Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49283
Книг: 123043
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Адские колокола»

    
размер шрифта:AAA

Ив Лангле
Адские колокола
(Добро пожаловать в АД — 6)

Вместо предисловия

@ГеяЛюкНавеки: Отсчёт до свадьбы века в Аду начался…
#ЗаконныеСупруги #ДоброПожаловатьвАд #РогатыеУлиткиРулят

Ад постигла катастрофа. Великий и могучий Люцифер пал жертвой злейшего заклинания. Он стал… милым. От одного этого слова Гею тошнит. Демон, в которого она влюбилась, не какой-нибудь слабовольный, вежливый, симпатичный парень. Она хочет, чтобы её главный и плохой Повелитель греха вернулся
Сможет ли она вместе с приспешниками Ада найти способ снять проклятие? И успеют ли они отпраздновать свадьбу ада? Адские колокола исполняют свадебный марш, и у Люцифера как раз есть наряд для грандиозного события.

Глава 1

@ГеяЛюкНавеки: Прячусь в саду. И это не игра. ОН идёт.
#ЗлобныеЗаклятияОтстой

— Я знаю, что ты прячешься тут, — пропел он. Мелодичная насмешка эхом разнеслась вокруг. — Ну вот, опять играешь. Но я найду тебя… Всегда же нахожу.
Отвратительный йодль[1] осквернил её сад, и Гея едва сдержала дрожь.
«Пожалуйста, пусть он меня не найдёт».
Она пригнулась ещё ниже, надеясь раствориться в листве, затаила дыхание, закрыла глаза и стала молиться — про себя.
«Давай, действуй магия земли».
Сад, у которого хлорофилловое чувство юмора, решил её предать. Ветви зашуршали, раздвигаясь.
— Ах, вот она ты! — На это восторженное заявление Гея открыла глаз и чуть не потеряла самообладание от вида его гавайской рубашки. — Нашёл тебя, мой милый котёночек. Ты такая игривая — Люцифер погрозил ей пальцем, улыбаясь.
Нет. Нет-нет и ещё раз НЕТ! Всхлип. Гея больше не могла это выдерживать, дошла до точки кипения и могла уже отдать всё — даже права на несколько лесозаготовительных бригад, чтобы срубить лес в мире смертных — за хмурый взгляд Люцифера. Какой-то знак того, что злобный повелитель, в которого она влюбилась, ещё живёт где-то внутри этого вкусного тела. Именно вкусного. Есть его она не собиралась, хотя с удовольствием бы.
Чуть выше одного метра и восьмидесяти сантиметров, идеальные чёрные волосы, высеченное тело и настолько тёмные глаза, что она млела перед ними. Но сейчас её любовник и жених растерял всё очарование, скрывающие его истинную сущность. Он больше не скрывал своё величие за маской — её сорвала Урсула, наложив заклятье «милости».
Уфх… Это самое ужасное. Кому нужен милый парень? Уж точно не Гее. Одной из причин любви к большому, плохому демону — его альфа-личность. Но дерзкий и откровенный демон исчез… Его заменил этот нерешительный, вежливый идиот, который даже не пытался зарыться лицом в её грудь, хотя на ней был лучший пуш-ап бюстгальтер.
«Всё не так! Моим девочкам нужно внимание. Мне нужно внимание».
Должен же быть способ исправить её любовника-демона. Она уже пыталась бить и кричать на Люцифера, но тот только подставил другую щеку! С каких пор Повелитель греха всё прощает? Она попыталась соблазнить его и легла в нижнем белье на его громадной кровати. Но Люцифер проявил уважение и предложил, что он переночует в гостевой спальне. Попытки просто игнорировать его привели к тому, что он принёс ей конфеты и цветы в горшочке.
В горшочке, мать его.
Не сорвал где-то там с клумбы или с лозы, а в горшочке, потому что вежливый Люцифер отказывается вредить растениям.
Слабак. И полностью её. Она может громко застонать?
— Позволь, я помогу тебе подняться, — предложил он и по-джентльменски протянул руку. С тяжёлым вздохом Гея приняла её, и он поднял её со сдерживаемой силой. Прежний Люцифер просто бы дёрнул её и убедился, что она прильнёт к его телу. А затем бы принялся лапать. А этот вежливый отошёл — даже ни разу не прикоснувшись — и спросил: — Как дела у моей сладкой булочки?
— Подумываю о том, чтобы проткнуть себе уши отвёрткой. — Так ей не пришлось бы выслушивать сладкие речи, которые извергает его рот.
— Зачем делать себе так больно, когда можно отведать кулинарных изысков? Мой сладкий кексик, ты забыла, что сегодня у нас дегустация торта. Идеальная свадьба не будет идеальной без идеального торта. — В его яркой улыбке был намёк на безумие.
По крайней мере, так казалось Гее. На лице Люцифера не могло быть милых улыбок. Испепеляющие, хмурые взгляды и злобные намёки — да! Милые и манящие улыбки? Нет. Просто нет. Это абсолютно неправильно.
— А мы не можем просто попросить твоих придворных поваров что-нибудь сварганить?
Он схватился за грудь… бесполезное движение, поскольку у Люцифера не было сердца. Он его давным-давно лишился.
— Да сгинет эта мысль. Я только лучшего хочу для моей тыковки в её особый день. День, который всё ближе. Только подумай, мой нежный цветок, скоро мы будем вместе. Навсегда.
И тут должна зазвучать зловещая музыка. Зачем он напомнил об этом? Достаточно того, что она не знала, как пережить следующий час обещанной им пытки. Она отказывалась представить жизнь с этой милой задницей.
«Люк, О Люк, где ты?»
Точно не в этом теле.
— Я не хочу пробовать торты. Я их ненавижу. — Она предпочитала слоёные пироги с взбитыми сливками и свежими фруктами.
— Ненавидишь торт? Как это? — спросил он с драматическими нотками и без намёка на сарказм. — Я обожаю торты больше всего на свете, особенно, когда там много-много сливочной глазури. — Он облизнулся и потёр живот.
Это заявление огорчило Гею, потому что раньше главным блюдом свадьбы были булочки… Её булочки и вареник, у которого — как утверждал сам Люцифер — был вкус корицы и яблок.
Как Гея скучала по ласкам настоящего Люцифера, а этот манерный даже не прикасался к ней с момента вечеринки, утверждая, что бережёт себя для их первой брачной ночи. И вот, встречаясь с самым главным любителем секса в аду, она не могла получить даже лёгкий перепих. К тому же у неё закончились твёрдые, свежие огурцы. Не судите строго. Теперь её доступна только органика, да и на латекс и резину у Геи аллергия.
— Пойдём, дорогая? — Люцифер величественным жестом махнул на портал, который призвал. В вихревой воронке кружились цветы — новое дополнение Люцифера, потому что, по его мнению, тоскливый чёрный портал был негостеприимный.
Ещё раз тяжело вздохнув, она взяла его за руку.
— Да, Люк. — И после этих слов не произошло землетрясения или цунами, как было тогда, когда она кричала их после секса.

