Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48587
Книг: 121300
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Обезьяна на мачте»

    
размер шрифта:AAA

ОБЕЗЬЯНА НА МАЧТЕ
Рассказы

Несколько слов о героях этой книги

Всякий раз, когда мой парусный катамаран отплывает от берега, пес Бутон печально смотрит на удаляющуюся землю. Наконец, осознав, что она уже так далеко, что если решиться все же выпрыгнуть за борт, до нее не доплыть, он поднимает лохматую морду, оскаливает клыки и заводит хриплую заунывную прощальную песнь. В ней все: и предчувствие опасной неизвестности, и прощание с землей, со всеми ее родными запахами, тропами, уголками, и страх перед новой, чуждой ему стихии, перед зыбкой опорой под лапами. Наконец, в грустных переливах его воя слышится и жалоба на меня, неразумного хозяина, который вовлек бедное непокорное животное в столь опасное предприятие помимо его воли, заманив на утлое суденышко ласковыми посулами.
Он забыл, что наши общие с ним предки вышли, как и все живое на земле, из недр древнего океана...
Сколько бороздит человек морские просторы, столько сопровождают его четвероногие соплаватели. Вспомним Ноев ковчег с его потрясающим зверинцем на борту. Потом, когда этот спасатель обрел надежный причал и асе жирафы, бегемоты, слоны, львы и тигры ускакали, уковыляли, утопали, убежали в джунгли, болота, саванны, с моряками остались лишь собаки, кошки да попугаи. Да еще обезьяны... Ну, и конечно же, крысы, которых и вовсе никто не приглашал задерживаться на борту ковчега...
Впрочем, самыми первыми спутниками моряков в дальних плаваниях были свиньи и куры. Полинезийцы, например, с незапамятных времен путешествуя по Тихому и Индийскому океанам, брали с собой на ката-, три- и полимараны (суда на двух, трех и более поплавках) поросят, кур — в качестве живых консервов. С этой же целью и матросы Христофора Колумба держали в больших дубовых бочках морских черепах. Но не только для того, чтобы полакомиться свежим мясом после опостылевшей солонины, брали с собой мореплаватели животных.
Когда археологи подняли старинный британский парусник «Мари Роз», затонувший в XVI веке, они обнаружили в трюме бочонок со скелетиком лягушки. Долго ломали голову над тем, как и почему оказалась пресноводная квакша на борту военного корабля. Одни говорили — попала случайно, с пресной водой. Другие предположили, что это — деликатес. Но вряд ли из такого малыша можно приготовить блюдо, спорили третьи. И выдвигали свою версию. Лягушонок в бочке был... компасом, который в прибрежном плавании, когда туман скрывал очертания земли, безошибочно показывал, где берег. Ведь лягушки всегда плывут к берегу.
Но вот корабли получили надежную навигационную аппаратуру, объемистые рефкамеры-холодильники, в которых долго можно хранить баранину, и свинину, и курятину. А животные по-прежнему обитают на кораблях. Только теперь у них совсем другая роль. Теперь они не «живые консервы», не путеуказатели, а полноправные члены экипажа, у которых самая главная обязанность — это развлекать, греть душу, напоминать о покинутом доме, снимать, как говорят медики, психологическое напряжение, стрессы... Потреплет матрос после тяжелой вахты пса по загривку, погладит кошку, подставит палец попугаю и улыбнется, вздохнет, потеплеет у него на душе... Вот почему даже в таком строгом документе, как Корабельный устав Военно-Морского флота, есть специальная статья, посвященная животным. Вот почему на новейших атомных подводных лодках — атомаринах — предусмотрены в специальном отсеке, «зоне отдыха», клетки для канареек и попугаев и внештатная должность матроса-орнитолога. Все искусственное в таком «уголке природы» — и зеленая пластиковая травка, и «дневной» люминесцентный свет, и даже стволы «березок», только птицы всамделишные, живые, да еще рыбки в аквариуме.
