Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49253
Книг: 123023
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Назад дороги нет»

    
размер шрифта:AAA

Лина Манило
Назад дороги нет

1. Викинг
— Ух, какая баба...
Поворачиваю голову влево, и замечаю стоящего рядом и истекающего слюной Гену, своего охранника. В глазах сияет стоваттной лампочкой похотливый восторг, а на губах — ленивая улыбка победителя. Сейчас он больше похож на сексуального маньяка, и это его почти имбецильное выражение лица бесит меня неимоверно.
Перевожу взгляд вниз, на неширокую площадку вблизи сцены, где пляшут и беснуются посетители "Бразерса". Гена опирается локтями на поручень смотрового балкона, на котором стоим, и облизывает губы.
— О ком это ты?
Для меня все посетители сливаются в одно разноцветное пятно, потому не сразу понимаю, кого именно он имеет в виду.
— Да вон же, блондиночка. — Указывает рукой в самый центр толпы, и я фокусирую взгляд на той, что так взволновала вечно озабоченного Гену. — Хороша, зараза. Элитная тёлка, я б её зажал пару раз в уголке.
Девушка танцует, движимая своим внутренним ритмом, вся во власти собственных ощущений, и, кажется, находится не здесь — не в центре орущей чуть не матом толпы, накаченной алкоголем до предела.
— Не про тебя баба, — говорю, а Гена кидает на меня мрачный взгляд и тихо вздыхает. — И вообще, хватит рядом отираться, сходи лучше, проверь задний двор, чтобы никого лишнего не было.
Мне надоела его похотливая харя в зоне видимости, потому пусть сходит и чем-нибудь полезным займётся. Мне не настолько сильно нужна сейчас охрана, чтобы терпеть Гену рядом ещё хотя бы пять минут.
— Но, Виктор Андреич, там же Николенька бдит...
— Я спрашивал твоего мнения, что ли? Что-то не помню.
Гена, насупившись, молча уходит, а я уверен — весь кипит от негодования. Придурок, давно пора его уволить, а то в последнее время от него одни проблемы. Совсем с цепи сорвался. Официантки жалуются на домогательства, охранники клуба — на чёртову дедовщину, а меня порядком достало то, что лезет туда, куда его не просят. Ещё и спорить пытается, нос задирает, другом себя возомнив, хоть как никто другой знает, что если и есть вещь, которую я не приемлю в деловых отношениях — это панибратство. Дружить мне есть с кем, мне охранник нужен.
И всё это из-за того, что он метит на место начальника службы охраны, нынче вакантное. Только хрен ему, рылом не вышел. Я лучше пущу себе пулю в лоб, чем дам Гене повышение.
Снова смотрю на танцующих, а взгляд помимо воли останавливается на блондинке. Гибкая, как кошка, высокая, с умопомрачительными ногами. И правда, хороша. С кем пришла, интересно? Рассматриваю зал, но не замечаю того, кто может быть её парой. Все пришедшие заняты каждый своим делом: напиваются, ржут, тискают своих подруг... в общем, наслаждаются отдыхом на полную катушку.
Замечаю Роджера — своего лучшего друга — за одним из столиков. Его рыжая шевелюра, что костёр на снегу — горит всеми оттенками красного. Отталкиваюсь от бортика и бросаю последний взгляд сверху на толпу. Ну, самого себя обманывать-то меньше всего люблю. На блондинку я пялюсь, ибо она чудесна. Редко такие красотки в "Бразерс" заходят.
Когда спускаюсь в зал, по привычке выхватываю взглядом работников, одного за другим. Главное, чтобы все были на местах, своим делом занимались, но пока, вроде как, всё в норме. Охрана рассредоточилась по углам, официанты бегают с подносами, бармен разливает спиртное. Отлично. Смотрю на сцену, где тужится, надрывая горло, солист, а барабанщик чуть не головой бьётся в экстазе. То, что надо нашим посетителям, именно за этот драйв и рвущие перепонки басы я и плачу им.
