Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48598
Книг: 121350
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Этьен Винтерфилд — лучший маг-следователь Глорихейма»

    
размер шрифта:AAA

Крутень Мария
Этьен Винтерфилд — лучший маг-следователь Глорихейма

Часть первая. Глава 1

Награда ощутимо грела и душу, и тело. Терр побери, приятно, когда твои заслуги отмечены государством! Особенно, когда это не просто слова, а десять полновесных дукатов, на которые я смог, наконец, приобрести, в том числе, плащ из самой настоящей драурской кожи и теперь, сидя в засаде, можно сказать, приятно проводил время.
При всех огромных требованиях, предъявляемых начальством к моей работе, жалование оставляло, на мой взгляд, желать лучшего. Большую его часть приходилось отдавать столичному университету за полученное образование, а остатка хватало только на минимальные нужды и съёмную квартиру, пусть и в центре города. Работа мне не просто нравилась. Несмотря на то, что взялся я за неё по нужде — должность в следственном Управлении оказалась для меня единственной возможностью практиковать магию — а не по доброй воле, она вскоре стала моим главным увлечением. Вот только чаще высшее начальство меня ценило бы не только на словах, но и в денежном эквиваленте. В конце концов, где они ещё найдут мага-следователя, способного самостоятельно остановить выпущенное заклинание пятого порядка. Причём не только остановить, но и тут же связать магическими узами преступника его выпустившего. Разумеется, любой мог ответить, что по отдельности с каждой из задач можно было справиться с помощью соответствующего артефакта. Однако одно дело просто соорудить щит или кинуть сеть, другое, при этом ещё сделать противнику подсечку и, пока тот не опомнился, врезать каблуком ботинка в челюсть. С подобным ни один из упомянутых мною мэтров уже не справился бы. Всё это мог сделать только я — лучший маг-следователь в Глорихейме, а то и во всем королевстве!
Поэтому награда моя была вполне заслуженной, и слова её сопровождающие тоже. Вот только жаль, что денег мало дали. Десять дукатов, хоть те и составляли четыре моих зарплаты, хватило только на плащ да на дорогущую мазь от болей в суставах для моего камердинера. Когда в аптекарской лавке я увидел выставленный мне счёт, чуть не обомлел и на какой-то миг даже пожалел, что не подался в зельевары. Не влез бы в глупую ситуацию на последнем курсе, да жил бы припеваючи! Но к счастью, или сожалению, многочасовое ежедневное корпение над ступками и ретортами — не моё. Зато, если нужно выставить щит против хитро закрученного заклинания или, наоборот, сотворить такое же, а вдобавок ещё и мозги и отличные физические данные, то всегда пожалуйста! Лучший маг-следователь Глорихейма к вашим услугам!
Разумеется, следствие — это практически всегда командная работа. Соглядатаи и агенты доносят до нас интересующие сведения, помощники роются в архивах или бегают с мелкими поручениями, младшие следователи всегда готовы быть на подхвате, начальство бдит и контролирует. Вот только, где они все, когда дело пахнет жареным? Жмутся за забором, даже начальник отдела с карманами, забитыми под завязку артефактами, тем не менее, не рискует сунуться внутрь до окончания ритуала, предпочтя послать меня. А всё потому, что вырвись заклинание вызова, которое по донесениям собирались применить в этом доме, наружу, мало не показалось бы никому, кто под него попал бы. Ну, кроме меня, разумеется.
Я осторожно переместился на пару шагов вдоль стены и выглянул за угол дома. Входная дверь скрипнула — те, кто затаились внутри здания, то ли что-то почувствовали, то ли решили проверить обстановку напоследок — во двор высунулась чья-то физиономия и огляделась по сторонам.
«Смотри, смотри! В темноте все кошки серы и следователи тоже!» — хмыкнул я про себя и прислонился к стене и прислушался к своим ощущениям.
