Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54347
Книг: 133383
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Алая шкатулка» » стр. 4

    
размер шрифта:AAA

Утро выдалось тихим и спокойным.
Сотворенная Саммер буря бушевала всю ночь. Она разорвала молодую весну в клочья: смяла все колокольчики, безжалостно сорвала сережки и набухшие почки. Небо затянули серые тучи, сквозь завесу мелкого холодного дождя смутно вырисовывались деревья. Ветер раскачивал черные ветки. Сара не в первый раз заметила, каким на самом деле крохотным убежищем было аббатство в сердце Леса. Дубы и буки подступили так близко, что холмы и серые очертания Дартмура можно было увидеть только из окон верхнего этажа.
Девушка надела старый красный халат, выданный Пирсом, потуже завязала пояс. Потом забралась на подоконник и открыла окно. Шторы заколыхались от порывов холодного ветра с соленым привкусом далекого моря.
Сара позволила себе слабо улыбнуться.
Она была рада своему возвращению. В конце концов, ее фамилия Венн и это ее земля.
Ее дом.
Скрипнула половица. Сара посмотрела под ноги, и еще один фрагмент из сна всплыл у нее в памяти.
Мама готовит в кухне. Отец рубит дрова во дворе. И вдруг сквозь звучавшую по старому волновому радиоприемнику музыку прорывается голос Януса.
– Теперь мир принадлежит мне! Мир – это я!
Мама выключает радио и с содроганием говорит:
– Нет! Никогда этого не будет!
Но это не останавливает Януса. Он просачивается, выползает из радиоприемника, который превращается в небольшой красный автомобиль Уортона. И вот он уже в кухне. Человек с жидкими прилизанными волосами, в очках с синими линзами и в аккуратной черной форме.
– Боюсь, время пришло, – говорит Янус.
К дому подъезжает колонна из нескольких последних грузовиков, уцелевших в этом мире.
В этот момент Сара всегда просыпалась. Как будто бы разум хотел оградить ее от кошмара, который последовал за всем этим.
Маму волокут из дома. Она кричит. Отец с топором в руке выбегает из-за угла. Его тут же сбивает с ног мощный разряд бластера. Отца уносят, одна рука свисает с носилок.
Сара поджала губы и отвернулась от окна. Это не поможет. Родители живы. Будут живы через десятки лет. И только она в состоянии им помочь.
Девушка быстро, пока еще хватало мужества, открыла тайник. Там лежали серый блокнот и маленькая черная ручка, которую она взяла из будущего. Когда-то здесь еще лежали бриллиантовая брошь, что она отдала Венну, и половина греческой монеты – ее забрала Саммер. Все, что осталось от мира Сары.
На колпачке ручки выгравирована буква Z. Члены группы «Зевс» пользовались такими ручками для тайной переписки, а теперь не осталось никого, кто мог бы ей ответить.
Никого из ее друзей.
Сара сняла колпачок, замерла в нерешительности на несколько долгих секунд, а потом быстро и с нажимом написала в блокноте:
«Есть там кто-нибудь?»
Ответ Януса последовал так быстро, что у Сары даже перехватило дыхание.
«НАДЕЯЛСЯ, ЧТО ТЫ НЕ ЗАСТАВИШЬ СЕБЯ ЖДАТЬ. ХОТЯ Я ОЧЕНЬ ТЕРПЕЛИВ».
Саре стало противно. Она чувствовала себя предательницей, но ей нужна информация.
«Что там происходит? Черное зеркало…»
«…ЕЩЕ НЕ УНИЧТОЖИЛО ЭТОТ МИР! В КОНЦЕ КОНЦОВ, ТЫ ОТСУТСТВУЕШЬ ВСЕГО НЕСКОЛЬКО СЕКУНД».
Сара смотрела на возникающие в блокноте строчки. Почерк был летящий и небрежный.
«НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ТЫ ЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ ТАМ, В ПРОШЛОМ, ОДИНОКО. ПОЭТОМУ ПОСЛАЛ К ТЕБЕ СВОИХ ДЕТИШЕК».
Уортон постучал в дверь, и она от неожиданности выронила ручку.
– Сара, ты встала? Пирс зовет завтракать.
– Да, сейчас буду.
Потом – звук удаляющихся шагов в коридоре.
«О чем ты?» – написала Сара.
«ПОСМОТРИ – И САМА УВИДИШЬ».
Внезапный порыв ветра с грохотом распахнул окно и зашелестел страницами в блокноте.
Сара схватилась за подоконник и замерла, не в силах поверить своим глазам.
На лужайке на самом краю леса играли дети. Три маленьких, похожих друг на друга мальчика в старомодной школьной форме играли в чехарду. Тройняшки. Один наклонился, двое по очереди через него перепрыгнули. Потом мальчики выстроились в ряд и уставились в ее сторону. Безмолвная троица.
– Кто вы такие? – крикнула Сара. – Откуда…
Дети одновременно развернулись спиной к дому.
Сара снова окликнула их:
– Подождите!
Но мальчики уходили в Лес. Только последний, прежде чем нырнуть под черные ветки, обернулся и…
Помахал Саре.

