Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52022
Книг: 127591
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Интуиция. Эпизоды после эпилога»

    
размер шрифта:AAA

Горовая Ольга
Интуиция. Эпизоды после эпилога

Эпизоды

Валик глубоко затянулся, и со злостью отбросил смятую пачку из-под сигарет в ведро. Какого черта? Куда она ушла, спрашивается?
Мужчина струсил пепел с сигареты и опять сделал затяжку, пытаясь держать свой глупый и ничем не обоснованный, страх и неуверенность, в руках. Хотя…, не настолько это чувство было и необоснованным, если все вспомнить…
Чтоб его! Мужчина с силой уперся кулаком в стену, словно пытался продавить ее, и опять, постарался успокоиться.
Куда, черт побери, пошла Лина?!
Этот вопрос занимал его последние два часа.
И, почему, она ему ничего не объяснила?!
В этот момент, прерывая его, невеселые размышления, в кабинет, коротко постучав, заглянул помощник.
— Иди к черту, — не дав сказать тому и слова, и не утруждаясь, чтобы обернуться, прорычал Валентин.
Его подчиненный немного опешил от такого приема, но, все же, нашел в себе смелость что-то возразить.
— Но, у нас тут проблемы… — начал говорить мужчина, протягивая какие-то бумаги.
— Сколько я тебе плачу? — все так же, глядя в окно на рано наступающие февральские сумерки, жестко спросил Валик.
— Достаточно, — быстро сориентировался помощник, со страхом вспоминая, что жены директора с утра никто еще не видел, а значит, на помощь рассчитывать не приходилось.
— Ну, так решай сам эти проблемы, черт побери! За что ты деньги получаешь, в конце концов?! — в очередной раз затянувшись, Валентин наконец повернулся к подчиненному. Тот, встретившись взглядом с начальником, пожалел не то что, о том, что три минуты назад постучал в эту дверь, а о том, что, вообще, на работе появился сегодня. Лучше бы он заболел, честное слово. Молча кивнув мужчина быстро вышел из кабинета. Сеять страх среди остальных работников.
А Валентин отвернулся к окну, задаваясь все тем же вопросом и так сжимая пальцы, что костяшки побелели. Но не решался позвонить, показывая ей, что до сих пор ни в чем не уверен. И очень старался подумать хоть о чем-то другом…. Но выходило не очень…
Пропади все пропадом! Совсем не выходило!!

