Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49179
Книг: 122847
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ловушка на умников»

    
размер шрифта:AAA

Владимир Аверин
Ловушка на умников

Глава I «Спасатель»

Ранним летним утром упитанный подросток Витя Пузыренко по прозвищу Пузырь возвращался из продуктового
магазина, держа в руке картонную коробку с тортом и собираясь съесть его на завтрак. Пузырь шел к своему подъезду, задумчиво глядя под ноги, и размышлял, чем бы заполнить наступающий день — очередной длинный день летних каникул. Внезапно его взгляд упал на небольшой сиреневый листок, сложенный вдвое, который прибило к бордюру ветром. Пузырь подошел к нему, расправил носком сандалии, присмотрелся и, радостно улыбнувшись, мысленно произнес: «Прикол! Деньги на дороге валяются!»
Нагнувшись, он поднял пятисотрублевую купюру, осмотрел ее с одной стороны, потом — с другой и увидел надпись, сделанную простым карандашом на белом краю банкноты: «Спасите! Срочно вызовите Службу спасения! Я в 75-й квартире!»
«Вот те раз, — призадумался Пузырь. — Значит, эту пятисотку не потеряли, а специально сбросили из окна семьдесят пятой квартиры, чтобы кто-нибудь подобрал ее, прочитал послание и вызвал Службу спасения. Полный атас. Не знаю, как этот человек застрял в семьдесят пятой квартире, но то, что котелок у него отлично варит, — это сто процентов. Если бы он пожалел пятьсот рублей и написал бы записку на обычной бумажке, то ее бы никто не поднял, не прочитал и не узнал, что в семьдесят пятой… Стоп, — мысленно сказал себе Пузырь, который только сейчас сообразил, что семьдесят пятая квартира находится в его доме, в его подъезде, на его этаже и рядом с его квартирой. — Да ведь там живет Вадик Ситников! Ну и дела. Что с ним могло случиться?» — озадаченно пожал плечами Пузырь и направился к своему подъезду.
Витя Пузыренко жил на первом этаже в семьдесят четвертой квартире, а его друг и одноклассник Вадик Ситников — в семьдесят пятой. Вчера вечером Пузырь видел Вадика и его родителей — они были живы, здоровы и даже улыбались, поэтому Пузырь не сразу сообразил, что помощь Службы спасения потребовалась именно его жизнерадостным соседям Ситниковым.
«Странно, почему они сами не вызвали спасателей? — гадал Пузырь, поднимаясь по лестнице на свой первый этаж. — Может быть, у них телефон сломался? Тогда почему они не позвонили из нашей квартиры? Может быть, у них дверь заклинило? Ох, ну и дела. Ни минуты покоя», — вздохнул Пузырь и, остановившись перед квартирой Ситниковых, нажал кнопку звонка.
Дверь открыл Вадик Ситников. Он был в широких полосатых трусах и в старых тапочках со смятыми задниками. Вадик смотрел на Пузыря осовелыми глазами и отчаянно зевал. Захлопнув рот, он отступил на шаг и, подняв взлохмаченную после сна голову, взглянул на настенные часы, висевшие в прихожей.
— Московское время семь часов пятнадцать минут, — не поздоровавшись, сообщил Ситников, намекая, что Пузырь выбрал для визита не самое подходящее время.
— Ты жив? — спросил Пузыренко, с тревогой глядя на мятое, как подушка, лицо друга.
— Как видишь, — с трудом подавив зевок, сказал Вадик.
— С тобой все в порядке?
— Со мной-то все в порядке, а вот твоя крыша требует срочного ремонта. — Вадик указательным пальцем постучал себя по лбу и громким шепотом сказал: — Ты сам-то понимаешь, о чем спрашиваешь? Ты с тортиком пришел ко мне в гости в семь утра и спрашиваешь у меня: «Ты жив?» Вдумайся! Это ж полная пурга! У тебя, сто пудов, крыша съехала!
