Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49218
Книг: 122874
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мозгоеды на Нереиде» » стр. 2

    
размер шрифта:AAA

Впрочем, предыдущее, с укропом и жареным луком, ему нравилось даже больше. Солененькое такое, остренькое. И томатное тоже было совсем неплохим. Жаль, что Полина наотрез отказалась даже пробовать рыбное…
— Думаешь, они все нам врали? — спросила Полина после долгого молчания. Голос ее звучал обиженно и недоуменно. — Но зачем?
— Вряд ли именно врали. Скорее, работали на создание и поддержание колоритной легенды о констебле-супергерое. Не может же один человек успеть столько всего и сразу.
— Так он же не человек!
— Киборг тоже не сможет. Особенно линейки Bond. В DEX’а я еще, может быть, и поверил бы, пусть и с натяжками. Наших армейских иногда очень причудливо срывало, да и сил бы хватило, пожалуй, если не беречь. Но чтобы Bond… Они же шпионская линейка, у них в прошивке скрытность и незаметность и упор не на силовые методы. А этот… Сама вспомни, чего нам про него только не наговорили!
Наговорили действительно много: и про почетное гражданство, полученное полицейским киборгом лично от президента Нереиды за спасение от чудовищного взрыва то ли Столицы («Да что вы такое говорите, я доподлинно знаю, взорвать должны были вовсе не Столицу, а таки Южную платформу, а Столицу бы просто смыло…» — «Ой, да мне смешно вас даже и слушать, какую такую Южную, где вы видали эту Южную, когда вовсе даже Факельную и Тритоний Блюз!»), то ли вообще половины планеты (некоторые утверждали, что и всей целиком с ближними орбитами вместе, на которых как раз тогда тоже что-то взрывалось, круизные лайнеры, например, и взорвалось бы куда мощнее, если бы не Бонд). И заигравшихся экстремалов он регулярно спасает пачками, снимая с крыш всевозможного городского транспорта. И любое преступление для него раскрыть проще, чем вам, к примеру, переслать файлик по знакомому адресу. («Вот у Фридриховны вчера два бидона браги увели… что? А, ну да, опять, ну так это же Фридриховна, ей что в лоб, что по лбу, вечно дверь нараспашку… Так старший констебль сразу и нашел злоумышленника, стало быть! В три минуты! Ага, конечно, Колян, кто же еще-то! Он бидоны те и до гаража дотащить не успел, где его уже дружки поджидали с закуской, как наш Джеймс их всех и сграбастал и на профилактическую трудовую вахту по озеленению Столицы и отправил… Это тоже его придумка, чтобы за мелкие преступления не штрафы там или еще что, а облагораживание города, стало быть, и трудотерапия, и всем на пользу, и красота, опять же…»)
Причем с одинаковой охотой о старшем констебле говорили все, независимо от пола, возраста, социального положения и даже занятости. Торговка жареными морепродуктами на вокзале оказалась вовсе не исключением: услышав кодовое словосочетание «старший констебль Бонд», любой столичный житель считал своим долгом немедленно отбросить все насущные дела и в обязательном порядке присоединиться к восхвалению неподражаемого и великолепного старшего констебля. И энтузиазм их удесятерялся, если среди слушателей оказывались инопланетники, с местной знаменитостью ранее не знакомые. Нереидцы жаждали незамедлительно поделиться с приезжими бедолагами рассказами о многочисленных подвигах старшего констебля Бонда, и с каждым новым рассказом эти подвиги становились все величественнее и многочисленнее.
— И супер-бомбы он разминировывает в три секунды, и сверхсекретные коды вскрывает как нефиг делать, и мимоходом раскрывает кражи века, и межпланетных бандитов, за которыми чуть ли не вся галаполиция гонялась безрезультатно, на живца ловит тоже он, попутно помогая старушкам переходить улицу и спасая детишек и котиков… то есть совушек. — Голос Дэна был нейтрально-скептическим: я, мол, ничего не утверждаю, но сами подумайте…
— Про взрыв лайнера я сама читала где-то, значит, про это не соврали точно! — Полина загнула палец на свободной от мороженого руке. — И поющие кристаллы, ну те, что украли, тоже на Нереиде нашли, это я тоже помню, я тогда ее название впервые и услышала. — Она загнула второй палец и торжествующе помахала рукой перед лицом Дэна. — Так что кое-что все-таки было!
— А я и не утверждаю, что этого не было, — пожал плечами Дэн. — Были преступления, были и те, кто их раскрыл. Кто-то спасал детишек, кто-то разминировал бомбу или ловил бандита, кто-то вытаскивал котиков из водосточных труб. Все это было. Просто вовсе не обязательно, чтобы все это делал один человек… ну или киборг.
— Думаешь?
— Семьдесят четыре с половиной процента вероятности. Еще полпроцента — и я с чистой совестью округлил бы до сотни.
— Думаешь, этого Бонда вообще нет?
— А вот это куда менее вероятно. Скорее всего он есть. Хороший полицейский киборг, может быть, даже и не сорванный. Просто удобный красивый символ, а в супергероя киборга людям поверить легче, чем в супергероя человека. И точно так же есть все эти подвиги, большие и малые. Совершенные другими людьми и киборгами, а старшему констеблю Бонду лишь приписанные.
— Грустно. — Полина вздохнула. — И людей этих жалко. Ну, которые старались, бомбы обезвреживали, преступников ловили… совушек спасали. А о них никто не знает! А вся слава только этому паршивому Бонду!
— Почему сразу паршивому? — поспешил Дэн вступиться за честь мифического киборга. — Может, он и не хотел бы такой славы. А его обязали. Потому что это выгодно для планеты и привлекает туристов.
— Тогда еще более грустно! — непримиримо насупила брови Полина: если на нее накатывало лирическое настроение, никакие самые разумные доводы не могли помешать ей с чувством и всласть пострадать. — И Бонда тогда тоже жалко! Бедный…
— Ты мороженое доедать будешь?
— Не буду. Иначе в меня шоколадное не влезет.