* * *

Через десять минут его терпение лопнуло. Мужчина потянулся за телефоном.
Пропади оно все пропадом! Он не мог больше терзаться сомнениями. Валентин хотел знать, и знать немедленно, где Лина. Однако, почти набрав ее номер, Валик нажал на сброс. Тяжело вздохнул и сел в кресло, упираясь лбом в кулак с зажатым телефоном.
Он думал о том, есть ли у него реальные, а не навеянные страхом причины сейчас нервничать?
Думал и понимал, что не просто так его страх вернулся сегодня. Действительно, не просто. Что-то было не так с Линой, как обычно. С самого утра не так. Да, в общем-то, и последние три дня, если хорошо подумать.
Просто утром — это стало уж очень явно.
Она была какая-то нервная. Дергалась и застывала, упираясь взглядом в пространство. А на его вопрос, только отмахнулась.
Черт!
Неужели, ей опять хуже стало?!
Но разве бы она ему не сказала? Теперь?… Да, нет, сказала бы…
Валентин был уверен в этом. Ведь в последние полгода у них не было трудностей с общением. Лина спокойно обо все говорила, только поначалу испытывая затруднения…
Или же, если ее проблема вернулась, то и замкнутость могла встать на прежнее место?
У мужчины не было ответа на это. Но воспоминания, как из прошлого, так и из сегодняшнего утра, когда она поцеловала его перед тем, как уйти в корпус, а пальцы, лежащие в его ладони — дрожали, заставляя Валика испытывать неуверенность и растерянность, не давали покоя мужчине.
Ну, какого черта?! Еще и сигареты кончились!
Валентин опять уставился на дисплей телефона, словно гипнотизируя его тяжелым взглядом.
Лина позвонила два часа назад и сказала, что у нее есть дела, и она перезвонит ему позже.
И все. Отключилась.
А он так и стоял после этого звонка посреди кабинета, опустошенный и оглушенный. Вернулся прежний вечный, неизводимый страх, выбивая из него воздух, словно бетонная стена, в которую бы Валик ударился со всего размаху.
Но… нет, все было не так. Она не на этом положила трубку…
Нет. Лина сказала, что любит его.
И именно потому у мужчины еще хватало сил сидеть на месте, и просто смотреть на телефон, а не звонить любимой. Он честно очень-очень старался.
В этот момент, словно поддаваясь немой мольбе его взгляда, дисплей телефона засветился, показывая долгожданное имя. Не раздумывая Валик нажала на прием.
— Валик.
— Да, малыш, — отчего-то, мужчина хрипел… Он еще больше испугался, услышав ее голос.
— Ты можешь забрать меня? — Лина, там, на том конце связи, улыбнулась, он это знал. Только, его ведь не обдуришь. Валик слишком хорошо знал ее.
— Конечно. Где ты? — коротко спросил он, не уверенный в том, что запасов воздуха в его легких хватит на более длинное предложение. А сделать вдох, слыша ее голос, никак не получалось.
Девушка ответила.
— Я буду через пятнадцать минут, — мужчина положил трубку, ощущая себя в еще большей растерянности, чем до этого.
В торговом центре?! Она провела эти два часа в магазине?! Тогда, какого черта Лина плакала? Не было вещей ее размера?! Абсурд!
Вот же ж, а!
Валик замер, так и глядя на погасший уже экран. А потом, спохватившись, быстро поднялся, снял с вешалки куртку и вышел из кабинета, на ходу крикнув помощнику, чтоб сам закрывал все тут, после окончания. Сегодня Валентин сюда, определенно, возвращаться не собирался.
Черт! Он ничего уже не понимал в происходящем!
Но, Валик обязательно все выяснит. В самое ближайшее время.

