Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48597
Книг: 121350
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Предсказание на донышке»

    
размер шрифта:AAA

Инна Комарова
Предсказание на донышке
Роман в двух частях

Все тяжёлые времена, сколько их ни было
в истории, не смогли уничтожить ни
весенних цветов, ни любви женщины…
Дэвид Лоуренс
Истинное величие начинается с понимания
собственного ничтожества…
Иоганн Вольфганг Гёте

Часть первая

Предчувствие
В дороге мне вспомнилось…

Долго в ту ночь не могла уснуть. Странные предчувствия беспокоили. Я приподнялась, чтобы салфеткой прикрыть ночную лампу. Вдруг тяжёлая штора у окна зашевелилась, заволновалась, послышались незнакомые пугающие звуки — громкий шорох и скрип. Но в них было что-то очень невнятное и малоприятное слуху моему. Мне показалось, что я не одна в комнате. По потолку и стенам забегали блики. Никогда не была трусихой, незнакомые явления насторожили. Собралась в комочек, натянула на себя одеяло и постаралась не шевелиться.
— Что это?
По комнате гулял ветер, перебирая страницы книги, которую я читала вечером. Накануне подруга привезла роман писательницы Анны Радклиф. Чтение увлекло с первых строк, я не смогла оторваться от книги. Правда, это был совсем не развлекательный роман, как рассказывала подруга. Она неудачно пошутила. Мрачная атмосфера зловещих тайн, ужасов и трагических происшествий окутывала действие. Борьба героини с тёмными силами зла навеяла дурные предчувствия. Под грузом гнетущих впечатлений отложила книгу, но долго не могла успокоиться. Теперь странные явления происходят наяву, в моей комнате.
Матушка всегда говорила: «Впечатлительным людям не следует читать мрачные книги».
— Она была права. Господи, а это что?
Края простыни заходили, приподнимаясь. Нитки в игле на пяльцах рисовали зигзаги в воздухе.
«Позвать Джерри? — мелькнуло в голове. — Не буду, вдруг всё это мне привиделось? Успокоюсь и усну. А утром всё будет, как обычно. Результат болезненного воображения», — мысленно уговаривала я себя.
Звуки приближались. Какая-то дымка зависла надо мной.
«Что делать? Страшно».
Задрожал воздух, дымка стала тонкой и прозрачной, ещё мгновение — она рассеялась.
«Буду настраиваться на сон. Не стану предаваться дурным мыслям», — успокаивала я себя.
Укрылась с головой и начала про себя молиться. Медленно, но верно, страх отступал. Утомлённая и усталая, я незаметно сомкнула веки и провалилась в бездну. В темноте не распознала, где оказалась. Всё, что окружало, было незнакомым. Не успела подумать, как внезапно передо мной появился силуэт. Он приближался, наконец завеса улетучилась, и я разглядела незнакомого мужчину. Волнение заговорило вновь.
Сквозь сон я сердилась на себя:
«Начиталась, теперь привидения мерещатся».
Незнакомец был, я его отчётливо видела. Молодой мужчина высокого роста, приятной наружности, с маленькой аккуратной бородкой. Волнистые пряди волос обрамляли голову. Сдержанная улыбка едва коснулась уголков губ, он заговорил тихо, неторопливо, его голос завораживал:
— Не бойтесь меня.
— Кто вы? И зачем мне снитесь?
Я отчётливо понимала, что всё происходит во сне, однако его появление меня почему-то напугало.
— Джерри, — с трудом пробормотала я, желая повысить голос, но не смогла. Какой-то жалкий лепет, словно мяуканье котёнка, вырвался из груди.
— Послушайте, я не сделаю вам ничего плохого. Я — дух вашего суженого.
— Дух?!
— Да.
— У меня нет суженого.
— Есть. Вы со мной ещё не знакомы. Придёт день, и я войду в вашу жизнь.
— Зачем вы снитесь мне?
— Моё появление — предупреждение. Ничего не бойтесь, я буду охранять вас.
— А почему мне нужно бояться? — Сквозь сон я ощущала, как меня бил озноб. Незнакомец был настроен дружелюбно, я чувствовала его расположение, но какое-то волнение поселилось в душе, хотела с ним справиться, что-то не давало. Он смотрел на меня молча и вскоре сказал:
— Сударыня, вам предстоит путешествие…
— Мне? — не дала я ему договорить. — Неправда, не собиралась никуда выезжать. Что вы выдумываете? Пожалуйста, уходите. Мне отдохнуть нужно.
— Ещё мгновение, и покину вас. Знаю, что вы не собирались. Это произойдёт не по вашей воле.
— Зачем вы пугаете меня?!
— Нет-нет, я только предупреждаю. Вам нечего бояться, я буду защищать вас. Живите спокойно. Скоро мы встретимся, и вы всё узнаете. А сейчас мне пора, рассвет близится.
В этот момент я почувствовала, как моего лица коснулась мягкая ладонь и погладила. На душе мгновенно воцарилось спокойствие.
— Незнакомец — маг, волшебник? — Мой вопрос повис в воздухе.
Через несколько мгновений призрак исчез.