#ДумаюИспользоватьЦукини

Глава 2

@ГеяЛюкНавеки: через пять дней я увижу, как моя невеста идёт по проходу.
#ТакВзволнован #Уииииии

Странно, что никому не понравилось последнее обновление статуса. Но сейчас Люцифера привлекло что-то ужаснее. Гея перестала улыбаться. Что-то беспокоило его драгоценную леди, а это совершенно неслыханно и неприемлемо.
«Дай ей сосиску. Она улыбнётся или подавиться. В любом случае её рот будет чем-то занят».
Люцифер проигнорировал эту грубую мысль. У него такие проблемы с этим ворчливым голосом в голове. Он пытается вырваться из прелестной клетки, в которую Люцифер его усадил. И продолжает извергать ужасные вещи.
«Совсем не мерзко попробовать её вареник или перекинуть невесту через плечо и отшлёпать по булочкам самым порочным способом».
Такие действия неприличны для незамужних.
«Именно. Поэтому секс так чертовски хорош».
Никакого секса до первой брачной ночи. И то, они займутся им под одной причине — забеременеть.
«Кайфоломщик».
Поскольку голос говорил с раздражением, опять, Люцифер ментально обнял его. От этого жеста голос — которого он почему-то представлял в виде рогатой резиновой утки — отпрянул и на мгновение утихомирил недовольный ропот. Ну, и хорошо. Меньше всего Люцифер хотел отвлекаться, тем более, когда выбирал цветочные композиции. Он столкнулся с дилеммой — букет, который он задумал, можно было сделать только из шёлка. Ничто не омрачит день его драгоценной леди, особенно то, что её любимые растения погибнут.
— Что скажешь? — спросил он, держа в руках изящно украшенный букет бледных роз с тонкими лепестками. — Действуем по классическому сценарию? Или?.. — Он поднял другой букет из яркого смешения цветов. — Убедимся, что используем как можно больше цветочных жанров, чтобы никто из её сада не обиделся?
Его младшая дочь Мюриэль моргнула, но ничего не ответила. Он беспокоился о её слухе, как и о многом другом, касающегося его дочери. Например, о том, что она незамужняя, но с внебрачным ребёнком. Однако разговоры о том, как наладить личную жизнь, всегда сильно расстраивали Мюриэль.
«— А ты не думала узаконить свои отношения с джентльменами, и сотворить нечто постоянное?
— Они живут со мной. Это разве не постоянное? — возражала Мюриэль.
— Твой ребёнок заслуживает законного брака с прекрасным — а в твоём случае — прекрасными мужчинами, которых ты любишь.
— Кто ты и что сделал с моим отцом?
Похлопав её по руке, он произнёс:
— Не пытайся сменить тему. Понимаю, что тебе трудно, и хочу, чтобы ты знала, — он пристально посмотрел в глаза дочери, — я рядом.
— Лучше бы тебя не было, я скучаю по своему настоящему папе, — всхлипнула она».
Прежний папа прожил грешную жизнь, о которой Люцифер отказывался вспоминать… даже если этот голос продолжал талдычить. Он запер эти непослушные, порочные воспоминания и старался быть демоном, которым должен быть. Демоном, которому нужно собирать цветы.
— Ну? — Он потряс букетами перед Мюриэль. — Что скажешь? Монотонный или разноцветный? — Она опять моргнула и ничего не сказала. Бедняжку, вероятно, переполняли эмоции, учитывая, что её мама и папа, наконец, собирались связать себя узами брака и узаконить отношения. Он всё ещё не понимал, как позволил этой пародии продолжаться так долго.
«Не волнуйся, малышка, папочка снимет с тебя это гадкое клеймо».
«Ты говоришь «гадкое», будто это неправильно», — простонал его внутренний утёнок.
— Думаю, — вставила Бэмби, привлекая внимание Люцифера, — что ты должен позволить Гее выбирать.
На предложение старшей дочери он нахмурился, что было редкостью.
— Как только я спросил, Гея расплакалась. Бедный мой любимый маффин. Она так перегружена всеми приготовлениями к нашему грандиозному дню. Я делаю всё возможное, чтобы снять с неё часть давления. Ведь так сильно её люблю.
Так сильно, что пришлось сдерживаться, чтобы не обнять Гею.
«Да, обнять её, и покрепче. И обнажённую. Эти мягкие изгибы умоляют…»
Он мысленно захлопнул дверь. Прочь все эти гнусные мысли. Нужно уважать Гею.
Мюриэль застонала и принялась биться лбом о стол.
