Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48597
Книг: 121350
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Если мы будем вместе...»

    
размер шрифта:AAA

Кичина Надежда

Если мы будем вместе...

Это повесть о безумной любви,
Той любви, что догорит до конца,
Той, с которой не собьешься с пути,
Той, которая сжигает сердца...
Это повесть о безумной мечте,
Той мечте, которой имя "любовь"...
Рок-острова, "Навсегда"



Сергей
В самое сердце,
На пораженье.
Что же ты медлишь
С этой мишенью?
С. Лазарев, "В самое сердце"

Тот день был самым обычным. Начинался он как и десятки другие до него и не предвещал ничего необычного. Будильник прозвенел в 6.00. Десять минут ушло на то, чтобы выпроводить из своей квартиры какую-то девицу с короткими волосами, крашеными в чёрный цвет. Бумажку с именем и номером телефона, оставленную ею на тумбочке, я не глядя сразу же выбросил в мусор - встречаться с ней вновь я не собирался. Она была совсем не плоха, пока не открывала рот. Честно говоря, в этот раз я, кажется, даже не спрашивал, как ее зовут. Плевать. Таких одноразовых грелок у меня уже было столько, что хватило бы заселить небольшой город.
Протер рукой запотевшее зеркало, посмотрел на себя и вздохнул. Да-а, хорош. Мне всего-то двадцать пять, а в глазах такая тоска и безнадега, как будто мне все девяносто и я одной ногой уже в могиле. Взъерошил пятерней и без того растрепанные волосы. Девушек я использовал не только для удовлетворения физиологических потребностей, но еще и для того, чтобы иметь возможность быстро заснуть и хотя бы пол ночи проспать без комшаров, что с некоторых пор преследовали меня. Алкоголь мне не помогал, пробовал и не раз. Лекарства? Тоже пройденный этап. От них был толк, пока я не подсел на сильные успокоительные. Вовремя остановился. А теперь и эти бессмысленные одноразовые отношения меня порядком утомили. Я все реже приглашал кого-нибудь к себе, только когда совсем прижимало. Похоже, выбранный мной способ забыться престал работать. Хреново.
Я плотно позавтракал, в могиле я одной ногой или нет, а покушать всегда любил, и отправился в универ. По дороге заскочил к себе в офис, чтобы подписать документы. Перед входом в университет глянул на часы - до начала пары оставалось еще десять минут, поэтому я не спеша поднялся на третий этаж и вошел в аудиторию. И замер на пороге. Что-то я не понял. Мое место было занято. Да весь универ знал, что первый стол у двери - мой. И сидел я всегда один. И вовсе не потому, что желающих "подружиться" с сыном ректора не было, а потому, что я сам не любил подобную компанию. Терпеть не могу подхалимов. А тут вообще неизвестные захватчики сидят. Ладно, видно, что новенькие. Наверняка, им никто ничего не сказал, чтобы повеселиться, глядя как я их буду выгонять. Я вздохнул, ну, хоть какое-то развлечение в череде дней, похожих друг на друга, как близнецы.
Внимательно приглядевшись к "нарушителям границ", я уже стал удивляться не тому, что на моем месте кто-то сидит. Дело было в том, что сама парочка показалась мне очень примечательной. Ближе ко мне сидела девушка лет двадцати, а может и меньше. У нее были светло-русые волосы с осветленными прядями (кажется, девчонки называют это мелированием), собранные в простой высокий хвост, глаза цвета тропического моря, слегка курносый носик, губки, созданные только для того, чтобы их целовать и нежная, даже на вид, почти прозрачная кожа. Красавица. Только темные круги под глазами немного портили впечатление, как будто она долго болела или недосыпала, а может быть все сразу. Оценить рост было сложно, но мне она показалась очень маленькой и хрупкой. Хотя, фигурка у нее была что надо - небольшая грудь, тонкая талия. Одета девчонка была в обычные джинсы, обтягивающие ее попку и светлый джемпер, который позволил мне оценить ее грудь. Да-а-а, аппетитная девочка. И я, может быть, даже приударил бы за ней, но выглядела она настолько юной и беззащитной, что мне стало совестно (оказывается и совесть у меня есть, хотя, все вокруг, даже мои родители, утверждали, что я ею не обременен). По мне, немного худовата, так и хочется хорошенько накормить... и приласкать. Что за чушь в голову лезет?
И вообще, она не совсем в моем вкусе. Никогда не понимал парней, которые зациклены на блондинках. Лично я светловолосых представительниц женского рода всегда терпеть не мог, считал глупыми пустыми куклами и они до сего дня исправно подтверждали это мнение своими словами и действиями. Но эта отличалась от остальных как роза отличается от одуванчиков.