У пернатых подводников кроме сладкоголосого пения да забавного пересмешничания было до недавнего времени еще чисто боевая задача. Если подводная лодка попадала в беду и опускалась на дно морское, то для того, чтобы подать о себе весть на родной берег, из торпедного аппарата выстреливался небольшой пенал-контейнер, который, всплыв, автоматически раскрывался, из него вылетал... почтовый голубь с запиской, где штурман указывал координаты аварийной субмарины и сообщал, что стряслось.
В Англии стоит памятник голубке, спасшей таким образом британскую подводную лодку в годы первой мировой войны.
Всем известен памятник Собаке в Колтушах, поставленный по предложению академика Павлова, в знак признательности четвероногим друзьям, принесенным в жертву науке. Будем считать, что он увековечивает и память тех безродных псов, что первыми совершили выход в гидрокосмос, морскую глубину, через трубу торпедного аппарата погруженной подводной лодки. Все это происходило на испытательном полигоне, когда моряки изучали способы спасения из аварийных субмарин. По счастью, собаки благополучно вынырнули в своих кислородных масках. Потом по проложенному ими пути за полвека подводного плавания выбрались к жизни десятки, если не сотни моряков, оказавшихся в трудной ситуации как в военные годы, так и в мирные дни.
А еще помогали подводникам белые мыши. Их на заре подводного плавания матросы приносили на лодки в специальных клеточках. По поведению зверьков определялся газовый состав воздуха. Мыши первыми чувствовали недостаток кислорода, и если они засыпали, то становилось ясно, что пора всплывать и вентилировать отсеки.
Мало кто знает, что среди первых животных-подводников были... овцы. Им тоже выпала суровая доля испытателей военной техники. В 1908 году на одном из балтийских полигонов легла на грунт небольшая подводная лодка, в отсеках которой находились только овцы. Предстояло выяснить влияние подводных взрывов на живой организм в стальном корпусе корабля. Неподалеку от субмарины были взорваны динамитные заряды. Когда лодку подняли и отдраили верхний рубочный люк, оттуда послышалось блеяние проголодавшихся овечек. Героинь опасного испытания немедленно выпустили на лужок, где они быстро забыли пережитые приключения. Кстати, среди овец находился и красавец-петух, которого тоже можно причислить к отважному племени пернатых мореплавателей.
А вот орла-подводника я видел собственными глазами на Северном флоте. Однажды в Средиземном море обессиленный долгим перелетом царь птиц опустился на рубку всплывшей посреди моря подводной лодки. Надо было срочно погружаться, но тогда бы птица наверняка погибла — до берега ей не долететь. После короткой схватки орел был отправлен в шахту рубочных люков, а затем размещен в штурманской рубке. При этом он цапнул штурмана за палец и выпустил жидкую струю прямо на путевую карту. Однако со временем успокоился и принял как должное мелко нарубленное сырое мясо. Наверное, это был первый орел, который совершил подводное плавание. Когда подводная лодка вернулась в базу, глазам встречавших ее северян предстала гордая птица, сидевшая на мостике рядом с командиром. Правда, за ногу она была привязана к перископной тумбе, но этого никто не видел.
Есть специальные корабли, где животные не пассажиры, а настоящие бойцы. Это суда-дельфиноносцы. В их каютах-бассейнах странствуют по морям специально обученные дельфины и морские котики. Они разыскивают на морском дне затонувшие торпеды, вертолеты, спутники, и не только находят их, но и прицепляют к ним тросы подъемных устройств. Еще они умеют спасать экипажи упавших в море самолетов, транспортировать на себе боевых пловцов и охранять ворота военно-морских крепостей от подводных диверсантов. Но это уже тема другой книги. На наших же страницах речь пойдет о птицах и зверях, взятых на борт корабля не для дела, а для души, взятых, чтобы скрасить будни долгого плавания. У некоторых историй конец грустный. Море есть море. Его стихия равно опасна и для людей и для зверей, для всех, кто рожден быть на суше. Так будем же благодарны братьям нашим меньшим за то, что они делят с нами все превратности наших дорог.
Николай ЧЕРКАШИН