Депеша
Утро следующего дня не предвещало ничего плохого. Сновидения рассеялись в тумане, о ночном происшествии не вспоминала. После завтрака занялась вышиванием и так увлеклась, что не заметила, как старый слуга оказался в комнате. За пяльцами забывала обо всём. Вот и сейчас Джерри незаметно приблизился и сказал:
— Прошу простить, мисс Мери, что мешаю, — и протянул толстый конверт с сургучной печатью. — Посыльный доставил несколько минут назад.
— Что это?
— Депеша.
— От кого? — Я не особо была настроена заниматься посторонними делами. Джерри отвлёк меня от интересного занятия.
— Не читал, мисс Мери, где-то обронил пенсне, старость.
— Ничего, Джерри. Положи на стол. Сейчас посмотрю. Спасибо.
— Слушаюсь.

Отложив пяльцы, я подошла к столу и обратила внимание, что конверт подписан незнакомым почерком.
«Джерри прав», — подумала я.
Письмо не походило на повестку в суд по наследственным делам, либо приглашение в департамент на рождественский бал. Я достала из ящика секретера ножницы и вскрыла конверт. В нём был один довольно плотный стандартный лист, на верхней части которого я увидела именной штемпель отправителя. Помнится, после кончины отца матушка получила на таком бланке завещание. То, что я прочитала, расстроило меня неимоверно.

«Достопочтенная мисс Мери Андерсон!
Пишет вам поверенный в делах вашей тётушки — баронессы Ребекки Визельборг. Имею честь доложить, что не далее как сегодня утром вашу тётушку нашли мёртвой в спальне. Вызывали доктора, он заключил: «Насильственное удушение».
Посему советую вам прибыть, чтобы проводить тётушку в последний путь. Похороны состоятся 13 сентября в полдень.
Детей у покойной не было. Дальние родственники со стороны барона имеются, я им отправил письма, но ваше имя стоит первым в завещании. Постарайтесь прибыть вовремя. Благодарю.
С почтением и соболезнованием, к вашим услугам,
Габриэль Мортон».