С высоты своего роста мне легко найти девушку, плавно двигающуюся под рваный ритм, и я невольно улыбаюсь, наблюдая за ней. Вдруг останавливается и резко опускает голову, а на лице отображается замешательство. Мне становится интересно, что смогло прервать танец, но плотная толпа вдруг скрывает девушку от меня. Ну и хрен с ним, других дел полно.
Разворачиваюсь и иду в дальний конец зала, чтобы поздороваться с Роджером, пьющим пиво отчего-то в гордом одиночестве.
— О, Вик, — восклицает друг, завидев меня. В единственном здоровом глазу, не скрытом чёрной повязкой, отображается радость. — Как ты?
Не задумываясь, уверяю, что у меня всё хорошо, потому что это — чистая правда и моя философия. Всё или уже хорошо или непременно скоро будет. И я даже сам в это научился верить.
Только было решаю присесть рядом с Роджером, как из толпы выныривает Юлечка — администратор. Тяжело дышит, как будто кросс бежала, рукой указывает в сторону отдыхающих плясунов.
— Виктор Андреич, там… там.
Никогда не замечал за ней косноязычия, потому напрягаюсь. Какого чёрта?
Оглядываюсь на Роджера, а тот кивает, мол, подождёт, и иду за Юлей.
— Что случилось? Чего заикаешься?
Делает глубокий вдох и смотрит на меня сердито:
— Там Гена к девушке пристаёт, к посетительнице, — тарахтит и снова указывает на толпу. — Уймите вы его, пожалуйста. Это уже, ни в какие ворота, он нам всех клиентов распугает.
— Разберусь, — бросаю и направляюсь к месту событий, чтобы самому оценить масштаб катастрофы.
Я многое готов вытерпеть, на что-то согласен закрыть глаза, иногда даже способен войти в положение, но устраивать бардак в своём клубе не позволю даже родной матери, не то что охраннику, пусть и толковому. Хотя, какой он, к чёрту, толковый?! Одни в проблемы.
Иду вперёд, расталкивая плясунов, пока не нахожу глазами Гену и ту блондинку, по поводу которой он уже успел изойтись слюной. Только, по всему видно, моя помощь девушке точно не нужна, сама справляется.
Из-за грохочущей музыки их разговора не слышно, но по выражению лица моего охранника и так понятно, что приставать к ней — явно не лучшая идея, посетившая его тупую башку. Девушка схватила его за грудки и что-то яростно выговаривает прямо в обалдевшую физиономию, а он, видать, настолько ошалел от её напора, что даже не спорит. Толпа вокруг расступилась, позабыв о концерте и вкушая радости бесплатного аттракциона.
— Помощь нужна? — спрашиваю, подойдя к ним и воспользовавшись длинной паузой после окончания выступления юных дарований. Парням хлопают, свистят, но это уже не тот адский ор, который слышался последний час со сцены.
— Ты ещё кто такой? — спрашивает девушка, мельком глядя на меня. — Сама разберусь.
Ух, какой яростный взгляд, какое бесстрашие!
— Я хозяин данной богадельни, — говорю, она фыркает, всем своим видом показывая, в каком месте она видела все мои попытки смягчить ситуацию.
— Раз хозяин, то следите лучше за вот такими вот товарищами!
Она тысячу раз права, чёрт возьми.
— Гена, мать твою, ты какого чёрта тут делаешь? — интересуюсь, подойдя к своему охраннику и схватив его рукой сзади, за шею. — Я тебе, где сказал быть?
— Шеф, я просто хотел проверить, как в зале дела обстоят… — блеет, а я чуть сильнее сжимаю пальцы, пока он не начинает пищать.
— Девушка, отпустите его, — прошу, а она секунду рассматривает свои руки, а потом отталкивает Гену, с выражением абсолютной гадливости на лице. — Так-то лучше, спасибо, милая барышня.
И, не дожидаясь ответа, волоку Гену к барной стойке. За соседней с ней дверью — длинный коридор, а в самом конце — выход на задний двор. Туда-то мне и нужно, подальше от любопытных глаз.