Гаральд Граф

Яшка

В походе на корабле сразу же установилась обычная обстановка: регулярно стояли вахты, собирались для еды в кают-компании и старались спать в свободное время. Вообще же отдыхали от стоянок у Аннамских берегов.
С нами плыли и наши бессловесные соплаватели: обезьянка, попугайчики, кошки, быки, хамелеоны и т.д.; волей-неволей им приходилось разделять нашу судьбу
Особенно вспоминается наш общий маленький друг Яшка, обезьянка, купленная на Мадагаскаре.
Попав на корабль, Яшка быстро освоился и стал себя чувствовать, наверное, не хуже, чем в девственных лесах родины. Мы его держали в полной свободе, и это давало ему возможность всюду поспевать и принимать участие во всех событиях корабельной жизни. Его замечательная изобретательность, сообразительность и ловкость в тяжелые минуты доставляли нам много развлечений, и мы к нему скоро очень привыкли и полюбили его.
Но он сам строго разбирался в своих симпатиях и различно относился к каждому из нас: например, невзлюбил штурмана мичмана Е. за то, что тот не давал поиграть с предметами, которые его соблазняли, — секстаном, барометром, часами и т. д. Е. всегда тщательно запирал штурманскую рубку, и Яшке никак не удавалось проникнуть к заветным вещам. Но чем тщательнее запиралась рубка, тем настойчивее Яшка следил за нею. Наконец однажды, когда Е. забыл закрыть иллюминатор рубки, Яшка этим воспользовался, юркнул в отверстие и стал хозяйничать. Е. случайно вскоре вернулся и с позором его изгнал. Это макаку еще больше раззадорило, и она опять выследила незакрытый иллюминатор и вторично проникла в рубку.
На этот раз никто не помешал, и Яшка произвел полный осмотр всему, что там было, и даже влез лапками в чернильницу, отпечатал на страницах вахтенного журнала свои грязные пальчики и разорвал одну из них. Насладившись вдоволь, проказник выскочил на палубу, быстро вскарабкался по штагам на стрелу и стал наблюдать, каковы будут результаты. Е., войдя в каюту, сразу заметил беспорядок: разорванную страницу и отпечатанные пятерни лапок. Ругаясь и грозясь, выскочил он из каюты и стал искать виновника, а Яшка, сидя наверху, от восторга визжал и строил рожи. Яшка долго оставался на мачте, очевидно, рассчитывая, что за это время гнев Е. остынет, и оказался совершенно прав.
Подъем флага, когда офицеры и команда стоят во фронте, он тоже не упускал случая использовать. Можно было определенно сказать, что в самый торжественный момент Яшка прыгнет кому-нибудь на голову или на плечо и измажет чистый чехол фуражки или китель, так как всегда был в саже.
Во время еды он неизменно находился в кают-компании и по очереди перелезал с плеча на плечо обедающих офицеров, самым бесцеремонным образом рассаживался и нередко таскал еду с вилки или ложки. Проделывалось это поразительно ловко, так что часто зазевавшийся, разговорившись, замечал только тогда, когда пустая вилка попадала в рот. Не прочь был Яшка забраться и на буфет, где ставились принесенные из камбуза блюда, чтобы с них взять что повкуснее, но вестовые его немилосердно гнали. Впрочем, после того как он несколько раз обжегся, он и сам туда не рисковал залезать.
Яшка был большой охотник выпить: раз, в какой-то торжественный день, когда подавалось шампанское, ему дали его попробовать, и оно так ему понравилось, что он просил все больше.
Нас это забавляло, и скоро бедняга стал совсем пьян. Интересно было то, что при этом обезьянка вела себя точь в точь, как человек: лезла ко всем обниматься, пробовала лазать, падала и подымалась, бросала со стола вещи и корчила уморительные рожицы. Затем свернулась клубочком на диване и заснула.
Для сна ночью Яшка избрал каюту прапорщика Ш. и обычно располагался у него на койке да еще норовил залезть на подушку. Если хозяин старался его сгонять, раздавалось недовольное ворчание, и в лучшем случае он отодвигался в сторону, а чаще оставался на том же месте. Проснувшись же рано утром, через иллюминатор выскакивал на палубу.
Раз при каких-то обстоятельствах ему раздавило два пальчика. Доктор их залил коллодиумом, перевязал и вложил лапку в косынку, одетую через плечо. В таком виде Яшка и ходил весь день. С самым страдальческим видом он давал за собою ухаживать, все больше лежал и совсем не шалил. Точно как ребенку, ему хотелось разыгрывать больного и заставлять с ним нянчиться.