— Сладкая моя, — воскликнул Люцифер, отложил цветы и бросился к Мюриэль. — Ты заболела. Папочке вызвать доктора?
— Нет, — пробубнила она, уткнувшись в гладкую поверхность его старого стола.
— Давай тогда папочка поцелует ранку?
— Нет! — взвизгнула его дочь.
Старшая дочь, одетая в слишком короткую юбку и облегающий топ вместо свободных брюк и блузки, которые он ей купил, отвела его от стола.
— Эта маленькая овечка придёт в норму, просто немного перегружена вопросами, требующими внимания в моменты управления Адом.
— И какая же она замечательная дочь, что взяла на себя заботу о предстоящей свадьбе. — Мюриэль снова ударилась лбом, заставив задуматься, не нужно ли её обнять. — Я так ценю это.
— Как же я хочу, чтобы ты сказал мне отвалить и перестать пытаться лишить тебя работы. Может даже послал бы за мной пару наёмников, — пробормотала Мюриэль, подняв голову. В её глазах полыхало пламя Ада. — А может, ты вызвал бы во мне тошноту, затащив маму в угол и, на глазах у изумлённой общественности, стал бы к ней приставать?
— Я никогда не стану развращать твою мать!
— И всё же я хочу, чтобы ты развратил её до тех пор, пока она не закричит, а ты не начал бы хвалиться, ядрёна кочерыжка!
— Следи за языком, доченька! — воскликнул Люцифер. — Ты слишком хорошенькая, чтобы извергать подобную вульгарность.
— Пошёл ты, — очень чётко произнесла Мюриэль, подчёркивая слова поднятым средним пальцем
— Юная леди, у меня не дюжее терпение, но ты переходишь границы. Тебе прекрасно известно, что такое поведение недопустимо. — Он указал налево, ненавидя быть суровым родителем, но любя дочь, чтобы дать ей идти по дороге греха и неуважения. — Марш в свою комнату, пока не научишься вести себя так, как подобает воспитанной принцессе Ада.
— Я стану воспитанной тогда, когда Ад замёрзнет, — пробормотала она. — Ещё раз. Боже ж ты мой!
— И не произноси имя моего брата всуе, — добавил он, когда дочь скрылась из виду. Люцифер покачал головой и цыкнул, возвращая внимание к Бэмби. — Не представляю, что на неё нашло. Она так изменилась со времени помолвки.
— Ты уверен, что это она изменилась? — спросила Бэмби, глядя на него из-под копны светлых волос.
Люцифер активно принялся жестикулировать.
— Почему все об этом спрашивают? Такое ощущение, будто я внезапно изменился за одну ночь. Тем не менее, я никогда не чувствовал себя лучше.
— На тебе брюки пастельно-розового цвета и гавайская рубашка с ананасами.
— Знаю. Удивительное сочетание. — Он осмотрел себя. — Понимаю, гордыня — это грех, но ещё больший грех — лгать и говорить, что я не шикарен.
— Я скучаю по твоим подтяжкам с пингвинами и галстуку с акулой.
От напоминания о вещах, которые он выкинул из гардероба, он смутился.
— Не бойся, дочка. Я избавил себя от этих глупых модных предпочтений.
«Нет, только не дождевик с уточками!» — завопил голос в его голове
Он накинул на клетку тёплое, меховое одеяло, чтобы угомонить голос.
— Ты виделся с Нефертити? — поинтересовалась Бэмби.
— Зачем мне встречаться с почтенной колдуньей? Со мной всё в порядке.
«Ну и брехун ты», — огрызнулся его коварный друг.
Да, он солгал, но во благо, так что это не считается.
«Ты не в порядке. Во-первых, ты слышишь голоса».
Да, но всё же Люцифер не видел необходимости беспокоить кого-то тем, что у него, казалось, была небольшая проблема раздвоения личности. Всё под контролем.
Бэмби взгромоздилась на столешницу, по которой были разбросаны цветы. Короткая юбка дочери задралась, и Люцифер пожалел, что не может найти одеяло, чтобы укутать её.
— Думаю, тебе нужно с ней встретиться, — настаивала Бэмби. — Нефертити хотела провести ещё какие-то анализы.
С безразличием, которое не нужно было изображать, Люцифер махнул рукой.
— Я обожаю тебя за заботу, дочка, но я в порядке. А теперь скажи, что думаешь? — Он снова поднял букеты. — И имей в виду, я подбираю платья подружек невесты в тон.
«Как насчёт того, чтобы засунуть эти цветы туда, где не светит солнце?» — зарычала его запертая половина.
«Как насчёт ещё одних обнимашек?»
«ФУ!»