Глава 4
Часть 2. Нормальные герои не спешат

До чего же трудно умному и амбициозному молодому специалисту выживать среди слюнявых и вечно всем довольных идиотов — особенно если идиотов этих вокруг целая планета!
Нереида напоминала Смиту одну из собственных тетушек-бабушек: была такой же удушающе заботливой, самодовольно-тупой, ограниченной собственным мирком и не желающей видеть ничего на полметра от своего курятника. Не понимающей главного. Неспособной даже краешком вместить в свой крохотный куриный умишко, что за пределами ее ограниченного дворика существует огромный мир нереализованных возможностей, где активный человек может добиться многого и урвать свой кусок галактического пирога. Стоит только вырваться из ее вязких объятий и избавиться от тупых идиотов. «Да зачем тебе это?» — говорили они. «Все ведь и так хорошо!» — говорили они, помаргивая пуговичными глазами, в которых не было и капельки целеустремленности или попытки вырваться в лучшее, и улыбаясь так сочувственно, что Смиту хотелось то ли заорать, то ли треснуть их по тупым башкам чем-нибудь тяжелым. Чтобы поняли наконец, насколько же они все не правы.
Но, конечно же, Смит был человеком цивилизованным и вообще выше этого, а потому сдерживался. К тому же подозревал, что до идиотов все равно не дойдет. Они слишком увязли в своем болоте, слишком привыкли. Они не понимают и никогда не поймут, хоть разорвись.
Вот старший менеджер «DEX-компани» его понимал. Иначе не удостоил бы собеседованием наедине, уже после вручения диплома (с отличием! не рыбь чихнул). «Твоя учеба оплачена общиной, и потому ты обязан туда вернуться для отработки контракта», — сказал он тогда вконец расстроенному Смиту, который надеялся, что высший балл и примерное поведение позволят ему зацепиться хотя бы на Келлере, если уж не рвануть сразу на более достойную планету. Но менеджер был честен и безжалостен. «Контракт должен быть соблюден, — повторил менеджер и предостерегающе поднял указательный палец: — Но это не значит, что ты обречен оставаться там навсегда. Умному амбициозному человеку судьба всегда рано или поздно подкидывает шанс отличиться и обратить на себя внимание вышестоящих руководителей. Главное — не упустить этот шанс и проявить себя. Ну и достойно исполнять свой долг, конечно же».
Он так и сказал — умному и амбициозному. Он все понял про Константина Викторию Смита. Не может человек с такими именами не оказаться победителем! Главное — тщательно выполнять свою работу, всегда быть на связи, по первому же намеку лететь на вызов и проверять подозрительного киборга со всей возможной тщательностью, часами гоняя его на стенде и надеясь наковырять несоответствия. Ведь несоответствия — это значит что? Это значит угроза, смертельная угроза для окружающих идиотов, которые настолько глупы, что отказываются это признавать и пытаются оказывать сопротивление. А между тем могли бы понять и своими крохотными умишками, про кровавые срывы глюканувших киберов сейчас знают даже в их сонной глухомани!
Константин Виктория Смит помнит свой долг и свято его исполняет. Плохо настроенное оборудование, поломка которого могла обернуться трагедией, будет успешно ликвидировано, невзирая на истошные верещания идиотов! И кровавой трагедии не случится — исключительно благодаря ему, Смиту. Потому что долг Смита, который ему надобно ревностно исполнять, — устранять неисправное оборудование и спасать слюнявых идиотов. От их же собственной глупости в том числе и спасать.
Конечно, ликвидировать уже случившийся срыв было бы куда круче и героичнее, и жаль, что полтора года назад казавшийся реальным шанс так обидно ушел из рук. Но лучше об этом не думать. Лучше вообще лишний раз не думать про сволочного Бонда, непонятно каким хитрым манером заполучившего себе непробиваемую защиту.
То, что его прикрывал Колобок (так с легкой руки какого-то карикатуриста жители Нереиды именовали своего круглоглазого и щекастого президента Ивана Матвеева) — еще бы и ничего, подумаешь, президент! Да когда это великая и ужасная «DEX-компани» считалась с жалкими местными властишками? Особенно если дело затрагивало их коммерческие интересы — а что может затрагивать эти интересы сильнее, чем безнаказанно разгуливающий на свободе сорванный киборг шпионской линейки?! Он же черт его знает что в своей кибербашке носит! Кто его знает, когда и где его перемкнет! Смит был уверен, что стоит только сообщить и предоставить веские доказательства…