— Вовсе я не в гости пришел. Я просто хотел узнать, не нужна ли вам моя помощь. Мало ли… Может, чем помочь… — проворчал Пузырь, понимая, что попал в дурацкое положение. Вадику помощь не требовалась — это было ясно как день. — Слушай, а у твоих родителей все в порядке? Может, это у них проблемы, а не у тебя. Ты давно своих предков видел? — спросил Пузырь и посмотрел за плечо Вадика в глубину коридора, туда, где находилась дверь спальни. — Они еще живы?
От этих слов Вадик побледнел, потом побагровел — ему стало не по себе. Он подошел к комнате родителей и, вернувшись, мрачно посмотрел на Пузыря и покачал кулаком перед его носом, сказав:
— За такие шутки можно и в бубен схлопотать. В толстый розовый бубен.
Пухлые румяные щеки Пузыря затряслись от негодования, а маленькие глазки стали метать яростные молнии.
— Тогда зачем вы людям голову морочите?! Зачем зовете на помощь?! Зачем деньги швыряете направо и налево?! Я вам помочь хотел, а мне за это в бубен, да?! — возмущенно воскликнул Пузырь.
— Во-первых, говори тише, родители спят. А во-вторых, я ничего не понимаю. Кто зовет на помощь? Кто деньги швыряет? Объясни толком, что случилось?
— Кто-то застрял в семьдесят пятой квартире и зовет на помощь. Я думал, что это ты бросил пятьсот рублей, ведь у тебя семьдесят пятая квартира.
После тягостного молчания Вадик испустил глубокий вздох и сказал:
— Нет, я все равно не въезжаю. Чем больше ты говоришь, тем меньше я тебя понимаю. Давай-ка сядем и все спокойно обмозгуем. Заходи. — Вадик повернулся спиной к Пузырю и направился в свою комнату.
Витя Пузыренко снял в прихожей сандалии, вошел за Ситниковым в его комнату, поставил коробку с тортом на письменный стол рядом с компьютером, затем по-свойски распахнул настежь окно, уселся на стул и стал развязывать узелок на бечевке, которой была перевязана коробка.
— Фух, ну и жарища у тебя, — недовольно сказал Пузырь, вытирая пот со лба. Развязав веревку, он попросил: — Вадик, будь другом, принеси нож, я ужасно хочу есть. Мне надо покушать, чтобы нервы успокоились. Я очень разволновался, когда нашел пятьсот рублей. Когда я врубился, что с тобой беда, я… ну… Такое не каждый день случается. Короче, я готов тебя спасти.
— Можно задать тебе один нескромный вопрос?
— Валяй.
— Зачем ты приколбасил ко мне с тортом в такую рань и почему ты решил, что со мной стряслась беда?
Немного подумав, Пузырь глубокомысленно изрек:
— Ты задал не один нескромный вопрос, а целых два. Впрочем, вопросы не бывают нескромными, нескромными могут быть только ответы. Короче, вчера мои предки уехали на дачу и мама велела мне каждое утро покупать свежее молоко и торт.
— Торт? — недоверчиво посмотрел на друга Вадик.
— Ясный пень, ведь молоко без торта — это все равно что котлета без соли. Что ты на меня смотришь с таким подозрением? Может быть, ты хочешь, чтобы я на завтрак ел око-рочка кур, которые скончались от старости?
Вадик зевнул и отрицательно помотал головой: он знал, что Пузырь любит поесть, поэтому не стал доказывать ему, что каждое утро съедать на завтрак по торту опасно для здоровья.
— Не перебивай меня. Ты же знаешь, что я не люблю, когда меня перебивают! — сказал Витя Пузыренко. — В общем, я пришел в магазин к самому открытию, чтобы выбрать самый свежий торт, и, когда магазин открылся, я его купил. А когда возвращался домой, нашел вот это. — Пузырь привстал и, достав из заднего кармана джинсов пятисотрублевую купюру, показал ее другу.