Когда я вошел, она слегка наклонилась к парню, что сидел рядом и что-то ему говорила. На пару мгновений ее взгляд остановился на мне и я утонул в этих глазах. Мое сердце, сделав в груди мертвую петлю, заколотилось в бешеном темпе. Нескольких секунд мне хватило, чтобы увидеть все, что скрывалось за ясными голубыми глазами: ум, чувство юмора, доброта и необычная в таком юном возрасте мудрость, а на самом дне плескалась затаенная боль и печаль. Она уже давно отвернулась, а я все не мог прийти в себя.
Вот, во что я точно никогда не верил, так это любовь с первого взгляда и считал это полной ерундой Я вообще, еще ни разу ни в кого не влюблялся. Миновала меня чаша сия. Нет, девушек у меня было хоть отбавляй (кажется, об этом я уже упоминал). В том же универе я мог любую пальцем поманить и она тут же оказалась бы в моей постели. Интерес у меня к ним был чисто физиологический и он, зачастую, испарялся уже после одной совместно проведенной ночи, а иногда и еще быстрее. До сих пор ни одна не смогла по настоящему меня "зацепить". Но, глядя на эту девушку, подумалось, что, если и влюбляться, то именно в такую. Хм, что за странные мысли меня сегодня посещают?
Подавив в зародыше настойчивое желание встряхнуть головой или хорошенько стукнуться ею об стену, чтобы вытрясти дурацкие мысли, я обратил свое внимание на парня. Ого-го! А девочка-то не так уж и беззащитна. Он сидел рядом с ней и настороженно смотрел по сторонам, как будто в любой момент ожидал нападения и был готов грудью и кулаками защищать свое, то бишь девушку. Черные волосы и темно карие глаза. Его можно было бы принять за цыгана, если бы не абсолютно светлая кожа. Однозначно, очень высокий (даже сидя девушка едва доставала ему до плеча, от чего казалась еще более хрупкой и беззащитной) с широкими плечами и мощными кулаками-кувалдами. Выглядел старше нее лет на восемь (студент, ага). Он тоже был одет в джинсы и джемпер. Под одеждой при каждом движении перекатывались тугие мускулы. В груди шевельнулась зависть (зависть?). Не сказать, чтобы у меня были проблемы с фигурой. Спорт я люблю и постоянные занятия единоборствами позволяют поддерживать отличную форму, о чем мне часто говорят девчонки, но до таких мускулов мне было далековато.
За пристальным разглядыванием новеньких, я не заметил, что в аудитории воцарилась оглушительная тишина, а взгляды всех присутствующих направлены в нашу сторону. И только когда муха с громким жужжанием пролетела прямо перед моим лицом, я сообразил, что у нас примерно четыре десятка зрителей. Ну-ну. Нашли развлечение. Нацепив мою любимую "идиотскую" улыбку, я подошел ближе.
- Привет, молодежь! - Ага, а я, вроде как, старик! И это учитывая, что парень лет на пять меня старше. - Я понимаю, что вы новенькие и, конечно, не в курсе, но, скажу вам по большому секрету, - я чуть подался вперед и, сделав большие глаза, как будто и в самом деле делился чем-то важным, тихо сказал, - это место мое.
Девушка подняла на меня свои глазищи, от взгляда которых сердце екнуло и заколотилось в груди еще быстрее, а парень лишь слегка прищурился, как будто разглядывал таракана под ногами, и ничего не выражающим тоном обронил:
- Теперь наше.
Как гвоздь заколотил в крышку гроба. Хотелось надеяться, что не моего. Я опять вздохнул, ну зачем упрямиться. Пересели спокойно и все дела. А он тут шоу устраивает. Никто в здравом уме не станет связываться с чемпионом области по боевым единоборствам. А, ну да! Он же ни хрена не знает обо мне. О том, что я еще и бывший сотрудник спецназа в универе вообще никто не в курсе (кроме моего отца, конечно). Мне ничего не стоит парой приемов уложить этого громилу. Наверное. Я мысленно почесал затылок.
- Нет, вы не поняли. Это МОЕ место, а вам придётся пересесть за другой стол. Или вам показать, куда? - Я снял с плеча рюкзак и свободно рукой показал им направление, где искать места. Улыбка превратилась в оскал, которого обычно было достаточно, чтобы даже заядлые спорщики прекращали разговоры и побыстрее уносили ноги. Не поверите, но на этого громилу мои гримасы не произвели совершенно никакого впечатления, он даже глазом не моргнул. С таким же каменным лицом поднялся и чуть склонившись над столом, приблизил свое лицо ко мне. Вот тут я понял, что немного недооценил противника. Хотя, "немного", это слабо сказано. Я никогда не считал себя коротышкой, 178 см - вполне приличный рост, но этот парень оказался настоящим верзилой, возвышаясь надо мной больше, чем на полголовы. Плавные движения выдавали в нем хорошего борца. Мда-а.
- Это ты не понял. Мы остаемся здесь, а ты ищешь другое место. И показать направление я могу не хуже тебя. - Говорил он тихо и спокойно, как о погоде за окном, но это не делало его менее опасным противником.
