Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49259
Книг: 123023
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Вика» » стр. 6

    
размер шрифта:AAA

Он развёл длинные руки в стороны.
— Это будет круто!
Последние два месяца, с февраля по апрель, превратились для Виктора во всё, о чём он мог мечтать. Соловьёв знакомил его со спонсорами, бизнесменами и прочими знатными людьми. Имя Буранова теперь не было пылью в грязном помещении, оно приобретало вес, его узнавали и говорили:
— А, это тот мужик, который открывает рок-бар на Ленина? Говорят, будет что-то необычное!
Да, Виктор чувствовал себя довольно странно. Ещё пару месяцев назад он места себе не находил, переживал и мучился страшными кошмарами. А теперь дело, кажется, всей его жизни, нашло хозяина. Хозяина жизни.
— Я так рад, чёрт… Я даже не знаю, как рад, твою мать! — говорил он Соловьёву. — Это то, чего мне не хватало. Даже не знаю, как сказать. Обидно, что столько времени потрачено впустую. И я благодарен ей…
— Вике — слава! — Соловьёв поднял бокал.
Буранов поднял свой и громко рассмеялся, сам не зная, почему.
В конце мая всё было готово к открытию. Буранов лично следил за тем, как пустое серое помещение превращается в дизайнерскую мысль, в аппетитную обёртку. Вживую получилось гораздо лучше. Дух захватывало от звёздного неба над головой, оно ничем не отличалось от настоящего. Столики в виде замысловатых цветов, на изогнутых ножках вырастали из чёрного блестящего пола и образовывали настоящую аллею. Огромный танц-пол упирался в сцену, выполненную в виде звездолёта, вроде тех, которые летали в фильмах Лукаса. Барная стойка, изогнутая, необычная, словно спустившийся на землю инопланетный корабль; матовые стены визуально искажающие пространство, словно ты сидишь не в помещении, а посреди пыльной бури, и вокруг происходят странные процессы, а пространство пожирает само себя.
Всё это захватывало дух. Буранов был счастлив. Безумно счастлив. Он позабыл про кошмарные сны, он смотрел на своё детище и не мог поверить в происходящее.
Последним штрихом стало название.
«Виктория». Вывеска с чёрными прописными буквами зажглась двадцатого мая, ровно через восемь месяцев со дня смерти Вики.
Молва о новом заведении разнеслась по городу очень быстро. На открытии присутствовало порядка пятисот человек. Столики и танцпол, барная зона — нигде нельзя было пройти, продохнуть. На сцене играла модная группа «Teeth» — зажигательный танцевальный рок. Люди веселились, кричали, смеялись и танцевали. Мимо порхали молоденькие стройные официантки в облегающих костюмах, как и мечтал Соловьёв.
Буранов не успевал принимать поздравления. Какие-то люди подходили к нему и жали руки, благодарили и хлопали по плечу. Женщины изумлённо смотрели на него, кокетничали, оголяли ноги и поправляли бюсты. И улыбались, улыбались, улыбались! Их белые зубы мелькали мимо Виктора, и эти зубы они дарили ему, вместе с улыбками и томными взглядами.
— Это круто! Круто! Такого ещё не было! — милая девушка пыталась перекричать живую музыку.
«Teeth» пели о том, как тяжело в загробном мире танцевать на раскалённой сковороде.
«Но эта музыка в моих ушах
А пятки плавятся
А пятки плавятся…».
— Спасибо! Спасибо! — отвечал Буранов.
Он не мог сдержать довольной улыбки. Атмосфера захлестнула его, подняла и понесла куда-то под потолок. Ему хотелось смеяться. Он смотрел на толстых мужиков в костюмах, которые приплясывали вместе с молодыми девчонками, толкались и смеялись, и хотел подойти к каждому. Подойти и сказать: «Ну, что, много ли может обычный сантехник? Всего лишь открыть самый лучший бар в городе!». Нет, не то. Слишком глупо. Их морды, потные и счастливые благодаря Буранову, навевали злорадный смех и эйфорию.
«Танцуйте! Танцуйте! Ибо я вас всех ненавижу! А пятки плавятся… Гореть вам всем в аду! Глупые, зажравшиеся денежные мешки!».