— Слушай, ты меня достал уже, — говорю, распахивая ногой дверь на улицу. Николенька, охраняющий территорию, тихо чертыхается и, поняв меня без слов, выбрасывает окурок. Зажав в руке рацию, он скрывается в помещении клуба.
Умный мальчик.
Мы остаёмся одни, и я отпускаю Гену, потому что теперь-то он точно не дёрнется.
— Я ведь ничего не сделал, шеф! Вы чего?! — округляет глаза, потирая вмиг покрасневшую шею.
— Мне постоянно на тебя жалуются. То официанты, то бармены… даже музыканты! Ты и к ним успел свой нос всунуть, всех за последнюю неделю достать успел!
— Но ведь после исчезновения Волка за ними некому следить!
Волк — человек, прошедший со мной огонь и воду, работающий в клубе с первого дня его основания, неделю назад просто пропал со всех радаров. Любые поиски — хоть с привлечением полиции, хоть пользуясь связями Карла — не дают результата. Это бесит, потому что я волнуюсь, чёрт возьми. Какая холера с ним приключилась? В принципе, уже готов к тому, что он погиб, только знать бы ещё, что стало причиной. Да и тело до сих пор не найдено, а это даёт хоть призрачную, но надежду.
— Тебя это, каким боком колышет, а? Твоё место или рядом со мной или там, куда я тебя отправил. Не твой мятежный дух, а именно я. Что тут непонятного?!
— Виктор Андреич, я ж ради общего дела стараюсь!
— В одном месте я видал это общее дело, ясно?
Он ерепенится, раздувает грудь от чувства собственной важности, а на поверку смешон и нелеп. И терпение моё лопается окончательно, потому что этому придурку хоть кол на голове теши, он будет верить в правильность своих поступков.
— К девушке этой, зачем полез?
— А то непонятно, — ухмыляется, и это уж точно — последняя капля.
— Значит, слушай меня сюда, — говорю, подойдя к нему вплотную. — Сейчас ты собираешь свои манатки и валишь на все четыре стороны, ясно?
— Эй, шеф! Ты чего? — явно шокированный, даже забывает, что на “ты” мы точно никогда не переходили. — Мы же три года вместе работаем!
— И меня всё устраивало, только в последнее время у тебя точно крышка слетела, а мне херня в клубе не нужна.
Отхожу в сторону, потому что Гена мне жутко надоел, и сплёвываю на растрескавшийся асфальт.
— Но…
— Я сказал, чем тебе ближайшие полчаса заниматься? — Кивает в ответ, а я продолжаю: — Сказал. Вот и делай, что велено. Деньги за отработанное время получишь завтра на карту, удачи.
И ухожу, даже не обернувшись, а в спину несётся поток отборного мата.
Дверь хлопает за спиной, и звук этот отдаётся от стен длинного коридора, пустынного, гулкого. Не стоило, наверное, так из себя выходить, но наплевать. Слишком взбесил меня Гена, чтобы я мог думать о таких мелочах.
Всегда нужно прислушиваться к своей интуиции, и если человек начинает пахнуть дерьмом, нужно не бояться с ним расставаться. Я, наверное, слишком затянул наш “служебный роман”, и вышло то, что вышло — Гена возомнил себя властителем судеб, а мне пришлось его увольнять вот так. Некрасиво. Ну да чёрт с ним, сам виноват.
— Шеф, всё нормально? — спрашивает Олег, один из охранников, появившийся в двери подсобного помещения.
Коротко киваю и иду мимо. Надо вернуться в зал и проверить, не случилось ли ещё чего. Я люблю быть в курсе событий, держать руку на пульсе — работа помогает оставаться на плаву, забыв обо всём, что может выбить из колеи. У каждого своя терапия. Моя — “Бразерс” с его вечной суетой, шумом и нескончаемым потоком посетителей.
Однажды клуб стал смыслом моей жизни, спасительным якорем и оплотом. Лиши меня его, загнусь и сдохну.