Ситников взял банкноту, прочитал надпись, сделанную простым карандашом, потом посмотрел купюру на свет, увидел водяное изображение Петра Первого и уверенно сказал:
— Настоящая. Водяные знаки на месте. Пузырь тоже посмотрел купюру на свет и, удостоверившись, что водяное изображение Петра Первого на месте, подтвердил:
— Да, настоящая. А мне сразу и в голову не пришло, что она может быть фальшивой. Хотя сейчас, говорят, и водяные знаки умеют подделывать.
— Где ты нашел эту пятисотку?
— Возле нашего дома. — Пузырь подошел к окну и указал пальцем на дорогу, которая проходила между торцами двух домов. — Вон там, в углу, возле бордюра лежала.
— Так, мне все ясно. Эту купюру сбросили из семьдесят пятой квартиры, но не из нашего дома, а из соседнего. Ветром ее принесло к нашему тротуару, и поэтому ты ее тут нашел, — рассудил Вадик, вернул пятьсот рублей Пузырю и придвинул к нему телефон. — Звони, вызывай Службу спасения.
— Очень ты быстрый, как я погляжу, — проворчал Пузырь. — А вдруг это чья-нибудь глупая шутка? Вдруг это кто-нибудь прикалывается?
— Надо быть миллионером или придурком, чтобы ради прикола выбросить пятьсот рублей на ветер, — сказал Вадик Ситников, глядя в окно на одноподъездный десятиэтажный дом, из которого, по его мнению, сбросили банкноту. — Странно, что они сами не позвонили в Службу спасения, ведь в этой десятиэтажке во всех квартирах есть телефоны.
Круглый отличник Пузырь несколько секунд задумчиво смотрел на одноподъездный дом, а потом уверенно сказал:
— Семьдесят пятая квартира находится на десятом этаже. Вон те три окна с краю, — указал он пальцем на верхний левый угол де-сятиэтажки.
Твердый троечник Вадик из-за своего невежества не мог в уме делать таких быстрых и сложных вычислений, поэтому был не столько потрясен, сколько озадачен, как людоед, увидевший вилку.
— Почему именно на десятом? — спросил он, стараясь понять ход мыслей Пузыря. — Как ты догадался?
— Очень просто. Я сосчитал. Подъезд разделен на два отсека, в каждом по четыре квартиры, значит, семьдесят пятая находится на десятом этаже. Надо пойти туда и узнать, нужна им помощь или нет, — сказал Пузырь и великодушно похлопал Вадика по плечу, позволив сопровождать себя к семьдесят пятой квартире: — Одевайся, я возьму тебя с собой.
— Спасибо за доверие, но я никуда не пойду, а останусь дома и посплю. В конце концов, не я, а ты нашел пятьсот рублей, тебе их тратить, значит, тебе и в Службу спасения звонить. Учти, — Вадик погрозил ему пальцем, — эти пятьсот рублей тебе не подарили, а заплатили, чтобы ты вызвал помощь. И если ты честный пацан, а не чмо, то ты просто обязан сделать это.
— Я разве отказываюсь? Просто мне одному неохота туда колбасить, — замялся Пузырь. — Все-таки незнакомые люди… Деньгами швыряются… Как-то это странно…
— Ты что, боишься? — догадался Вадик. — Не бойся. Чего их бояться, ведь они сами просят о помощи.
— Ты прав, бояться нечего, — согласился Пузырь. — Но перед дорогой я должен подкрепиться. Мне нужно поесть торта и собраться с духом. Принеси нож.
Вадик сходил в кухню, принес Пузырю нож и тарелку. Витя Пузыренко отрезал огромный кусок торта и принялся уминать его быстро и усердно. Когда он жевал, лицо его было располагающее и благодушное. Чтобы окончательно укрепить свой дух, Пузырь попросил Вадика принести молока. Позавтракав таким образом, Пузырь закрыл картонную коробку с остатками торта и своими липкими, перепачканными кремом пальцами стал неумело перевязывать ее. При этом он беззлобно, просто для порядка, ругал Вадика за лень и равнодушие, за то, что он отказывается идти вместе с ним в семьдесят пятую квартиру, чтобы помочь людям.