– Отойди от двери! – скомандовал сержант и быстро повернул ключ в замке. – И прекрати шуметь!
Как только он перешагнул порог камеры, очередная бомба упала так близко, что с потолка посыпалась штукатурка.
– Давай, Уайльд, шевелись. Всех арестованных эвакуируют.
Освещение в камере было тусклым.
Сержант боковым зрением заметил какое-то движение, обернулся и выругался. Рядом с пацаном-шпионом, словно его тень, стоял некто настолько бледный и худой, что сержант даже принял его за своего родного брата Альберта, который уже давно покоился в могиле.
А потом они набросились на него. Сержант хотел закричать и тут же получил кляп из вонючей тряпки. Он яростно отбивался, но эти мерзавцы оказались шустрее. А шпион к тому же знал несколько приемов из восточных единоборств. В результате сержанта сбили с ног, заломили руки за спину и, несмотря на сопротивление, крепко связали.
Джейк сел сержанту на грудь и приказал:
– Лежите тихо и слушайте.
В небе над участком гудел самолет.
– Мне жаль, но придется оставить вас здесь. Надеюсь, с вами все будет в порядке. Я должен уйти и хотел бы, чтобы вы сказали Алленби – я не шпион. Он все неправильно понял. Я просто вляпался. Понимаете?
Сержант снова выругался, зло, но неразборчиво, а потом в его глазах появился страх. Над ним склонился Гидеон с необычным ножом в руке.
– А почему бы нам не заткнуть его навсегда? – спросил он.
Джейк вытаращил на него глаза:
– Ты с ума сошел?
– Если он высвободится…
– Ты слишком долго жил с Ши и теперь превращаешься в одного из них.
Гидеон сверкнул блестящими, как у птицы, глазами:
– Я такой же человек, как и ты, смертный!
Секунду они с Джейком с сомнением смотрели друг на друга.
Гидеон резко встал:
– Делай, что хочешь. Нам пора уходить.
Когда Джейк подошел к двери, здание снова тряхнуло, и он поморщился. Ему не хотелось оставлять сержанта в камере во время бомбежки, но другого выхода не было.
– Мне очень жаль, – повторил он. – Правда.
Джейк закрыл за собой дверь и запер ее на замок, а потом, немного поколебавшись, бросил ключи в зарешеченное окно.
Гидеон схватил его за плечо:
– Ты что делаешь! Он развяжется…
– Я – человек. А к этому времени мы уже будем далеко. Но сначала нужно найти чемодан.