Народ веселится, а я, сам от себя не ожидая, оглядываюсь по сторонам, выискивая блондинку. Нужно извиниться перед ней за поведение Гены, потому что такая хрень происходит в “Бразерсе” не часто, и не очень-то и хочется, чтобы по округе полетела слава, что сотрудники клуба пристают к посетителям. Но на самом деле просто хочется увидеть её. Мне понравилось, каким огнём горели её глаза, как держала Гену за грудки, не давая сдвинуться с места. Валькирия какая-то, а не девушка.
Когда не нахожу её в толпе, понимаю, что это, наверное, к лучшему. Начерта мне этот геморрой? Красивые бабы — неизменные проблемы. Спасибо, плавали — знаем.
— Вик! Викинг, мать твою! — слышится крик Роджера, и я оборачиваюсь на звук, а этот рыжий идиот стои́т на стуле и размахивает руками, привлекая моё внимание.
Смеюсь, потому что от Роджера можно ожидать, чего угодно. Иду к нему, но чем ближе подхожу, тем сильнее удивляюсь. Блондинка, которую я так усиленно выискивал в зале, — вот она, сидит рядом с ним, потягивает чистый мартини, раздосадованная, взвинченная. И я её понимаю, потому что не похожа на тех, кому приятны такого рода заигрывания.
— Чего хмурый такой? — спрашивает Роджер, успевший слезть со стула. — Что-то стряслось?
— Да ничего особенного, — отвечаю, а девушка вскидывает голову и бросает в меня гневный взгляд.
— По-вашему ничего не случилось?! — Отталкивает от себя бокал, а напиток выплёскивается на стол, разливаясь лужицей.
Поднимается во весь рост, вся переполненная гневом и шальной уверенностью в своей правоте. И снова этот огонь в голубых глазах, так напоминающих льдистый кварц.
— Ничего из того, что нельзя бы было исправить, — говорю, а она фыркает и снова садится на место.
По всему видно, разговор окончен, только не в моих планах, чтобы так быстро.
— Хотите, я вам докажу, что в этом клубе не сплошь извращенцы работают?
— Мне одного хватило с головой, спасибо.
Сверлит меня взглядом, нахмурившись, а я подхожу к ней и протягиваю руку:
— Прогуляемся? Должен же я вину загладить за поведение своего сотрудника.
Роджер издаёт смешок и прячет улыбку в бокале с пивом, а девушка смотрит на меня, широко раскрыв глаза, а потом переводит взгляд на протянутую к ней руку.
— Прогулка долгая? А то я смену белья в котомку не положила, — говорит, игнорируя мою ладонь. — И зубная щётка где-то завалялась.
— Думаю, как-нибудь справимся с этим недоразумением.
Вдруг Роджер наклоняется к ней и что-то шепчет на ухо, а девушка замирает, слушая, и, в конце концов, смеётся. Интересное кино.
Роджер, отстранившись, бросает на меня красноречивый взгляд, а девушка всё-таки поднимается и делает шаг вперёд.
— Всё-таки согласны на прогулку?
— Ну… ваш друг поручился за вас. Потому да, согласна.
Поручился он...
Указываю рукой на лестницу в дальнем конце зала, ведущую на второй этаж, где атмосфера более располагает для приватных бесед. Мне нужно как-то исправить впечатление от инцидента с Геной, потому в наскоро созревшем в голове плане значится вино и лёгкий ужин.
Мы идём к лестница, а я украдкой бросаю взгляд на свою спутницу, размышляя, что она делала за одним столиком с Роджером. Вряд ли они пришли вместе, как пара, — в таком случае, он не отпустил бы её со мной. Тогда, что она делала за его столиком? Надо будет потом с ним поговорить, не у неё же спрашивать?
Пропускаю вперёд, а она плывёт вверх по лестнице, покачивая на ходу округлыми бёдрами. Таким девушкам без мужского сопровождения в “Бразерс” ходить нельзя, однозначно.