«Кажется, начали» — колебания магического фона были уже очевидны, но брать нарушителей порядка было ещё рано. В том-то и состояла сложность, что арестовать преступников нужно было тогда, когда факт совершаемого преступления налицо. А в данном случае это означало, что повязать вызывателей я мог только, собственно, при наличии вызванного демона. Весь сопутствующий антураж — свечи, зеркала, алтарь — за доказательство не считалось. Мало ли какие причуды у людей! Видите ли, им пришло в голову петуха на алтаре вместо печки зажарить! И ничего, что с перьями — рецепт такой! Следы мела на полу?! Рисовали! А зеркала и свечи — суженую вызывали! Одну на всех! Да, мне один раз так и заявили, когда предыдущий начальник отдела отдал приказ о превентивном задержании. Бывшего шефа, разумеется, сняли, а новый, Варгис, подобных глупостей не повторял, а сидел, координируя свою задницу, за забором. Почему свою? Так потому что меня координировать не надо, я и так знал, что делать, а кроме меня непосредственно в задержании никто не участвовал. А всё потому, что неизвестно заранее, какого уровня демона призывают. Если первого или второго, то тут справится любой жандарм с защитным амулетом, однако демона седьмого уровня напрямую, без аннигилирующего стазиса, был способен одолеть ограниченный круг специалистов, и я был в их числе.
Магические колебания нарастали — уже было очевидно, что вызываемый демон не второго и даже не третьего уровня — а я, между тем, шаг за шагом продвигался к двери. Пройден четвёртый уровень, но до стабилизации было далеко. Я добрался до двери как раз, когда вызываемая сущность преодолела пятый уровень. Всё оказалось куда серьёзней, чем мы предполагали. Уже не таясь, я кинул в сторону прячущихся за забором помощников предупреждающий знак и шагнул внутрь дома. Это была типичная полугородская окраинная постройка с просторными сенями, которые вели в гостиную, а далее в одну или несколько спален. В сенях царил самый настоящий бардак, казалось, туда стащили всю мебель, которая была в доме, а в соседнем помещении её не было совсем. Пол был устлан матрасами, поверх которых в свою очередь было постелено грязное белье, покиданы одеяла, рюкзаки, какое-то тряпьё.
«Самый настоящий притон!» — скривился я, досадуя на то, что главным блюстителям за порядком в городе так поздно о нём доложили. Вонь стояла нещадная. Видимо, вызыватели ко всему прочему дали обет никогда не стирать свои носки и не мыть посуду. Из захламленной гостиной я без раздумий направился к двери, из-за которой раздавался многоголосый вой и экзальтированное повизгивание. Пинком отбросив оказавшийся на моём пути табурет и выставив перед собой щит, я спокойно зашёл в комнату.
В той находились всего только пятеро человекоподобных, причём один из них лежал без чувств как раз передо мной, ещё двое пытались слиться со стеной, а оставшиеся так и не теряли надежды призвать демона седьмого уровня. Вот идиоты! По этим заклинателям-недоучкам было отчётливо видно, что воли, достаточной для того, чтобы удержать магическое создание, ни у кого из них нет. На что они рассчитывали?!
Я достал из кармана регистратор и тут же его активировал. В течение минуты тот должен был записать уровень магического фона, а также ауры всех присутствующих, что было вполне достаточно для обвинения. Я ещё раз обвёл глазами разворачивающуюся передо мной картину, отметив и криво начертанную пентаграмму, уже затёртую в паре мест — такую границу демон прорвал бы как куриную скорлупу — и двух олухов, не замечающих проскальзывающих через прорехи псевдоподий, и продолжающих вливать в контур силу из накопителей. Из накопителей! Что за идиоты?!
— А ну, брось бяку! — грозно крикнул парню, державшему артефакт, не ожидая того, что тот, действительно, бросит, только не на пол под собой, а внутрь контура.
«Терр меня и их подери!» — я уже торопливо наматывал в каждую руку заклинания.
