Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52970
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ген Телохранителя. Возрождение»

    
размер шрифта:AAA

Яна Филин
Ген Телохранителя. Возрождение

Пролог

У Роззи жизнь была не сладка:
Весь день шалить успевала она,
И вот наступает великий день
В академию нужно спешить поскорей
Но вдруг пошло что то не так:
И замужество не кажется лучшим из благ-
Обучение успешно, питомец при ней,
Кузина теперь у других королей…
Семья вновь в достатке, но жизнь не сладка,
Предательством в любви заполнилась она
Судьбы круговерть не предвидеть никак -
И несколько месяцев пройдёт как во снах.
Но вот неожиданность! -
В белом стоит, а за порогом алтарь взгляд манит…
Но может быть вновь пойдет все не так -
Вернутся улыбка и радость в глазах…

Глава 1. Побег

За 3 месяца до свадьбы.
Ненавижу их. Всех ненавижу, надоели сочувствующие взгляды и перешёптывания за спиной, ещё и Глаша заболела. Я каждый день в течении месяца, после разрыва помолвки, вечерами пропадала у неё в ангаре и пряталась под огромным крылом, стараясь отогреться не столько физически, сколько морально, но не получалось. От гадкого куска льда в солнечном сплетении никак не удавалось избавится, он пустил острые грани и закрутил их крючками, теперь его можно выдрать только с частью моего сердца, а оно мне ещё понадобится. Я не винила Азара с Ранией, ведь стоило мне переступить через себя и сказать, что приму этого бастарда после свадьбы, то я жила бы с любимым, но поступить так не могла, у ребёнка ещё вся жизнь впереди, и носить это позорное клеймо незаконнорожденного можно только злейшему врагу пожелать.
Вместе со мной угасала и виверна, её блёкнущая чешуя меня пугала, но из всего этого видела только один выход — исключение с академии, хватит издеваться над собой. В комнате мне нечего было брать, двинулась сразу в ректорат, пусть только откажет мне в прошении, чернилицей морду лица разобью.
— Роззи, ты уверена? — Спросил он меня. Я ни в чем не была уверенной, я просто знала, что на протяжении всех лет учёбы придётся видится с ним, а это слишком больно.
— Подписывай, потом на нужную сумму выпишу чек. — Мужчина взлохматил волосы и тяжело вздохнул. Под его глазами были большие мешки, а щетина портила его гордый профиль, но теперь уже не я его невеста, и не мне о нём заботится, да и взрослый мужчина должен сам за собой следить.
— В этом нет нужды. — Он поставил подпись на заявлении и отпустил не прощаясь, мне тоже нечего было ему сказать.
С Марисой я всё это время не хотела общаться, может из меня плохая подруга, но её жалостливый взгляд меня до безумия злил, понимала, что это неправильно, но подавить свой негатив ко всем окружающим не удавалось. Закрепила седло на Глаше, надела ей шлем, и повела на выход, садиться на неё сейчас было бы издевательством, а летать она перестала ещё пару дней назад, поэтому до дома родителей добирались более двух часов. Встречать меня выбежала маменька, но стоило ей увидеть моё лицо и болезненный вид виверны, как вся радость мигом улетучилась.
На заднем дворе сняла со змейки экипировку и дождалась, пока принесут кусок мяса. На удивление, в этот раз она съела все с огромным удовольствием, чем только подкрепила моё предположение, касательно отравления, те записки с угрозами, в конце первого курса, только подтверждали эту теорию. Взяла какую-то чашку с подоконника и свой кинжал, благо ядом их не смазывала все это время, резко разрезала ладонь, ощутив обжигающую боль, и стала ждать, пока кровью не закроется дно.
Телохранители имеют иммунитет к ядам, значит кровь может служить антидотом, вот и будем проверять, но к моей кровушке она отнеслась скептически и наотрез отказывалась пить, только пусть попробует от меня сбежать, лечится никто не любит. В итоге пообещала ей завтра купить несколько крольчих тушек, а эта мадам даже разыграла целый спектакль, лакая языком алую жидкость с трагической мордой. Завтра с утра посмотрю на результат, если подействует, то придётся жертвовать кровушкой ежедневно, не могу же я позволить Глаше долго приходить в себя. Поцеловала её в нос и пошла в дом, маменька должна была распорядиться на счёт обеда, наверняка всех слуг подняла.