— Миленько, — говорит, оглядывая светлое помещение лаунж зоны насмешливым взглядом. — Тихо так, даже удивительно.
— Этот клуб умеет удивлять.
Прохожу в дальний конец зала, где расположены снежно-белые диваны, на которых так любят обжиматься влюблённые парочки, не желающие, чтобы им кто-то мешал. Забавно было привести её именно сюда, но не в свой же кабинет тащить? И не в тир, правильно? Хотя, насколько могу судить, в тире ей бы очень понравилось. Отважная особа.
— Я, конечно, слабо понимаю цель нашего путешествия сюда, — произносит, когда рассаживаемся на диване.
— Просто поговорить. Почему нет?
— Почему да? — усмехается, постукивая длинными пальцами по столешнице. — Я даже имени вашего не знаю.
— Как и я вашего, вообще-то. Мы в равных условиях, не находите?
Она смеётся, а льдистые глаза немного теплеют.
— Я Виктор, — представляюсь, протягивая руку, а она секунду размышляет и вкладывает свою, отвечая на рукопожатие.
Нет, таким нужно, наверное, руки целовать, только я не очень-то умею такие фокусы показывать.
— Анастасия, но лучше Ася, мне так привычнее.
Ася… красиво, чёрт возьми.
— Ну а мне привычнее быть Викингом. Будем знакомы.
— Хм, Викинг, — усмехается, а я киваю. — Но чем-то похож, вообще-то.
Пока она размышляет, похож ли я на скандинавского воителя, поднимаюсь и иду к барной стойке. Заказываю бутылку вина, сырную нарезку и шоколадное пирожное. Не знаю, нравится ли ей хоть что-то из этой продуктовой корзины, но ничего другого на ум не приходит. Не пиво же предлагать?
— Женя, — говорю бармену, а тот чуть подаётся вперёд, весь обращаясь в слух, — думаю, пару часиков можешь смело погулять. Пойди, поешь, отдохни.
— Спасибо, Виктор Андреевич, — отстраняется, а лицо так и светится от радости, — когда нужен буду, сразу вернусь.
Киваю, и Женя стремительной походкой покидает рабочее место. На работу бы так все бежали, ну да ладно. Ему можно, он отличный парень.
Когда возвращаюсь к столику, замечаю, что Ася как-то напрягается, завидев меня. Она смелая, дерзкая, но чего-то опасается. Меня?
— Однако… по какому случаю банкет? — спрашивает, когда расставляю на столике заказанное.
— Я просто хотел извиниться за поведение своего сотрудника, — говорю, откупоривая вино. Пробка с глухим звуком вылетает на свободу, и я выбрасываю её в стоящую на столике пепельницу. — Некрасивая ситуация получилась, признаю.
— Да уж, ручонки свои шаловливые он знатно ко мне приложил, я даже дар речи на секунду потеряла. Думаю, вот это прыть! Прямо не знала: полицию звать или гордиться, что так мужчину воспламенила.
Каждым своим словом, она удивляет меня. Такая красивая, явно знает себе цену, но и такая простая одновременно, лёгкая.
— У нас тут не все такие прыткие вообще-то, — усмехаюсь тому, насколько двусмысленно прозвучала эта фраза в контексте нашего с Асей спонтанного ужина.
Из колонок льётся тихая музыка, мелодичная и обволакивающая, а снизу доносятся, пробиваясь сквозь слои шумоизоляции, вибрации тяжёлого рока. Хорошо всё-таки.
Здесь, в “Бразерсе” — клубе, который создал с нуля много лет назад — в каждом его уголке бьётся моё сердце.
— За что пьём? — спрашивает, когда белое вино разлито по высоким бокалам.
— Давайте за то, чтобы на вашем пути попадалось как можно меньше вот таких вот идиотов, как Гена.
Она смеётся, и наши бокалы соприкасаются.
— Вообще интересный товарищ, наглый такой.
— С ним такое случается, но, надеюсь, больше не увижу его здесь.
— Что так?
