорошо, что Петре всего шестнадцать…

Глава 1

В КАЖДОЙ СКАЗКЕ НАЙДЕТСЯ КАК ЗЛОБНАЯ ВЕДЬМА, ТАК И ДОБРАЯ ФЕЯ!
ГЛАВНОЕ – СУМЕТЬ ВЫЖИТЬ ДО ПОВЕСТВОВАНИЯ О ФЕЕ…
(ИЗ СКАЗАНИЙ ВЕЛИКОГО ОПТИМИСТА)
(Академия Равенства. Окончание первого учебного года)
Невероятно противный будильник прозвучал в стенах академии слишком громко. Он был слышен в домиках преподавателей, во всех комнатах адептов и в каждом закутке, где можно повстречать привидение, а то и еще что похуже. Петра отчаянно застонала и с трудом разлепила припухшие от слез веки. Она снова вчера вспоминала резиденцию своей семьи – «Холодную Розу» – и ее обитателей…

* * *

(Особняк «Холодная Роза». Начало первого учебного года. Осень)
Легкий ветерок осенней россыпью листьев холодил влажные от слез щеки девушки. Будто весь мир умирал, стекая каплями по ее нежному лицу. Сколько она так стояла? Прошло много времени. На Империю уже опустилась безмолвная ночь, когда слуги, наконец, решились зайти в разбитую гостиную, по которой словно потоптался Дракон.
– Леди эль Колдроус! Ну, нельзя же так! – дверь комнаты со скрипом отворилась, и полноватая женщина добрейшей наружности медленно подошла к несчастной, оставив остальных слуг подглядывать и подслушивать через широкую щель предусмотрительно не закрытой двери. – Ночь давно спустилась, а вы и не ужинали вовсе!
Служанка положила свою пухлую ладонь на плечо девушки в приободряющем жесте. Лишь ей одной было позволено не кланяться своей маленькой хозяйке, приветствуя каждый раз. Именно ей с раннего детства рассказывались самые страшные тайны и самые смелые мечты. Только ей дозволялось ласкать, утешать и любить.
Когда мать Петры, а именно так называли девушку все домочадцы, умерла неизвестной смертью под покровом ночи в другой стране, а наутро магическая почта доставила печальные вести, маленькая Леди осталась совсем одна. Никому не нужная при живом отце, она бродила по огромной резиденции «Холодная Роза» маленькими ножками, словно привидение.
Отец – Лорд Олсо эль Колдроус – развлекался, трудился, путешествовал и очень редко появлялся в семейном «гнезде». Управляющий, горничные, повара, садовник – все они стали названной семьей для замкнутой большеглазой куклы в цветастом платье. Но один человек был роднее всего. Милая нянечка маленькой девочки трех годков, а теперь – старшая служанка молодой Леди шестнадцати лет.
– Нянечка, как же так? – Петра всхлипнула и, уткнувшись няне в плечо, снова начала судорожно хватать ртом воздух и глотать непрекращающиеся слезы.
– Все будет хорошо, моя дорогая! Все будет хорошо! – няня гладила подопечную по волосам, по спине и немного двигалась из стороны в сторону, словно укачивая свое дитя. – Пойдем, мой цветочек, покушаем, помоемся. Я расчешу твои волосы и положу тебя спать…
Она нежно уговаривала, и Петриции ничего не оставалось, кроме как пойти за ней в свои комнаты. Впрочем, как и всегда.
– Уберите здесь! – грозно приказала женщина подслушивающим слугам, и они мигом засуетились, разбежавшись по углам комнаты.
Нянечка могла быть строгой и была, когда считала нужным. Слуги, зная ее тяжелый характер, боялись ей перечить и выполняли сказанное беспрекословно и сию минуту. Ее называли первой женщиной в замке, но она никогда не пользовалась этим себе во благо. Точнее, называли первой еще полгода назад.