— Боже, какой ужас! Бедная моя тётушка Ребекка. Не далее как на прошлой неделе я получила от неё письмо, в котором она оповещала меня, что на рождественские праздники собирается приехать и погостить недельки две. Я так обрадовалась, воодушевилась, у меня сразу же поднялось настроение. Стала думать, что заказать повару на рождественский ужин из того, что любит тётушка. Как нарядить ёлку, какие сюрпризы придумать, подарки купить. И вот, пожалуйста, вместо этого мне предлагают прибыть на траурную церемонию. Бедная моя тётушка — последняя ниточка оборвалась с моей благословенной матушкой, — плакала я в голос.
И тут меня озарило:
— Дух! Он приходил во сне и предупреждал меня, что предстоит путешествие. Не хотел расстраивать, поэтому опустил подробности. А я… трусиха. Позор мне, батюшка бы долго смеялся над моими страхами. Нет чтобы расспросить! Дурёха, от страха вся сжалась, съёжилась, язык проглотила. Мысленно молилась, чтобы поскорее ушёл. А он наверняка знал, что случится этим утром. В следующий раз не буду бояться и расспрошу. У него лучистые глаза и очень добрый взгляд, а улыбка полна обаяния. Такой человек не способен причинить зло. Стоп! Что со мной? — я оторопела от своих мыслей. — О чём это я? Какой ещё следующий раз? Только духов не хватало. Нет уж, во всём разберусь сама. Ах, как тётушку жалко! Никогда серьёзно не болела. Матушка слаба здоровьем была, а тётушка крепкая, подвижная, до недавнего времени верхом ездила у себя в парке и безбоязненно близко к воде подъезжала. Пока лошадь пила, тётушка тем временем прогуливалась вдоль берега, дышала свежим воздухом. Частенько напевала излюбленные мелодии из опер. Под настроение встречала в парке рассветы. И такая внезапная, нелепая и страшная смерть! Не могу поверить. В голове не укладывается. Что-то здесь не то.
Строчки из письма опять оказались перед глазами.
— Поверенный в своём сообщении обозначил: «Насильственное удушение». Что всё это значит? — рассуждала я. Поеду, на месте разузнаю.
Меня очень взволновало известие господина Мортона. О том, чтобы засесть за пяльцы, и речи не было, все желания пропали. Голову заполонили мысли, связанные со скорбным известием и сводились они к одному вопросу — как такое могло случиться?
А я ведь тётушке предлагала:
«Живите со мной. Что всё одной да одной в замке куковать?» Не согласилась. И что теперь? Как я без неё? Невосполнимая утрата для меня. Одна она у меня оставалась после ухода благословенных и горячо любимых родителей.

— Джерри, — позвала я.
— Почему вы плачете, мисс Мери? — спросил слуга, входя в гостиную. — Плохое известие?
В ответ я кивнула и произнесла:
— Тётушка Ребекка…
— Умерла?!
— Да.
— Царствие небесное, — перекрестился слуга. — Какое несчастье! Соболезную. Мне очень жаль. Она была прекрасным человеком, всегда привозила с собой хорошее настроение. Когда гостила в замке, слышались смех, весёлый разговор, шутки, рассказывала забавные истории, а как она любила вас… Да, мы будем тосковать без неё. Скорблю вместе с вами.
— Я осиротела, Джерри, больше никого не осталось.
— Сочувствую вам. Не убивайтесь так, мисс Мери, что поделаешь? Жизнь, она не всегда радует.
Я промокнула платком глаза и спросила:
— Джерри, в нашем замке были когда-нибудь духи, привидения?
Слуга посмотрел на меня подозрительно.
— Мисс Мери, вы хорошо себя чувствуете?
— Моё состояние к вопросу отношения не имеет, — раздражённо ответила я и пожалела.
Джерри по доброте душевной не придал значения моей реплике.
— Слуги рассказывали, что видели в подземелье оживших покойников.
— Да?!
— Мне не приходилось. В подземелье не бываю. А здесь что им делать?
— Ты уверен?
— А что они будут делать среди людей? Они ведь призраки покойников и днём по замку не разгуливают. Эти сущности любят уединение и гуляют в ночное время. Нет, сам не видел. Бог миловал.
— А духи?
— О них наслышан немного. Духи как раз к живым ближе, ибо как известно, душа человека ночью летает, посещает сны, потом возвращается в тело. Слышали об этом?
— Да, и читала.
— Ну так вот. Духи могут точно так же появляться, ибо это душа человека навещает. Замечу, не всегда во сне распознаём, кто это. Чаще незнакомые люди снятся. Бывает, приснится — и забываешь. Проходит время, случайно встретишь человека, и думы одолевают: «Знакомое лицо, где я его видел?» А он, оказывается, гулял в твоём сне, — разговорился Джерри.
— Действительно, я об этом не подумала. Спасибо тебе, удачная подсказка. Ты правильно подметил, душа летает в ночное время.
— А почему вы спрашиваете, мисс Мери?
— Любопытно стало, — слукавила я.
«Зачем раньше времени пугать старого слугу?» — проскочила в голове мысль.
— Если что, зовите меня, я быстро их разгоню. — Слуга почти разгадал мою тайну.