Главными его жертвами являлись — два попугайчика, японский соловей и рыжий кот. Соловей был злой птицей и сидел в клетке, привязанной за штангу на палубе. Неизвестно, почему называлась она соловьем, так как кроме неприятного писка никаких других звуков издавать не умела. Яшка любил спускаться на крышу клетки, просовывать лапу между спицами и таскать птицу за хвост Та страшно злилась и пребольно его клевала. Два зеленых попугайчика-двойничка, скромные птички, постоянно сидевшие на жердочке, прижавшись друг к другу, никому не мешали, но Яшка никак не мог их оставить в покое и всегда старался им досаждать: утаскивал еду и воду, пугал своим шипением и дергал за перья. Однажды один из них исчез, и мы сильно подозревали нашего проказника.
С рыжим котом из Порт-Саида Яшка свел тесную дружбу, и тот ему доставлял много развлечений. Чего-чего только они ни выделывали: как бешеные носились по палубе, лазали на мачты и залезали в каюты. Во время возни Яшка все старался кота схватить за хвост или вскочить ему на спину. В жаркие дни Яшке ставили ведро с водою, и он с удовольствием в нем купался, а кот наблюдал, но иногда и сам получал непрошеную ванну, когда ведро опрокидывалось расшалившимся приятелем. Несмотря на систематическое приставание Яшки к своему другу, это, несомненно, были большие друзья. Кот каждый день приходил к нему, и часто они мирно спали, один подле другого. Особенно их дружба выказывалась, когда мы, выведенные из терпения, сажали Яшку на веревку и кот сейчас же являлся его развлекать.
Однажды погрузка угля шла с пришвартовавшегося к борту "Иртыша" германского парохода. Яшка немедленно этим воспользовался и перепрыгнул на него. У немца были две славные собачонки породы "чау-чау", желтые, с длинной шерстью, которые всюду бегали вместе. Наш проказник сейчас же их заметил и стал изводить: подкрадется то к одной, то к другой, дернет за хвост или просто за шерсть, да и поминай как звали. Собачки лают и носятся по палубе, а Яшка прыгает над ними, шипит и кривляется. Наконец, он изловчился и схватил обеих сразу за хвосты и стал тянуть, те же со страху неистово завизжали. Как ни забавно было это зрелище, но капитан пожалел своих собак, и Яшку прогнали с парохода.
Раз обезьянка заметила у одного офицера кошелек, в котором находились золотые монеты. Они привлекли внимание Яшки, и он, проследив, куда их прячут, проник в каюту, увидел незапертый ящик стола, схватил кошелек и влез на мачту В это время вернулся хозяин каюты, заметил открытый ящик, проверил, на месте ли кошелек, и, обнаружив пропажу, быстро выскочил на палубу. Здесь он случайно заметил Яшку и у него в лапках кошелек. Начали обезьянку всеми способами соблазнять слезть и отдать похищенное, но та не обращала на эти усилия никакого внимания и старалась добраться до содержимого. Попробовали пугать — авось с испугу выронит, но она только выше забралась.
Вдруг заметили, что старания Яшки увенчались успехом и он добрался до золота: вынул одну монету, внимательно осмотрел и засунул за щеку Затем вынул другую, опять осмотрел и, к ужасу стоящих на палубе, бросил в море. По-видимому, ему очень понравилось, как она, летя, сверкает на солнце. Яшка начал методично, одну за другой, выбрасывать монеты за борт, и только пустой кошелек упал на палубу. Никакие крики, угрозы и бросание палок не помогли, и бедный владелец денег остался без своего капитала. Яшка же, как ни в чем не бывало, прыгал и резвился, но на этот раз слишком рано спустился вниз: его изловили, высекли и посадили на веревку, чего он очень не любил.
Когда мы уже находились в походе, он как-то умудрился залезть в каюту, в которой помещалась аптека. Она находилась в корме, а Яшка обычно имел доступ в каюты, помещающиеся на спардеке, иллюминаторы которых выходили на палубу. Забравшись в аптеку и увлекшись всякими стеклянками и банками, он вдруг заметил входившего фельдшера, со страху выпрыгнул в иллюминатор и оказался за бортом. Корабль был на ходу, шел в составе эскадры — где уж тут поднимать тревогу ради спасения маленькой обезьянки. Да и фельдшер от испуга, что его могут обвинить в умышленном покушении на жизнь Яшки, не сразу рассказал о его гибели. Таким образом нашего друга не стало...