На все вопросы семьи только отмалчивалась, не готова я сейчас раскрывать свою душу, от чего родители всё сильнее хмурились. После плотного обеда только и сказала, что могут отправлять тому маркизу согласие на брак, чем неимоверно удивила всех, спрашивать разрешение у короля не собиралась, пусть потом делает всё, что хочет, мне безразлично. Завалилась в свою комнату, стянула опостылевшую форму и приказала служанке сжечь её, пусть хоть что-то исчезнет из того, что осталось после академии, не хочу вспоминать, не хочу..
От депрессии не спасал шоколад, не спасала весёлая трескотня близняшек и молчаливая поддержка Ленора, даже выздоровление Глаши не смогло выдернуть меня из странного транса, ощущала себя пустой куклой, которую тянут за верёвочки кушать и мыться, даже засыпала по команде солнца. Через неделю, после моего приезда, появился таинственный маркиз, на которого я так надеялась. Как же, новое лицо, новые заботы, эмоции, место жительства, но теперь даже внешность моего будущего мужа будет напоминать о том коротком отрезке времени, когда я готова была утонуть в счастье, а потом всё таки утонула, но в боли от потери любимого.
— Ну, привет, Лишь. — Маменька с папенькой удивлённо посмотрели на меня, а девчонки, держу пари, придушишь захотели.
— Здравствуй, Розалинда. — Меня хватило только грустно улыбнуться ему и пройти в малую гостиную, ожидать, пока жених с папенькой договориться об условии брака. Всего месяц назад на его месте был Азар, а я самоуверенно заявила, что положительного ответа таинственному маркизу придётся ждать вечность, ну, я не так прям сказала, но суть та жа. Поставила свою подпись под договором и, попрощавшись с Лишем, вернулась в свою комнату. Какой-то год назад визжала бы от радости, что замуж берет целый маркиз с огромным капиталом, да ещё и красавец, даже шрам ничего не портит, а теперь от одной мысли, что придётся разделить с ним ложе, тошнить начинает. Как говорила учительница? Продолжение рода не есть удовольствие, это необходимость, и женщинам уготована очень важная роль примерной жены, которая обязана дать мужу и господину сильное продолжение рода. Брр… Везде и всем женщина должна, только мужчины никому и ничего не должны, тоже мне, высшая раса нашлась. Вот рожу себе ребёнка и отправлю муженька в дали дальние, пусть радуется, что вообще согласилась.
С маменькой все таки пришлось поделиться наболевшим, и у меня словно плотину прорвало. Рассказ оказался до обидного коротким, но очень эмоциональным, слезы оставляли мокрые дорожки на щеках, а на душе становилось гораздо легче, словно та солёная влага, что текла из глаз, была таянием куска льда в груди. Нет, он не исчез полностью, но уже не так сильно давил и теперь могла свободнее дышать.
В подготовке к свадьбе я отказалась учавствовать, у маменьки отличный вкус, и единственное, с чем мне приходилось возиться, это свадебное платье. За два месяца подготовки я перестала чувствовать своё тело, его попросту искололи иголками, пока подгоняли и наживляли какие-нибудь детали для придания ему ещё большей красоты, хотя куда уж больше, и так на безе в нем похожа. В эти моменты категорически отказывалась смотреть в зеркало, боялась разреветься на людях. Не так я представляла себя в образе невесты, радости не было, вот совсем, но девочки с маменькой только и твердили, как мне повезло, и я просто обязана быть счастливой. Вы представляете? Обязана! Да никому я не обязана, и никому ничего не должна!
Последнюю примерку еле выдержала, это платье уже бесило и хотелось разорвать его на части, или виверне отдать, чтобы сожгла ко всем демонам. Все эти тортики, канапешечки, цветочки, рюшечки… Ненавижу! От греха подальше сбежала к Глаше и уселась ей под бок, усердно пыхтя от злости, ещё немного, и могла бы посоперничать с ней в огненном дыхании. Погладила свою девочку по тёплому боку, постепенно успокаиваясь, и сожалела, что она одна, а ведь когда-то их было гораздо больше, практически у каждого носителя дара. В голове всплыл тот подслушанный разговор в Орилии, мужчины ведь обмолвились, что где-то в горах есть целое гнездо этих прекрасных существ. А что если Глаша сможет их как-то найти? Можно было бы прямо из под носа утащить у них бедных виверн, порушив тем самым хоть часть плана, надо это обдумать. Спать ложилась с ворохом мыслей в голове, и они были совсем не о свадьбе.