— Уволил. Окончательно и бесповоротно.
— Из-за меня, что ли? — округляет глаза, словно ушам своим не верит. — Не надо было. Вдруг у него дети дома голодные плачут, а вы его на улицу?
— Весь клуб от него плачет, достал всех уже окончательно, потому пусть в другом месте граблями своими машет.
Дальше пьём, о чём-то разговариваем, хотя в памяти почти не остаются слова, только эмоции. Мне хорошо и уютно, спокойно и… нормально. Да, именно так.
Ася рассказывает, что пришла сюда с подругой и её друзьями, одним из которых оказался Роджер. В итоге пошла танцевать, потому что на душе не слишком светло, а танец лечит. Я не спрашиваю, что кроется за желанием топить печали в плясках средь шумной толпы. И кто эти печали ей принёс — не моё дело. Да и не нужны мне подробности чьей-то жизни, я не слишком любопытный.
Не знаю, сколько так сидим, разговаривая обо всём и ни о чём одновременно, не открываясь, но и не прячась друг от друга. Однако бутылка вина почти пуста, хотя ведь давал себе слово — не пить на работе, а шоколадное пирожное съедено Асей подчистую. Всё-таки я не ошибся с выбором, это приятно.
— Надо, наверное, идти, — говорит Ася, когда вроде как не осталось ни единой причины и дальше за столиком сидеть.
А я и сам не могу найти повода остаться здесь. Взять ещё вина? Спаивать девушек вообще-то не мой формат.
— Наверное, нужно.
Поднимаюсь на ноги и протягиваю руку, и на этот раз Ася принимает ладонь, почти доверчиво вкладывая свою. То ли выпитое вино так подействовало, то ли непринуждённость беседы, но она, кажется, расслабляется.
На щеках играет румянец, а в глазах пляшут искры.
— А хотите, я вам экскурсию по клубу проведу? — спрашиваю, сам от себя не ожидая, но, наверное, алкоголь неплохо так шарахнул меня по голове. Хотя, что для меня то мизерное количество вина? Однако, ты гляди, предложения странные делаю.
— Экскурсию? — спрашивает, прожигая меня полным неприкрытого любопытства взглядом. — А тут есть на что смотреть?
Ах, провокатор голубоглазый.
— Уверен, в некоторых уголках данного заведения может скрываться немало интересного.
2. Ася
Экскурсия, значит? Ну-ну.
Мы идём по битком набитому залу, и я невольно замечаю, как расступается толпа перед нами. Уверена, люди сами себе не отдают в этом отчёт, действуя неосознанно, просто от Виктора такая энергетика исходит, что невозможно не подчиниться. Люди в массе своей — существа ведомые и слабые. Им всегда нужен тот, кто возьмёт на себя ответственность. Всё это на уровне ощущений и инстинктов, и мне почему-то кажется, что Виктор — именно из тех, кто способен руководить толпой.
Или, может быть, я так устала от слабых мужчин, способных лишь раздувать горделиво грудь, словно что-то на самом деле сто́ят, а на поверку оказываются пустышкой. И да, вполне возможно, что Викинг этот — такой же тюфяк и размазня, только выглядит в себе уверенным. Не знаю и знать не хочу, мне с ним детей не крестить.
Виктор высокий — гораздо выше всех тех, кого я считала в этой жизни красивыми. Совсем не мой типаж — слишком брутален, с длинными светлыми волосами, зачёсанными назад и собранными в хвост, русой бородой, широченными плечищами — именно таким, наверное, был Тор в глазах древних скандинавов. Я же всегда отдавала предпочтение мужчинам среднего — если не низкого — роста, аккуратным, субтильным даже. Будучи с детства самой высокой, слишком привыкла возвышаться над всеми хотя бы на пяток сантиметров. А если ещё и на каблуках...
— Прошу, — говорит Виктор, делая знак рукой в сторону входа в какой-то коридор.