Дорвавшийся до дармовой энергии демон радостно взвыл и в два счёта снёс контур. Не ожидавшие такого поворота событий — а что они, интересно, с накопителями-то ожидали?! — вызыватели потеряли сознание и рухнули рядком, прямо перед бушующим демоном.
— Замечательно! — можно было, конечно, оставить идиотов тому на съедение, но кто стал бы показания давать?! Поэтому я кинул в демона третьеуровневое заклинание стазиса. Использовать что-нибудь серьёзнее в непосредственной близости от людей было опасно. Тот замер как миленький, при этом, правда, продолжал вращать своими дико злыми красными глазками, что означало, разгрызть мой стазис ему на раз плюнуть. Даже на полраза. Не успел я сделать и двух шагов, как тот был уже свободен и очень зол.
— Гр-р-у-у-и-у!
Я в демонологии никогда не был силён и не знал, что он там вещает на своём языке, поэтому кинул в него уже самое простое боевое, но эффективное заклинание. Демон даже попытался его отразить, отчего огненные всполохи разукрасили всё помещение, подожгли блеклые занавески и искрами осыпались на горе-заклинателей, заставив заорать уже их. Но я на идиотов не отвлекался и, добавив демону несколько ударов воздушным кулаком с разных сторон, загнал, наконец, того обратно в контур. Времени искать мел не было, поэтому я просто выжег новый барьер огнём.
— У-р-р! А-у-р-р! Ы-г-г-р! — бесновался демон, обещая мне несладкое будущее, стоит ему вырваться, но мечтать никому не вредно. Шаг за шагом я сжимал контур и заставлял демона скукоживаться, а затем, пусть и нехотя, втиснуться обратно в ту дыру, через которую он проник в наш мир.
— И-и-и! А-а-а! — вторили ему недоучки-вызыватели, катаясь по полу и страдая от полученных ожогов.
— Всем стоять! Следственное Управление! Руки за голову! — выдал ввалившийся в помещение Варгис, размахивая казённой огненной плетью.
Идиоты взвыли ещё сильнее и тут же отключились, или сделали вид, демон в последний раз дёрнулся, но получив очередным сдобренным изгоняющим заклинанием кулаком по голове, или что там у него было сверху, наконец, исчез. Я тут же запечатал вход, после чего можно было уже погасить свечи и разбить зеркала.
— Драйзен! Карилл! — позвал я, не обращая пока внимания на решившее проявить героизм начальство, своих помощников, которые обнаружились прямо за спиной Варгиса.
Сметливые парни быстро просочились в помещение и принялись документировать и убирать остатки заклинательного антуража, а я обратил свой взор на неудавшихся заклинателей. Один из тех двоих, что непосредственно участвовали в вызове, был, действительно, без сознания, а второй притворялся. Но недолго. Под моим настойчивым взглядом он вскоре нехотя открыл глаза и засопел.
— Что за иллюминацию ты здесь устроил? — ворчливо поинтересовался убравший, наконец, свою плеть, начальник отдела. — Весь квартал, наверное, перебудил. Дождёмся с тобой новой взбучки от мэра.
Я хмыкнул — наш городской глава иногда пёкся о покое граждан больше, чем о порядке, в результате чего нам приходилось расхлёбывать такие тихие, казалось бы, омуты.
— Тут окраина, — возразил я. — До ближайшего дома с четверть мили. Монастырь и то ближе, а монахам наш фейерверк не страшен. Эти болваны не смогли даже контур толком начертать. Демон едва не вырвался, пришлось бить тем, что попалось под руку.
— Болваны, — согласился начальник и тоже сосредоточил своё внимание на сопящем юнце. Ну как, юнце. Лет этому разгильдяю может было и не меньше, чем мне, однако всегда существовал такой тип мужчин, вечно бегущих от ответственности и прячущихся за отговорками «я не знал», «я не думал», «не догадывался» и тому подобное. Вот и этот олух пошёл по уже пройденному многими пути:
— Это не я! Это он всё придумал! — и показал пальцем на по-прежнему лежащего без чувств соседа.