На следующий день я покинула родовое имение Ханисдорф в Лондоне и направилась в Бат.

Замок Визельборг
Кучер прервал мысли.
— Госпожа, подъезжаем.
Я перевела взгляд в окно. Во всей красе и величии возвышалось старинное родовое гнездо семейства Визельборг. Как только его не называли: замок роз и незабудок, птичье гнездо, замок на воде, розовый замок. На самом деле он носил величавое имя своего основателя — барона Генри Визельборга. Именно сюда мою шестнадцатилетнюю тётушку привёз после венчания её супруг — барон Роберт Визельборг — старший наследник старинного аристократического рода. Здесь она прожила счастливую жизнь. Дядюшка её очень любил и баловал.

Старый добрый дворецкий
Моя карета миновала осенний парк. Давно я здесь не была. В этот раз он поразил меня необыкновенной красотой, душа наполнилась теплом. Откуда-то возникла ассоциация: парк точь-в-точь олицетворял жениха перед венчанием. Его трепетное ожидание и волнение передались мне.
Мы подъехали ко входу замка. Уютное крыльцо встречало гостей большой выгравированной надписью: «Владение барона Генри Визельборга».
Бриг из окна увидел мою карету и заулыбался.
Старый добрый дворецкий, он служил здесь много лет, сколько себя помню. Предан Визельборгам бесконечно. Тётушка Ребекка считала его членом семьи. Даже делилась секретами.
Помню, как-то мы гостили у тётушки без няни, она занемогла и осталась дома. После дороги матушка утомилась, и ей нездоровилось. Бриг берёг её покой. Брал меня на руки, уходил в парк, в беседке угощал печеньем с соком, а потом раскачивал на качелях. Помнится, тётушка поручила Бригу смастерить их в парке для детей слуг, которые жили в отдельном флигеле. Детвора любила баронессу и часто наведывалась к ней. А она их потчевала от души. Да, давно это было. А каким прекрасным рассказчиком был Бриг, сколько чудесных историй про волшебников я узнала от него! Слушала с замиранием сердца. Он же привил мне любовь к чтению, чему матушка была несказанно рада. Даже не верится, годы пронеслись, оглянуться не успела, как взрослой стала. Постарел дворецкий, и для него время не прошло бесследно.
Такой же степенный, внимательный, заботливый, добродушный. Ему всегда было свойственно природное чувство такта. Его выдержка порой приводила в изумление. Не все слуги были обучены хорошему тону, манерам и тем более этикету. Могли без особой причины вспылить, накричать друг на друга. Он гасил любой пожар, не повышая голоса. Не припомню случая, чтобы Бриг сердился или держал в душе обиду.
Постарел, одни внушительные бакенбарды, правда, убелённые сединой, да прямая осанка остались от того дворецкого. Но и поныне он с тем же почтением относился к людям.
— Мисс Мери, мисс Мери, с приездом, — услышала я.
Бриг подбежал к карете, открыл дверь, опустил ступеньки и подал мне руку. Его глаза излучали радость. — С приездом. Как добрались?
— Спасибо, Бриг. Хорошо, без приключений.
— Как я вам рад.
— И я очень рада видеть вас. Привезла поклон с приветом от Джерри.
— О, благодарю. Как здоровье моего друга?
— Хандрит потихоньку, но не жалуется.
— Проходите в дом, я следом за вами, только поклажу занесу. Ваша комната готова. Третьего дня убирали, наводили порядок. Всё как вы любите. Любимые цветы в вазе.
— Благодарю, вы всегда меня балуете.
— С радостью. Располагайтесь, отдыхайте. К пяти часам, как всегда, подадут чай в гостиной. Вы спуститесь?
— Да, конечно. Кто завтра будет на церемонии?
— Все, кому мистер Мортон отправил оповещения. Гости уже здесь, вас ожидают.
— Завтра тяжёлый день. Пойду отдохну после дороги. Господин Мортон здесь?
— Да. Хотел поговорить до церемонии.
— Скажите ему, после чая можно поговорить.
— Слушаюсь. Мисс Мери, в комнате сюрприз для вас.
— Какой?
— Сами увидите. Если скажу, сюрприз потеряет ценность.
— Ну хорошо. Надеюсь, приятный? — улыбнулась я Бригу.
— Обижаете. Только приятный. Немного детских воспоминаний. Они всегда кстати.
— Да, детские воспоминания согревают душу.
— Совершенно так.