С утра меня разбудила радостная маменька и под её контролем надо мной начали издеваться. Шампуньки, маски, скрабы, горячие щипцы… Выть начала уже часа через два издевательств.
— Я хочу побыть одна хотя бы полчаса, не могу уже! — Взмолилась родительнице.
— Но мы можем опоздать в храм! — Из горла вырвалось самое настоящее рычание. — У тебя не больше двадцати минут, о большем можешь даже не мечтать. — Радостно выдохнула и за последней служанкой закрылась на запор. Я уже была с причёской и макияжем, платье надеть уже успели, но не полностью затянули, глядя на себя в зеркало я приняла окончательное решение. В холщовую сумку отправился бутылёк с парализующим ядом, потом обработаю лезвия кинжалов, сами кинжалы, документы, подаренный королём Орилии гарнитур, выписала чек на тысячу золотых родителям, чтоб покрыли пустые расходы на свадьбу. Быстро скину с себя платье, оделась в тёплую амазонку за рекордное время, следом меховая шапка, сапожки и шубка, перекинула сумку на спину, открыла окошко и выпрыгнула со второго этажа. Пока они догадаются выломать дверь, я уже снаряжу Глашеньку, потом к королю за разрешением временно погостить в чужой стране, денег возьму из банка в каком-нибудь соседнем городе, а то женишок поймает. Мне было стыдно перед Лишем, но переступить через себя и жить с нелюбимым я не могу, очень надеюсь, что он встретит более достойную, а главное, покладистую жену.
В маленькую конюшню, где хранилось седло, залетела на все порах, его крепила в рекордные сроки, так же, как и шлем. Запрыгнула в седло, не став себя обвязывать ремнями, и резко взмыла в воздух, крепко схватив луку. Недолгий полет и я уже в холле королевского дворца, надо быстрее найти короля. Натыкалась на слуг, но никто из них не знал места дислокации монарха, на нервах пришлось зажать какого-то холёного аристократишку, вот он то и выдал мне нужную информацию. В зверинец бежала, словно за мной гнались демоны, но иначе могли поймать и выдать замуж, а этого я сейчас хотела меньше всего.
Король без страха тискал огромную кошку и совсем не по-мужски что-то ей сюсюкал, вызвав во мне диссонанс по поводу его внешности и поведения, но времени стоять и смотреть не было.
— Ваше величество, доброго дня. — Заарих отвлёкся от своего увлекательного занятия и глянул в мою сторону, и вот ведь странность, даже капельки удивления не было.
— Здравствуй, Роззи, решила навестить дядюшку перед храмом? — Непроизвольно скривилась. — Ясно. И куда планируешь уехать? — Вот ведь… Проницательный человек.
— Я хотела бы навестить кузину, можно? — Он понимающе улыбнулся мне и отвернулся к оставленной без внимания львице.
— Что ж, препятствовать не буду, передавай привет и крепкие объятия, и скажи, что мы с маменькой скучаем по ней. — Сердце сжалось от простых слов, ему ведь нелегко привыкать к отсутствию дочери, хотя, к этому вообще невозможно привыкнуть.
— Разумеется, могу идти? — Он кивнул мне и махнул рукой, чтоб исчезла, а упрашивать дважды нужды не было. Позвала Глашу, которая умудрилась стребовать с кого-то мяса и сейчас кушала, но ждать, пока та насытится, не могла. Было ужасно стыдно вот так, не попрощавшись, улетать, но по другому не могла, родители точно уговорили бы не дурить и выходить замуж, запрыгнула на виверну и взмыла в воздух.