— Да-а, огорчил ты меня, — сказал Пузырь, завязав кривой, асимметричный бантик на коробке. — У меня по твоей милости даже аппетит пропал. Хотя не время сейчас думать о еде — надо спасать людей.
— Ты плохо завязал веревочку на коробке, — не обращая внимания на ворчание Пузыря, предупредил его Вадик. — Это не бантик, а уродство. Он развяжется у тебя по дороге. Я видел, как ты его завязывал, ты все сделал неправильно, начал вкривь и вкось, а кончил шиворот-навыворот. Давай я сам завяжу, а то у тебя торт из коробки вывалится. — Вадик развязал, а потом ловко завязал веревку на два узелка и, проверив на прочность, отдал коробку Пузырю со словами: — Держи. Теперь не развяжется.
— Спасибо. — Пузырь взял свой торт, вышел из комнаты, надел сандалии и предупредил Вадика: — Не вздумай снова ложиться спать. Сейчас я быстренько всех спасу, а потом позвоню тебе, и мы пойдем тратить пятисотку.
— Ладно. Иди спасай, спасатель. Попрощавшись с Вадиком, Пузырь спустился на улицу и дошел до соседнего дома.
В дверь был врезан кодовый замок, но подросток без труда открыл его. Пузырь знал код, так как часто бывал в этом доме в гостях у своих приятелей. На лифте поднялся на десятый этаж и на цыпочках приблизился к двери с пластмассовым номерком «75». Прежде чем позвонить и поговорить с хозяевами квартиры, он прислонился ухом к двери и прислушался, стараясь уловить какие-нибудь звуки, сопутствующие несчастному случаю: вопли, стоны, плач… Но как ни старался, не услышал ничего, кроме развеселой песни, которая доносилась из приглушенного радиоприемника. «Странно… У них катастрофа, а они песенки слушают. Очень странно», — подумал Пузырь, решительно нажал на кнопку звонка и снова прислушался.
За массивной, обитой дерматином дверью послышались торопливые шаги, и мальчишеский голос спросил:
— Кто там?
«Судя по голосу, за дверью — пацан, примерно мой ровесник. И голос у него спокойный, не похоже, чтобы ему требовалась Служба спасения. Охо-хо, никогда еще не попадал в такое дурацкое положение. Не знаю, что и говорить. А вдруг это не он бросил пятисотку? Если, не он, то кто?»
— Кто там? — снова раздался приглушенный голос за металлической дверью. — Чего молчите? Что вам надо?
— Да мне-то ничего не надо! — громко сказал Пузырь. — Это ты просил вызвать Службу спасения, вот и рассказывай, какая у тебя там авария случилась?
— Вы нашли мою записку? Вы из Службы спасения? Ну наконец-то! — обрадовался мальчишка, но потом недоверчиво спросил: — Что-то у вас голос подозрительно молодой, вы правда из Службы спасения?
— Слушай, пацан, я нашел твою записку, и если ты объяснишь, что с тобой приключилось, то я вызову спасателей. Но сначала должен убедиться, что ты не прикалываешься.
— Замок сломался, дверь не открывается! Выломать не получится, потому что она железная. Надо вызвать спасателей, у них есть специальные инструменты, они разрежут замок!.
— Странно… А почему ты сам их не вызвал? — поинтересовался Пузырь. — Ведь у тебя в квартире наверняка есть телефон.
— Телефон-то есть, а трубки нет, — сказал пацан и так тяжело вздохнул, что даже Пузырь услышал этот вздох. — Тут стоит только база радиотелефона, то есть сам аппарат, а трубку куда-то спрятали, ведь она без провода.
— Спрятали? Кто спрятал? Родители? Это оч-чень странно, — нахмурился Пузырь. Эти обстоятельства показались ему чересчур подозрительными. — А где твои родители?
— В командировке, — терпеливо объяснил мальчишка, а потом не выдержал и крикнул: — Хватит, блин, задавать идиотские вопросы! Нашел мои пятьсот рублей — вызывай, блин, Службу спасения!
— Я не знаю, как туда звонить. Давай я вызову милицию, и пусть они с тобой разбираются.