* * *

Когда он остановился на стоянке перед торговым центром, на улице было уже совсем темно. Фонари ярко горели, но из-за начавшегося снега не сильно удачно справлялись с освещением парковки. Валик вытащил телефон, собираясь позвонить Лине, но тут же увидел, что она выходит из раздвижных стеклянных дверей.
Наверное, на входе ждала его.
Он пошел ей навстречу, забрал из рук не тяжелые пакеты. А Лина тут же обняла мужа, и приподнялась на носочки, целуя его.
Валик почувствовал, как его понемногу отпускает.
Черт! Наверное, зря он, все же, так изводил себя. И все равно, даже крепко обняв ее, как ни старался, не смог ослабить объятия. Страх, который терзал его последние часы — сказывался.
С легким вздохом, Лина отстранилась от губ любимого, прижимаясь своей щекой к его коже.
И он, опять, напрягся.
Что б его! Все-таки, она плакала…
ЕЕ кожа становилась другой. Не влажной, нет. Она ведь не две минуты назад слезы проливала. Просто, менялась на ощупь. Валик точно знал, хоть и не смог бы объяснить никому, если бы потребовали.
Еще сильнее сжав руки, мужчина увлек любимую в салон, бросил ее пакеты на заднее сидение и сел сам, включив печку.
— Можно было и аккуратней, — с веселой улыбкой пошутила Лина, проведя рукой по его щеке.
— Ты тут была все это время? — не выдержал он, но от пальцев не отстранился, только своей рукой сверху накрыл, прижав сильнее.
Лина замерла, закусывая губу. В салоне повисла тишина. Валик не смог так сидеть, повернулся к ней лицом, в глаза впиваясь своим взглядом, и так сжал руль рукой, что пальцы судорогой свело.
— Нет, — покачала, наконец, головой Лина. — Не здесь. Сюда я потом пришла, — вот, наверное, он с ума сходит от всего этого, но, неужели, она пытается не улыбаться?
Какого черта?! Валик понимал все меньше и меньше.
— Почему ты плакала, малыш? — тихо спросил он, не выпуская уже ее дрожащую руку. Не позволяя отстранить ее от своей колючей щеки.
— Заметил? — Лина усмехнулась. А потом, неожиданно, наклонилась, целуя его руку, так и сжимающую руль. Лаская влажными губами.
Валик вздрогнул, отпустил несчастный руль и погрузил свои пальцы в ее волосы, обхватив затылок.
Он хотел видеть ее лицо. Ему это было надо.
— Я в больнице была, — словно и не замолкала, ответила Лина.
Валик оторопел.
И напрягся, пусть и знал, что она это видит. Чересчур хорошо Лина знала его.
Но…, твою мать! Как бы лучше ей не стало, она и теперь сама в больницу ходить отказывалась, только с ним, да и то, через силу.
— Тебе плохо, малыш? — его голос стал тихим и сиплым. — Почему же ты мне не сказала, Лина? Я бы с тобой пошел…
Она покачала головой, прижимая свои пальцы к его губам, побелевшим от напряжения.
И улыбнулась. Широко, открыто, счастливо…
Нет, Валентин, определенно, ничего не понимал.
— Опять я тебе нервы мотаю своим поведением, да, Валь? — Лина легко покачала головой. — Прости, любимый. Нет, я не в ту больницу ходила.
— Я ничего не понимаю, Лина, — честно признался он, отводя ее пальцы одной рукой от своих губ, а второй так и удерживал голову девушки.
— Понимаешь, я сюрприз тебе сделать хотела, только, должна была быть уверенна, и… — Лина развела руками… — Я беременна, Валик. Вот.
Она выжидающе посмотрела на него.
А Валентин…. Он не знал, что сказать. Правда. Мужчина был ошеломлен. Нет, он знал, что она не пила уже таблетки, и сам хотел этого…. Но так переживать весь день,… а потом …узнать такое…
— Твою мать, Лина! — Валентин почувствовал, как его захлестывает облегчение.
И радость. Да, он был безумно рад. Мужчина обхватил ее руками, пересадив к себе на колени. И зарылся лицом в ее волосы, пахнущие снегом и морозом.
— Неужели, сложно было сказать, малыш? Знала бы ты, как я извелся… Всю фирму на уши поставил, — глухо пробормотал он, целуя кожу на шее у любимой.
Лина засмеялась, но извернулась, вглядываясь в его синие глаза, пытливо изучая.
— Валик, … ты рад? — тихо спросила она. — Или, пока, не уверен?
— Ну, что ты чепуху говоришь, малыш, — его горячие ладони обхватили щеки жены, притягивая желанные губы. — Я счастлив. Безумно счастлив, — и он жарко, сильно поцеловал ее, заставляя задыхаться, прогоняя любое сомнение и неуверенность.
Он, и правда, был счастлив.
Ему никогда и никто не был нужен кроме Лины… но теперь, теперь, у них будет еще одна частичка их. Тот, в ком будет доля обоих. То, что объединит двоих еще полнее. Так, как ничто другое никогда не сможет соединить.
Валик был очень счастлив.
— А в магазине, что делала? — спросил он, с трудом отрываясь от ее губ и уложил голову жены себе на грудь, не в силах разжать пальцы, так и удерживая в пригоршнях каштановые волосы.
— Тебе подарок выбирала, двадцать третье же скоро, — усмехнулась девушка, щекоча своей улыбкой кожу его шеи.
— Зачем мне еще подарки, малыш? — Валик прижался лбом к ее щеке. — Лучше бы, себе что-то купила. У меня — есть ты.
— Я люблю тебя, Валик, — рассмеялась в ответ Лина. — Не переживай, и себя, я не обделила.
Валентин улыбнулся еще шире. Потянулся к пачке за сигаретой… но, сжал пальцы, вновь, опуская лицо в ворох ее прядей, вдыхая полной грудью. А потом бережно пересадил Лину на пассажирское сиденье, целуя в губы.
— Поехали домой, малыш. Будешь показывать, что купила. Сюрпризов с меня, уже достаточно. На всю оставшуюся жизнь.
И завел машину, радуясь тому как беззаботно Лина рассмеялась.