Лев Толстой

Прыжок

Один корабль обошел вокруг света и возвращался домой. Была тихая погода, весь народ был на палубе. Посреди народа вертелась большая обезьяна и забавляла всех. Обезьяна эта корчилась, прыгала, делала смешные рожи, передразнивала людей, и видно было — она знала, что ею забавляются, и оттого еще больше расходилась.
Она подпрыгнула к двенадцатилетнему мальчику, сыну капитана корабля, сорвала с его головы шляпу, надела и живо взобралась на мачту. Все засмеялись, а мальчик остался без шляпы и сам не знал, смеяться ли ему, или плакать.
Обезьяна села на первой перекладине мачты, сняла шляпу и стала зубами и лапами рвать ее. Она как будто дразнила мальчика, показывала на него и делала ему рожи.
Мальчик погрозил ей и крикнул на нее, но она еще злее рвала шляпу. Матросы громче стали смеяться, а мальчик покраснел, скинул куртку и бросился за обезьяной на мачту. В одну минуту он взобрался по веревке на первую перекладину; но обезьяна еще ловчее и быстрее его в ту самую минуту, как он думал схватить шляпу, взобралась еще выше.
— Так не уйдешь же ты от меня! — закричал мальчик и полез выше.
Обезьяна опять подманила его, полезла еще выше, но мальчика уже разобрал задор, и он не отставал. Так обезьяна и мальчик в одну минуту добрались до самого верха.
На самом верху обезьяна вытянулась во всю длину и, зацепившись задней рукой за веревку, повесила шляпу на край последней перекладины, а сама взобралась на макушку мачты и оттуда корчилась, показывала зубы и радовалась. От мачты до конца перекладины, где висела шляпа, было аршина два, так что достать ее нельзя было иначе, как выпустить из рук веревку и мачту.


Но мальчик очень раззадорился. Он бросил мачту и ступил на перекладину. На палубе все смотрели и смеялись тому, что выделывали обезьяна и капитанский сын; но как увидали, что он пустил веревку и ступил на перекладину, покачивая руками, все замерли от страха.
Стоило ему только оступиться — и он бы вдребезги разбился о палубу. Да если б даже он и не оступился, а дошел до края перекладины и взял шляпу, то трудно было ему повернуться и дойти назад до мачты. Все молча смотрели на него и ждали, что будет.
Вдруг в народе кто-то ахнул от страха. Мальчик от этого крика опомнился, глянул вниз и зашатался.
В это время капитан корабля, отец мальчика, вышел из каюты. Он нес ружье, чтобы стрелять чаек. Он увидал сына на мачте и тотчас же прицелился в сына и закричал:
– В воду! Прыгай сейчас в воду! Застрелю!
Мальчик шатался, но не понимал.
— Прыгай или застрелю!.. Раз, два… — И как только отец крикнул: — Три! — мальчик размахнулся головой вниз и прыгнул.
Точно пушечное ядро, шлепнуло тело мальчика в море, и не успели волны закрыть его, как уже двадцать молодцов-матросов спрыгнули с корабля в море. Секунд через сорок — они долги показались всем — вынырнуло тело мальчика. Его схватили и вытащили на корабль.
Через несколько минут у него изо рта и из носа полилась вода, и он стал дышать.
Когда капитан увидал это, он вдруг закричал, как будто его что-то душило, и убежал к себе в каюту, чтоб никто не видал, как он плачет.