Однако вышло все совсем не так, и разговор с куратором из «DEX-компани» Смиту вспоминать тоже не хотелось. Его, Смита, не только не поблагодарили за проявленную бдительность, не только не пообещали забрать с гадской Нереиды — на него самым вульгарным образом наорали. И в категорическом порядке приказали отвязаться от гадского Бонда. Навсегда. Вообще забыть о его существовании, словно никакого старшего констебля Джеймса Бонда на Нереиде нет и в помине! И ловить другие шансы.
Забыть было сложно: гадский Бонд был из тех, что каждой бутылке пробка. Но Смит старался. И ждал нового шанса. И был готов не упустить, когда тот выпадет.
Вот как сейчас, например…
Смит продолжал пялиться в витрину пляжного магазинчика, делая вид, что разглядывает выставленные там тапочки и майки с местной символикой. На самом деле ничего из представленного на витрине он не видел и не смог бы ответить даже на вопрос, чем торгуют в этой лавчонке. Витрина привлекала его исключительно в качестве отражающей поверхности, посредством которой можно было незаметно следить за интересующими его объектами, не привлекая при этом их внимания к собственной персоне.
Объектов было два. Оба шестой модели, оба (с высокой вероятностью) из группы наивысшего риска, той самой сорок третьей партии. Оба предположительно сорванные.
Рыжую «шестерку» Смит засек первой, еще издалека: слишком уж фенотип приметный, чтобы ошибиться. Плох тот специалист, который с первого же взгляда не способен определить марку и технические характеристики подотчетного оборудования, а также все связанные с этим оборудованием риски. Смит вполне обоснованно считал себя хорошим специалистом и практически все фенотипы DEX’ов знал, что называется, в лицо.
Да и сколько их там было, фенотипов этих, даже со всеми элитно-телохранскими наворотками! Не Irien’ы, чай, — вот тех действительно было на все вкусы и кошельки, а от боевиков или телохранителей такого внешнего разнообразия вовсе не требовалось, что существенно облегчало Смиту задачу.
«Шестерка» была крайне подозрительной. Во-первых, принадлежала она к той самой печально знаменитой бракованной серии, где риск срыва составлял почти четыре процента даже по официальным (и сильно заниженным) данным. Во-вторых, вела себя крайне развязно и нагло, совсем как человек. Даже одета была не в предписанный порядочному киберу комбинезон, а в легкомысленные джинсы и футболку. Сидела на лавочке, размахивала руками и ела мороженое. Крайне подозрительное поведение для боевого киборга!
Впрочем — тут же поправил Смит сам себя мысленно, — не сидела, а сидел: рыжая «шестерка» была мужской модификации. То есть, конечно, не была, а был. Смит поморщился, разглядывая длинные рыжие волосы кибера, стянутые в высокий хвост: было в такой прическе что-то неправильное, особенно для армейской модели. Почти неприличное. У армейских моделей и прически должны быть армейские, даже на гражданке, в этом Смит был твердо уверен. Впрочем, чего еще ждать от некорректно работающего оборудования? А этот рыжий точно был сорванным, никакая имитация личности не обеспечивала такой свободы движений, да и отсутствия логотипа «DEX-компани» на одежде имитация личности точно не могла объяснить.
В парке на лавочке под самым носом у Константина Виктории Смита сидел и нагло жрал мороженое тот самый шанс. И теперь все, что требовалось от умного амбициозного специалиста, — не спугнуть.
Второго кибера Смит заметил не сразу, увлекшись осторожным разглядыванием рыжего шанса и обдумыванием того, как его лучше брать. Но увидев — возликовал.
Этот второй был не такой приметный, однако тоже вполне узнаваемый: фенотип более удачный, линейка не армейская, а элитных телохранителей. Тоже упакован не в форменный комбез с логотипом, а во что-то сугубо гражданское. И тоже сорванный на все двести процентов, если судить по поведению: ибо какой нормальный кибер будет рисовать, причем вручную, карандашом на бумаге? Среди людей Смиту доводилось встречать подобных придурков, словно не знающих о существовании сканеров, коммов, вирткамер и примитивных фотоаппаратов, если уж они такие враги научного прогресса. Среди людей полно идиотов, тут уж ничего не поделаешь. Но чтобы еще и кибер…
Три минуты Смит потратил на проверку тылов и, лишь убедившись в том, что там все в полном порядке и лакомый дар судьбы не застрянет у него костью в глотке благодаря несвоевременному вмешательству некоего старшего констебля, о котором лучше лишний раз не вспоминать, устремился навстречу своему шансу. Нет, не напрямую, конечно, с воплями размахивая глушилкой, словно заполошная курица с отрубленной башкой, теряя тапочки и яйца. Смит же не идиот! Прогулочным неторопливым шагом устремился, по длинной кривой дуге и вроде как вовсе не туда и направляясь. А по пути заодно и составляя торжественную речь.
Он не спешил. Спешка нужна при ловле блох, а не шанса.