#ЛюблюОбнимашки

Глава 3

@ГеяЛюкНавеки: Встретимся в саду и обсудим план нападения. Нужно вернуть Владыку Ада. Точка.
#КомандаЗлогоЛюцифераВперёд

Гул разговоров стих, когда Гея хлопнула ладонями по столу и привлекла к себе внимание. Вокруг огромного деревянного стола, который рос из земли в саду, собралось много людей. В её саду никто не губил деревья, чтобы делать мебель. Вот когда Гее нужны блага цивилизации, растения помогают.
— Спасибо всем, что пришли, — начала она, но её тут же прервали.
— О нет, не надо никаких манер, — проворчала Мюриэль. — С меня хватит вежливого отца. Только ты не начинай.
— Согласна с принцессой. Если я ещё раз услышу слова «пожалуйста» и «спасибо» от Тёмного Повелителя, могу впасть в убийственную ярость, — объявила психопатка Кэти.
— Будто это что-то новое, — заявил Ксафан тихо, тем не менее, его все услышали. — Или ты не заметила груду тел утром в кафе?
Кети порочно улыбнулась.
— Это вполне оправдано. Бариста положил две ложечки сахара в мой кофе, когда я просила три.
— Отличный повод для убийства, — кто-то пробормотал.
— Точно, — согласился кто-то ещё.
— Вообще следовало взорвать кафе.
Почти все присутствующие согласились. В конце концов, они приспешники Ада, а грех — добродетель, и они все её жаждали. Но не для этого сегодня встретились.
— Заткнитесь и слушайте! — Гея отбросила любезности. Мюриэль права. Все в Аду устали говорить «пожалуйста» и «спасибо», и виновник этого причина сегодняшнего собрания. — Как вы все уже знаете, Люцифер немного не в себе.
— Если под «немного не в себе» ты подразумеваешь «съехал с катушек», то да, — вставил Ниалл. — Никогда не думал, что скажу это, но Люцифер — мудак мне нравился больше.
— Нам он всем больше нравился мудаком, — согласилась Гея. — Но с ним явно что-то не так с тех пор, как Урсула подарила ему этот поцелуй мира.
Поцелуй, который ей не следовало позволять. Гея виновата в том, что не поддалась гневу ревности. Такого больше не повторится.
«В следующий раз, когда какая-то баба попытается прижаться к губам моего мужчины, я взращу маргаритки». Её малютки отлично цветут на гниющей плоти.
— До сих пор не верю, что моя магия его не исцелила, — пробормотала Мюриэль. Её бедная дочка попыталась избавить отца от проклятья. Она привела нового мужчину в гарем для экстра-заклятья, а затем отправилась в секс-приключение, призывая волну безумно мощной магии, предназначенной для стирания всех заклинаний. И сработала до смешного хорошо — стёрла колдовство, заставляющее Люцифера выглядеть старше, удаляя все слои — старые и новые — заклятье с его тела. Но заклятье, мучающее всех — заклятье вежливости не сняла.
Нефертити, которая сейчас обладала пышным телом и облике египетской красавицы, барабанила длинными лакированными ногтями по столу.
— Как я уже говорила, ни один из моих магов не нашёл в Тёмном Повелителе проклятья или заклятья.
— Значит оно глубоко скрыто, — констатировала Изабель — самая долготерпеливая секретарша. — Продолжай искать. Оно должно быть где-то там.
— Было бы неплохо, если бы Владыка Греха вернулся в мою лабораторию для дополнительных анализов. — Нефертити бросила на Гею обвиняющий взгляд.
Она развела руки.
— Я пыталась. Он настаивает, что с ним всё хорошо, а твои навыки лучше послужат кому-то другому из общества. Бесплатно.
Нефертити с блеском в глазах выдавила:
— Богохульство благотворительности. У магии всегда есть цена.
— И предупреждающие надписи, — вставила Мериголд, накручивая на палец флуоресцентно-зелёную прядь волос.
— Если дело не в магии, то в чём?
— Похитители тел. — Странное предположение поступило от Дженни.
Гея моргнула.
— Думаешь, его телом завладел инопланетянин?
Румянец залил щёки Дженни.
— Не совсем. Я сейчас объясню: Фелипе заставил меня посмотреть несколько фильмов из мира людей. Включая «Похитители тел». И тут я задумалась, а что, если Урсула, когда поцеловала дьявола, передала какого-то паразита? Что-то, основанное не на магии, а на органике, вот почему никто не может его обнаружить.
У этого предложения, хотя его и встретили с выгнутыми бровями, были свои достоинства.
— Знаешь, мне даже в голову не приходило проверить, нет ли червяка какого-то, но всё же, на первых сканах что-то было бы видно.
— Если только это не инопланетный микроб, — повторила Дженни. — Урсула же сбежала из другого измерения, возможно, она вернулась заражённой.
— Возможно, она что-то принесла. — Нефертити постукивала пальцем по подбородку.
— Более чем вероятно. Посмотрите на Ириску и других монстров, населяющих Одичалый океан. Совсем не из разряда вон выходящее то, что Тёмный Повелитель мог заразиться чем-то из другого измерения, тем более что мы могли не сталкиваться с этим прежде, — сказал Адексиос, который непринуждённо сидел на полированном камне, очень похожем на стул. Костлявые колени — он пошёл в отца, Харона, — выглядывали сквозь дыры в джинсах, а на футболке был принт «Я люблю «Звёздные Войны»». Валаска, одетая в кожаные полоски и ничего больше, стояла за ним по стойке смирно и была готова убить любого, кто осмелится напасть. Амазонки так любят драки… И если скучно, сами могу её затеять.
Никаких драк в её саду. Гея строго следила за тем, кого пускали в тайный сад, и управляла всем происходящим в нём. Всё, в результате чего её растения могли раздавить, было под запретом.
— Ириска? — нахмурившись, спросил Кети. — У тебя есть инопланетная конфетка, а ты даже не поделился? На меня накатывает убийственная ярость.
Ксафан обхватил её рукой, не давая вскочить.
— Успокойся. Ириска — его приручённый морской монстр.
— Расшифровывается это как «Идеальный Репеллент для истребления Скрипяще-Кричащих Амфибий», — добавил новый парень Мюриэль, Тристан. — Отец ревнует к Адексиосу. Все инопланетные морские монстры, с которыми он столкнулся, стали ужином, а не питомцами. Папа очень расстроен.
И, вероятно, дёргал себя за бороду. У мужика роскошная борода, оплетённая ракушками. Это же Нептун, Бог морей. Хотя с недавнего времени — с момента возвращения Урсулы в Ад — его чаще называли обиженным бывшим мужем. Нептун теперь вёл нескончаемую битву за сохранения контроля над Тёмным морем. Однако Одичалое море продолжало разливаться на его территории.
— Мы уходим от темы, — напомнила Мюриэль. — Папа был бы так горд. — Дочь Люцифера разразилась горючими слезами. — Я хочу, чтобы мой папа вернулся!
Дэвид похлопал её по спине, а Аурик пожал плечами.
— Такое частенько случается с момента, когда она стала временным Тёмным повелителем.
Нелегко брать на себя грехи мира. Дочь Геи пыталась, поскольку ленивый пасынок, антихрист, отказался. И Мюриэль на всю ощущала эффект.
— Давайте вернёмся к мысли о паразите, — настояла Гея сосредоточиться на проблеме. — Как будем проверять?
— Полное обследование, — предложила Нефертити. — Приведите его ко мне в лабораторию.
— Есть идеи, как добровольно привести его туда? — скривившись, спросила Гея.
— Воспользуйся женскими прелестями. Потряси титьками. — Кети подмигнула и покрутила плечами.
— Скажи, что испекла печенье, и пусть идёт за тобой. У моей жены всегда срабатывало, — предложил Харон, его голос проплыл из-под капюшона. У этого человека самая загадочная аура.
В конце концов, она согласилась с предложением Изабель.
— Поскольку Владыка Ада больше не верит в насилие, предлагаю напасть на него. Скорее всего, он не станет сопротивляться, и мы сможем затащить его в лабораторию ведьмы.
— Злой колдуньи, — отрезала Нефертити.
— Неважно.
Спустя несколько споров, ругательств и драк, которые Гея быстро пресекла, они отправились нападать на Повелителя Греха. Он очень помог, оторвавшись от книги, которую читал — с радугой на обложке — и сказал:
— Я так счастлив, видеть всех вас. Групповое объятие!
Они крепко обняли Люцифера и потащили его в самые тёмные недра замка. И Люцифер ни разу не попытался их поджечь. Не попытался приковать или отправить на каторжные работы.
Люцифер поступил хуже… Он их простил.

#НужноВыпить

Глава 4

@ГеяЛюкНавеки: Через четыре дня я всему Аду покажу свою любовь Гее
#ЛюблюЕёВсемСердцем