* * *

(Резиденция «Холодная Роза». Полгода назад. Весна)
Весна только вступила в свои права. Отца не было в замке уже несколько месяцев. Петриция никогда не покидала территорию резиденции, не ходила по лавкам или на приезжающие ярмарки, куда стекались товары со всей Империи. Одежду няня всегда заказывала у приходящей портнихи, да и обучение девушки проводили в пределах «Холодной Розы».
Петра спешила на урок танцев в бальный зал по широкой центральной лестнице, покрытой мягкой красной ковровой дорожкой. В детстве она часто кружила по пустующей комнате, представляя себя в надежных руках кавалера на каком-нибудь важном Императорском балу. По окончании которого кавалер непременно вставал на одно колено, не выпуская руки своей спутницы, и перед всем Двором предлагал ей разделить все его игрушки и главное – клятвенно обещал до конца жизни каждый день приносить ей сладости. Это была мечта будто далекого детства. Неосуществимая мечта…
Петра всегда была тихим, самостоятельным ребенком. Она никогда не уставала в одиночестве во что-то играть, придумывая себе сказки и развлечения. Проказничала, как же без этого, но все ее сюрпризы находили через неопределенное время.
Однажды садовник, ухаживая за синими розами в огороженной теплице, куда, кстати, вход маленькой Леди был строго запрещен, наткнулся на неровные ямки в клумбах и разбросанный по тропинкам сыр. Разровняв землю и собрав неровные грязные куски, садовник уже собирался выходить из теплицы, дабы взять лейку и выкинуть мусор, как вдруг услышал невнятный звук, отдаленно смахивающий на икоту.
Садовник пошел на звук и в углу теплицы около стола с инструментами увидел запеленованное нечто грязно-серого цвета, по форме смахивающее на младенца. Рядом с этим чудом пристроился большой круг лучшего сыра нежно-желтого оттенка с изрядно обгрызенными краями. Как стоял садовник на месте, так и сел прямо в синий колючий куст.
Долго тогда девчушку ругали, еще дольше отмывали после рассказа о том, что она нашла бедную несчастную голодную зверюшку, которую любила, кормила, лечила и пеленала. Зверюшкой оказалась огромная грязная крыса с темно-серой шерстью. Она была замученная и откормленная настолько, что у садовника рука не поднялась убить ее. Тем же вечером он вынес ее за ворота резиденции и поставил на землю, а потом долго еще смотрел, как крыса, еле-еле перебирая короткими лапками и шатаясь из стороны в сторону, уходила вдаль.
Так вот, полгода назад, уже дойдя до нижних ступенек, девушка остановилась, прислушиваясь к голосам из проходной, куда недавно вышел управляющий. Женский смех она услышала отчетливо и, не успев убежать в зал, уже через минуту стояла перед отцом и молодой черноволосой Леди, одетой очень открыто и распущенно. Она была красивой: задорный блеск в глазах цвета бушующего моря и благосклонная улыбка истиной Леди, но с некоторым превосходством, не покидали ее лица. Тонкая талия, фарфоровая кожа. Она казалась невероятной волшебницей. Жаль, что на деле была ведьмой – страшной, хитрой, умной и расчетливой.
На первом же семейном ужине Лорд эль Колдроус объявил, что женился на этой прелестной особе, но Петриции было все равно. Для нее отец умер уже давно. Еще тогда, тринадцать лет назад, вместе с матерью, несмотря на то, что такие сильные маги, как ее отец, живут тысячи лет и не стареют, оставаясь молодыми и привлекательными.
Марианна очень быстро устроилась в резиденции, всячески насмехалась над падчерицей и придиралась к нянечке. Отец теперь проводил больше времени в замке, но его все равно не хватало на Петру. Марианна возомнила себя матерью и благодетельницей и с упорством Дракона в одном месте притаскивала все больше новых учителей, совершенно бессмысленных и бесполезных в своем существовании. Например, три раза в неделю резиденцию посещал Лорд Трайд, который обучал молодую Леди эль Колдроус читать любовные романы правильно: с придыханием… или томно…
Ежедневно два часа тратилось на выслушивание подвигов Великолепного Лорда эль Силд, придуманных и рассказанных им же самим. На этих уроках Петриция откровенно досыпала, в то время как увлеченный своей историей учитель не замечал ничего вокруг.
Преподаватели посещали молодую Леди с энтузиазмом. Еще бы не было энтузиазма за такое-то количество золотых монет. Но все они рано или поздно начинали жаловаться и уходили, к радости Петры, не возвращаясь. Леди Колдроус скрипела зубами, ругала Петрицию, называя безголовой неумехой, а когда вступалась нянечка, то попадало и ей.
Молодая Леди терпела все и казалась безучастной, но как только на Империю опускалась ночь, Петра тихой поступью, никем не замеченная, отправлялась в библиотеку резиденции. Там, среди фолиантов и книг для нее неизменно оставляли нарезку из всех видов сыров и фруктов, а также графин холодного чая, который был так популярен на территории Кирольской Империи, где три месяца в году держится опаляющая жара.
И почти до самого утра девушка сидела над книгами, изучая историю, политику, этикет, стихии и Тьму. Для нее это было самое волшебное время и единственное настоящее увлечение. Знания – это то, к чему она стремилась в любую свободную минуту. То, что никто не сможет отнять у нее никогда. То, что помогало не зачахнуть все эти годы в четырех стенах. И лишь знания помогли ей в дальнейшем…