— Имя?! — начал я допрос.
— А… Андрес… Андрес Ковальтс, — проблеял тот в ответ.
— Род занятий?!
— Сту…. студент, второй к-курс бого…. богословского.
— Надо же, даже не маг и не демонолог, — я по-настоящему удивился. Как-то даже не задумался раньше чудака проверить. Вот потому, оказалось, и накопители. — Что же ты собирался с демоном делать, Ковальтс?!
— Ничего, — получил я самый невменяемый из возможных ответов.
— Что значит, ничего?! — вмешался Варгис, и студент тут же струхнул. Да, начальство выглядело гораздо внушительнее меня, и почти все ведутся исключительно на внешние данные.
— Так, ничего, — всхлипнул в ответ Ковальтс. — Демон всё должен был сам сделать.
— Что сам?! — воскликнули мы уже одновременно с Варгисом, а мои помощники застыли едва ли не с раскрытыми ртами.
— Очистить, — прошептал студент-богослов, возомнивший себя демонологом.
— Кого?!
— От чего?!
— От скверны, всех, всех…. — пролепетал недоумок, закатывая глаза.
— Ясно, — я тут же потерял интерес. Какой смысл разговаривать с фанатиками.
— И от тебя тоже? — между тем, иронично поинтересовался Варгис у Ковальтса.
— Нет! Я чист! — возмутился тот. — Он мне так сказал! — и снова показал пальцем на бессознательного соседа.
— Разумеется, — усмехнулся начальник отдела. — А он кто таков?
— Пертц, с третьего курса.
— То есть совсем того, — я покрутил пальцем у виска.
— Ему видение было! К нему святой приходил! — заверещал студент как самый настоящий экзальтированный фанатик. Впрочем, скорее всего он им и был.
— Это я и имел в виду, — согласился я с помешанным и достал хронометр. Шёл четвёртый час утра, и я на ногах был уже вторые сутки. Решив, что своё дело сделал, я дал возможность поработать и другим.
— Драйзен, Карилл! — привлёк я внимание своих помощников. — Вещдоки в управление, отчёт с обыска с утра мне на стол!
— Есть, сэр! — получил я стандартный в таких случаях ответ и обратился уже к начальнику отдела:
— Держи! — кинул ему регистратор. — Думаю, остальных допросим завтра, если ты не против.
Тот против не был — сам предпочитал проводить ночи не в окраинных хибарах, а под боком у жены — и, вызвав мнущихся в сенях жандармов, принялся споро организовывать отправку задержанных до Управления. Я же вышел на улицу, жадно вдохнул холодный воздух, свободный от демонов и идиотов, и направился прямо к так и стоящему за забором казённому мотодилю. В конце концов, мне он был нужнее, а пока Варгис закончит с упаковыванием недозаклинателей и осмотром здания, экипаж уже вернётся.
Домой я пробирался как нашкодивший школьник. Жил я в самом центре Глорихейма, в одном из уютных домов на несколько квартир. Вход у меня был отдельный, так что я мог не бояться ни соседей, ни квартирной хозяйки, но не они были страшным кошмаром моей жизни.
— О! Явились, наконец, Ваше Светлость! — произнесла темнота, стоило мне пересечь половину расстояния до ведущей наверх лестницы, и я сразу понял, что зря скрывался. Причем, выдано приветствие было таким голосом, словно я возвращался не с работы, а от любовницы. Впрочем, для Ганса, моего камердинера, это было почти одно и то же.
— И охота вам шастать по ночам, когда все приличные люди спят? — продолжал ворчать старик, по-старомодному зажигая свечи.
— А ты зачем встал-то?! — заворчал я в ответ. — Что я сам раздеться, что ли, не смогу или постель расстелить? И прекрати звать меня светлостью, сколько раз тебе говорить!