Недалёко от столицы есть небольшой городок, там можно снять денег и купить всё необходимое. Перелёт занял чуть больше часа, а потом ещё и пешком пришлось прогуляться на морозе, утопая при этом по колено в снегу, тут могут не подействовать речи о безобидности моей девочки. Подошла к арке ворот и столкнулась с ещё одной проблемой, стража потребовала серебрушку за вход, чему я неимоверно удивилась. Городок небольшой, торговые пути через него не проходят, а дерут больше, чем за въезд в столицу! Пришлось отдавать в их алчные ручонки одну из шпилек, хотя стоила она гораздо выше требуемой суммы, там один только рубинчик на четыре золотых, вот только альтернативы у меня не было. Мысленно кастеря их на все лады, пошла искать банк, по другому закупиться у меня бы не вышло.
Снять решила сто золотых, этой суммы мне должно хватить на всё путешествие до Орилии, плотнее закуталась в шубку и пошла в местную швейную лавку, надо продать верхнюю одежду и взять подешевле, а то слишком много внимания будет к моей персоне, леди же не ходят в одиночку. Вошла в тёплое помещение мастерской и расслабленно выдохнула, середина декабря, это вам не шутки.
При общении с хозяйкой лавки открыла в себе дар торговли, точно папины гены взыграли, но один золотой за шубку, которая в столице стоит десять, грабёж, только после угрозы найти швею посговорчивее общение сгладилось и я смогла получить за неё пять золотых, не новая ведь, шапка вот ушла за один, но горевать по этому поводу не собиралась, тут же взяла простенькую дублёнку серого цвета и поменяла шапку, у зеркала крутилась довольная, теперь могу сойти за обычную горожанку. Повытаскивала все шпильки, сняла гарнитур и отправила все это в сумку, после чего попрощалась в женщиной и вышла на улицу, осталось ещё на рынок сходить и можно идти в трактир на обед, завтрак то благополучно пропущен.
Местная обитель разномастных товаров встретила гамом толпы и криками зазывал. Основная причина, по которой переоделась сразу, это цены. Продавцы, заприметив стоимость моего наряда, будут ориентироваться в ценах, делая бешеную накрутку, а переплачивать, даже с условием той суммы, что располагаю, отдавать лишнее не собиралась. В первую очередь зашла к картографу и купила подробные карты Эргаса и Орилии, отдав за обе золотой, но они того стоили, качество пергамента и зарисовки были выше всяких похвал. Следом были походные спички, кто его знает, какую шутку со мной сыграет дорога, лучше быть готовой. Охотник из меня тот ещё, но на всякий случай купила соли, вдруг Глаша сжалится и притащит добычу, но думать об этом не хотелось, разделывать дичь тоже не обучена. После покупки свёртка с вяленным мясом пришлось идти в ряд с сумками, покупать мешок с двумя лентами и завязками спереди, его таскать на спине будет самое то, в мою сумку то много не влезет. Походной рюкзак, как назвал этот вещь-мешок торговец, обошёлся мне ещё в один золотой, но его размер был впечатляющий, можно будет на лапу к виверне прикрепить. Затолкала туда мясо и пошла дальше отовариваться. Тёплое одеяло в рулоне на дно, следом огромный шарф, перевязь для кинжалов, причём, когда покупала её, оружейник как-то косо на меня посмотрел, потом были сухари, небольшой котелок, непромокаемых плащ, который так же был скатан в рулон и убран в рюкзак, да фляжка под воду.
Очень надеялась, что я ничего не забыла, но и этого было с лихвой, если бы не дар, то тащить мне сумку волоком, и это в лучшем случае, а так нормально, хотя и неприятно иметь такой вес на спине, нагрузка то приличная. Вторую сумку, поменьше, перекинула через шею и повесила на плечо, придерживая её рукой.
В трактир шла с урчащим желудком, хотелось горячего супа и тушёного мяса, а ещё чая с шоколадными конфетами, но последнее врятли найдётся в обычном трактире, а в ресторан, если такое тут вообще есть, не пустят при моём нынешнем виде. Хотела хлопнуть по сумке, а попала по бедру, осознание, что у меня срезали все финансы и документы, обухом ударило по голове и я закрутила головой. Рыжая макушка бежала с моими сбережениями со всех ног в сторону рынка, и если он туда доберётся и затеряется в толпе, то можно забыть про свободу. Сумка на спине уже не казалась тяжёлой, в кровь хлынул адреналин и побежала вслед за воришкой.