Константин Станюкович

Куцый


I

В роскошное раннее тропическое утро на сингапурском рейде, где собралась русская эскадра Тихого океана, плававшая в 60-х годах, новый старший офицер, барон фон дер Беринг, худощавый, долговязый и необыкновенно серьезный блондин лет тридцати пяти, в первый раз обходил в сопровождении старшего боцмана Гордеева корвет «Могучий», заглядывая во все самые сокровенные его закоулки. Барон только вчера вечером перебрался на «Могучий», переведенный с клипера «Голубь» по распоряжению адмирала, и теперь знакомился с судном.
Несмотря на желание педантичного барона в качестве «новой метлы» к чему-нибудь да придраться, это оказалось решительно невозможным. «Могучий», находившийся в кругосветном плавании уже два года, содержался в образцовом порядке и сиял сверху донизу умопомрачающей чистотой. Недаром же прежний старший офицер, милейший Степан Степанович, назначенный командиром одного из клиперов, — любимый и офицерами и матросами, — клал всю свою добрую, бесхитростную душу на то, чтобы «Могучий» был, как выражался Степан Степанович, «игрушкой», которой мог бы любоваться всякий понимающий дело моряк.
И действительно, «Могучим» любовались во всех портах, которые он посещал.
Обходя медлительной, несколько развалистой походкой нижнюю жилую палубу, барон Беринг вдруг остановился на кубрике и вытянул свой длинный белый указательный палец, на котором блестел перстень с фамильным гербом старинного рода курляндских баронов Берингов. Палец этот указывал на лохматого крупного рыжего пса, сладко дремавшего, вытянув свою неказистую, далеко не породистую морду, в укромном и прохладном уголке матросского помещения.
— Это что такое? — внушительно и строго спросил барон после секунды-другой торжественного молчания.
— Собака, ваше благородие! — поспешил ответить боцман, подумавший, что старший офицер не разглядел в полутемноте кубрика собаки и принял ее за что-нибудь другое.
— Ду-рак! — спокойно, не повышая голоса, отчеканил барон. — Я сам вижу, что это собака, а не швабра. Я спрашиваю: почему собака здесь? Разве можно на военном судне держать собак! Чья это собака?
— Конвертская, ваше благородие!
— Боцман... Как твоя фамилия?
— Гордеев, ваше благородие!
— Боцман Гордеев! Выражайся яснее; я тебя не понимаю. Что значит: корветская собака? — продолжал барон все тем же медленным, тихим и нудящим голосом, произнося слова с тою отчетливостью, с какою говорят русские немцы, и останавливая на лице боцмана свои большие, светлые и холодные голубые глаза.
Пожилой боцман, которого до сих пор все, кажется, отлично понимали, за исключением разве тех случаев, когда он, случалось, возвращался с берега пьяный вдрызг, недоумевая смотрел в бесстрастное, белое, отливавшее румянцем, безусое, продолговатое лицо, опушенное рыжеватыми бакенбардами в виде котлет, и, видимо, удрученный этим назойливым допросом, вместо ответа, ожесточенно заморгал своими маленькими серыми глазами.
— Так какая же это корветская собака?
— Матросская, значит, обчая, ваше благородие! — объяснил с угрюмым видом боцман и в то же время сердито подумал: «Не понимаешь, что ли, долговязый!»
Но «долговязый», казалось, не понимал и сказал:
— Что ты мне вздор рассказываешь!.. У каждой собаки должен быть хозяин.
— То-то у ей нет, ваше благородие. Она приблудная.
— Какая? — переспросил барон, видимо не зная значения этого слова.
— Приблудная, ваше благородие. В Кронштадте увязалась за одним нашим матросиком и явилась на конверт, когда он вооружался в гавани. С той поры Куцый и ходит с нами. Так его назвали по причине хвоста, ваше благородие! — прибавил в виде пояснения боцман.
— Собаки на военном судне — беспорядок. Они только гадят палубу.