Из-за проявленной друзьями и родственниками, похитившими его для осмотра, заботы, Люцифер простил их довольно жестокие методы. Да, ему не нужна медицинская помощь, но они так беспокоились, что устроили засаду, крепко связали его заколдованными цепями и отнесли в лабораторию, которой, как он заметил, очень не хватало чистоты и белой краски. Когда они уложили его на алтарь, где были вырезаны жёлоба для отвода жидкостей, а по углам приделаны железные болты, через которые они протянули цепи, Люцифер улыбался всем, кто так сильно заботился о нём.
— Со мной всё хорошо, просто замечательно. Мне лестно ваше беспокойство и не терпится обнять вас всех.
Его дочь отвернулась, а от переполняющих эмоций у неё плечи задрожали.
Самый сильный воин Люцифера — Ксафан — покачал головой и произнёс:
— Предлагаю надеть ему на голову полиэтиленовый пакет и избавить от страданий. Владыка, которого я знал, не захотел бы так жить.
В лабораторию зашла Нефертити и щёлкнула пальцами.
— Прежде чем прибегнуть к чему-то постоянному, почему бы не посмотреть, что происходит? Ножницы, пожалуйста. — Нефертити протянула руку, и кто-то вложил в неё инструмент.
При первом же порезе по ткани, Люцифер не удержался и завизжал.
— Стой! Пожалуйста, не режь одежду.
Колдунья уставилась на него тёмными глазами.
— Нам нужно снять с тебя одежду, чтобы осмотреть.
— Вот всё дело в этих «нам». Ты собираешься раздеть меня перед толпой. — Он заговорил тише: — Мужчина не должен показывать дамам некоторые части обнажёнными. Это неправильно. — Мужчина его возраста должен практиковать скромность.
— Да мы уже все видели твои причиндалы, — заметила Кэти. — Десятки секс-шопов на кругу торговцев скопировали их и сделали вибраторы.
Люцифер едва не умер от смущения, когда Кэти напомнила о глупостях юности.
— Мне так стыдно за мои прежние эксгибиционистские действия. Скромность — наше всё.
— Нет! Вот просто нет. Я так больше не могу! — Реми протолкнулся через толпу, спеша на выход.
Бедного демона переполняли эмоции, когда Люцифер выразил раскаяние.
«Скорее ужас. Он знает, что скрывать нашу мужественность от женщин преступление».
Ерунда, Реми ушёл, потому что понимал желания Люцифера.
— Если вам так нужен этот осмотр, можно мне хотя бы подобие уединения?
После его просьбы в лаборатории воцарилась тишина, нарушаемая лишь шипением горящего факела.
— Он только что сказал… — кто-то прошептал.
— Да.
— Кому-нибудь надо проверить, не пошёл ли снег. Опять.
Ох, вновь какая-то ерунда. Забавно, что многие из его недавних поступков были почему-то связаны со снегом и льдом.
— Вы слышали Люцифера. Он хочет уединения, так что все вон, — приказала Гея.
По слезам на глазах возлюбленной Люцифер понял, что она оценила его скромность. Как и было задумано, она не хотела, чтобы другие дамы заглядывались на него. Интересно, отведёт ли она из вежливости взгляд? Надеюсь, не будет смотреть. От этого их брачная ночь стала бы прямо-таки особенной. Ему не терпелось соединиться с Геей.
«Это называется трахаться, долбаный латентный идиот».
Нет, это зовётся «занятия любовью» потому что Люцифер должен слиться душой и телом с любимой женщиной.
«Ты лишаешь меня радости, — простонал его внутренний голос. — Надо было дать Ксафану убить нас. Или самим спрыгнуть в пропасть».
«Самоубийство — грех», напомнил себе Люцифер.
«Именно».
У него перед глазами щёлкнули пальцами.
— Люк? Люк? Ты здесь? — Гея посмотрела на него с явным беспокойством.
— Прямо перед тобой, цветочек мой.
Она съёжилась.
— Все, кроме меня и Нефертити, ушли. Сейчас она срежет с тебя одежду.
Как жаль. Ему так нравился его сегодняшний наряд. Ярко-жёлтые брюки и застёгнутая на все пуговицы рубашка привносили в это место солнечный свет.
Воздух так глубоко внизу оказался прохладным, и Люцифер вздрогнул, когда его тело оголили. Чтобы согреться, он не сводил глаз с Геи, которая расхаживала у подножия алтаря. Какой красивой она казалась, особенно, когда собирала волосы на макушке в беспорядочный пучок. Сегодня на ней красивое платье, мерцающее в огне свечей и облегающее женственные изгибы. Такие прекрасные, пышные изгибы.
«Помнишь прикосновение к этой гладкой коже? Как Гея любит кричать, когда опаляешь эту кожу поцелуями, пока спускаешься к аккуратно выбритому средоточию любви…»
Люцифер помнил. Хотя не должен был. Блуд до свадьбы — грех. Большой грех.
Он заставил себя отвести взгляд от Геи, но это не стёрло воспоминания из головы. Как она раскраснелась, открыла рот, выгнулась… Ощущение того, как впивалась ему в спину.
«Нет. Нет. Хватит!»
Эти греховные воспоминания согрели, особенно определённую часть тела. Он был обнажён, и скрыть налитый член не представлялось возможным.
— Вижу, что, по крайней мере, одна часть его тела работает нормально, — хихикнула колдунья.
— Вот так сюрприз, — пробормотала Гея. — Учитывая, что он не прикасался ко мне со дня помолвки. Я уже начала думать, что поцелуй Урсулы сделал его импотентом.
«Бе! Фу! Тьфу!»
Голос в голове бился в конвульсиях. Видимо, в словах Геи прозвучало огромное оскорбление. Люцифер видел только заботу и беспокойство.
— Меня ничто не беспокоит, — заверил он её.
Морщина беспокойства не исчезла со лба Геи.
— Ладно, Неффи, с чего начнём?
Нефертити начала с ног, и Люцифер захихикал. Маленькими и ловкими руками она ощупывала каждый дюйм тела, за исключением мужских частей, а внутренний голос твердил: 
«Прикоснись к нему. Прикоснись».
— Пожалуйста, не трогай интимные части, — взмолился Люцифер.
— Ты не хочешь, чтобы она прикасалась к тебе? — спросила Гея, выгнув брови.
Откуда такое удивление? Она ведь в курсе его отношения к интимной близости.
— Ей не подобает прикасаться ко мне, — он заговорил тише, — там.
— Понятно. — Гея бросила остатки рубашки ему на гениталии. — Давай пока оставим эту часть в покое.
— Если ты настаиваешь. — Нефертити перепрыгнула через его пенис — хи-хи-хи — и продолжила прощупывать его тело.
Его внутренний голос фыркнул.
«Не могу поверить, что ты говоришь о нём словом на букву «П»».
Конечно, Люцифер знал правильное слово для этого. Но его нельзя беспечно произносить вслух.
«Ты прав. Слово на букву «П» никогда не нужно использовать. Член. Хозяйство. Жезл удовольствия. Вот тебе примеры».
Ла-ла-ла-ла. Напевая себе под нос, он заглушал красочные эпитеты мужского достоинства.
Нефертити посветила ему в глаза волшебным лучом, который светил из кончика её пальца, заглянула в уши, заставила открыть рот и сказать: «А». Она даже проверила кожу головы, раздвигая волосы.
— Я ни черта не нахожу, — проворчала она. — Всё кажется нормальным, нужного размера и в прекрасном рабочем состоянии.
— Нет! — Гея практически кричала, а затем бросилась к Люциферу. Он бы с удовольствием обнял её, похлопывая по спине, сказал бы, что всё в порядке, но смог только проговорить:
— Ведь хорошо, что она ничего не нашла. Не плачь, хранительница сердца моего.
Гея подняла голову, и он заметил, что её глаза блестят от слёз.
— Как ты меня назвал?
— Хранительница сердца моего. — Он улыбнулся. Но Гея не улыбнулась в ответ, а отошла, схватила Нефертити и увела в угол. Они о чём-то шептались, но он не подслушивал, потому что это невежливо. Когда они вернулись, Нефертити призвала из воздуха стетоскоп, наклонилась и приложила холодный металлический зонд к его груди.
— Я дважды отымею свой гарем, — проговорила она. — Я даже понятия не имела, что оно есть. У Владыки Ада есть сердце.
— Нет, у него его нет, — начала Гея. — По крайней мере, не должно быть.
— Конечно, у меня есть сердце, глупышка, — со смехом заявил Люцифер. — Очень большое сердце, переполненное любви к тебе!
Гея ушла. Вероятно, потому что хотела ещё раз проверить клятву. Свадьба всё ближе.
«Скорее, ушла, чтобы заточить кол».
Я люблю тебя.
«Отвали!»