Эпизод 2

Ленка была злой. Она сердилась на брата.
Ну что такого, спрашивается? Отчего он не хочет встретиться с ней здесь?
Хотя, нельзя сказать, что она не понимала. Но ведь и позвала не туда, не в то кафе, а в свой любимый суши-бар, у площади с фонтаном. Да какова, в конце концов, вероятность встретиться с тем, с кем не хочешь? Минимальная. Вот.
Ленка это точно знала. Сама почти год встречи с Линой в университете удачно избегала. А тут — весь город.
Девушка была зла и на подругу. Бывшую.
До сих пор зла. Она никак не могла понять, как можно было вернуться к тому извергу, когда тебя любит такой человек, как Димка? Никак не понимала. Что бы там брат ни говорил, что правильно все. Что зря он, вообще полез. Не стоило. Да и не любил он Лину. Не настолько, утверждал Дмитрий. Иначе, не ушел бы так. Не смирился. Увлекся, наверное, и только.
Лене было все равно — любил, не любил.
Он был лучше.
И уже только за это можно было остаться с ним. Одно радовало, что вопреки опасениям сестры, мужчина не особо и переживал, или же скрывал удачно. Во всяком случае Ленке казалось, что она волнуется об этом больше, чем брат.
Вот только он всегда отказывался ходить туда, где мог хоть с вероятностью сотой доли процента встретить Лину. Лена думала, что ему больно и он не хочет эту боль лишний раз ворошить. Но когда попыталась успокоить Диму, тот только улыбнулся и покачал головой. Сказал, что «ее» волновать такой встречей не хочет. Не надо оно «ей». И так столько неприятностей Димка в жизнь Лины добавил.
Каких неприятностей? Лена не понимала. Он ей реальный шанс изменить свою жизнь — дал. А та…, ну и ладно.
Но сама Лена не собиралась отказываться от посещений своего любимого места только потому, что уж очень велика вероятность Лину у фонтана встретить.
Да, бред. И с чего это Димка так уверен, что она туда вообще еще ходит? Что бы он там не говорил, что такие привязанности обеспечивают ее стабильность. Ну не может же так быть, в самом деле?
Как оказалось — может.
Только поняла это Лена тогда, когда возможности спрятаться, уже и не осталось. И все, что смогла она придумать, это резко передвинуться на лавочке, кольцом охватывающей ствол старого раскидистого дерева, так, чтобы и спрятаться за этим самым стволом, когда услышала такой знакомый голос.
— Валик! — Лина выходила из только что подъехавшей машины, а тот, к кому она обращалась, своей спиной закрывал подругу, бывшую, поправила она сама себя от притаившейся Ленки. — Ну, что ты говоришь? Тридцати градусная жара! Какая ангина?! — голос у Лины был недовольным, и Ленка почувствовала злорадство, пусть и не до конца понимая сути разговора.
Вот, а нечего было опять к этому возвращаться. И следующей фразой Валик только утвердил девушку в этом чувстве.
— Я сказал нет, Лина. Какое, к черту, мороженное? И что я потом буду делать, если ты таки заболеешь? Нет.
Лина фыркнула обходя мужчину, и Лене стало видно что, несмотря на возмущение, ее бывшая подруга широко улыбалась, легко качая головой.
А потом ей стало и еще многое видно.
Лина была беременна.
Не то, чтобы Ленка очень уж разбиралась в сроках этого положения у женщин. Она же, в конце концов, не была врачом, как Димка. Но у Лины уже был хорошо виден округлившийся живот, который девушка бережно накрыла рукой.
Отчего-то Лена начала злиться на мужчину, закрывающего дверь машины.
Гад. Нашел, как еще крепче привязать. Чтоб уже точно никуда не делась. Но и Лина хороша, сама виновата.
Вот только такая улыбка на лице девушки, идущей к фонтану, ну никак с ролью жертвы не вязалась. Да, и вообще… Ленка никогда такой Лины не видела, за все года их дружбы. И дело было не только в беременности.