Двери здесь нет, а подвыпившие весёлые посетители ходят мимо косяками, смеясь и улюлюкая. Отличное место этот "Бразерс", особенно для таких, как я — желающих всеми силами абстрагироваться от того, что жизнь рушится на глазах, треща по кривым грубым швам.
На секунду сама себе удивляюсь — иду с совершенно посторонним мужиком куда-то, даже особо ничем не интересуясь, движимая каким-то странным любопытством и нездоровым азартом. Словно маленькая, бегу навстречу приключениям. Надеюсь, хоть не на одно место их найду. Господи, спаси меня от моей же дурости.
А, впрочем, плевать. Почему-то уверена, что ничего мне Виктор не сделает — видно же, что благородный. Да и не думаю, что у такого мужика хобби — насиловать дев, а потом под покровом темноты, обливаясь потом, расчленять хладные трупы.
Идём по коридору, довольно длинному, и молчим. С Виктором вообще удивительно комфортно молчать.
— Тут у нас тир, — говорит, указывая на дверь, к которой прикреплена бумажная мишень. — Любите стрелять?
— Уверена, что люблю. Правда, ни разу не пробовала.
Но всегда мечтала научиться, но молчу об этом просто потому, что хочется узнать, что придумает сам Виктор. Сегодня я очень любопытная, слабоумная и отважная — адский коктейль.
— Думаю, самое время научиться, — смеётся и открывает передо мной дверь.
Делаю шаг в просторное помещение, в котором, кроме нас, ещё парочка любителей выбить десятку. Девушка весело смеётся, пока парень, поигрывая мышцами, целится в яблочко.
На стенах, не пропускающих ни единый звук извне, обтянутых камуфляжной тканью, висят изображения мотоциклов, как, собственно, и везде в этом клубе. В "Бразерсе" вообще культ байков и всего, что им сопутствует. Пока разглядываю помещение, Виктор отходит в дальний угол, где висит большой деревянный короб. Достаёт ключи, открывает дверцу, а я слежу за его размеренными чёткими движениями. Несмотря на габариты, он кажется весьма грациозным. Грациозным? О мужчинах вообще так говорят?
— Думаю, для первого раза вполне подойдёт, — растягивает губы в улыбке, становясь похожим на мальчишку. На очень симпатичного мальчишку.
Протягивает ружьё и смотрит на меня с вызовом. Думает, что струшу, растеряюсь? Фигушки, не на ту напал!
— Шеф, разрешение у девы есть? — раздаётся хриплый голос, и к нам подходит коренастый невысокий мужчина с седым ёжиком волос на голове. В камуфляжных штанах, чёрной футболке он похож на отставного военного. Подавляю в себе желание вытянуться по струнке смирно и рапортовать. — Справки? Сам знаешь, абы кого сюда не пускаем.
Да пропади оно всё пропадом!
— Абы кого?! Ну, знаете ли…
Нет, всё-таки абсурдность этого вечера явно перешла всякие границы, из краёв выливается.
— До свидания, мне нужно подругу найти.
Разворачиваюсь и выхожу из тира, громко хлопнув, для наглядности, дверью. Какая-то девушка, пробегающая мимо, подпрыгивает на месте и убегает, одарив меня на прощание странным взглядом. Смотрите на неё, пугливая какая.
Мне не нужно никого искать, потому что точно знаю — Полина со своим любимым явно занята не тем, чему мешать хочется, но ведь нужно было найти повод оттуда уйти. Не ругаться же из-за того, что какой-то мужик назвал меня абы кем. Хотя да, очень уж хотелось вылить на голову болтуна весь скопленный за этот день негатив, но я ещё не так много выпила, чтобы крушить всё вокруг.
После того, как сегодня врезала по морде собственному мужу, оказавшемуся на поверку редкостным идиотом и трусливым предателем, внутри всё сжалось настолько, что дышать было сложно. Я ушла из дома, ушла от него в твёрдой уверенности не возвращаться. Вернее, не так. Не хотела возвращаться в дом, где слишком многое напоминает о прожитых годах, так больно раня. Я настолько привыкла любить Сашу, не помня в этой жизни ничего другого, не зная больше ничего и никого, что, несмотря ни на что, не могла представить, как это — не быть с ним. Проснуться одной, заснуть в одиночестве, ужинать за пустым столом, в полной тишине.