#НамВсемНужнаЛюбовь

Глава 5

@ГеяЛюкНавеки: У моего жениха есть сердце
#КтоНибудьДайтеМнеКол

Выйдя из средневековой лаборатории, Гея попыталась осознать, что у Люцифера в груди бьётся живое сердце. Невозможно. У него не могло быть сердца, и не только потому, что Повелитель Греха бессердечный ублюдок. Сердца не было, потому что он спрятал его тысячелетия назад. Она знала это наверняка.
Чёрт возьми, у неё тоже не было сердца по тем же причинам, что и у Люцифера. Одна из них: никто по-настоящему не бессмертен. У каждого существовала своя Ахиллесова пята. У проклятых душ, попавших в ад после смерти в мире смертных, был шанс. В центре девяти кругов ада находилась яма, действующая, как утилизатор душ. Проклятые прыгали в неё, и у рождённого где-то ребёнка появлялась новая, чистая душа. Демоны могли многочисленными способами умереть в аду… но странным способом, такие же раны в мире смертных отправляли их обратно в девять кругов, где их братья позорили их.
Повелитель Греха практически непобедим, за исключением его сердца. Обезглавь Люцифера, достань сердце, и Тёмный Повелитель мог погибнуть, особенно если убийца знает, что его можно испепелить в печи, которая обогревала Ад. Осознавая эту слабость, Люцифер давным-давно достал противный орган из груди и спрятал его. Не так уж много людей знали этот секрет.
Гея знала.
А ещё она знала, где спрятан чёртов орган. Хорошо спрятан. А значит то, что билось в груди Люцифера, не его сердце. Урсула вживила ему чужое, доброе сердце, которое не запятнано адом и его грехами.
Абсолютная катастрофа. Сердце нужно немедленно убрать! Проблема в том, как извлечь сердце из демона, который, вероятно, не будет спокойно лежать, пока они вскрывают его грудь?
Гея вздохнула, прислонившись к камню в саду, который Люцифер специально создал для неё в центре своего замка.
Так мило, даже если Люцифер отрицал намерение.
«— Ты создал мне сад.
— Здесь было бесполезное пространство с камнями и дерьмом, и ты можешь использовать его, как хочешь. Или нет. Мне на самом деле всё равно».
Но он насладился её благодарностью. Воспоминание согрело и опечалило. Неужели он когда-нибудь снова отымеет её на камне в этом саду?
Гея опустила голову. Она не могла поддаться чувству поражения. Слишком через многое они с Люком прошли, чтобы она сдалась.
«Мне нужно сосредоточить внимание на окружении».
В саду камней не было пышной зелени её Эдема, мягкого шелеста листвы и журчания ручья, но у тишины и плавающего в воздухе пепла был свой успокаивающий эффект.
Звук шагов дал понять, что Гея больше не одна.
— Я освободила Повелителя, — сказала Неффи, разрушая успокаивающую тишину.
— Он впал в убийственную ярость? — спросила она с надеждой.
— Нет.
Надежда рухнула.
— Он хотя бы разозлился из-за принудительного осмотра? — спросила Гея.
Колдунья фыркнула.
— Хотелось бы. Он поблагодарил меня за заботу и похвалил.
Проведя пальцами по шершавой поверхности валуна, Гея сдержала вздох.
— Кажется, его ничто не беспокоит.
— Люцифер — мужчина, живущий в мире с самим собой и с остальным миром. Мужчина, которого больше не интересует месть.
— Его больше ничего не интересует. — Даже Гея теперь не чувствовала себя самой важной женщиной во Вселенной. Конечно, Люк говорил правильные слова и сейчас планировал пышную свадьбу, чтобы публично объявить себя её единственным супругом, но не в этого мужчину она влюбилась.
«Кого ты обманываешь?»
Люцифер, которого Гея знала раньше, несмотря на все крики и сопротивление, влюбил её в себя… Частенько используя постель.
«— Отпусти меня, — визжала она, колотя его по спине, пока Люк мозолистой рукой, уверенной от многовековой работы мечом и клюшками для гольфа, гладил её по ноге, задирая юбки.
— Отпущу, как только найду кровать, шалунья, — заявил он самым мерзким пиратским голосом.
— С каких это пор нам нужна кровать?»
Хорошие были времена. На самом деле таких моментов было много, и она не могла не влюбиться. Даже если этого не хотела. Люди говорили, что она явно свихнулась, если просто мыслит о браке с этим мерзким, сквернословящим ублюдком, но было что-то такое в Люке… То, как он заставлял её чувствовать себя…
«Он заставляет меня чувствовать себя молодой, красивой, важной и…»
Не заставляет, а заставлял. Мужчина, который всё это делал, исчез. На его месте появился настоящий джентльмен. Жуткий зануда. Она терпеть не могла этого мужчину.
«Я хочу вернуть старого Люцифера».
— Так, когда же мы должны вырвать это фальшивое сердце из его груди и вернуть Люцифера в нормальное состояние?
Нефертити скорчилась.
— Хотела бы я, чтобы решение было таким простым, и сама бы вскрыла ему грудь, чтобы вырвать бьющегося самозванца. Лично бы сожрала это сердце прямо здесь и сейчас, считай, что всё это исправит ситуацию.