— Нет! — закричал мальчик. — Остановись! Только, блин, не милицию! Милицию нельзя, слышишь?!
— Почему? — забеспокоился Пузырь.
— По кочану! Не твоего ума дело! Сказано тебе — нельзя, значит, нельзя! Вызывай спасателей, блин!
Этот разговор не нравился Пузырю все больше и больше. Наконец его беспокойство дошло до предела, и он, не отдавая себе в этом отчета, стал рассуждать вслух:
— Почему он боится милиции? Может быть, он вор? Залез в чужую квартиру и теперь не может выбраться… И как странно все совпало: родители в командировке, телефон сломался, дверь заклинило… Таких совпадений не бывает, он все это выдумал, чтобы запудрить мне мозги. А на самом деле он квартирный вор. Так, все ясно, надо звонить в милицию, — решил Пузырь и вдруг услышал над своим ухом негромкий голос:
— Не надо звонить в милицию.
Пузырь обернулся, увидел перед своим носом черное дуло пистолета и от страха выронил коробку с тортом.

Глава II «От пузыря осталось мокрое место»

Вадик проснулся через час после того, как Пузырь пошел спасать жильца семьдесят пятой квартиры. Потянувшись, Вадик встал с кровати, надел шлепанцы и направился в кухню, где его ждал завтрак, приготовленный мамой, и записка, которую оставил отец. Прочитав ее, Вадик узнал, что родители уехали в гости к друзьям и вернутся поздно вечером. Обычно родители сообщали Вадику о его приятелях, которые заходили или звонили ему, когда он спал или когда его не было дома, но в этой записке отец почему-то не написал о звонке Пузыря, и это озадачило Вадика, ведь Витя Пузыренко обещал позвонить, как только вернется домой.
Взяв телефон, Вадик позвонил своему соседу — Пузырь трубку не снял. Тогда Вадик оделся, вышел на лестничную площадку, позвонил в соседнюю дверь, прислушался, но не услышал ни шагов, ни голосов — ни звука. «Предки Пузыря на даче, но сам-то он должен быть дома. Сегодня он собирался развлекаться, тратить пятьсот рублей. У Пузыря не хватит фантазии, чтобы весело и быстро растранжирить пятисотку, да одному и неинтересно тратить деньги. Если бы у него было все в порядке, то он обязательно позвонил бы мне. Но он не позвонил. И не зашел. И дома его нет. Все это очень подозрительно, — подумал Вадик, уплетая свой завтрак. — Напрасно я с ним не пошел. Теперь буду переживать из-за этого толстого увальня, ведь какой ни есть, а все*же он мой друг».
Позавтракав, Вадик позвонил своей приятельнице Дине Кирсановой, с которой он и Пузырь учились в одном классе. Дина жила на восьмом этаже в доме, в котором находилась злосчастная квартира, и Пузырь мог запросто зайти к ней в гости.
— Алло? — раздался голос на другом конце провода.
— Динка, привет, это я, Вадик, — сказал Ситников, узнав голос одноклассницы. — К тебе сегодня Пузырь не заходил?
— Нет.
— И не звонил?
— Не звонил. А почему ты спрашиваешь? Что-нибудь случилось?
— Пропал наш Пузырь, — вздохнул Вадик. — Пошел в твой дом и не вернулся. — И Ситников рассказал ей про утренний визит Вити Пузыренко, про пятьсот рублей с просьбой о помощи и про семьдесят пятую квартиру.
— Я могу подняться на десятый этаж и поговорить с девушкой из этой квартиры.
— Об этом я и хотел тебя попросить. Выясни, что за авария там произошла, зачем вызывали спасателей. А главное — узнай, заходил ли к ней Пузырь, и если заходил, то спроси, когда ушел. Кстати, ты знаешь, кто там живет?
— Раньше в семьдесят пятой жила Ирка Медведева из нашего класса, — сказала Дина.
— Та, которая перешла в другую школу? — уточнил Вадик.