Лина была… счастливой. Она просто излучала радость и удовольствие от жизни. И это было заметно во всем. И в том, с каким удовольствием она подставила руку под брызги фонтана, переливающиеся на солнце хрусталем, и в том как посмотрела на Валика, полуоборачиваясь к нему профилем, зовя к себе.
И Ленка не могла поверить, что это был именно он. Она, просто напросто, не узнавала этого мужчину.
То, каким спокойным и счастливым выглядел сам Валентин, не влезало в ее представлении, ни в какие рамки. Это было чем-то невероятным для нее…
Правда, когда Лина повернулась к мужчине, тот напустил на себя более суровый вид, пытаясь скрыть, что не может отвести от нее такой нежный и любящий взгляд, и крикнул, чтобы девушка не торчала на самом солнце, на что Лина лишь весело рассмеялась.
Ленка ущипнула себя за руку, не уверенная, что не задремала, разморенная на солнцепеке. Но и боль от щипка не смогла уверить ее в правдивости происходящего, когда недалеко стоящий от нее Валик, еще раз посмотрев в сторону Лины и пробормотав проклятие, пошел к лотку с мороженным.
А через минуту уже уводил девушку в тень, усаживаясь на скамейке, пока она пыталась и его накормить купленным Валентином рожком с пломбиром. На что Валик только с улыбкой отворачивался.
Сев (кто бы сомневался что выйдет по-другому?) на ту же скамейку, где пряталась и Ленка, Валентин притянул Лину, усаживая ее на свои колени.
— Вот что ты со мной делаешь, малыш? — со вздохом проговорил мужчина, утыкаясь лицом в шею любимой, которая с удовольствием ела мороженное. — Веревки уже вить из меня стала.
Лина рассмеялась.
— Это потому, что у нас пока численное превосходство, — облизывая губы, ответила она. — И потом, просто ты сильно хороший, Валик.
— И кто тебе такое сказал? — притворно нахмурился мужчина, с улыбкой глядя на жену. — Это ты на фирме давно не появлялась. Они бы тебя быстро просветили, какой я.
— А кто меня туда не пускает? — бровь Лины насмешливо поднялась, а потом, видя, как сильнее сжимаются его руки, она почти ткнула мороженное ему в рот. — На, лучше мороженное попробуй. Полегчает.
Мужчина рассмеялся, отвел ее руку с зажатым рожком, и притянул лицо Лины, крепко целуя.
— Вот так, оно мне больше нравится, малыш, — Валик отвел с лица девушки пряди, а потом нежно положил свою руку поверх ее, прикрывая живот любимой. — А на фирму, и не думай, не пущу. Там — компьютеров уйма, — безапелляционно заявил он.
— Валик, — Лина погладила его волосы, продолжая есть мороженное. — Ну, тебе же врач, триста раз, говорил. На час-два — можно, я так совсем разучусь работать.
— А тебе оно, сейчас, и не надо. Я лучше знаю, — он был непоколебим.
Ленка просто не верила в происходящее.
Она никогда не думала, что он был именно таким… Неужели, ее брат был прав? Да и Лина…
А она вот так ошибалась?
Не то, чтобы Валентин не был тираном. Судя по этому диалогу, им он и был. Но в том, что он Лину любил, сомнений уже никаких не возникало. Как ни старался бы он оставаться грозным и непреклонным, а было видно, что жене почти ни в чем отказать не может.
— Я люблю тебя, Валик, — Лина сама потянулась к мужу, целуя.
И Лена решила, что ей лучше уходить.
Перспектива разговора с бывшей подругой в свете нового понимания и воспоминаний о своей на нее злости, о сброшенных и не отвеченных звонках, как-то не прельщала. Не умела Лена извиняться, даже когда именно она виновата была.
Однако именно в этот момент ее телефон заиграл своей громкой и бодрой песней, разорвав сонное молчание площади, привлекая общее внимание.
И Лина непроизвольно повернулась в ее сторону, встречаясь глазами с подругой. Улыбка застыла на ее лице, постепенно исчезая, сменяясь растерянностью и напряжением.
А что Ленка хотела? К тому же, и дураку было бы ясно, что она за ними наблюдала.