От наших бегов пострадало несколько человек, если мелкий попросту лавировал, то я сшибала, с баулом на спине на особо получалось маневрировать, вот только паршивец не учёл, что ограбил совсем не простого человека. Дистанция между нами сокращалась, он отодвинул штакетник забора и прошмыгнул во внутрь, я подобное сделать не могла, но деньги с документами дороже, потом возмещу ущерб пострадавшему имуществу. Взялась руками за край и резко дёрнула на себя, от чего часть хлипкой преграды осталась в руках, а сама чуть не завалилась на бок, не учла дополнительный вес сумки и смещение центра тяжести, откинула в сторону и стала выискивать местечко, где бы этот паразит мог спрятаться. Заметила убежище по мусору вокруг небольшого лаза, пришлось попрощаться со своим скрабом, его будет проще восстановить, нежели ценные бумаги, поэтому полезла в углубление.
Местечком оказался подпол какого-то жилого дома, в углу которого лежало что-то в тряпье, а рядом сидел подлый вор. Резко кинулась к мальчишке, который совсем не ожидал меня тут видеть, о чем свидетельствовал шокированный взгляд.
— Ах ты, паразит, у честных людей воровать! — Вырвала ещё закрытую сумку из рук, и тут зашевелилось тряпье. На свет показалась белокурая головка ребёнка лет четырёх, огромные, голубые глазищи, бурые разводы на лице, свисающие пакли волос, опухший нос.
— Забрала своё? А теперь проваливай! — Окинула взглядом чудо неопределённого пола, рыжее кудри короткого ёжика, тоже ужасно грязные, злой взгляд зелёных глаз, под одним из которых был свежий синяк и разбитая губа, порванная одежда и отвратительного вида обувка. Старшему детю было лет восемь, не больше, и они наверняка перебиваются часть зимы тут, хоть тепло и идёт от жилого дома, но его точно не хватает для детских организмов.
— Тин, эта тётя ангел, и я умираю? — Голова закружилась от осознания, что у младшенького точно жар, слишком румяное лицо и рассеянный взгляд. Отодвинула старшего и прикоснулась рукой лба малыша.
— Боги, он же горит весь, где родители? — У меня задрожали руки и я стала лихорадочно придумывать варианты дальнейших действий.
— Мамка под холмом давно, а батька отдал нас своему кредитору на отработку, мы сбежали месяц назад. Всё? Любопытство исчерпано? Пошла отсюда, мне на работу надо! — Грубость Тина меня совсем не обижала, его поведение обосновано.
— Знаешь, где тут лекарь живёт? — Старший ребёнок недоверчиво на меня посмотрел, но кивнул. Из-за огромного слоя грязи и рваных прядей было непонятно, девочки, или мальчики, да и разбираться сейчас в этом глупо, главное не обидеть в общении, а потом разберусь. Взяла младшего на руки и в полусогнутом положении выползла наружу, после чего дала команду старшему достать одеяло, что он и кинулся делать с огромным рвением, подхватив мою сумку, за сохранность которой я сейчас совсем не переживала. Укутала ребёнка, отдала на руки старшему не на долго, чтоб рюкзак одеть, и забрала назад.
По состоянию младшего было ясно, что дети давно голодают, слишком лёгкий был свёрток в руках. Тин чуть ли не вприпрыжку бежал впереди меня и взволновано смотрел на мой руки, я тоже очень переживала, ребёнок не то уснул в тепле, не то сам по себе тихий, о другом даже думать не хотелось. Такой процессией мы шли минут десять, а то, что рыжий шёл практически босиком, заставляло сердце кровью обливаться. Это какой же тварью надо быть, чтобы бросить своих детей на произвол судьбы, даже животные так не поступают, до последнего защищая своё потомство и заботясь о нём.
Тин привёл нас к добротному дому, после чего постучался в дверь. На крыльцо вышел здоровенный детина и хмуро на нас глянул.
— Не подаём! — И захлопнул дверь, сволоч. На данный момент я пожалела, что переоделась в нищенские одежды, но сдаваться на собиралась. Подозвала неудачливого воришку и, придерживая свою ношу с помощью одной руки и коленки, достала золотой с кошеля, от вида которого у мелкого неестественно округлились глаза.