Но упрямый старик уже поднимался вперёд меня по лестнице. И даже не остановился ни разу, пока не преодолел весь пролёт, с удовлетворением отметил я.
— Помогает мазь-то, не так ли? — радостно поинтересовался я у прямой как доска спины.
— Помогать-то помогает, Ваша Светлость, — неожиданно покачал головой Ганс. — Вот только почто вы, Ваша Светлость такую прорву денег на это террово зелье извели? — снова принялся ворчать он.
— Какая прорва? — совсем натурально удивился я. — Всего полдуката оно мне не стоило.
— Ох, не умеете вы врать, Ваша Светлость, — обернулся ко мне камердинер, а я воспользовался этим моментом, чтобы проскользнуть мимо него в свою спальню.
— Наведался я к тому прощелыге аптекарю и все вызнал, — продолжал корить меня Ганс, наблюдая, как я убираю с кровати покрывало и кидаю на матрас подушку. — Обманул он вас, Ваша Светлость, как пить дать, обманул! На восточном рынке такую мазь за полдукола можно купить! Я сам не раз покупал….
— И что, помогало?! — не выдержав, оборвал я камердинера. — Это на твоем восточном рынке тебя обманывают, подсовывая вместо стоящего товара топленый свиной жир!
— Жир тоже полезен, — не моргнув глазом, перевел тему Ганс. — Вам бы, например, совсем не помешало набрать его немного….
— Хватит! — сил на наши вечные с ним препирательства совсем не было. — Разбуди меня к девяти, — с этими словами я выпроводил старого слугу из спальни и закрыл за ним дверь.
— К девяти, надо же! — послышалось с другой стороны громкое ворчание. — В пять только явились, а в девять уже разбуди!

Глава 2

Разумеется, Ганс меня не разбудил. У вредного старика всегда было свое мнение насчет того, что нужно или полезно для меня, и проснулся я только к полудню. Однако бежать сломя голову в Управление не стал. Проспал, так проспал. В конце концов, если посмотреть на этот дело с положительной стороны, то я дал время Драйзену с Кариллом подготовить для меня отчет по обыску, а Варгису допросить злоумышленников.
Тем не менее, собрался я достаточно быстро и спускался по лестнице с намерением тут же покинуть квартиру, но на первом этаже меня встретил одуряющее соблазнительный запах кофе, который уже варил Ганс. Знал, старый шельмец, что я не устою. Эх, хороши были бы к кофе еще и восхитительные ароматные булочки из кондитерской не менее аппетитной госпожи Шульц! Однако на прошлой неделе та, смущаясь, попросила меня прекратить наши с ней гастрономические изыскания, аргументируя это ревностью заподозрившего ее в неверности мужа. Было немного жаль, так как госпожа Шульц оказалась искусна не только в кулинарии и при этом, что приятно, совершенно не требовательной. Стоило позаботиться о замене, но это всегда занимало время, которого у меня не было. А что если? Я вспомнил о довольно-таки привлекательной жене подлеца-аптекаря, выдавшего Гансу настоящую стоимость купленной мною мази. Тот заслужил, чтобы ему наставили рога! Решив попробовать свою удачу с миловидной госпожой Глихер уже этим вечером, я приободрился и все-таки отправился на кухню.
— Доброе утро, милорд, — церемонно поприветствовал меня камердинер, не отрывая взгляда от стоявшей на горелке турки.
— Сколько раз тебе говорить Ганс, что здесь нет больше ни милордов, ни светлостей, — вздохну я, не особо надеясь, что тот меня услышит. Старик упрямо поджал губы, чем придал еще больше внушительности своему орлиному профилю. Вот из кого вышел бы классический граф, а то и целый герцог!
— Само понятие нищий маркиз вызывает только жалость, — напомнил я упрямцу.
— Барон Крауфильд за дочерью дает двадцать тысяч, виконт Глазерой пятнадцать, а граф Страуфолк аж двадцать пять и поместье в придачу, — укоризненно выдал тот, ставя передо мной на стол кружку с терпким напитком.