Бар окупился уже спустя месяц. Благодаря постоянному наплыву, Буранов поднял цены на алкоголь и еду, но и это не остановило толпы посетителей. Группу «Teeth» ему удалось откопать в старом подвале, где ребята репетировали в свободное от учёбы время. Но потом другие музыканты, сделавшие себе имя не только в городе, но и за его пределами, сами звонили и просились сыграть на сцене «Виктории». Музыкальные вкусы у всех разные, но Буранов лично договаривался с артистами, поэтому получалось постоянно подогревать интерес публики. Он не хотел, чтобы бар стал узко-направленным заведением для гривастых малолетних отморозков. И он им не был.
Десятого июня Буранов возвращался домой. Довольный и пьяный. Таксист уже свернул с трассы и подъезжал к дому, когда Виктор крикнул:
— Стой!
Водитель резко затормозил, Буранов шлёпнулся носом о переднее сиденье.
Возможно, ему только показалось. Возможно… Это ведь ночь, темнота.
Но от калитки его дома к деревьям сиганул силуэт.
— Стой, друг. Я выйду тут.
Хмель как рукой сняло. Сердце бешено колотилось впервые, за последние три месяца. Виктор вышел из машины. До дома было шагов сто. Двухэтажный особняк чёрной громадой возвышался над забором. Буранову стало не по себе. Вспомнилась Вика, и ужасы, приходящие во снах. Мужчина с длинными руками, девушка с лесом, вместо лица. Он как будто только теперь вспомнил, что это тот самый дом. Дом, где жила Вика, где так много воспоминаний, горечи и боли.
Буранов медленно подошёл к забору и всмотрелся в темноту. Тишина. Деревья на той стороне дороги еле слышно шевелили листьями, от гулявшего в них ветерка. Возможно, ему только показалось.
Буранов прошёлся вдоль забора, постоянно оглядываясь назад. Кругом царила зловещая тягучая темнота. Виктор прислушивался к каждому шороху, и паника росла, как червь-паразит, она питалась его страхом, и Буранов не мог избавиться от неё, не мог заглушить в себе эти противные нотки страха. Спина покрылась потом. Дорогая рубашка намокла, тело стало скользким. Чёртова паника…
Он дошёл до калитки и остановился. Темнота так и осталась темнотой.
Виктор взялся за круглую ручку, чтобы поскорее скрыться за забором, почувствовать покой и снять мокрую одежду. Но взгляд его остановился на почтовом ящике.
Они редко получали письма. Только рекламные буклетики, счета за электроэнергию и воду. Но что-то натолкнуло Виктора на мысль, от которой мурашки побежали по телу.
В прошлый раз, когда он видел непрошеного гостя, блуждающего около забора, всё тоже происходило примерно в этом месте. У почтового ящика. И сегодня неизвестный стоял вот тут, где сейчас стоит Буранов.
Виктор дотронулся до синего ящика и повернул маленький металлический рычажок. Дверца с грохотом рухнула вниз и повисла на петлях. Буранов посмотрел внутрь. Пусто.
Однако, под ногами он увидел небольшой конверт. Виктор поднял его и нахмурился. Обычный белый конверт. Внутри что-то плоское и круглое. Компакт-диск.
Сзади хрустнула ветка. Буранов обернулся, но ничего не увидел. Деревья через дорогу всё так же тихо шелестели листьями. Виктор открыл калитку и вошёл. Быстро миновав двор, он ворвался в дом и закрыл за собой дверь на несколько замков. Рухнул на диван. Воздуха не хватало.
Дрожащими руками Буранов разорвал конверт и достал диск. Обычная «болванка», какие продаются в цифровых магазинах по пятьдесят рублей за штуку. На белой поверхности, чёрным маркером, было написано:
«В память о суке».
Нутро сжалось, словно чья-то холодная рука обхватила желудок. Буранов заглянул в конверт ещё раз, дабы проверить, пуст ли он. Но там лежала записка. Развернув маленький тонкий листик дрожащими пальцами, Виктор прочитал:
«Запись на диске ты должен посмотреть до конца. Ибо от этого зависит твоё будущее. Инструкция по применению — внутри. Бизнесмен…».