— Да. Теперь она с родителями живет в другом районе, а эту квартиру они сдают какой-то девушке. Я не знаю, как ее зовут, но несколько раз видела, как она подъезжала к подъезду на своей белой машине. Я схожу к ней, а потом сразу тебе позвоню.
— А я буду сидеть на телефоне и ждать, может быть, Пузырь позвонит или сам заявится.
Поговорив с Диной, Вадик достал из холодильника запотевшую бутылку «Пепси», поудобнее устроился в кресле, положив вытянутые ноги на стул, и стал смотреть телевизор, попивая холодную газировку из горлышка. Показывали «Хронику происшествий». Диктор рассказывал о подпольных переговорных пунктах, которые в последнее время стали появляться в московских общежитиях: жулики-радиолюбители подсоединяют к своему телефону специальное устройство и за небольшую плату разрешают студентам-иностранцам звонить на свою родину. Потом, благодаря хитрому радиоустройству, огромные счета за эти переговоры приходят совершенно посторонним людям, которые вынуждены их оплачивать.
Затем показали сюжет о фальшивых «французских» духах, которые делали из дешевого одеколона, разливали в фирменные флаконы и продавали как настоящие в переходах и на вокзалах. После этого видеоматериала на экране появилась фотография мужчины, который был арестован за изготовление фальшивых денег, а вчера сбежал и теперь разыскивается милицией.
«Вот умора, ну и башка! Не башка, а дыня! Яйцо! Неужто такой яйцеголовый дядька может быть преступником, да еще и беглым!» — подумал Вадик, глядя на экран, откуда на него смотрел мужчина, у которого голова в форме яйца была обрамлена венчиком пегих волос, а на лице белел уродливый шрам, рассекающий правую щеку от мочки уха до подбородка. Он совсем не был похож на энергичных, веселых фальшивомонетчиков или на бесстрашных беглых каторжников, которых показывают в голливудских боевиках.
Зазвонил телефон, Вадик поднял трубку и услышал голос Дины Кирсановой.
— Это я, — сказала она и сразу спросила: — Ты ничего не перепутал? Ты уверен, что Пузырь пошел именно в семьдесят пятую квартиру?
— Уверен. Я сам видел номер этой квартиры на пятисотке.
— Тогда эта квартира находится в другом доме, потому что в нашей семьдесят пятой Пузыря не было. Я разговаривала с девушкой, которая там живет, и она сказала, что ни о какой помощи не просила, никакого Пузыря в глаза не видела и что она не настолько богата, чтобы бросать на ветер пятисотрублевые купюры.
— Вот те раз, — растерялся Вадик. Он не ожидал такого поворота событий, ведь теперь исчезал единственный след, по которому можно было найти Пузыря. — Может быть, ее не было дома, когда Пузырь звонил в ее квартиру… — сказал Вадик, но сразу отверг это предположение: — Хотя такого не может быть, потому что тот, кто бросил пятисотку из окна, не мог открыть дверь, значит, находился в квартире.
— Я у нее про это тоже спросила. Она ответила, что сегодня из дома вообще не выходила и звонок в дверь обязательно бы услышала.
— Чума… Полная пурга… Ничего непонятно. Я ведь точно помню, что Пузырь пошел именно в семьдесят пятую квартиру, — нахмурившись, пробормотал Вадик, а потом спросил у Дины: — А ты не заметила там чего-нибудь необычного?
— Например?
— Ну, например, девушка тебе врала, и у нее от этого вранья глаза косили. Или у нее за спиной, в глубине квартиры, раздавались тихие стоны раненого, измученного пытками Пузыря, — предположил Вадик и подумал: «Насчет раненого Пузыря я, пожалуй, переборщил».
— По-моему, эти шутки совершенно неуместны. Она очень приятная, симпатичная молодая женщина. Мы очень мило поговорили. Кстати, ее Кристиной зовут. Она приглашала меня зайти к ней и спокойно поговорить за чашечкой кофе. Но я отказалась, хотя едва стояла на ногах. У нее на лестничной клетке прямо перед квартирой на полу огромное скользкое пятно. Наверное, кто-то разлил масло или жир — скользко, как на катке.