— Страхолюдина, наверное, — заметил я. Камердинер поджал губы еще сильнее, хотя, казалось, куда уж больше.
— В вашем финансовом положении, милорд…. — начал он.
— Мое положение меня вполне устраивает, — прервал его я, добавив на всякий случай: — И моя работа тоже.
— На побегушках у простолюдина!
— Мы живем в просвещенный век, Ганс, в котором титул имеет значение только для придворных хлыщей.
— Слышал бы вас ваш покойный батюшка! — возвел очи горе старик.
— То не промотал бы состояние моей матушки? — ехидно поинтересовался я у Ганса в ответ, добавив: — Кстати, отец-то сам этим титулом пожертвовал ради матушки.
Камердинер ничего не ответил, а, вздохнув, присел на соседний табурет.
— Да не расстраивайся ты так! — решил утешить я старика. — Мне только двадцать шесть. Связать себя брачными узами с какой-нибудь скучной девицей, которая будет думать только о доме и о детях, я еще успею.
— В этом нет ничего зазорного, милорд, в отличие от ваших ночных похождений, — строго парировал тот. Порядочная жена как раз думает о доме и детях, и порядочный муж тоже, — увлеченно читал он свои любимые нотации, а я кривился с каждым произнесенным им словом.
— Доживу ли я до этого? — еще горестнее вздохнул старик, взывая к жалости, но при этом поглядывая на аккуратно сложенную газетку, лежащую на углу стола. «Светские новости» были любимейшим чтением Ганса, и я подозревал, что именно оттуда происходили все эти бароны с графами в придачу со скучными дочерьми и их приданым.
— Конечно, Ганс! Какие твои годы! — немедленно вскинулся я.
— Мне семьдесят два, милорд!
— Вот именно! При должной заботе о своем здоровье ты и меня переживешь, — ответил я и решил закрыть эту тему, обратив внимание на прикрытую салфеткой тарелку: — Что ты там прячешь?
— Сырники, милорд, — охотно отозвался Ганс, пододвигая ко мне блюдо. — Из свежайшего творога, только сегодня утром на рынке последний фует взял.
Я едва не поперхнулся. Нет, сырник был вкуснейший, но именно из-за этого расположенного у Терра на куличках рынка Ганс обрел свой радикулит. Мой камердинер предпочитал закупаться там, мотивируя это тем, что продукты на рынке и свежее, и дешевле, чем в центре. Все это было так, и я бы не возражал, если бы у старика из-за ежедневных туда поездок не прихватило спину. Однако упрямца было не переубедить, да и аргументы у него были не менее убедительные, чем мои.
Может, действительно, мне стоило жениться на страхолюдине с приданым, закралась предательская мысль. Какой еще мог быть прок от женитьбы? Любовь? В любовь я после того, что случилось на последнем курсе, не особо верил, да любовью, сейчас я понимал, это не было. Только коварство, хитрость и расчет. Тем не менее, стоило оно мне пусть и не всего, но многого. Однако связать себя с чуждой мне женщиной? Зато Ганса можно было на старости лет устроить с большим комфортом, мелькнула предательская мысль. Старик, я не мог этого не видеть, за последние годы сильно сдал. С этими совсем не веселыми мыслями я вышел из дома и направился в Управление, чтобы уже через пять минут быть на месте.
Кивнув сидящему на входе конторщику, я поднялся на второй этаж, прошел через общий зал, полный стрекота пишущих машинок, и добрался, наконец, до своего кабинета, состоявшего из двух помещений. В первом, отданном моим помощникам, никого не было. Посетовав на предающихся безделью лоботрясов, я зашел в свою каморку. Та была раза в два меньше помощницкой, зато с окном. Выходило то во внутренний двор, по которому как раз водили строем задержанных. Бравый сержант подгонял лентяев, некоторые даже пытались огрызаться, но получив тычок или подзатыльник, возвращались в общий строй и, волоча ноги, продолжали движение по периметру. Найдя в толпе недавних недозаклинателей, я удовлетворенно улыбнулся. Очнулись жмурики!