Глава 7

Вставив диск в ноутбук, Виктор долго ждал, пока древняя машина начнёт воспроизведение. Он не знал, зачем это делает. Слова «от этого зависит твоё будущее» и в самом конце язвительное «бизнесмен», заставляли его руки действовать. Буранов прекрасно понимал, что неизвестный, приславший диск, каким-то образом знает его. Возможно, это обычный сумасшедший. Соловьёв говорил про таких. «Они будут собираться на твою удачу и богатство, как мухи на дерьмо. Будь осторожен!». Но, разве за всеми этими приятными моментами, за своим счастьем в последние месяцы, он мог подумать, что найдётся тот, кто захочет всё испортить? Кажется, нашёлся. Это тревожило и пугало. Если его бизнес, его детище, которое только-только вырастает и набирается сил, рухнет из-за таких ублюдков, то вряд ли Буранов сможет вернуться к нормальному образу жизни.
Стоп! Виктор понял, что паникует раньше времени.
Тем временем, видеопроигрыватель появился чёрным окном на экране. Он как будто испытывал терпение Буранова, загружаясь нудно и долго. Виктор колотил ногой по полу. Наконец, в чёрном окне вспыхнуло изображение, и Буранов замер, превратившись в онемевшее подобие человека.
Воздух загустел, мир померк, и Виктор видел перед собой только маленькое окошко видеопроигрывателя. Сначала, когда в кадре появилась женщина, Буранов подумал, что шантажист ошибся адресом.
место, груды строительного мусора, серые плиты, разрушенные и с торчащими вверх прутьями арматур. Ещё с полминуты Виктор разглядывал отвратительные красные стены, исписанные матами, с рисованными рожицами, частями тел и прочей чепухой. Но он не мог себя обманывать и сразу понял, что происходящее на экране относится к нему, и содержит в себе такой ужас, который Виктору вряд ли приходилось испытывать до этого.
Вика. Он не сразу узнал её, а потом мозг ещё какое-то время сопротивлялся и отрицал, что женщина в кадре — его покойная жена. Она включила запись и отошла от камеры. Одетая в чёрные джинсы и кожаную куртку Вика была не похожа на себя. Её лицо блестело от пота, волосы заколоты в маленький хвостик, как будто она собиралась рисовать очередное полотно. Но самое ужасное предстало глазам Буранова только тогда, когда она развернулась и вышла из кадра.
Среди груд камней и железа темнела каталка. На грязной окровавленной плёнке лежала девушка. Вернее то, что от неё осталось. Руки неестественно вывернуты, вместо лица — кровавая каша, живот вспорот от груди до промежности, а вместо ног — костыли, деревянные палки с резиновыми набалдашниками на концах. Извращённая фантазия, кровь с грязью — ржавчина, и Вика.
Буранова стошнило. Он перегнулся через диван и опустошил желудок прямо на пол. Невероятный ужас захватил его, обнял цепко. Мир поплыл, превратился в густое желе. За тёмными окнами бродили тени. Виктор вскочил с дивана и опустил шторы. Он не понимал, что делает. На трясущихся ногах Буранов бегал по комнате, хватая всё, что попадалось под руку.
Ноутбук затих. Остановившись, Буранов прислушался. Тишина. На улице дул ветер, но громче всего колотилось сердце, и, казалось, оно оставляет синяки на внутренней стороне грудной клетки.
Это нужно как-то выключить! Нужно выключить… Буранов подошёл к ноутбуку и уже хотел закрыть крышку, но трясущаяся рука скользнула по чёрному пластику, и компьютер свалился на пол, повернувшись экраном к Виктору.
Вместо ужасного видео в проигрывателе был текст. Послание. Ему, лично, Буранову…
«Ну как? Впечатляет? Поверь, это лишь маленькая часть моего архива. Но я великодушен. Я вижу, как ты скучаешь по своей сучке, вижу, как на её бабки открыл бар, как скорбишь по ней. Я великодушен. Я не дам тебе умереть от тоски, я буду показывать тебе её. А ты будешь рассказывать мне, чтобы, не дай бог, ничего не упустить. Это первое видео. Вот тебе план действий: ты смотришь его до конца, а потом пишешь всё, что увидел, на лист. Я с удовольствием прочту, а когда узнаю, что твои глаза видели то же, что и мои, буду несказанно рад. И, возможно, этот диск не попадёт в руки следствию, которое жаждет поймать сумасшедшего маньяка… Понимаешь?
С диском можешь делать всё, что захочешь. Но я бы его сжёг. А то, знаешь ли, полиция приходит иногда без проса.
Стройка на западе, в районе улицы Блюхера. Там я буду ждать твоей записки. Первый этаж, разрушенная трансформаторная будка с надписью «Сучка». Найдёшь без труда.