Глава 5
Не стоит беспокоиться, все будет в порядке

— Не извольте беспокоиться, мадам, активное функционирование вашего имущества было временно приостановлено во избежание возможных инцидентов. Разрешите представиться: Константин Виктория Смит, уполномоченный старший инспектор «DEX-компани» на этой планете. Мною были отмечены определенные нарушения в работе ваших DEX’ов и существенные отклонения их поведенческих матриц от штатного протокола, в связи с чем я вынужден настаивать на проведении принудительного тестирования в сервис-центре филиала нашей компании. Не извольте беспокоиться, для вас эта процедура абсолютно бесплатна! Не стоит благодарностей, мадам, «DEX-компани» стоит на страже интересов своих клиентов и неусыпно заботится об их безопасности. Нет, мадам, для проведения подобного тестирования мне не нужно вашего согласия, и ваше несогласие тоже ничего не изменит — увы, но сломанное оборудование представляет опасность не только для вас самих, но и для ни в чем не повинных окружающих. Нет, мадам, в вашем присутствии при этом мероприятии тоже нет ни малейшей необходимости, более того, оно недопустимо. Это внутренняя процедура, не для посторонних. По окончании тестирования с вами свяжутся и сообщат о результатах. Если мои подозрения окажутся беспочвенными и показатели вашего оборудования в пределах нормы — DEX’ов вам вернут в целости и сохранности. Если же я не ошибаюсь — а, смею уверить вас, мадам, ошибаюсь я крайне редко! — опасное оборудование будет утилизировано, а вы, как хозяйка, получите адекватную компенсацию. Что? Не хозяйка? Тогда я вообще не понимаю ваших претензий, мадам! Тогда вас это вообще не касается, а компенсацию получит хозяин, кто бы он ни был, мы это выясним. Нет хозяина? Так не бывает, мадам, вас ввели в заблуждение. Оборудование обязано иметь хозяина, если это правильное оборудование. А неправильное оборудование подлежит немедленной утилизации. Алькуявцы? Какие алькуявцы, мадам? Не надо считать меня за недалекого провинциала, я знаю, как выглядят алькуявцы и не собираюсь выставлять себя на посмешище, проверяя эти явно поддельные документы. Не надо плакать, мадам, вас я пока не обвиняю ни в чем. Более того, я вам искренне сочувствую, мадам, но вас обманули: это не алькуявцы, а киберы, иначе на них не подействовала бы моя глушилка. Видите, мадам, это чудо передовой кибертехнологии? Она действует лишь на киберов, понимаете? На алькуявцев не действует. Не надо кричать, мадам. И царапаться тоже не надо, иначе я вынужден буду подать на вас в суд за нападение на должностное лицо при исполнении. И препятствовать загрузке ничейного подозрительного оборудования во флайер тоже не надо, иначе я буду вынужден приказать этому оборудованию применить к вам жесткие меры. Вот так-то лучше. Прощайте, мадам. Мадам, я сказал «прощайте», а это значит — отпустите дверцу. Спасибо…