* * *

Ощутив, как напряглась Лина, Валентин насторожился, поднял голову от ее шеи и оглянулся.
Когда мужчина увидел Ленку, он помрачнел, еще сильнее обняв любимую, чем держал до этого. Вот же ж! Только этого ему для полного счастья и не хватало. Какой черт ее сюда принес?! Все так хорошо было.
А теперь… Мало того, что Лина и так из-за этой дуры переживала столько, так еще и неизвестно, о чем девушка вспомнит… А он не хотел, чтобы к ней возвращались даже воспоминания о «том».
Хватит и того, что он об этом постоянно помнит. А Лине — нервничать сейчас нельзя.
Ведь будет, сто процентов, будет нервничать. И снова виновато в глаза глядеть начнет, пытаясь ту вину загладить… Только это обоих была вина. И Валентен был причастен к тому, что тогда случилось. Надо было лучше себя в руках держать…
Что б ее, а! Вот зачем она только появилась на их голову?!
— Привет, — неуверенно кивнула Лена.
Лина растерялась, Валик чувствовал, как ее пальцы вцепились в его плечо. Она кивнула в ответ.
Валентин не собирался допускать этого общения.
Мужчина поднялся, вынудив и Лину встать. И потянул любимую за руку, пытаясь как можно скорее увести девушку отсюда.