«Интересно, допросил их уже Варгис или нет?»
Отчет с обыска, как и должно, лежал на моем столе. Я быстро просмотрел две рукописных страницы. Несколько накопителей, пара запрещенных артефактов, в остальном обычная для заклинателей мелочевка. Решив не тянуть с закрытием дела — вытащить из недоумков имя того, кто надоумил их заняться вызовом демона, казалось, задачей не сложной — я отправился к Варгису, которого тоже почему-то не оказалось на месте.
— Опять его где-то носит! — ворчливо прокомментировала отсутствие начальства его секретарша, которая пилила того не хуже жены. Я кивнул, намереваясь ретироваться пока настроенная по-боевому госпожа Зирена не взялась и за меня, как дверь отворилась снова, явив Варгиса собственной персоной.
— Этьен! — чересчур радостно воскликнул тот. — Ты-то мне и нужен!
То, что он обращался ко мне по имени, уже заставило насторожиться.
— Уже допросил? — поинтересовался я.
— Какой допрос?! — махнул рукой начальник отдела. — Тут такое! Заходи!
Он практически втолкнул меня в свой кабинет и быстро закрыл дверь прямо перед носом любопытной госпожи Зирены.
— Шаньский монастырь обокрали!
— Сочувствую, — совсем не испытывая сочувствия, отозвался я. Недолюбливал я монахов.
— Реликвию какую-то украли, за тремя магическими замками спрятанную, — продолжил Варгис и ожидающе на меня посмотрел. Я пожал плечами. Украли, так украли. Я-то тут причем?!
— Я обещал, что ты займешься этим делом, — выложил тот все карты на стол.
— Вот еще!
— Дело государственной важности! — настаивал Варгис.
— Допустим.
— Ты наш лучший следователь! — он попробовал даже подольститься.
Да, я лучший, но это не повод посылать меня к монахам! Я сделал самое непреклонное лицо.
— Тамошний настоятель приходится двоюродным дядюшкой Его Величеству. От этого дела будет зависеть, не полетят ли наши головы! В прямом смысле этого слова!
Подобные аргументы уже давно не производили на меня впечатления.
— И зарплата тоже! Ты же помнишь, что нам обещали надбавку? Могут передумать, а то и урезать.
Нашел-таки мое слабое место, зараза!
— Ладно, — нехотя ответил я.
— Вот и славно! — Варгис едва не потирал ладони, и я заподозрил, что его слова насчет зарплаты были блефом. — Отправляйтесь немедленно. Я уже послал Драйзена за транспортом, а Карилл собирает команду.
Так вот чем были заняты мои помощники! Значит, точно блефовал по поводу зарплаты. Однако возмущаться было поздно. Данное единожды слово я забирать не привык, и Варгис, шельмец, это знал.
— Что украли?
— На месте разберешься, — оптимистично заявил начальник отдела. — Только помни про государственную важность.
Я меланхолично покивал. Вот ловко устроился, змей. Предупредил! А в монастырях разве что демоны не водятся. Или водятся? Ведь вчерашние недозаклинатели расположились аккурат в полумиле от этого самого монастыря. Было ли это связано с ограблением или случайность? В конце концов, там монахи, тут теологи. Странное совпадение. Пока размышлял, дошел до выхода из здания, где меня уже ждали казенный мотодиль и Драйзен, придерживающий для меня дверь экипажа.
— Повезло нам, не правда ли, сэр?! — восторженно начал он, едва я появился на ступеньках. — Новое громкое дело! Может, о вас снова в «Ведомостях» напишут!
«Угу, в разделе некрологов или, что хуже, досадных происшествий» — мрачно пошутил я про себя, а вслух же спросил:
— Где Карилл?