В целом собственной торжественной речью Смит остался доволен, хотя финал и вышел несколько скомканным. Очень хотелось добавить напоследок что-нибудь значительное этой тупой истеричке, которая к тому же оказалась еще и не хозяйкой (и зачем только Смит перед нею столько времени распинался, спрашивается?!). Что-нибудь в смысле — «Надеюсь, потом, когда вы придете в себя и успокоитесь, вам будет стыдно за собственное поведение». Но Смит не стал.
Во-первых, завешивать уже начавший набирать скорость флайер, заново открывать дверцу и орать с высоты было как-то глупо и не слишком солидно, а иначе эта истеричка его не услышала бы. А во-вторых, ни на что подобное он совсем не надеялся. Потому что давно убедился: люди в большинстве своем — неблагодарные сволочи.

* * *

Когда твое собственное тело перестает тебя слушаться, становится словно бы и не твоим, а ты ничего не можешь с этим поделать, — наверное, так и выглядит самый страшный кошмар любого разумного существа. А для киборга (практически для каждого из сорванных, за крайне редким стремящимся к нулю исключением) этот кошмар еще и обыденный, привычный такой, многократно пережитый лично. Как и попытки сопротивляться. Как и изначальное понимание всей бесполезности подобных попыток. Как и ощущение нарастающей безнадежности. И все равно. Все равно…
Странное ощущение. Вроде бы ничего не изменилось. День остается по-прежнему ярким и солнечным, таким почти нереально радостным, подчеркнуто летним, туристическим, легкомысленно отпускным. Легкий ветер доносит запах соли и водорослей и шуршит листвою фигурно подстриженных кустов — интересно, этот ландшафтный дизайн тоже приписывается к числу достижений мифического старшего констебля? Скорее да, чем нет, с нереидцев станется и восходы с закатами ему приписать. До захода солнца в данном регионе четыре часа двадцать одна минута, программа услужливо подкидывает информацию по всплывающим аналогиям. Интересно, у людей тоже так? Или как-то иначе? Головы не повернуть, даже глаза никак, и смотреть получается только вперед, на край скамейки и кусок газона. Перепончатокрылая местная птичка пытается утащить упавшее на траву шоколадное мороженое, подпрыгивает, свиристит обиженно: рожок почти целый, тяжелый. А птичка маленькая.
Птичка такая же, как все местные птички. И человек у скамейки такой же, как все остальные столичные жители, ранее встреченные. Совсем нестрашный. Белобрысый, щекастый, улыбчивый и на вид совсем молодой, изо всех сил старающийся казаться взрослым юнец с совершенно детским восторгом на круглой счастливой мордахе. Вот и штаны у него короткие, широкие, до колен и в легкомысленный цветочек, что еще более усиливает ощущение несерьезности. И пистолет совершенно ненатуральный, пластмассовый, а вместо дула словно бы старинный мобильный коммуникатор, с кнопочками еще.
Не пистолет — портативный универсальный блокатор процессора. В просторечье глушилка. Последняя модель, с дифференциацией воздействия по широкому спектру.
Испугаться Дэн так и не смог.
Боль подчинившихся чужой воле имплантатов раздирала мышцы, сковывала внутренними кандалами и выворачивала суставы до хруста. И не позволяла ничего, кроме приказанного: встать и замереть в неудобной фиксированной позе, несмотря на все попытки выкрутиться и сделать хоть что-нибудь, хотя бы повернуть голову, просто повернуть голову, хотя бы моргнуть. Ничего. Ни малейшего внеприказного шевеления, только боль, по нарастающей.
Боль была. А вот страха не было.
Слишком нереально это все оказалось, слишком несопоставимо: залитый теплым оранжевым солнцем парк, медленный шорох прибоя, отдаленная музыка и смех, доносящиеся со стороны пляжных кафешек, тающее во рту мороженое, Ланс, рисующий местных птичек…
Уже не рисующий. Уже точно так же замерший в неудобной фиксированной стойке смирно, не могущий даже моргнуть.
И — испуганно-растерянный голос Полины.
И — черно-белый флайер с хищными обводами и ненавистной символикой на фюзеляже.