Ах, да… Советую покопаться в интернете и хорошенько изучить подноготную Викиных жертв. Тебе понравится.
На этом пока всё. Надеюсь, ты будешь умным мальчишкой и сделаешь всё, как я сказал, иначе можешь прикрывать свою лавочку, а, возможно, понесёшь наказание за свою сучку, которая горит в аду на том свете. Кто-то же должен отвечать за грехи мёртвых на этом, верно?»
Потом его тошнило. Долго и упорно Буранов не мог выйти из туалета, а перед глазами стояла Вика, изуродованный труп и грязно-кровавая плёнка, на которой лежит подобие человека. Он не мог избавиться от видений, и каждая картинка этого сюрреалистического видео пробуждала в нём всё новые и новые рвотные позывы. К тому же, ледяной ужас сковал Виктора. Он никогда так не боялся. Даже те сны, в которых ему являлись ужасные монстры, ничего не стоили по сравнению с тем настоящим, которое ему пришлось увидеть…
Возможно, то была паника, шок, психическое расстройство, но Буранов не контролировал своё тело и, каждый раз, просыпаясь в различных уголках дома, он долго припоминал, как очутился именно здесь.
Спустя час, его состояние улучшилось. Виктор понимал, что нужно успокоиться и подумать. Миллионы безвыходных ситуаций пережил он, и, когда уже казалось, что спасения нет, он спасался. Так было всегда.
Умывшись ледяной водой, Буранов посмотрел на человека в зеркале. Почти десять месяцев они не встречались: отражение и хозяин. Худое лицо, высокие скулы, подбородок с ямочкой и серые глаза — всё, что когда-то любили женщины вернулось. Виктор сорвал с себя рубашку, треснули пуговицы и разлетелись по грязной ванной.
Он трогал своё тело, он не понимал, куда делось брюшко и «спасательный круг» на боках. Да, Виктор исхудал, но стал лучше, наверное…
Буранов вернулся в гостиную. Думать, думать! Так, он говорил нужно изучить жертвы. Её жертвы.
Стоп! Стоит ли идти на поводу у психопата? Может быть, шантажист уже вызвал полицию, и ребята в чёрной форме удивятся, когда увидят диск и фотографии изуродованных людей в браузере Буранова. С другой стороны, на видео — Вика, а не Виктор. Но всё равно будут вопросы…
Так, нет… нужно его сжечь, уничтожить!
Буранов потянулся к ноутбуку, но вспомнил о требованиях шантажиста. Больной на голову придурок! Ни деньги, ни драгоценности, а записка! Чёртов идиот! Виктор снова ужаснулся, представив, что нужно снова пересмотреть видео и записать всё на лист. Опять желудок скрутило, но извергать оттуда было уже нечего.
Мобильник испугал его не меньше, чем видео. Буранов подпрыгнул и встал. Звонил Соловьёв. Виктор протянул руку к трубке, но остановился. На экране ноутбука до сих пор высвечивался текст сумасшедшего послания. Нет, если он не возьмёт телефон, будет выглядеть странно. Виктор схватил мобильник, он боялся не успеть, словно его уже в чём-то обвиняли.
— Да?
— Витяня, — Гриша был пьян и еле ворочал языком. — Это было чудесно, мой друг! Такой бар… А бабки! Ох, и заживёшь, собака… Лучше меня, понял? Приезжай.
Буранов сглотнул ком, подступивший к горлу. Он резал и обжигал, будто колючка с шипами, сухая, пыльная и острая.
— Я уже спать собрался. Завтра, — Виктор не узнавал свой голос, но Соловьёв ничего не заметил.
— Ой, зря. Тут у меня девочки. Приезжай, бизнесмен!
«БИЗНЕСМЕН».
Виктор почувствовал, как трясутся руки.
— Завтра. Мне плохо, желудок весь в унитаз ушёл.
— Ооо! — протянул Соловьёв.
На заднем фоне гремела музыка, кричали и шумели женские голоса, слышался звон бокалов.
— Ну, ладно. Ты проделал хорошую работу, братан. Горжусь тобой. Завтра много дел, знаешь? Та группа, из Германии… Та, та, та! Она хочет играть у нас! Хочет!