— А вон они! — он махнул в сторону выезжающих из-за угла экипажа экспертов и грузового мотодиля, в кузове которого разместилась, навскидку, целая дюжина жандармов. Я удивленно приподнял бровь.
— Мы монастырь брать приступом будем?
— Может и так! — хохотнул помощник и забрался вслед за мной в наш компактный мотодиль. — Кто этих монахов знает?!
— Разве они не сами заявили в Управление?
— Не знаю, заявляли или нет, но направление на расследование Варгис получил из столицы. Мы как раз в его кабинете были.
— Ясно, — ответил я, хотя ясного было мало. — Трогай! — велел я водителю, и мы потряслись по брусчатке городских улиц.
По дороге я пытался вспомнить, что знаю про этот монастырь, и выходило, что ничего, совсем ничего. За те пять лет, что я жил в Глорихейме, мне ни разу не приходилось иметь дело с монахами, а просто так интересоваться мне бы в голову не пришло. Драйзен знал лишь то, что в стенах обители хранилось множество старинных реликвий, то есть, по сути, артефактов, некоторые из которых были уникальны и имели национальную ценность. Теперь было понятно, почему настоятелем монастыря был член королевской семьи.
Между тем, мы уже выехали из города по восточному тракту, обогнув любимый моим камердинером рынок, и понеслись на север по окружной дороге. Монастырь располагался в паре миль к северу от городской черты, а, учитывая, что сам Глорихейм растянулся с юга на север по обе стороны от Роанны на несколько десятков миль, путь был не близкий. До монастыря можно было добраться и через город, но в дневное время, когда улицы забиты разномастными экипажами, у нас ушло бы раза в два больше времени. Бесчисленные мастерские, почти две дюжины фабрик — Глорихейм был одним из индустриальных центров королевства и самым большим его городом. Столица, располагавшаяся, к слову, в четырех часах езды от Глорихейма была раз в пять меньше и в десять раз спокойнее, несмотря на наличие двора и безбашеных студентов столичного Университета.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Венка об авторе Александра Лимова
    Потихоньку прочла всю серию ) Есть пару книг, которые прям зашли! Но остальное , ну такое... скоротать вечерок, разгрузить мозг и забыть )

  • galya19730906 о книге: Ева Маршал - Проданная чудовищу
    Для меня книга никакая. Даже не стала себя мучить.

  • Лина6 о книге: Ева Маршал - Проданная чудовищу
    На начальных строках:"Его поршень ритмично ходил во мне", закрыла книгу и удалила.

  • olgabel о книге: Татьяна Андреевна Зинина - Карильское проклятие. Наследники
    Сюжет интересный, герои разноплановые придуманы, но в поступках у героев мало логики, диалоги неокончены. Один из главных героев вообще в любом споре разворачивается спиной и уходит, не поясняя ни своей позиции, ни отношения. Вроде бы и событий много, но как то больше суеты.

  • karuzina83 о книге: Елена Звездная - Бой со смертью
    Выбор действительно должна делать девушка. Только заботился о Рие как раз не Норт, а Артан. Это он спас ее от отчима. Он, узнав о попытке изнасилования Нортом и Ко, разобрался с родственничком. Именно Артан дал свое кольцо девушке, чтобы предотвратить участь любовницы в случае проигрыша команды Некроса. И таких мелочей в книгах много. А насилие Норт тоже проявлял. Причем делал он это до Артана, желая разделить любовь девушки с друзьями. Если Артан делал это под влиянием инстинктов темного лорда по отношению к своей кошке, то Норт делал это в твердом уме. Чего стоит его нападение фаерболами в начале первой книги, а потом домогательства в качестве благодарности? Он шантажировал девушку, заставив сделать смертельноопасные для нее артефакты. К тому же От Артана Рие действительно никуда не деться. Целоваться ей похоже все равно с кем (вспоминаем бал). Полагаю с постелью будет тоже самое. А Норта, как мне кажется, ей просто жалко. Не похоже ее отношение на любовь

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.