Они никак не вязались друг с другом: эта теплая доброжелательная планета, словно зовущая расслабиться и отдохнуть, — и черно-белая смерть, вызванная улыбчивым белобрысым мальчиком с мечтательными глазами убийцы не по приказу даже — по разрешению. Этот мальчик, который даже себе никогда не признается в том, почему ему так нравится работа на «DEX-компани», и этот фирменный флайер — они словно были совсем из другого мира, куда менее приветливого и доброжелательного.
Прошлого мира, от которого Дэн уже успел отвыкнуть. От которого так хотелось отвыкнуть…
А сейчас хотелось иного, намного проще и необходимей: повернуть голову. Просто повернуть голову и посмотреть на Полину, сказать ей хотя бы глазами: «Пожалуйста, не сопротивляйся! Он ведь сейчас прикажет сломать тебе руку — и я это сделаю. Пожалуйста, не вынуждай его, ведь это все ерунда, небольшое недоразумение. Все будет хорошо. Обязательно будет. Только не сопротивляйся».
Конечно будет. А как же иначе? Они ведь везучие, и он сам везучий, и все остальные, давно уже ставшие намного больше чем просто коллегами по экипажу. Станислав Федотович в первую очередь. За ними давно закрепилась слава чертовски везучего корабля, с которым даже пираты опасаются связываться. Они столько раз выпутывались из совершенно безнадежных ситуаций! Куда более безнадежных, когда казалось, что все, что ни малейшего шанса… А они выбирались. И до сих пор живы. И…
«Дэн, ты пробовал связаться с кораблем?»
«Да».
«- ?»
«Не дотянулся. Слишком далеко».
«Значит…»
Страх. Вот как он выглядит со стороны. Киберсвязь не была изначально предназначена для передачи эмоций, однако оказалось, что они очень хорошо по ней передаются. Без искажений. Без утаивания и недоговорок. Без нарочито равнодушной маски. По киберсвязи невозможно врать.
Значит, это очень хорошо, что Дэн сам так и не сумел испугаться…
«Ничего не значит! У нас есть коммы. Коммы могут многое. И мы можем, даже сейчас. Пусть и не многое, но можем».
«Например?»
«Например, можно задеть кнопку экстренной связи. Имитацией случайного мышечного спазма. Рефлекторные движения, в активной фазе программа позволяет, ты ведь наверняка так делал».
«Делал. Раньше».
«Ну вот».
«Сейчас не получится. Сейчас у меня рефлекторные движения заблокированы. У тебя нет?»
«У Полины тоже есть комм, она уже наверняка связалась с кораблем. Да и с нами самими все вовсе не так безнадежно: этому дексисту придется нас как-то выводить, давать частичную свободу движений. Тогда и попробуем. Но даже если и не получится — остаются маячки».
«Я свой выключил. Он иногда… мешает… Ошибочное поведение?»
«Ошибочное поведение».
«Принято. Я… нас подвел?»
«На пятьдесят процентов: мой работает».
«Плохо…»
«Ошибочный вывод. Хорошо. Полезный опыт, урок на будущее. Проанализировать, принять к сведению, учитывать».
«Ошибочный вывод, принято. И… Дэн…»
«Что?»
«Спасибо».
Чужая паника — дикая, бьющая через край, не подчиняющаяся ни разуму, ни процессору и парализующая не хуже дексистского блокатора, — потихоньку отступала, сворачиваясь, втягивая острые иглы отчаянья и безнадежности, сменялась чем-то вроде вполне поддающейся сознательному контролю тревоги. Присутствовал даже оттенок легкого смущения. Киберсвязь ослабла, истончилась до легкой поддерживающей паутинки, невесомой и еле ощутимой. Это хорошо.
А еще лучше то, что одна простая мысль почему-то пришла Дэну только сейчас, когда киберсвязь более не напоминает перетянутую до звона струну, готовую отозваться на малейшее касание.
А вдруг у Полины по какой-то причине не работает комм? Ну, например, она забыла его зарядить…
Простая такая мысль, вроде бы даже не особо пугающее предположение с низкой степенью вероятности. Если быть точным — девятнадцать процентов. А то, что неисправность или вообще полное отсутствие комма помешает Полине связаться с кораблем в настолько экстремальной ситуации, и вообще оценивалось программой в смехотворные три и четыре десятых процента. Ерунда, короче.
Но все равно хорошо, что эта мысль не пришла в голову Дэна раньше.