Я поднялась на второй этаж. Вдоль лестницы у стены в кадушках стояли растения. Их сочные краски привносили свежесть и красоту в обыденность жизни. В правом углу коридора находилась моя комната. Когда-то давно ее выбрала матушка, и мы всегда располагались в ней, когда гостили у тетушки. В комнате было прибрано и уютно. Аромат чайных роз и свежего белья снимал усталость после долгой дороги. Я переоделась, умылась и прилегла, как вдруг мой взгляд упал на вещицу, что стояла на столе.
— Боже мой, это ведь матушкина шкатулка. Как она сюда попала? — Я подскочила и подбежала к столу. — Какая она красивая и ничуть не состарилась.
На крышке шкатулки выделялась инкрустация. Сбоку в виньетке красовались мамины инициалы. Помнится, отец подарил ее матушке на день рождения. Я с нескрываемым волнением приоткрыла крышку, а там — настоящий клад. Сердце ушло в пятки и замерло от удивления. В шкатулке хранились письма отца, которые он адресовал матушке в период их романтических отношений, свадебная фотография родителей, мои первые локоны, выпавшие молочные зубки, стихи отца, посвященные любимой супруге, изящное мамино кольцо с маленьким бриллиантом и фотография умершего братика. Теперь мое сердце сжалось, и ком подкатил к горлу.
Опустилась на стул. Раздался стук в дверь. Не успела сглотнуть слезы, дверь приоткрылась, и я увидела на пороге Брига. Он сразу определил мое состояние.
— Вас расстроила моя находка? Бога ради простите. Подумалось, будет приятно увидеть семейные реликвии.
— Входите, Бриг. — Я приложила платок к глазам. — Мне действительно приятно, благодарю. Вот только очень грустно почему-то.
— Не грустите, мисс Мери, печаль ваша светла и прозрачна, как слеза ребенка. Не надо. Успокойтесь.
— Это все, что у меня осталось, одни воспоминания. Тетушка — и та покинула. — Я не сдержалась и расплакалась. Знала аккуратность матушки, и невольно сомнение закралось в душу, поэтому спросила:
— Скажите, Бриг, как матушкина шкатулка оказалась здесь, у тетушки?
— А, вот вы о чем. Давно дело было. Вы тогда были маленькой девочкой. Ваш батюшка, царствие небесное, долго отсутствовал по делам службы. А вы с благословенной матушкой переехали сюда и жили с нами. Чудесное было время.
— И что? — прервала я мысли Брига.
— А… — рассеянно отозвался он.
— Что-то случилось?
— Нет-нет. Когда же вы вернулись домой, выяснилось, что некоторые вещи остались. То ли в спешке забыли, возможно, случайно не уложили, не знаю. Но с тех самых пор шкатулка поселилась в замке. Баронесса Ребекка хранила ее в кладовой и каждый раз забывала передать вашей матушке, когда отправлялась к вам погостить. Поверите, искал совсем другое, а наткнулся на шкатулку. Полагал, вам будет приятно увидеть такую ценность из детства.
— Очень милая находка. Боюсь, не смогу выразить, как приятно. Благодарю вас. Вы настоящий друг.
— Ну что вы, мисс Мери, не стоит благодарности. Я вас знаю много лет. Привязан, как к своему ребенку. Вы вызываете во мне самые нежные чувства. Носил вас на руках, пел колыбельные.
— Я помню, Бриг. А еще угощали лакричными конфетками, с тех пор они самые любимые: сладкие — с солодкой, кисленькие — с лимоном, с анисом — у них специфический аромат, немного вязкие и терпкие. Все люблю.
Открою вам страшную тайну, — дворецкий сосредоточенно посмотрел на меня, — благодаря вам, я подружилась с кухней, обожаю кулинарию, представьте, конфетки готовлю сама.
— Неужели?! Трудно поверить. Вы, аристократка — на кухне?
— Не скажу, что часто бываю там. Готовлю по особым случаям и под настроение. Мой друг, вы забыли, сколько удивительно вкусных историй рассказывали мне? Фантазии вам не занимать, дорогой Бриг. А сказку, про кулинарную кудесницу, кто мне читал перед сном?
— Спасибо вам за то, что помните.
— Это память сердца. И вы в нем занимаете не последнее место.
Дворецкий прикрыл глаза, мне показалось, еще мгновение и он заплачет. Я тут же вернулась к вкусной теме.