— Но?
— Но боюсь, что лишив сердца Тёмного Владыку, мы его убьём.
Мир без её любовника? От одного этого предложения хлорофилл в жилах леденел. Гея выпрямилась.
— Что значит, убьём его? И почему лишить его сердца будет проблемой? Раньше он жил без сердца. Почему теперь нет?
— Потому что сейчас его телу оно нужно. Мужчине нельзя просто вырвать орган без подготовки, заклинаний и непредвиденных обстоятельств. Заклинания, смею заметить, которые может творить только он. Всё дело в этой свободе воли, которую Вселенная навязывает всем. Я почти гарантирую, что с таким настроением, в котором находится сейчас Люцифер, он ни за что не пожелает избавиться от этой хрени.
Нет, эта слабая имитация Люцифера, вероятно, не захочет.
— Так я должна оставить его таким? Это жестоко. Ксафан прав. Лучше бы он умер. Люк, которого я знаю, не хотел бы видеть то, во что превратился. —  Люк, которого она знала, избил бы Люка, которым тот стал. И она его бы поддержала!
— Есть другой вариант, — медленно проговорила Нефертити.
— Какой? — Гея почувствовала, как надежда, словно тонкий стебелёк, пытающийся вырваться из семени, затрепетала в груди.
— Нужно поменять его новое сердце на старое.
— Вживить старое сердце? Ты же понимаешь, что у меня его нет.
— Но ты знаешь, где оно.
Гея знала.
— Такое, практически невозможно. Сердце охраняют такие слои защиты, которые заведут в тупик даже самых опытных воров.
И она это точно знала, потому что помогала их накладывать, а Люцифер, в свою очередь, помог наложить заклинания, защищающие её сердце. Через них никто не мог пройти.
— Никто не выживет, но что, если ты соберёшь специализированную команду приспешников, которые сделают все, чтобы достать сердце?
Что, если действительно…
Бац!
И вновь Гея, и самые верные приспешники Люцифера — и семья — собрались за столом в Эдемском саду. Она не стала тратить время даром.
— Люциферу нужно его сердце.
— Забавно, а я думал, что проблема именно в том, что у него оно как раз есть, — возразил Фелипе.
— Но это не его сердце. — Гея рассказала всем об их открытии. — Итак, Нефертити думает, что если мы сможем заменить орган истинным, Люцифер может вернуться к нормальной жизни.
— Что значит «может»? — уточнила Мюриэль. — Это сработает или нет?
На это Гея только пожала плечами.
— Неизвестно, проворачивали ли такое раньше, поэтому можем только предполагать.
— Нет. Только не это слово, — взвизгнула Кэти. — Потому что, когда ты предполагаешь, — все согласно закивали, — мы все остаёмся в дураках.
От смеха, несмотря на всю серьёзность ситуации, Гея улыбнулась. Если кто и мог помочь, так эти психи. Но они заслуживали знать всю правду о миссии.
— Мне понадобятся добровольцы. И я должна предупредить всех, что место, куда мы пойдём невероятно опасно. — Все подняли руки. — Нас может ждать смерть. — Ни одна рука не дрогнула. — И есть шанс, что кто-то никогда не вернётся.
Никто не передумал. Их преданность Люциферу заставила бы новую его версию сиять и гордиться. Старый бы ворчал. Что насчёт Геи, она хотела обнять их всех, но тогда они подумали бы, что она больная, как Люцифер, и, вероятно, линчуют её.
Её не восхваляли так, как Люцифера. 
— Думаю, вы все пойдёте. Кроме Мюриэль.
— В смысле, кроме Мюриэль? — Её дочь хлопнула ладонями по столу и встала с горящими адским пламенем глазами.
— Ты не можешь уйти, потому что нужна здесь, в Аду. Нельзя уйти все. Или хочешь объяснять отцу, как лишилась его королевства, потому решила изобразить героиню?
У Мюриэль поникли плечи, когда она села на место.
— Ненавижу тебя.
— Знаю. А теперь смирись с этим и перестань изображать королеву драмы.
— Изнеженную принцессу. Я никогда этого не прекращу.
Мюриэль считает, что её бросили. Вполне оправданно, но это уже совсем другая история.
— И куда мы все направляемся? — спросила Валаска, Амазонка, всегда жаждущая битвы.
— В Инферно Данте.
— Тематический парк в седьмом круге? — уточнил Миктейн.
— Это больше, чем тематический парк, — сообщила Гея. — Опасные американские горки — это тайник Тёмного Сердца Люцифера. Сокровище в конце квеста.
— Сокровище? — поинтересовалась Кэти. — Мне нравятся сокровища.
— Уверена? Согласно амазонской легенде, никто никогда не добирался до конца квеста, — вставила Аэлла. — Но пытались многие.
Действительно, Амазонки пытались… и провалились. Считалось обрядом посвящения покушаться на Инферно Данте с почётными знаками в зависимости от того, как далеко им удалось зайти. Никто так и не добрался до конца, но опять же, ни у кого не было преимущества в виде Матушки Природы в помощниках.