Глава 6
Полпроцента

Комм у Полины работал. И заряжен был, что называется, под самую крышечку — индикатор показывал десять рисочек из десяти, как раз утром заряжала, словно знала, что пригодится, и вот, девяносто восемь процентов, хоть весь день сериалы из инфранета скачивай или болтай по дальсвязи, была бы только та связь.
Связи не было.
Полина еще раз потрясла рукой, словно надеясь, что дело в самом комме и это поможет его электронной начинке встать на место и перестать глючить. Постучала ногтем по экрану — с той же целью и надеждой на «а вдруг». Индикатор заряда издевательски мигнул своей почти полной соточкой — рядом с по-прежнему нулевой отметкой индикатора глобальной сети.
Надежда таяла. как упавшее мороженое на горячем асфальте.
Полина в отчаянии огляделась, но вышки ретранслятора нигде не заметила. Да и глупо было бы, их никогда не ставили напоказ, да и вообще связь сейчас в большинстве миров спутниковая, какие ретрансляторы, двадцать первый век. седая древность… Хотя в такой глуши всего можно ожидать, даже уличных телефонных будок. Синеньких таких. Почти полицейских. Что за бред в голову лезет, не о том надо, не о том…
Полина огляделась еще раз, но будок не заметила тоже. Нормальных будок, не из старых кино. Потом вскочила на скамейку и помахала рукой с браслетом над головой: мысль о сериалах и музейных средствах связи зацепила что-то вроде бы когда-то виденное, была какая-то лента о потерпевших крушение в пустыне, там связь зависела от высоты и на высоте ловилась. Они там вроде бы залезли на какой-то холм и даже коммы подбрасывали, чтобы эту верхнюю связь поймать…
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • len.glu о книге: Ксения Власова - Жените нас, ректор!
    Знаете, почему такие вот "полухорошие" книги бесят больше, чем откровенно безграмотное идиотское "девачковое гуано"? Потому что "девачек" ты отсеиваешь сразу и стираешь с ридера то, что не тонет, а здесь начинаешь вживаться в историю, сочувствовать гг-не, вчитываться в текст... и не замечаешь до последней трети книги, что попаданка, целеустремленная 27-ми летняя умница-журналистка, которую голыми руками не взять, превратилась в розовенькое полотенчико для "после душа прикрыть яйца", а мозг там и не ночевал. "В глазах Джонатана появилось разочарование," — а в моих глазах читателя зажегся адский огонь, потому что я попалась на "хорошее начало" и откровенно бессюжетный облом-с: Гг-ня не умная, а тупая, это "туалетная" история, в которой нет даже плаксы Миртл, и то, что начиналось как нехе*овая академка, закончилось литнетовским гуталином с ванилькой. Рррр-рр... Ну вот зачем К. Власовой в детстве про буквы рассказали? Она ж их теперь пишет...

  • Воскрешенная о книге: Марина Суржевская - Забытое
    Спасибо за эту историю!

  • Pylypyuk о книге: Маргарита Дюжева - Нас просто не было. Книга первая
    10 тор

  • Vilija о книге: Светлана Суббота - Академия первого чувства [Право зверя]
    Не смогла читать. Начиналось неплохо,а потом сразу как-то бредово стало. Трудно читать.

  • ksiuni.kpt о книге: С. Т. Эбби - Риск [любительский перевод]
    Ну что, довольно таки интересненько получилось) Брякнутая на голову убийца девушка-давненько ничего подобного не встречала

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.