«У нас»…
— Уже заинтересовались спонсоры. Местные производители жратвы и бухла готовы вкладывать в нас деньги… Понял? Сюрприз, да? Дядя Соловей плохих новостей не приносит! Ха, ха!
Виктор снова посмотрел на экран. Теперь он знал, что нужно делать.
Избавившись от Соловьёва, Буранов кинулся к ноутбуку. Он открыл браузер и набрал в поисковике «Маньяк уродует жертв. Город N». Кучи ссылок открылись на экране. Первая же ссылка вывела его на заметку из местной газеты.
«Жертвой «Кукольника» стала дочь предпринимателя!
19 июля 20.. года в заброшенном помещении стройки, на западе города был обнаружен изуродованный труп. Совершенно очевидно, что это дело рук «Кукольника» — маньяка, наводящего ужас на местных жителей вот уже год. Очередной жертвой сумасшедшего стала двадцатипятилетняя девушка, Марина Горлова, спортсменка, победительница многочисленных чемпионатов по лёгкой атлетике. К тому же, дочь знаменитого предпринимателя Михаила Горлова. Горлов держит в N сеть кинотеатров, несколько кондитерских фабрик и торгово-развлекательных центров, а, так же, является держателем контрольного пакета акций компании «Жар», занимающейся развлекательной индустрией. Можно сказать, что Горлов — это король торговой жизни N.
Девушка пропала 16 июля 20.. года. Она возвращалась с тренировки. Её машина сломалась в Сергеевском районе. Места тут тихие, людей мало. Марина позвонила отцу и сообщила, что проколола два колеса. Она собиралась вызвать эвакуатор. После этого звонка никто девушку больше не видел.
Приехавшие на место сотрудники эвакуатора сообщили, что обнаружили лишь пустой автомобиль. Никаких следов борьбы или крови. Полиция, приехавшая на место, тоже на нашла никаких следов…»
Статья прерывалась фотографией. Буранов вытаращил глаза, когда увидел девушку без ног, с костылями и изуродованным лицом. Его рот открылся, но немой крик застыл на губах.
«Кукольник наносит удар по мэрии!
Заброшенный ангар хранит в себе тайны. Местные жители частенько замечали там силуэты людей, которые принимали за призраки. Темнота, безлюдные поля и вечный вой — вот, что пугало людей, живших неподалёку с ангаром.
Однако, то, что произошло вечером 23 июня 20.. года, повергло весь город в шок.
На операционной каталке местные мальчишки обнаружили труп девушки. Уже вечером полиция сообщила, что несчастная есть ни кто иная, как Маргарита Северова, дочь мэра города N.
Мы прилагаем фото с места события. Впечатлительным людям просьба не смотреть. Редакция не несёт ответственности за последствия».
На страницах жёлтой газетёнки, под коротеньким текстом, чернела фотография. Одного взгляда Буранову понадобилось, чтобы узнать её. Маргарита Северова, худощавая, гибкая, бледная… И вместо лица — ветви и листья.
Окровавленная простынь в цветочек.
Вика срезала с неё лицо, а в мясо воткнула острые ветви терновника…

Глава 8

Страх выветрился, вымылся яростью, которая пришла внезапно. Буранов ударил кулаком по столу, зубы скрипнули, а на небритых щеках зарделся румянец. Его жёнушка, его красивая умница-жена — беспощадный маньяк, психопат, монстр во плоти красивой хрупкой девушки! Зачем она делала это? Удовлетворяла собственную, жаждущую крови душу, или за этим кроется какой-то другой, более тайный и сокровенный смысл? В любом случае, все эти девушки вряд ли виновны в чём-то. И теперь ЕЁ действия могут разрушить маленькую мечту простого сантехника. Когда всё так хорошо сложилось, когда его, наконец-то, признают в обществе и не смотрят, как на дерьмо, дело может рухнуть.
Дочери самых влиятельных в городе людей. Если мэр или предприниматель Горлов узнают, кто стоял за убийствами их детей, то разве им объяснишь, что ничего не знал? Разве не Буранов станет козлом отпущения? Пускай, закон встанет на его сторону, но разъярённая общественность не поймёт. А огромные связи пострадавших дотянутся и до только-только растущей репутации Виктора и, конечно же, до его клуба. Но это цветочки.
А, если, шантажист каким-то образом свяжет Буранова и убийства, а потом сдаст дело полиции?