Уортон вошел в кухню и с порога успел услышать слова Пирса:
– …не должна ничего об этом знать. Но учитель…
– Что учитель? – подал голос Уортон.
Венн, который стоял возле очага, вскинул голову. Его взгляд был ясным и холодным как лед. Венн секунду испытующе смотрел на Уортона, а потом, немало его удивив, сказал:
– Я думаю, мы вполне можем доверять учителю.
Пирс, в белом поварском фартуке, обильно заляпанном чем-то вроде томатного соуса, сидел на скамейке у очага, чудно́ скрестив ноги.
Он вздохнул и пожал плечами:
– Вам решать, ваше сиятельство.
– Доверять в чем? – спросил Уортон.
Венн не ответил. Вместо этого подошел к двери и выглянул в тускло освещенный коридор. Потом плотно закрыл дверь и вернулся к очагу. Одна из семи черных кошек ходила за ним по пятам.
– Вам надо кое о чем знать, – произнес он, глядя на огонь. – Если только… Джейк рассказывал вам о монете?
– О какой монете?
Пирс встал со скамейки:
– Приготовлю-ка я чай. Или кофе?
– Значит, не рассказывал. – Оберон повернулся к Уортону. – Видимо, решил проявить осторожность.
Уортон прошел к столу, сел и отодвинул немытые тарелки:
– Пирс, мне кофе, пожалуйста.
Венн был в своем неизменном черном пиджаке. Волосы он небрежно зачесал назад. Уортону оставалось только завидовать его безразличию к собственной внешности.
Венн, к удивлению Уортона, сел напротив него, положил руки на стол и сцепил длинные пальцы:
– Ночь, когда от нас ушла Сара. На Рождество. В ту ночь человек, который назвался Маскелайном, рассказал нам с Джейком кое-что важное о зеркале.
Уортон кивнул:
– Мужчина со шрамом. Странный тип. Он явно много знает и о многом недоговаривает.
– Согласен. Очевидно, что его связь с зеркалом тянется с давних пор. Помните: он владел зеркалом еще до Симмса. Входил в него, путешествовал во времени, причем без браслета, и практически не пострадал. Он жаждет получить его обратно.
– Вы видели его после той ночи? – уточнил Уортон.
Пирс поставил перед ним чашку с дымящимся кофе и ответил:
– Ни разу не заметил. Ни на камерах видеонаблюдения, ни в поместье, ни в деревне. Как сквозь землю провалился. И та девчонка, Ребекка, вместе с ним.
– Не о ней речь, – раздраженно сказал Венн, наблюдая за тем, как Уортон размешивает сахар в чашке и вдыхает аромат кофе. – По словам Маскелайна, обсидиановое зеркало не может быть уничтожено. Цитирую дословно: «Зеркало не уничтожит ни огонь, ни ветер, ни вода. Есть только один способ его уничтожить».
Уортон нахмурился и отпил глоток кофе:
– И что это за способ? Кстати, Пирс, великолепный кофе.
Дворецкий скромно улыбнулся.
– Да ради бога! – сорвался на крик Венн. – Вы меня слушаете или нет? Он рассказал нам, что существует некий артефакт – золотая монета, греческий статир с головой Зевса. В нем достаточно энергии для того, чтобы уничтожить зеркало. Маскелайн объяснил, что монету разрубили пополам и половинки разделили во времени и пространстве так, чтобы они никогда даже случайно не могли быть соединены. Один Бог знает, что произошло с одной из половин монеты, но другая сейчас здесь.
Уортона наконец проняло. Он так резко поставил чашку на блюдце, что едва не расплескал кофе.
– О господи. Это та, что Сара носит на золотой цепочке?
– Именно. – Венн нервно постучал по столу. – Она взяла ее с собой из времени гибели этого мира. Это та самая половина монеты, которая оказалась у Симмса и привела его к зеркалу.
– Но… – Уортон так разволновался, что даже встал из-за стола. – Сара ведь отдала ее Саммер!
Страшный смысл этих слов повис в воздухе вполне реальной угрозой.
– Сара не знает, какой силой обладает эта вещь, – вздохнув, сказал Пирс и добавил: – Не знала.
– И не должна узнать. – Венн тоже встал и посмотрел в глаза Уортону. – Ее миссия – уничтожить зеркало. Я не могу этого допустить. Если Сара узнает о силе, которая сокрыта в этой монете, она может…
– Но вторая половина утеряна…
– Это не значит, что она не станет ее искать. Я должен сохранить зеркало. Иначе больше никогда не увижу Лию.
Венн пошатнулся, и Уортон на долю секунды почувствовал, насколько он напряжен. Как сжатая пружина. Казалось, одно необдуманно сказанное слово или даже невысказанная крамольная мысль – и он сорвется.
Кошка, которая сидела на подоконнике, перестала вылизываться и посмотрела на них.
Венн перевел дух и понизил голос:
– Сара не должна об этом узнать. И Саммер тоже.
Уортон медленно опустился на стул и попытался спокойно осмыслить услышанное.
– А что, если Саммер уже знает? Сара не предлагала ей монету в качестве вознаграждения, та сама потребовала.
– Тогда все еще хуже, чем я себе представлял, – пробормотал Венн и подошел к окну. – Допустим на минуту, что королева Леса понятия не имеет о том, какой силой обладает половина монеты, которую носит на своей прекрасной белой шее. В этом случае мой план, вернее, единственный возможный план таков: надо забрать у нее монету. Но с Саммер всегда все непросто. Стоит ей почуять, насколько это для меня важно, она с огромным удовольствием примется меня дразнить, но монету не отдаст.
Венн умолк, лицо его словно окаменело, а когда вновь заговорил, голос был таким тихим, что Уортон с трудом его расслышал.
– Лия, неужели это – мое наказание? Как только я смогу управлять зеркалом, то сразу приду за тобой. Клянусь! – Он резко повернулся к Пирсу. – Мне нужен план.
Пирс напрягся:
– Та еще задачка.
– А вы, – обратился к Уортону Венн, – никому ни слова. Я поделился с вами только потому, что вы мне нужны. Это единственная причина.
Уортон непроизвольно сжал кулак:
– Не советую говорить со мной в таком тоне. Пирс, может, и ваш раб, а я – нет.
Венн только пожал плечами:
– Прекрасно. Тогда уходите. Вас никто не держит.
– Пока не вернется Джейк, я никуда не уйду. Что касается Сары, я не любитель хитрить и сам решу, что ей говорить, а что – нет.
– О чем, интересно?
Голос Сары прозвучал совершенно неожиданно.
Уортон повернулся к двери. Она стояла на пороге. С чистыми волосами и в рваных джинсах. В глазах – искренний интерес.
Все молчали, и от этого напряжение в атмосфере только усилилось. Венн холодными, как арктический лед, глазами пристально смотрел на Уортона. Да они все на него уставились! А что он мог сделать? Казалось, его искренне сказанные слова все еще эхом звучат в кухне. Но в этот момент Джордж, как бы ему этого ни хотелось, осознал, что главное для него – безопасность Джейка. Зеркало надо сохранить.
Уортон скривился и протянул:
– Ну-у…
Теперь Оберон смотрел на него уже как ястреб на убегающую крысу.
Пирс задержал дыхание.
– Что – ну? – спросила Сара.
Уортон замялся, потом облизнул губы и с недовольным видом ответил:
– Только то, что нет никаких вестей. Ни от Гидеона, ни от Джейка.