— Мы говорили о конфетках.
Бриг поднял на меня глаза, в них дрожали слезы.
— Все, все помню. Разве такое забывается?
Дворецкий промокнул глаза и улыбнулся мне.
— Чему вы улыбаетесь, я выгляжу глупо, да?
— Ну что вы, мисс Мери. Они ждут вас. — Бриг раскраснелся.
— Неужели приготовили?
— Да. Знал, что вы приедете.
— Спасибо, так трогательны ваше внимание и забота. А еще я помню, что в детстве страдала отсутствием аппетита, никто не мог накормить меня. Капризной была. Вам всегда удавалось каким-то чудесным образом меня заговорить и тем временем накормить.
— Все помните… — Бриг отвернулся, чтобы я не стала свидетелем его сентиментальности и минутной слабости.
— Ну что вы расстраиваетесь. Я всегда считала вас родным человеком и никогда не отказывалась от визитов к Визельборгам. Напротив, ждала встречи с вами.
— Благодарю, мисс Мери, вы подарили мне полчаса блаженства.
— Пустяки. Вот только тетушку вернуть не смогу… — Я никак не могла отвлечься от этой темы.
— Вы правы. Эта потеря и для меня невосполнима.
Я посмотрела на Брига. У него изменилось выражение лица, дворецкий загрустил и помрачнел.
— Откроюсь вам, уже можно. Я любил вашу тетушку. Знал, что она никогда не сможет ответить мне взаимностью, а любил. Жить без нее не мог ни мгновения. Сэр Роберт наверняка догадывался, но был уверен, что я не способен предать его. Поэтому не реагировал, когда я сопровождал баронессу на прогулках или после ужина в гостиной забавлял потешными историями, которые ваша тетушка ждала с нетерпением и слушала с неизменным удовольствием. А как задорно смеялась! Барон во мне был уверен и правильно делал. Я всегда считал чету Визельборгов родными людьми. Клянусь, никогда бы не смог переступить черту.
От внезапного откровения дворецкого я опешила.
— Бриг, что я слышу?
— Да, мисс Мери, это горькая правда.
— А тетушка знала?!
— Не могу сказать. Я повода не давал, всячески старался скрывать свои чувства. Мучительно переносил, но держал себя в узде. Скорее всего, она не догадывалась, принимала все как должное. Разоткровенничался с вами, а вы устали с дороги. Скучал и ждал, когда вы вновь посетите нас, — признался дворецкий.
— И я часто вспоминала с теплом наши встречи. В переписке тетушка всегда мне рассказывала о вас.
— Что вы говорите? Не подозревал, что она помнит обо мне. Полагал, я для нее все равно что Рекс на прогулке.
— И песика она любила. Вы ошибаетесь, тетушка к вам относилась по-доброму и с большой симпатией. А еще… я знаю, что она доверяла вам свои тайны.
— Вы правы. Не скрою, мне это дарило надежду, что хоть чем-то был ей близок, но это так несерьезно, мелочи.
— Не думаю. Вы заблуждаетесь.
— Былого не вернуть, — с болью произнес дворецкий.
Я подняла глаза на Брига и отчетливо ощутила, какой ураган чувств бушует в его груди. Старый слуга ушел в себя и ответил своим мыслям.
— Мисс Мери, хотел спросить, вы у нас задержитесь? — Дворецкий посмотрел на меня так пронзительно, что мне стало не по себе.
— Услышу, что скажет поверенный в делах тетушки. Если будет нужна моя помощь, задержусь, конечно. А почему вы спрашиваете?
— Кроме вас, больше никого не осталось. Визельборги приказали долго жить. Из завещания выяснится, что в нашем замке поселится новый хозяин. Мне здесь оставаться нет смысла. Не тот возраст, чтобы начинать все с нуля.
— Вы торопитесь с выводами, дорогой Бриг. В любом случае для переживаний нет повода. Живите как раньше. Об этом не думайте. А там увидим, как сложится. Поверьте, я, как и вы, не знаю, кому тетушка Ребекка завещала замок и все свое имущество. Поскольку я человек не меркантильный, не расстроюсь, если эта часть наследства перейдет к родственникам дядюшки.
— Вы правы. Доживем до завтра, умнее будем.
— Все верно. Бриг, не расстраивайтесь, найдем выход.
— Благодарю вас, мисс Мери, вы единственная моя надежда.
— Надо пережить завтрашний день, а там и решим.
— Хорошо. Отдыхайте. — Дворецкий ушел.