— Жирное пятно?! — воскликнул Вадик. — Что же ты сразу не сказала?! Оставайся дома, никуда не уходи, сейчас я к тебе приду!
Вадик положил трубку, вышел из квартиры и побежал к дому Дины. Ему пришлось свернуть с дороги на газон, чтобы обойти машину, возле которой возился потный, перепачканный дорожной пылью водитель; приподняв домкратом свой автомобиль, он снимал с шасси грязное спущенное колесо, чтобы поменять его на запасное.
Вадик знал код, поэтому легко открыл кодовый замок и вошел в подъезд. На лифте он доехал до девятого этажа дома, в котором жила Дина и откуда исчез Пузырь, и поднялся на десятый этаж, почти бесшумно ступая мягкими подошвами кроссовок. Он специально вышел этажом ниже, чтобы шум раскрывающихся дверей лифта не привлек внимания жильцов десятого этажа, которые могли помешать ему. На цыпочках подобравшись к семьдесят пятой квартире, Вадик наклонился к полу и внимательно осмотрел темное жирное пятно. Он провел по нему указательным пальцем, растер жир между подушечками пальцев и, понюхав, почувствовал запах кондитерского крема. Пахло ванилью и шоколадом. «Я так и знал. Это крем. Крем с тор-та> _ сделал вывод Вадик. — Теперь мне все ясно. Что-то нехорошее произошло перед этой дверью. Что-то такое, из-за чего Пузырь выронил свой любимый шоколадно-ванильный торт. Ведь сам торт не мог выпасть из коробки, потому что я утром собственноручно завязал веревку на два крепких узла. Вероятно, перед дверью произошла потасовка, торт упал, Пузырь наступил на него и сломал коробку. Потом раздавленный торт убрали, а жирное пятно осталось. Был Пузырь, а оста- лось мокрое место», — рассуждал Вадик, спускаясь по лестнице на восьмой этаж, на котором находилась квартира Дины.
— Тебя обманули! Пузырь был в семьдесят пятой квартире! — прямо с порога заявил Вадик Дине.
— Почему ты так думаешь? — спросила она, пропуская приятеля в прихожую и закрывая за ним дверь.
— Потому что я сам видел: от Пузыря осталось мокрое место.
Они прошли в ее комнату, и Вадик рассказал о своем открытии. Он ходил перед Диной из одного конца комнаты в другой и, стуча кулаком по ладони, горячо доказывал ей, что Кристина, девушка из семьдесят пятой квартиры, замешана в исчезновении Вити Пузы-ренко.
— Я уверен, что она видела Пузыря! Просто не могла не видеть! А если видела, то почему она это скрывает?! Почему утверждает, что все утро была дома и не слышала звонка?! Сто пудов, она знает, что случилось с Пузырем! За дверью ее квартиры скрывается какая-то тайна! Это ясный день!
— Не волнуйся, Вадик, — сказала Дина и положила ему руку на плечо. Сядь, отдохни. Хочешь, я тебе водички принесу?
— Водички принеси, а волноваться я не перестану. Как же мне не волноваться, если по моей вине пропал мой лучший друг?! Ведь он просил меня пойти вместе с ним, а я отказался, сказал, что спать хочу! Кто я после этого? Чмо! Вот кто!
Дина подошла к телефону и стала набирать номер.
— Куда ты звонишь? — спросил Вадик.
— В милицию.
— Это бесполезно, — сказал Ситников, подошел и нажал на рычаг телефонного аппарата. — В милиции скажут, что мы слишком рано забеспокоились, и посоветуют подождать: мол, Пузыренко сам найдется.
Дина положила трубку и, посмотрев на потолок, указала пальцем вверх, туда, где двумя этажами выше находилась семьдесят пятая квартира.