В участке не было ни души.
Джейк бежал по коридору и объяснял на ходу:
– Надо найти его кабинет. Алленби. На двери табличка.
– Вот и читай сам таблички, – невозмутимо сказал Гидеон.
– А тебя что, читать не научили? – изумился Джейк.
– Учеба не для родившегося в лачуге великого волшебника, – саркастически ответил Гидеон.
Джейк нашел нужную дверь и ворвался в кабинет. На секунду отвлекся, представив, какой была жизнь Гидеона в далеком прошлом, а потом приступил к поискам: обшарил все полки и картотечные шкафы. Один ящик оказался заперт, Джейк с помощью металлической линейки быстро отжал замок.
– Нашел!
Уайльд достал чемодан и тут же его открыл.
Гидеон остался у двери и наблюдал за плохо освещенным коридором.
– Слышишь? – спросил он.
Доносившийся откуда-то издалека звук походил на вой металлической твари из других миров. Гидеон выхватил кремневый нож.
– Это всего лишь отбой воздушной тревоги, – успокоил его Джейк. – Сигнал о том, что бомбежка закончилась.
Гидеон продолжал прислушиваться.
– Не понимаю, что происходит в этом времени, – признался он. – Эта война ведется с помощью машин? Машины воюют друг с другом или с людьми?
– Тебе лучше не знать.
Джейк сосредоточенно перебирал содержимое чемодана, нашел свидетельство о рождении и спрятал его в карман.
Гидеон насторожился:
– Я слышу голоса. Люди возвращаются.
Джейк ничего не слышал, но он знал, что у подменыша слух такой же острый, как у Ши. Фотоальбомы и письма пришлось отложить в сторону: интересно, конечно, но нет времени их рассматривать. Под руку попался черный бархатный мешочек. В этот же момент где-то в здании хлопнула дверь. Джейк вытащил мешочек из чемодана.
– Готов? – спросил от двери Гидеон.
Джейк развязал мешок и вытряхнул металлическую кассету с пленкой. Что на этой пленке? Возможно, Алисия хотела, чтобы он увидел именно это?
– Джейк! Уходим!
Гидеон запер дверь и подошел к окну. Теперь даже Уайльд слышал голоса, грохот замков и злобные вопли сержанта.
На окне – решетка. Гидеон содрогнулся, прикоснувшись к металлу, но все-таки забрался на подоконник и протиснулся между прутьями. Джейк даже понять ничего не успел.
– Подожди! – крикнул он. – Я не пролезу!
– А ты постарайся.
Голоса звучали уже в коридоре. Кто-то подергал ручку и настойчиво постучал.
– Уайльд, открой эту чертову дверь! – крикнул Алленби.
– Возьми это и передай Венну.
Джейк отдал Гидеону бархатный мешочек и бумаги. После этого протиснул между прутьями левое плечо, отвернул голову и попытался пролезть всем телом. От напряжения Джейк даже вспотел, но ничего не получалось.


Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

У. Шекспир. Макбет. Перевод М. Лозинского.

2

В качестве родителей (лат.).

3

У. Шекспир. Макбет. Перевод М. Лозинского.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.