Я утомилась в дороге, прилегла, прикрыла глаза. Незаметно воспоминания унесли меня в далекое счастливое детство, когда все были живы. В нашем родовом гнезде оживленно, шумно и весело. Вечерами матушка садилась к роялю, и дом наполнялся удивительными звуками. Она любила гостей. Дом преображался, столы ломились от яств и десертов. Настроение царило великолепное. Бывало, без особых поводов устраивались семейные посиделки, нянюшка пряла пряжу и тем временем рассказывала чудесные загадочные истории, все слушали с замиранием сердца. Порой дух захватывало. То был трепет детских воспоминаний. Я любила мысленно возвращаться туда. Так незаметно подкрались события более близкого времени — последний визит тетушки в прошлом году летом, когда мы подолгу проводили время в саду на веранде, беседуя за чаем, и вспоминали прошлое. У ног спала любимая кошечка, и такая отрада разливалась в душе.
Муж тетушки слыл почтенным человеком, уважаемым в обществе. Чета Визельборг жила в мире и согласии. Барон воспитывал приемного сына. Этот мальчик остался сиротой, когда его мать — одна из сестер барона, будучи молодой, безвременно ушла из жизни. Супруг тетушки Ребекки усыновил мальчика. Она называла его пасынком. Дядюшка не жалел средств, устроил мальчика в самый лучший пансион. Став юношей, тот очень много читал, стремился овладеть знаниями основательно и глубоко. То, что не входило в программу университета, изучал самостоятельно, к примеру, древнейшие науки.
Не заметила, как сон подкрался и унес меня на своих крыльях далеко-далеко.
Претенденты
Я спустилась в гостиную. Большой стол был накрыт белой шелковой скатертью, по всей длине стояли вазы со свежими цветами и канделябры с зажженными свечами. Слуги, суетясь, подавали чай с угощениями.
— Мисс Мери, позвольте вам представить: поверенный в делах вашей тетушки — мистер Мортон, — сказал дворецкий.
Я повернулась на голос Брига и увидела рядом с ним представительного мужчину лет шестидесяти. Выглядел солидно, респектабельно и на первый взгляд производил хорошее впечатление. Седовласый господин с широкими бакенбардами, выше среднего роста и плотного телосложения. Большие голубые глаза, в уголках которых прятались маленькие морщинки, притягивали к себе. У него был очень сосредоточенный взгляд. Мне показалось, что весь его серьезный вид — один из атрибутов профессии, на самом деле он милейший человек и добряк по натуре.
— Очень приятно, — сказала я и подала поверенному руку.
— Рад знакомству. Много слышал о вас от госпожи Ребекки. — Мортон наклонился и поцеловал мне руку.
— Мне сказал Бриг, что вы хотели поговорить со мной.
— Совершенно верно.
— После трапезы я в вашем распоряжении.
— Благодарю, сударыня.
— Прошу, присаживайтесь, чай подан, — пригласил Бриг.
Мортон сел рядом со мной.
— Мисс Мери, позвольте вам представить: пасынок баронессы Визельборг — Арчи Буршье. Барон взял на воспитание мальчика, когда тот был маленьким. Точно не скажу, что случилось с его родными, трагедия, — шепнул дворецкий мне на ухо.
Я поднялась из-за стола и увидела перед собой парня с озорными глазами. По всей вероятности, в глубине души он оставался мальчиком, поэтому смотрел на окружающий мир восторженно.
— Помню, тетушка рассказывала, что Арчи находился на воспитании в дорогом пансионе.
— Вы правы. Теперь он учится в университете. Барон позаботился о его содержании.
— Студент, — поспешил объявить молодой человек.
— Вы надолго к нам?
— Нет, нужно вернуться на учебу. Точно не скажу, сударыня, как дело разрешится, — растерялся Арчи.
— Понятно.
— А вот еще гость — мистер Гейл Тернер.
— Простите, кем вы приходитесь барону? — перевела я взгляд на нового гостя. Он почему-то держал руки в карманах, что говорило о скрытной натуре. Его взгляд перескакивал с одного места на другое, нервозность ощущалась в каждом движении.
— Сын покойной сестры барона. Матушка почила в бозе за год до кончины дядюшки.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Венка об авторе Александра Лимова
    Потихоньку прочла всю серию ) Есть пару книг, которые прям зашли! Но остальное , ну такое... убить время и потом забыть.