Эпизод 3

Год спустя

Валентин удобней перехватил бормочущую что-то Лерку и захлопнул дверь ногой. Бросив сумку с подгузниками, бутылочкой, сосками и прочим «багажом» дочери на пол, он скинул туфли.
— Лин?! — зайдя в зал, Валик осмотрелся.
Жены дома не было. Лера что-то лопотала, то и дело пытаясь дотянуться до коротких волос на его затылке. Осторожно ссадив дочку в манеж, Валентин быстро прошелся по комнатам, проверяя на всякий случай внимательней. Может она музыку в наушниках слушает, или еще что. Но везде его встречала только пустота.
В животе закрутился тугой узел напряжения, руки сжались в кулаки, а он даже не понял, в какой момент это произошло.
Валентин остановился в коридоре и закрыл глаза, заставив себя глубоко вздохнуть. Медленно, один за одним, он заставил свои пальцы разжаться, даже встряхнул руками, стараясь избавиться от напряженности в мышцах. Не так хорошо, как хотелось бы, и все-таки лучше, чем раньше.
Два года назад он уже начал бы кружить по квартире, как взбесившийся тигр, возможно, громя попадающиеся на пути вещи. И сто процентов названивал Лине, наверняка выбрав бы в уме самый ужасный вариант причины ее отсутствия.
Как минимум — он бы уже закурил.
Теперь же… Сейчас он наделся, что все дальше уходит от того типа поведения, пусть данная реакция и показывала, что движение идет не настолько быстро, как Валентин хотел бы.
И все-таки, явный прогресс на лицо.
Да и курить он прекратил. В один момент, в тот февральский вечер, когда Лина сказала ему, что беременна. С тех пор Валентин не выкурил ни единой сигареты, хоть порой дико хотелось.
Еще раз глубоко вздохнув, он заглянул в комнату, проверить как дела у дочки. Лера активно терзала колечки и игрушки, прикрепленные к стенке манежа. Увидев отца, она замахала руками и с хитрой улыбкой начала тыкать пальчиком в сторону темного сейчас телевизора.
Усмехнувшись, Валик поцеловал дочку в лоб, погладив мягкие локоны и покорно выполнил требование своей принцессы, включив мультфильм. Он сомневался, что она действительно понимала смысл действий кукол, прыгающих на экране, но не мог отказать. Видно Лерку просто привлекало мелькание ярких цветов и музыка.
Удостоверившись, что внимание дочери полностью поглотили человечки с телевизорам на животах, он направился в кухню, попутно стараясь полностью изгнать из сознания дурные мысли.
Сегодня суббота, «мамин день». Лина могла просто пойти гулять или отправиться в магазины, или еще куда-нибудь. Она имела полное право проводить время так, как ей хотелось и вовсе не была обязана сообщать Валику о каждом шаге своих перемещений. И он не требовал этого. Уже не требовал.
Во рту появился горький привкус при мысли о том, как именно Валентин поступал раньше. Но он постарался помнить обо всем, что узнавал за эти годы, и применить это на практике.
В холодильнике почти ничего не было. Пошарив по пустым полкам, Валентин захлопнул дверцу и достал из шкафа пакет с макаронами. После тренировок в зале у Валентина всегда просыпался дикий голод. Обычно он перекусывал чем-то во время прогулок с Леркой и это давало ему сил продержаться до обеда, приготовленного женой, но сегодня они вернулись на полтора часа раньше из-за внезапно хлынувшего ливня.
Поставив на плиту кастрюлю с водой, Валентин оперся о кухонный стол и помассировал левую руку, которую сегодня перегрузил. Все-таки, такие тренировки помогали ему по большей части контролировать и свой характер, и агрессию, которые все еще вспыхивали словно пожар при одной единственной мысли, что он может потерять Лину.
Да, сейчас Валентин понимал, что сам подталкивал ее ко многим поступкам своей чрезмерной опекой. Что именно его страх и порождаемые тем попытки ограничить, изолировать ее, подавить — добавили немало горечи и послужили причиной стольких ошибок со стороны каждого.
Для того, чтобы осознать это — Валентину потребовалось не только потерять любимую, но еще и обратиться за помощью к психиатру. Хотя, вот об этом, никто не знал. Ни Лина, ни кто либо еще. Он сомневался, что будет в состоянии хоть когда-то признаться в подобном хоть одной живой душе. Но однажды просто понял, что действительно испытывает острую необходимость в помощи, иначе все повторится. Тот проклятый вечер, когда он едва не ударил Лину, когда все-таки ее оттолкнул — до сих пор снился Валентину в кошмарах, заставляя колотиться сердце и отчаянно сжиматься руки от ненависти и отвращения к самому себе.
Слишком хорошо Валик теперь понимал, что мог переступить черту и стать мужчиной, который будет худшим кошмаром даже для любимой женщины. И не оправдает его любовь. Потому что не могла служить проявлением любви ярость и гнев, боль, которую он причинял дорогому человеку, пусть и не физически. Это был эгоизм и страх, его страх лишиться того, что когда-то он и не надеялся получить. И если Валентин не научится справляться с этим, то сам ее подтолкнет к очередному ужасу и попытке вырваться, несмотря на всю любовь Лины к нему.
Именно потому, спустя пару месяцев после того, как Лина вернулась, Валентин задержался в кабинете врача, который выписывал его жене новый рецепт на препарат. И до сих он ходил к тому не реже раза в месяц, хоть доктор советовал обратиться к психотерапевту, ведь фактически, Валик психически здоров и нуждался в немного иной помощи.
Однако ему и один раз оказалось сложно открыть кому-то свои страхи и мотивы, вызывающие ярость и гнев. А чтобы пройти это заново, с незнакомым человеком… Валентин с трудом представлял подобный вариант. Потому уговорил врача, уже давно превратившегося в его друга, продолжить их встречи. Немаловажную роль сыграл и тот аргумент, что он действительно стал гораздо лучше контролировать себя и свои действия, врач не мог не согласиться с таким доводом и явным прогрессом в поведении.
Вода в кастрюле закипела. Одновременно с этим он услышал как хлопнула дверь.
Махнув рукой на макароны Валентин рванул в коридор нуждаясь в том, чтобы увидеть жену почти так же, как нуждался в новом вздохе. Иногда ему казалось, что даже больше.
И замер на пороге кухни, глядя как Лина отряхивает намокшие пряди и пытается расправить влажное платье.
У нее в ногах стоял пакет с продуктами и в голове мелькнула мысль, что ей стоило позвонить ему, он и сам бы все купил, на машине в конце концов. А ей руками носить… Это заставило его задуматься. Лина все еще до дрожи в пальцах обожала автомобили.
«Он должен купить ей машину», внезапно даже для себя решил Валик, «это будет правильно».
— Посмотри, зря я только что укладку делала, — жена радостно улыбнулась ему в зеркале, едва поймав отражение Валика. — Там такой ливень, что можно было вообще попросить их не сушить мне волосы после стрижки, все равно — без толку, — она тряхнула головой, отчего в стороны полетели брызги.
Валентин не заметил, как сам стал улыбаться, а внутри что-то отпустило, хотя он и не понимал до этой секунды, насколько был напряжен, несмотря на все свои занятия и тренировки.
— Привет, малыш, — в два шага преодолев расстояние между ними, Валентин зарылся лицом в ее мокрые волосы и крепко обнял жену. — Я соскучился.
— И я, — Лина рассмеялась, но вздохнула с таким же облегчением, какое испытывал он. — Хорошо погуляли? А где Лера? — она запрокинула голову и посмотрела ему в глаза.
— В комнате, — Валик мотнул головой в сторону двери и поднял руку, отведя в сторону влажные пряди. — А погулять не удалось из-за дождя.
— Да, льет там сильно, — Лина кивнула и уткнулась губами ему в шею. — Помоги мне продукты на кухню отнести, — наконец попросила она, отстранившись через несколько минут.
И поспешила в зал, тут же обняв дочь. Та явно обрадовалась появлению матери.
Страницы:

1 2





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • evk82 о книге: Марина Ли - Два жениха и один под кроватью
    Превосходная книга. Отличный слог, динамичный сюжет.

  • elent о книге: Мария Боталова - Любовь демона
    Дочитала из упрямства. Нет, читается легко, но вот рояли в кустах уже просто задолбали. Стоят стройными рядами и через каждую страницу выскакивает очередной и вопит: Эге-гей! А у нас еще вот что в загашнике!
    Особенно умилила чистка в рядах ледяных демонов. Вот подходят по очереди идиоты и пытаются завербовать нежданную дочуру повелителя. Ушлый повелитель с сынком захватывает очередного подозрительного и утаскивает для допроса. И те исчезают. Раз, и нет демона. И никто, никто этого не замечает! Нет у мерзких заговорщиков семьи, друзей и даже подельников! Каждый строго сам по себе!
    И ледяная магия, что пропитала ГГ от макушек до пяток тоже как-то раздражает. И ,кстати, повелитель у ледяных так же мало значит, как и император. Дочь появилась? ну щаз мы о нее ноги, крылья и рога вытрем. начхать нам на твою повелительскую особу.
    Вишенка - возвращение драконов. Они улетели, вернуться не обещали, но вернулись..Занавес.

  • elent о книге: Мария Боталова - Метка демона
    Не впечатлило. А уж плюшки, что дождем посыпались на ГГ, заставляют плеваться. И папа у нее не абы кто, а правитель! И брат императора чуть что летит к ней на помощь. И семья ее радостно признает.... Из грязи в суперкнязи.

  • elent о книге: Мария Боталова - Беглянка в империи демонов
    Не состыкуется начало с продолжением. ГГ- затравленная девушка, вынужденная просто выживать, не ожидая ни от кого помощи. Ок. Замечательно. Случайно вляпывается в проблемы с демоном и ее забирает император, по совместительству брат проблемного демона. Ок. Понятно. Ей страшно, император поставил ее в известность, что образовалась у девы лишняя магия, которую надо забрать. Ок. Отлично. А дальше начинается комедия положений. На императора просто плюют. Его приказы для демонов - неинтересное сотрясение воздуха. Потому императору приходится самолично спасать ГГ из всех передряг. Приставить к ней охрану могущественный император как-то не соображает. Потом появляется любитель пирожков Варек и его питомец, разносящий все окружающее только так. Нет, я понимаю, что даже в серьезной книге может быть юмор. Но здесь юмор просто детсадовский. И портиться все впечатление от начала.

  • РыжеВласка о книге: Валерия Чернованова - Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать
    Приятная история с водоворотом событий и эмоциональными скачками.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.