От одной это мысли, Буранов зарычал, словно раненый медведь. Ему хотелось плакать и бить, бить, пока ЕЁ тело не превратится в кусок окровавленного мяса.
— Сука. Тупая сумасшедшая сука! Зачем?!
Он заорал и моментально охрип. Буранов повалился на диван. Он устал, хотелось спать, а биение сердца напоминало автоматную очередь.
Деньги, завещание, а теперь это. Почему? Почему? За что…
Когда Буранов подъехал к воротам дома, он увидел неизвестный автомобиль у ворот. Серебряный «Мустанг», древний и прекрасный, мечта любого мужчины. На хромированной решётке радиатора мчалось бешеное животное, все его мускулы напряглись так, словно дикий конь хотел пронзить пространство и унестись к предкам, в далёкое прошлое.
Мужская машина, тут сомнений быть не могло. Виктор закурил. Он выжидал и надеялся, что посетитель выйдет из дома. Тогда Буранову не придётся заходить внутрь в серой робе.
Но сигарета закончилась очень быстро. Возможно, это произошло потому, что Виктор вдыхал горький дым, как ненормальный. Размазав окурок ботинком, Буранов двинулся к калитке, сжав кулаки.
Когда он подошёл к крыльцу, то услышал смех. Вика звонко хихикала. Буранов покачал головой. Постояв немного он, наконец, открыл дверь.
В розовом халатике и с мокрыми волосами его встретила Вика. Потемневшие от воды пряди рассыпались по медной шее, а глаза вспыхнули ярким счастьем, когда она увидела любимого. Вика кинулась в объятия мужа и чмокнула его в щёку. Даже сквозь толстую ткань халата Буранов ощутил, что на ней нет нижнего белья, а тело горячее и упругое.
Мужчина сидел на диване. Он был одет в бежевый костюм, голова обрита наголо, а небольшие усики на верхней губе напоминали угольные мазки. Практически квадратная голова переходила в массивную шею и, затем, в широченные плечи.
— По какому поводу банкет? — Виктор пожал руку мужчине.
И только сейчас заметил, что тот держит между крупных ляжек замотанную в ткань картину. Вика обняла мужа сзади и прижалась грудью к его спине.
— Покупатель. Дима Павлов. А этом Витя, мой любимый муж.
Она потёрлась носом о плечо Виктора, давая понять, что любимей нет и быть не может.
Павлов улыбнулся. Сверкнули зубы, похожие на цельный кусок белого жемчуга.
— Очень приятно. Мы тут о вас говорили, — кивнул Павлов. — Викуся, я побегу. Не терпится показать этот шедевр друзьям.
Он встал.
— А мне? — Буранов уцепился глазами за, безусловно, красивое лицо Павлова. — А мне покажете?
Виктор посмотрел на Вику, потом на крепкий подтянутый торс Димы Павлова, и втянул свой выпирающий пивной животик.
— Милый, зачем? — Вика улыбнулась, но взгляд её был прикован к картине. — Обычный заказ, ничего нового. Ты же не понимаешь ничего в них.
— А я хочу посмотреть.
— Какой ты вредный! — топнула ногой Вика и протянула руку к Павлову. — Дай, пусть посмотрит. Вреднюга!
Виктор понимал, что перегнул палку, что своей ревностью поставил в неловкое положение Павлова и жену, но отступать было некуда. Павлов только хмыкнул уголками прекрасных губ (кажется, подкрашенных) и стал разворачивать картину. Неловкая пауза затягивалась. Вика внимательно наблюдала за движениями Павлова.
Дмитрий развернул бумагу и повернул холст к Буранову. Виктор увидел светло-зелёный лес и ярко-оранжевое поле, сверху — чистое голубое небо, на котором плыли два облачка. Вот и всё. Буранов почувствовал, как краснеет.
— Ну, как? — спросил Павлов. — Вам нравится?
— Хм…
— Как свет? А линии, а палитра? Краски? Не кажется ли вам, что небо не контрастирует с полем?
— Хм… — снова покачал головой Буранов.
— Они прекрасны, — сказал Павлов и улыбнулся Вике.
Потом, даже не попрощавшись с Виктором, взял картину и направился к выходу.
Когда Павлов ушёл, Виктор опустил голову и сел на диван.
— Глупенький, — сказала Вика. — Ревнуешь?
Буранов посмотрел на неё и усмехнулся.
— Нет, конечно же. Ты видела этого уродца? Сущий гном. То-то дело я!