  • galya19730906 о книге: Ева Маршал - Проданная чудовищу
    Для меня книга никакая. Даже не стала себя мучить.

  • Лина6 о книге: Ева Маршал - Проданная чудовищу
    На начальных строках:"Его поршень ритмично ходил во мне", закрыла книгу и удалила.

  • olgabel о книге: Татьяна Андреевна Зинина - Карильское проклятие. Наследники
    Сюжет интересный, герои разноплановые придуманы, но в поступках у героев мало логики, диалоги неокончены. Один из главных героев вообще в любом споре разворачивается спиной и уходит, не поясняя ни своей позиции, ни отношения. Вроде бы и событий много, но как то больше суеты.

  • karuzina83 о книге: Елена Звездная - Бой со смертью
    Выбор действительно должна делать девушка. Только заботился о Рие как раз не Норт, а Артан. Это он спас ее от отчима. Он, узнав о попытке изнасилования Нортом и Ко, разобрался с родственничком. Именно Артан дал свое кольцо девушке, чтобы предотвратить участь любовницы в случае проигрыша команды Некроса. И таких мелочей в книгах много. А насилие Норт тоже проявлял. Причем делал он это до Артана, желая разделить любовь девушки с друзьями. Если Артан делал это под влиянием инстинктов темного лорда по отношению к своей кошке, то Норт делал это в твердом уме. Чего стоит его нападение фаерболами в начале первой книги, а потом домогательства в качестве благодарности? Он шантажировал девушку, заставив сделать смертельноопасные для нее артефакты. К тому же От Артана Рие действительно никуда не деться. Целоваться ей похоже все равно с кем (вспоминаем бал). Полагаю с постелью будет тоже самое. А Норта, как мне кажется, ей просто жалко. Не похоже ее отношение на любовь

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.