— Осмелюсь доложить, ваше благородие, что Куцый собака понятливая и ведет себя, как следовает. За ей насчет этого ничего дурного не замечено! — вступился боцман за Куцего. — Прежний старший офицер Степан Степанович дозволяли ее держать, потому как Куцый, можно сказать, исправная собака, и команда ее любит.
— Слишком много вам позволяли прежде, как посмотрю, и распустили. Я вас всех подтяну, слышишь? — строго заметил барон, которому объяснения боцмана показались несколько фамильярными. И сам он, казалось, не особенно трепетал перед старшим офицером.
— Слушаю, ваше благородие.
Барон на секунду задумался и наморщил лоб, решая в своем уме участь Куцего. И боцман, весьма благоволивший к Куцему, со страхом ждал этого решения.
Наконец старший офицер проговорил:
— Если я когда-нибудь замечу, что эта собака изгадит мне палубу, я прикажу ее выкинуть за борт. Понял?
— Понял, ваше благородие!
— И помни, что я два раза не повторяю своих приказаний, — внушительно прибавил барон, по-прежнему не возвышая своего скрипучего однотонного голоса.
Боцман Гордеев, старый служака, видавший на своем веку немало разного начальства и умевший понимать людей, и без этого предупреждения уже сообразил, что этот «долговязый», даром, что говорит тихо, без пыла, а такая «чума», с которой всем служить будет очень нудно, не то что со Степаном Степанычем.
Услыхав несколько раз свою кличку, Куцый потянулся, открывая глаза, лениво поднялся, сделал несколько шагов, выходя из темного угла поближе к свету, и, как смышленый, понимающий дисциплину, пес, при виде незнакомого человека в офицерской форме почтительно вильнул несколько раз своим обрубком.
— Фуй, какая отвратительная собака! — брезгливо процедил барон, кидая взгляд, полный презрения, на невзрачную и неуклюжую большую дворнягу, с жесткой, всклокоченной рыжей шерстью, обгрызенными, стоящими торчком, ушами и широкой мордой, местами покрытой плешинами, словно изъеденной молью.
Только необыкновенно умные и добрые глаза Куцего, пристально оглядывавшие барона, несколько скрашивали его уродливую наружность. Но этих глаз барон, верно, не заметил.
— Чтоб я не встречал никакой этой мерзкой собаки! — проговорил барон.
И с этими словами он повернулся и поднялся наверх, сопровождаемый удрученным и нахмурившимся боцманом.
Поджав свой обрубок — следы злой шутки одного кронштадского повара, Куцый побрел, прихрамывая на одну, давно сломанную переднюю лапу, в свой темный уголок, чуя, надо думать, что не имел счастья понравиться этому долговязому человеку с рыжими баками и со злым взглядом, который не предвещал ничего хорошего.
Один матрос, слышавший слова старшего офицера, ласково потрепал общего корветского любимца, который в ответ благодарно вылизывал шершавую матросскую руку.

II

Испытывая чувство тоскливого угнетения, обычное в простом русском человеке, которого донимают нотациями и "жалкими" словами, боцман еще целую четверть часа, если не более, выслушивал, стоя навытяжку в каюте барона и теребя в нетерпении фуражку, его длинные, обстоятельные и монотонные наставления о том, какие отныне будут порядки на корвете, чего он будет требовать от боцманов и унтер-офицеров, как должны вести себя матросы, что такое, по понятиям барона, настоящая дисциплина и как он будет беспощадно взыскивать за пьянство на берегу.
Отпущенный наконец из каюты с напутствием «хорошо запомнить все, что сказано, и передать кому следует», боцман радостно вздохнул и, весь красный, словно после бани, выскочил наверх и пошел на бак выкурить поскорей трубочку махорки.
Там его тотчас же обступили почти все представители баковой аристократии: фельдшер, баталер, подшкипер, машинист, два писаря и несколько унтер-офицеров.
— Ну что, Аким Захарыч, каков старший офицер? Как он вам показался? — спрашивали боцмана со всех сторон.
Боцман в ответ только безнадежно махнул своей волосатой, красной и жилистой рукой и сердито плюнул в кадку.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.