Но и жить так дальше невыносимо, когда человек, которому ты полностью доверяешь, которого любишь, оказывается редкостным чмом, согласным ради повышения и лишнего рубля пойти на всё: оболгать, подставить, вылизать зад всем, кому можно и нельзя. Противно и больно разочаровываться и понимать, что столько лет потратила на пустого, в сущности, человечишку, слизняка и падальщика. У меня этим вечером словно глаза открылись, спала пелена, и я увидела себя со стороны. Мне двадцать пять, а трачу свою жизнь на слюнтяя мужа.
Но ушла я из тира не только потому, что боялась вспылить. Я испугалась того, что Виктор неожиданно начал мне нравиться. С ним рядом почувствовала себя так легко и свободно, словно знакомы не пару часов, а целую вечность. Странное чувство, совсем непривычное рядом с посторонним мужчиной. Но я всё-таки ещё замужем, а так ведь не годится, нельзя так. Каким бы придурком ни оказался на поверку мой благоверный, не должна бросаться во все тяжкие.
— Ася, постойте, — несётся вслед, а сильная рука хватает за предплечье, останавливая.
Чёрт, я же почти ушла. Один шаг оставался.
— Мне, правда, нужно идти, — говорю, поворачиваясь. — Спасибо за прекрасный вечер, Виктор.
— Виктор? — ухмыляется, приподнимая тёмно-русую бровь. — Я думал, мы договорились, Анастасия.
Моё полное имя он произносит на ухо, склонившись преступно близко, а по коже мурашки бегут от его шёпота.
— Хорошо, я запомню. Викинг, да.
— Вот и отлично, — отстраняется и отпускает мою руку. — Так куда вы торопитесь?
— У меня там вещи остались… и подруга.
Боже, я, наверное, сейчас выгляжу жалко, придумывая на ходу отговорки.
— Роджер постережёт, он надёжный парень. Я же экскурсию обещал, пойдёмте. А на Иваныча не обижайтесь, он технику безопасности как зеницу ока бережёт.
— Повезло вам с таким ответственным сотрудником, — замечаю, инстинктивно отстраняясь. От дурманящего аромата одеколона, пряного и свежего одновременно; от какой-то странной энергетики, исходящей волнами вокруг; от самого Виктора, который, кажется, заполняет собой всё пространство.
Беги, Ася, беги.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Zaychuk о книге: Сандра Бушар - Отверженная
    Не понравилось.

  • Mulia75 об авторе Галина Дмитриевна Гончарова
    "Маруся-3" публикуется по мере написания на др сайте

  • Zvolya о книге: Татьяна Андреевна Зинина - Бастард королевской крови. Книга 2
    Неплохая дилогия из серии Карильского цикла, Ггероиня как обычно, наивна и невинна в 22 года, она же гениальный артефактор и успешная ученица Академии. Герой- аристократ, красавец итд, оба бастарды. Понятно, чем дело закончится между героями почти сразу, а вот с заговором и Главзлодеем интрига сохранялась до конца. Написано хорошим языком, без пошлости и постельности, за что автору отдельное спасибо.
    Любителям дворцовых интриг, историй а ля "Золушка" наверное, понравится

  • Gaidelia о книге: Татьяна Андреевна Зинина - Эргай. Новая эра земли
    идея неплохая. любовная линия очень слабая, не понравилось. без искры, эмоций, противостояний.
    героиня сначала с одним братом переспала несколько раз (хотя и не знала на тот момент, чей он брат), а потом сошлась с самим героем.
    на один раз

  • ivress о книге: Ася Сергеева - Узнай меня
    Не могу сказать, что сильно зацепило, но книга не плоха. Любовная линия простовата. Мне не хватило страстей и эмоций.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.