— Стучи ещё раз. — Ребёнок вновь начал тарабанить в закрытую дверь, чем заставил грубияна вновь выйти.
— Я же сказал, что.. — Он увидел желанную монетку в моей руке и тон резко поменялся. — Вы что-то хотели?
— У ребёнка жар, необходим осмотр и лечение, за все будет уплачено, так что, веди к лекарю. — Он брезгливо осмотрел нас, но жадность победила. После того, как отошёл к двери и стал держать её, пока мы не прошли, нас провели в небольшую комнатку, где сидел ссутуленный мужчина лет сорока и с огромными синяками под глазами.
— Доброго дня вам. — Положила драгоценную ношу на кушетку и раскрыла, в помещении было достаточно тепло. Грудь ребёнка рвано поднималась и опускалась, от лёгочной болезни можно угаснуть очень быстро, главное, чтобы малышу ещё могли помочь. Золотой лёг на стол лекарю, после чего тот стал активно осматривать и слушать пациента. Мы с Тином напряжённо ждали диагноза.
— Пневмония, сильный жар, сейчас может помочь только сильная настойка и длительное лечение под моим наблюдением, это обойдётся вам в пять золотых. — Воришка сокрушённо вздохнул, когда услышал сумму. Признаться, меня этот город злит всё сильнее, тут непомерные цены, наверняка мэр живёт слишком раздольно, надо будет письмо королю отправить, пусть разберётся с наглыми чиновниками.
— Ещё два сейчас, остальное после выздоровления. — Мужчина кивнул, ещё два золотых отправилось ему в руку.
— Меня зовут Мартин, можете пока подождать в коридоре. — Я кивнула и вывела старшего, нам определённо надо поговорить. Возле двери стояло три стульчика, села на ближайший, а малой садиться вообще не стал, встал напротив и буравил меня мокрыми от слёз глазами.
— Ну, а теперь рассказывай подробно, как вы вообще оказались в этой ситуации. — Ребёнок нахохлился, но чувство благодарности имел.
— Маменька умерла, как только Сати исполнилось два года, унесла родовая горячка, ребёнок погиб вместе с ней. Отец после этого начал пить, помимо того, что играл в кости. Мы жили за счёт работы швеями в мастерской, да и то прятать гроши от батьки приходилось, все разбазаривал. Нас хоть немного подкармливали соседи, но в последний раз отец крупно проигрался, дом ушёл на торги, а нас он отправил отрабатывать проигрыш к пузатому дядьке. Там было тепло и сытно, но били сильно, стоило хоть что-нибудь не так сделать, а потом я послушала его разговор с каким-то мужиком, ну тот и поделился, что как только нам по тринадцать исполниться, в дом терпимости продаст, а я не хочу туда, лучше умереть! — Я сняла шапку и глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, но в этот раз это не помогло, хотелось разорвать этого мужлана на мелкие кусочки. Разумеется, зачем нужны служанки, если с продажи девичьего тела больше выручить можно. Рыжие кудри, завитые к свадьбе и не удерживаемые шпильками, рассыпались по плечам и спине, сейчас возможности убрать их не было, резинку то не додумалась купить. Пальто тоже сняла и положила на соседний стул. Ребёнок рассматривал меня с нескрываемым ужасом, явно оценив стоимость тёплой амазонки, её я продавать не стала, очень удобная и тёплая, а под дублёнкой в глаза не бросается.
— Так ты леди? — Этого ребёнка точно не учили манерам, хотя, ничего удивительного в этом нет.
— Не ты, а вы, я все таки старше тебя. Значит, две сестрёнки убежали в холод и голод, так? — Она кивнула, хоть с полом разобрались. — Сколько вам лет?
— Мне двенадцать, Сати пять. — И тут у нас одновременно заурчало в животах. Мда, неловкий момент, но обстановку разрядил вышедший лекарь.
— И как она? — Спросила у лекаря. Мужчина окинул меня взглядом, проникся, и с гораздо большим уважением начал разговаривать.
— Жар сбили, но там ещё заживляющая мазь нужна, все тело в синяках, она дешевая в изготовлении, сверх оговорённой суммы платить не придётся.