#ОбманВоБлаго

Глава 6

@ГеяЛюкНавеки: мужчина должен быть сильным и сопротивляться импульсам плоти. И я уверен, что могу.
#ИзбавиОтИскушения
— Люцифер. Люцифер. Где ты?
Донёсся сладкий голосок Геи из комнаты, но Люцифер не осмелился ответить. Не мог позволить ей найти себя.
«Думаю, она видит, что ты делаешь». Его внутренний голос, с дьявольскими рогами, каким-то образом взял столько контроля, чтобы заставить его произнести:
— Я здесь.
Он накрыл рот ладонью. Поздно. Она услышала. В прозрачном зелёном платье Гея, стоящая в дверях, выглядела очень мило. На её лице читался шок.
— Что ты делаешь?
Услышав её вопрос, Люцифер ещё глубже погрузился в пенистые пузыри ванны.
— Уединился на минуту.
— Скажи, что ты там дрочишь, — пробормотала она.
— Разумеется, нет. Просто расслабляюсь с успокаивающей музыкой и ароматными солями. У меня был напряжённый день.
— Повелитель Греха не принимает ванны.
— Конечно, принимает. 
«Только если вместе с обнажённой женщиной».
Прежде чем Люцифер понял, что делает, протянул руку и затащил Гею к себе в ванну. Она взвизгнула и с плеском приземлилась на него.
Совершенно потрясённый своими действиями, он пробормотал:
— Прости, не знаю, что на меня нашло.
Гея засмеялась, и такого хихиканья он не слышал со дня их помолвки. Она обняла его за шею.
— Вот это больше похоже на Люка, которого я знаю.
Она потёрлась носом о его нос, и он ответил тем же. Нет ничего плохого в том, чтобы немного пообжиматься. В конце концов, они ведь помолвлены и через несколько дней поженятся.
«Да, дружище». Его внутренний голос подмигнул ему и толкнул локтем.
О-о-о, если его внутренний голос это одобрял, значит, нужно отказаться от удовольствия. Люцифер хотел оттолкнуть Гею, но из-за того, что они находились в тесной ванне, и Гея его крепко обнимала, ничего не вышло. От такой близости с его телом кое-что происходило, а в голове возникали плотские мысли. Чтобы отвлечься, он попытался пересчитать улыбающихся уточек с маленькими нимбами, напоминающих, что надо быть хорошим.
Гея прижалась лбом к его лбу.
— Помнишь, когда мы в последний раз купались вместе?
— Нет. — Ложь. Яркая картинка возникла в голове — одетый только в свободно подпоясанный халат, он прокрался в ванную, ту самую выгнутую и с итальянскими кранами. На мгновение Люцифер застыл, глядя на это прекрасное видение. Гея лежала в ванне размером с бассейн, откинув голову и закрыв глаза, слой пены скрывал обнажённую плоть. Халат полетел на пол, а Люцифер с криком «Бомбочка» плюхнулся в воду. Ему было плевать, что вода вылилась на пол. И Гее тоже. Она прильнула губами к его губам, обнимая ногами его за талию.
— Вспомнил, — прошептала она.
Он закрыл глаза под её пронзительным взглядом, когда воспоминания нахлынули, но никак не мог подавить эрекцию. Пожалуйста, пусть она не заметит. Она поёрзала.
— Ну, привет, здоровяк. — «Не стесняйся попользоваться губами, шалунья. Помнишь, что она делает своим языком?»
О да. Как и определённая часть его тела, и ей было плевать на уважение и приличия.
Нужно противиться. Люциферу удалось оттолкнуть Гею в сторону достаточно, чтобы выйти из воды. Он покраснел, когда показал ей мужские части. Даже обернув полотенце вокруг бёдер, он чувствовал, как жар заливает лицо. И всё усугубляло то, что Гея лежала в ванне и улыбалась.
— Эй, красавчик, почему бы тебе не сбросить полотенце и не вернуться сюда? — Она провела пальцем по воде. — Водичка ещё тёплая.
— Я буду сопротивляться искушению. — С этими словами он выбежал из ванной. Но очень хотел вернуться, и даже не мог винить внутренний голос, который наблюдал за взволнованными действиями Люцифера с довольной ухмылкой. Он знал, что тот почти поддался греху и одобрял его действия.
«Давай. Побалуй себя немного. Обещаю, тебе понравится».
Не обращая внимания на коварный шёпот, Люцифер поспешил натянуть трусы — простые белые хлопчатобумажные трусы, которые носят респектабельные мужчины. Ему удалось просунуть руки и голову в отверстия футболки, когда Гея появилась в дверях. Она прислонилась к косяку, заливая водой, капающей с платья, пол, и продолжала довольно улыбаться.
— Ох, я из-за кого-то намокла. — Она поймала его взгляд. — Что же мне делать? — Она расстегнула первую пуговицу намокшего платья, которое облепило каждый изгиб тела. Люцифер сглотнул. — Мне просто необходимо снять эти мокрые вещи. — Вторая пуговица. Затем третья… И Люцифер увидел полушария её груди. И не отвёл взгляда.
Гея повела плечами, и мокрое платье съехало, обнажив больше кожи. Она расстегнула ещё пуговицы, и платье под действием той же гравитации, что и в мире смертных, начало соскальзывать. Замерев на месте, Люцифер мог только пялиться. Мокрое платье шлёпнулось на пол, и Люциферу было всё равно на этот беспорядок. Всё внимание было приковано к стыку её бёдер.
Гея это заметила.
— Нравится? Я велела слугам выбрить сердечко. Для тебя. Всё для тебя. — Она почти промурлыкала эти слова, и по какой-то причине у него подогнулись колени. Не в силах говорить, он медленно осел на пол.
Виляя бёдрами, Гея подошла и остановилась перед Люцифером. Его глаза оказались на одном уровне с её животом, но это не мешало аромату Геи окружать его. Корица и яблоки. У Люцифера потекли слюнки.
«Попробуй её».
Он так этого хотел, и на мгновение забылся. Отринул клятвы. Он придвинулся и глубоко вдохнул, затем выдохнул, опаляя кожу горячим дыханием. Гея затрепетала и запутала пальцы в его волосах.
«В наших густых и шелковистых волосах».
Тщеславное замечание встряхнуло, Люцифер отпрянул, как ошпаренный и пополз прочь.
— Прости, не знаю, что на меня нашло, — начал извиняться он.
— Зато я могу сказать, что на меня не нашло, — пробормотала Гея.
— Так, давай накинем на тебя халат, пока ты не простудилась. — Он схватил его с крючка в шкафу и бросил ей.
Даже не обернувшись посмотреть, поймала ли Гея халат, Люцифер поспешил облачиться в броню… э-э, он имел в виду одежду, прежде чем снова повернуться к Гее лицом. А когда обернулся, увидел, что халат валяется у её ног, а она так и стоит обнажённая.
Мокрая.
Манящая.
Он резко отвернулся в другую сторону.
— Тебе придётся меня простить, но я правда не хочу так неуважительно к тебе относиться.
На его извинения Гея тяжело вздохнула, и казалась такой разочарованной. И он не мог винить её, потому что разочаровался в себе. Она заслуживала лучшего, чем жених-развратник, таращившийся на неё.
— Мы отправляемся в путешествие, — заявила Гея.
— Когда? — спросил он, уставившись на кусочек ткани, торчащий из ящика. Это что? Боксеры с утятами? Люцифер думал, что выкинул их все. 
«Ты не избавишься от моего легиона уток».
Он проигнорировал злобный смех в голове, сосредотачиваясь на следующих словах Геи.
— Сегодня.
— Что? Нет. Мы не можем никуда уехать. — Он резко обернулся, забыв о наготе Геи. К счастью, она предусмотрительно оделась.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.