* * *

(Резиденция «Холодная Роза». Начало первого учебного года. Осень)
Семейный ужин проходил, как и всегда – скучно и не к месту роскошно. Отец и мачеха о чем-то оживлено беседовали, не обращая внимания на третью участницу трапезы. Петриция, ковыряя вилкой в салате, не прислушивалась к их диалогу ровно до тех пор, пока не прозвучала звонкая коварная фраза Марианны:
– Олсо, дорогой! По-моему, Петра уже взрослая Леди, как ты считаешь? – она кокетливо улыбнулась супругу, заправив темную прядь за ушко.
Лорд эль Колдроус лукаво улыбнулся в ответ. Но Петриция поняла еще до того, как он что-либо ответил, что этот спектакль исключительно для одного зрителя – для нее…
– Да, дорогая! Я думаю, уже пора озаботиться ее судьбой! Петра, Марианна поведала мне, что ты давно мечтаешь о поступлении в престижное учебное заведение…
Для Петры слова отца стали настоящим шоком. Она беззвучно открывала и закрывала рот. Глаза ее расширились от удивления, а улыбка совершенно самопроизвольно наползала на лицо. Она никогда не могла даже подумать о том, что отец согласится и отпустит ее учиться в Академию Равенства. И уже точно неважно было, откуда Марианна узнала о тайне, если исполнение этой самой заветной мечты сделает Петру невероятно счастливой.
– О, дорогой! Смотри, как она рада! Можешь не благодарить, Петра! Твое счастье – самое важное для нас! – и губы Марианны улыбались в ответ, но отчего-то глаза холодили душу, будто в них плескалась вся ненависть Драконов.
– Сегодня я получил письмо о твоем поступлении. Ты несколько опаздываешь, но я уверен, что быстро нагонишь остальных. Не думаю, что в Академии Святого Нарцисса за неделю произошло что-то сверхмагическое… – проговорил отец.
Мир Петриции рухнул, едва начиная обретать желаемые черты. Академия Святого Нарцисса – испокон веков туда продавали своих дочерей мелкие обедневшие роды. Обучая девушек два года, владелица этого развращенного заведения перепродавала несчастных рабынь будущим мужьям – самым страшным людям Кирольской Империи. Тем, за кого любящие родители никогда бы не отдали своих дочерей.
Петриция много прочла про это заведение, когда-то опекаемое Императрицей. Там «обучалась» ее мать. Мама – нежная, любящая, теплая. Она описывала страшные вещи в своих дневниках, которые Петра случайно нашла спрятанными в скрытой нише библиотеки и с тех пор бережно хранила в своем сундуке как напоминание о реалиях жизни. А теперь и ее отправляют туда. Чтобы впоследствии она досталась такому же мерзавцу, как и ее отец, а может быть, даже хуже…
– Уверена, ты будешь лучшей ученицей! – проворковала Марианна, изничтожая взглядом падчерицу. – Иди и собери свои вещи. Только самое необходимое. Форму там предоставляют…
БОЛЬНО, КОГДА ПРЕДАЮТ ТЕ, КОГО СЧИТАЛ РОДНЫМ…
ОБИДНО, КОГДА В ЧАЙ НЕ ДОБАВЛЯЮТ САХАР…
(ИЗ СКАЗАНИЙ ВЕЛИКОГО МЫСЛИТЕЛЯ)
Молодая Леди Петриция эль Колдроус сидела в своих покоях под струящимся балдахином широкой кровати. Плечи ее то и дело вздрагивали от уже стихающих рыданий. Слезы высыхали, стягивая нежную кожу лица. Нянечка бережливо расчесывала графитовые локоны, слегка просушивая их сплетением стихий воздуха и огня. В глазах с необычной фиолетовой радужкой, которая по цвету напоминала невероятные кусты орхидей, что росли исключительно в Императорском Саду, застыло неподдельное горе. Остывающий ужин мирно расположился на круглом столике, оставаясь нетронутым. Определенно, Петра сегодня не пойдет в любимую библиотеку, ведь тяжкое бессилие, которое вдруг опустилось на столь хрупкие плечи, сковывало тело не хуже яростного мороза.
Няня обнимала ее, делилась теплом своей души так, как это умела делать только она. Поцеловав по-матерински – в макушку, – женщина уложила свою подопечную в постель, юрко поправив воздушное одеяло. Локоны Петры рассыпались по подушкам, словно темный веер под отблесками магических светлячков. Подоткнув плед совсем как в детстве, няня грустно улыбнулась. Они обе понимали, что это их последний вечер, проведенный вместе…
– Петра… Моя маленькая девочка… – няня тихонечко сидела в мягком кресле рядом с кроватью, и это успокаивало Петрицию, возвращало в солнечные воспоминания безоблачного детства. – Не переживай, моя маленькая Леди, у нас все будет хорошо, просто верь… – женщина гладила холодную руку девушки и пыталась согреть ее своим теплом.
Это были последние слова, которые услышала Петра прежде, чем провалиться в спокойный магический сон. Немолодая нянечка нарочно окутала умиротворяющей Тьмой свою подопечную. Анжелике из рода Сей необходимо было время. Время на воплощение того, что она подготавливала последний год.
Женщина узнала о новой супруге Лорда задолго до ее появления в резиденции. Она по крупицам собирала информацию о мачехе девушки и с каждой фразой, с каждым словом понимала, что Петру придется спасать. Нянечка любила эту девочку всем сердцем и никому никогда не позволяла навредить своему чертенку. Сейчас она готова была пойти на все, лишь бы спасти ее от участи проданной в рабство жены. Требовалось сделать слишком многое за одну короткую осеннюю ночь…

* * *

Анжелика прошлась по крылу для слуг и, удостоверившись, что все спят, постучала в одну из дверей. Ей не ответили, но нужда в этом отсутствовала. Сивинс был предупрежден и ждал ее прихода.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.