— У вас найдётся две комнаты для нас? Естественно, за постой мы оплатим. — Лекарь согласно закивал головой. Несмотря на его расценки, одет был не богато, да и дом, несмотря на размеры, был скудно обставлен, а ведь обычно на средний городок выделяется один доктор, клиентов должно быть много.
— Разумеется, но разносолов обещать не буду, мы с верным слугой Дином не привыкли к подобному. — Да, без письма королю тут не обойтись, придётся немного задержаться в этом забытом Богами месте, хотя бы, ради этих девочек.

Глава 2. Виконт

Я хоть и непритязательна в еде, но Мартин приуменьшил, когда говорил, что они не едят разносолы. На обед нам дали какую-то похлебку, в которой мясом и не пахнет, и если я боролась с рвотными позывами, смотря на пищу, то Тина уплетала свою порцию так, что за ушами трещало. Дин смотрел на девочку умильной рожицей, наверняка не ожидал, что его стряпню так высоко ценить будут, чай тоже был странным, это была светло-коричневая жидкость, имея с благородным напитком только одно название, но другого не дадут, пришлось переступать через себя и кушать то, что есть. Девчонке выделили мелкую комнатушку и подрядили к работе уборщицы, а та и рада была, хоть немного отблагодарила за помощь сестрёнке и очень старалась сделать всё в лучшем виде. Письмом занялась в тот же день, отмахнуться деньгами от девочек не позволяла совесть, хотя она и уменьшилась в размерах за последние месяцы, пришлось на свой страх и риск оставаться в городке до тех пор, пока младшенькая не поправится, да ещё и дознаватели неизвестно, когда подъедут, но для обобщения картины необходимо было остаться в городке Кристоне на неопределённый срок. На следующее утро отправила письмо через почту и на всякий случай записку голубкой, вполне вероятно, что на приёме корреспонденции сидит человек местных чиновников и подобные послания попросту не покидают город. В тексте указала, что в Кристон срочно должен прибыть поверенный короля для проверки деятельности местных чиновников, отправила напрямую в кабинет секретаря его величества, не показать записку от герцогини Де'Грин они не посмеют, даже если там сидит утка от зажравшегося мэра. Налоги тут дерут сверх меры, большая часть из которых уходит мимо казны. После того, как Сатия выиграла у болезни часть здоровья, детей смогли отмыть нормально, а одежды купила чуть больше нужного, захотелось порадовать девочек. Они оказались настоящими красавицами, обладая поистине аристократичными чертами лица и обещая вырости покорительницами мужских сердец. Одна жгучая и неистовая, как огонь, вторая нежная и ласковая, словно посланница Богов, но что с ними делать, понятия не имела. Тина до сих пор старалась со мной не общаться и смотрела зверьком, хотя и отвечала на все заданные вопросы. Таким образом узнала, что их несостоявшийся хозяин был не кто иной, как граф Ригшер, местный наместник, соответственно все документы девочек были у него, хочешь, или нет, но необходимо вытащить бумаги до того, как появится проверка, мало ли как ситуация обернётся. Я всего четвёртый день нахожусь в доме лекаря, и от безделия становилось тошно, развлекало только составление плана действий на вражеской территории. За своей шубкой пришлось идти в ту лавку, где и продала, но обратно за прежнюю сумму мне отказались возвращать, заломив цену в двадцать золотых. Как я ругалась с этой пройдохой, но цену она отказалась сбавлять даже на серебрушку, видят Боги, я хотели по хорошему. Дала клич Глаше, и встала в молчаливом ожидании своей виверны — Вы отказываетесь вернуть мою одежду за ту же сумму, что и продали? — Женщина неприятно скривилась. — Да иди ты уже отседова, пока стражу не позвала, коль вновь нашла себе
любовника и не стеснена в средствах — плати, а нет, так проваливай, нечего людей от работы отвлекать. — Кого нашла? Она подумала, что меня бросил любовник и я поспешила с продажей, чтоб средства были? Нет, её точно надо поставить на место. Земля слегка дрогнула от приземления мощного тела, открыла дверь и вместе с морозным воздухом виверна просунула свою голову в приёмную. Женщина замерла перед ней и затряслась от страха, стараясь сжаться как можно сильнее и потеряться с глаз Глаши.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.