— А вдруг Витька сейчас там, у Кристины? — предположила она. — Ждет, надеется на нас…
— Пузыря там нет, — уверенно сказал Вадик, взглянув на потолок. — Если бы он был в квартире, то Кристина не позвала бы тебя на чашку кофе. Витьки там нет — это сто пудов. Зато там скрывается что-то такое, чего Витька не должен был знать, но узнал. Ведь не приснилась мне та пятисотка с просьбой о помощи, кто-то же ее бросил в окно, значит, была для этого веская причина. Короче, мне надо незаметно проникнуть в семьдесят пятую квартиру и поколбасить там, провести обыск. Может быть, найду следы Пузыря, а может, что-нибудь покруче. Оснований для обыска выше крыши, вот сколько! — Вадик полоснул ладонью над своей макушкой, а потом стал загибать пальцы на руке. — Сама посчитай: пятисотка с просьбой о помощи — раз, Кристина, которая что-то скрывает, — два, Пузырь, который пропал, — три и торт, который раздавили во время потасовки, — четыре. Будь я прокурором, приказал бы срочно обыскать семьдесят пятую квартиру.
— Жалко, что ты не прокурор, — вздохнула Дина. — Без разрешения прокурора нельзя обыскивать чужую квартиру.
— Можно, если на плечах не чайник, а тыква. — Вадик подошел к окну и посмотрел на ряд машин, припаркованных возле тротуара. — Ты говорила, что видела, как Кристина подъезжала на своей машине к подъезду. Сможешь показать мне ее автомобиль?
— У нее «Нива», как у моего отца. Только у нас красная, а у нее белая, — подойдя к окну, сказала Дина и указала пальцем вниз, на дорогу. — Вон та машина, возле мусорных контейнеров. Видишь?
Вадик задумчиво посмотрел на белую «Ниву», а затем перевел взгляд на противоположную сторону двора, туда, где автолюбитель все еще возился возле своей машины, меняя спущенное колесо.
— Я знаю, как попасть в семьдесят пятую квартиру, — уверенно сказал он. — Но для этого Кристина должна выйти из дома и сесть в свою машину. А как заставить ее сделать это — ума не приложу.
— Это проще простого. Час назад моему отцу позвонили с телефонной станции и попросили приехать, чтобы разобраться с телефонными счетами. Представляешь, телефонистка сказала, что мы в прошлом месяце звонили в Индию, во Вьетнам, в Китай и в Африку. Наговорили аж на семьдесят тысяч рублей. А нас в прошлом месяце даже в Москве не было!
Вадик усмехнулся и сказал:
— Я знаю этот прикол. Сегодня по телевизору видел.
— Я могу позвонить Кристине и вызвать ее на телефонную станцию, — предложила Дина. — Только я не понимаю, зачем тебе это нужно?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elent об авторе Яна Гроссман
    Еще одна графоманка. Примитивный стиль, не менее примитивный язык, безграмотность. Автор даже не знает, что обращение выделяется запятыми. Демоны, которым девицы нужны в качестве горничных и для этого они выполняют крутые желания людей. Такая трактовка демонов даже не смешна. Глупость несусветная.

  • elent об авторе Лира Кумира
    Очередной графоманский бред.
    Жила-была девица, никому ненужная и, бах,перенесло ее в другой мир, ибо понадобилась она, не много ни мало, самому императору драконов. И понеслось. Высший свет в представлении дворничихи.
    Примитивный язык, никакой психологической разработки героев. Скучно.

  • ТемныеСилы17 о книге: Татьяна Серганова - 14 ночей с монстром
    Комментарий для себя. На 9 странице

  • aselek о книге: Алёна Цветкова - Попаданка. Колхоз - дело добровольное
    Очень приятно было читать! И понравилась ГГ! С нетерпением буду ждать следующей книги!) Автору спасибо большое и удачи в написании новых отличных книг!!!

  • nikysinka о книге: Евгения Мэйз - Дочь кучера. Мезальянс
    Скорее всего это черновик. Слова путаются, пропадают, порой не понятно, что хотели сказать. Диалоги местами запутанные. Прочла почти половину, а чувство, что пролистал чей-то дневник: смысл, вроде, есть, а ничего не понятно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.