— Вот и правильно!
Вика присела на колени к мужу. Её халатик задрался, и Виктор провёл рукой по гладким бёдрам. Однако, она только чмокнула его в лоб и встала.
— Прости, любименький, я устала и хочу спать. Эти бессонные ночи с лысыми красавцами, знаешь ли…
Она рассмеялась, увидев яростные глаза мужа. Наклонившись, Вика прошептала одними губами:
— Я рисую лысых гномов. Обязательно тебе покажу. А сейчас пойду спать.
Вспотев, как бешеный мустанг, Виктор написал записку. Пусть шантажист подавится. Криво и косо, упуская множество деталей, Буранов указал лишь главное — что видел Вику и окровавленный, изуродованный сумасшедшей рукой труп. Засунув бумажку в тот же конверт, в котором был диск, Буранов убрал его в карман пиджака. Вынув диск из ноутбука, Виктор сжёг его, а расплавленные кусочки выкинул в мусорное ведро. Затем, подумав, что это всё равно считается уликой и, при желании, информацию можно восстановить (ему так казалось), Буранов поджёг кусок ещё, уже на заднем дворе. В кромешной тьме горел маленький огонёк, а Виктор всё оборачивался и оглядывался, испытывая страх и ненависть ко всему, что с ним происходит. Когда огонёк затух, Буранов втоптал носком туфли обуглившуюся головёшку в землю и прикопал её травой и листьями.
Алкоголь выветрился окончательно. Виктор сел за руль. В кармане лежала отвратительная записка, а в голове крутился адрес, который Буранов выучил наизусть. Но он не собирался просто так сдаваться. Пока маленьким огоньком в ночи горел диск, Виктор испытывал не только страх, но и ненависть. Он понимал, что, если полностью отдаться воле шантажиста, то можно погрязнуть в таком вонючем дерьме, что вряд ли когда-нибудь отмоешься. Никто не смеет ломать его мечту!
Поняв эту простую мысль, Виктор улыбнулся, и всполохи от пламени играли на его небритом лице и скулах, а серые глаза, казалось, тоже полыхали.
Свернув на объездную дорогу, дабы не привлекать внимания, Буранов обогнул почти весь город и оказался на его западной стороне через час и двадцать минут. Высокое заброшенное здание с чёрными проёмами окон и окружённое пустырями, казалось чёрной коробкой, оставленной ребёнком-великаном посреди поля.
Буранов ждал. Ему казалось, что шантажист просчитается и появится раньше времени и, тем самым, выдаст себя. Буранов помнил большой силуэт, который бродил около дома. Да, тварь гораздо выше ростом, возможно, сильнее, но Виктор сделает всё, чтобы одержать победу в сражении. Где-то он читал, что шантажисты, зачастую, напуганы ещё сильнее, чем их жертва. Буранов почувствовал уверенность и крепко сжал руль.
Однако, спустя полчаса никто так и не появился. Виктор открыл дверь и вышел. Пахло сыростью. Где-то неподалёку квакали лягушки. Злые комары кусали даже через рубаху. Отмахиваясь от назойливых насекомых, Виктор спотыкался о кочки и канавы. Наконец, чёрный зловещий вход в здание вырос перед ним. Буранов юркнул внутрь.
Тут было ещё темнее, чем снаружи. Бетонная пыль хрустела под ногами, отлетая эхом от пустых чёрных стен. Буранов заметил ящик. Подойдя к нему, он понял, что это именно то место. Прежде, чем положить конверт туда, Буранов осмотрелся.
Темнота места пугала, но, с другой стороны, некоторое преимущество извлечь из этого было можно. Если шантажист где-то здесь и наблюдает за ним, то он не выйдет из укрытия до того момента, пока Буранов не покинет здание.
Виктор смерил взглядом расстояние от металлического ящика до выхода. Около десяти метров. По сути, шантажист проследит за тем, как Буранов выйдет в дверной проём, а потом начнёт действовать. Либо же он занял такое место, с которого здание просматривается и внутри и снаружи. Только когда психопат убедится, что Буранов сел в машину и уехал, он начнёт действовать.
Тут Виктора посетила ещё одна мысль, от которой сердце ушло в пятки. А что, если вместо шантажиста письмо найдёт полиция? Что, если сумасшедший уже дал ориентировку, и люди в форме с минуты на минуту будут тут?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.