- Миша, пожалуйста. - Голос у девочки тоже был удивительный, нежный и бархатистый. Внутри разлилось тепло и как будто бабочки пролетели. Бабочки?! Я что, совсем чокнулся? Желание постучаться головой об стену стало почти непреодолимым. И спорить мне почему-то совсем расхотелось. Она тронула своего спутника за руку, от чего тот слегка вздрогнул. Я бы и не заметил, если бы не стоял в нескольких сантиметрах. Мои пальцы, при этом, зачесались от желания прикоснуться к ней. - Пожалуйста, нам НУЖНО остаться здесь. - А это уже мне. Она смотрела на меня без вызова или мольбы, прямо и твердо. Она тоже совершенно меня не испугалась. А девушка-то с характером. Позавидовал этому Мише еще больше, что ему досталась такая редкость. А в следующую секунду у меня появилось другое непреодолимое желание - отнять у него эту маленькую богиню, закинуть на плечо и унести так далеко, чтобы никто нас не нашел как минимум лет двадцать, ну, или, хотя бы, пару недель. Почему-то, я был уверен на все сто, что именно эта девушка не надоест мне ни через пол часа, ни через год. А раз так, значит, надо начинать действовать. Меня никогда не пугали трудности, не испугают и в этот раз. Я примирительно улыбнулся. Большинство девушек от такой улыбки сразу забывают обо всем и готовы кинуться в мои объятия, но это был не тот случай. На эту конкретную представительницу женского рода моя улыбка подействовала не больше, чем на ее спутника мои же злобные гримасы. Однако. Кажется, я теряю хватку. Находясь в полном замешательстве от происходящего, я все же смог произнести:
- Что ж, если меня просит такая девушка, я просто не могу отказать. Позвольте узнать ваше имя, красавица. - Она не смутилась, как это произошло бы с любой другой, сделай я ей комплимент, а открыто улыбнулась и ответила ровным голосом без всякого кокетства.
- Мария Савельева.
- Сергей Василенко. - Я протянул руку и тонкие пальчики оказались в моей ладони. Ее пожатие было одновременно крепким и нежным, на что тут же отозвалось мое тело. Я опять удивился. Не то, чтобы у меня в постели были проблемы. Скажу без ложной скромности я в этом деле более, чем хорош, но чтобы от одного рукопожатия возбудиться как сопливый юнец, которому в мозги ударили первые гормоны - это что-то новенькое.
Видимо, Миша что-то такое увидел в моем взгляде, потому как сразу напрягся и помрачнел. Ага, проняло. Теперь я знаю твое слабое место.
- А это Михаил Лисин, мой... друг. - Продолжала Маша. И эту легкую заминку перед словом "друг", и ее смущение я тоже заметил. Ага, друг, ну, конечно. Тогда я - президент США. Что-то тут не так. На любовников они, вроде, не похожи, нет между ними той едва уловимой ауры, как будто у них одна тайна на двоих. Ладно, разберемся. Наблюдать и делать выводы - мое любимое занятие, в дополнение к сбору разного рода информации об интересующих меня людях. Благо, связей у меня достаточно. Я протянул "другу" руку и получил в ответ настоящее мужское рукопожатие. Миша сжал мою ладонь сильнее и задержал немного дольше, чем требовалось, как бы предупреждая, чтобы не расслаблялся. А я и не собирался, поэтому лишь слегка ухмыльнулся, глядя "громиле" прямо в глаза и показывая, что намек понял, но не боюсь.
Однокурсники, сообразив, что представление отменяется, занялись своими делами, в полголоса обсуждая между собой испугался ли я более сильного соперника или раскис перед симпатичной девчонкой.
- А ты, наверное, и есть сын Дмитрия Сергеевича? - Я так засмотрелся на Машины губы, представляя какие они будут на вкус и как будут смотреться на моем члене, что не сразу понял, о чем она говорит. Моргнул, прогоняя эротические фантазии.
- Эээ. Да. Ректор университета - мой отец. - Пришлось кашлянуть, чтобы голос стал не таким хриплым.
- Он рассказывал нам, что ты лучший студент на курсе и чемпион области по единоборствам. - Я с трудом удержал челюсть на месте. Мой отец лично общался с новыми студентами да еще и рассказывал обо мне? Что за хрень происходит? У ректора и без этого дел хватает. А уж хвастаться малознакомым людям своим сыном он и подавно не будет. Надеюсь, он ничего не рассказал о моей службе в армии. Ладно, об этом я узнаю у него сам, заодно и о новеньких выясню все, что ему известно. Хотя, глядя на девушку перед собой, я мог понять папу: за один ее взгляд можно было выложить все государственные тайны, не понимая, что творишь, пока не станет слишком поздно.
- Да, так и есть, - наконец, ответил я. Заметил, как Миша бросил на нее быстрый взгляд и Маша, поняв, что сказала лишнего, прикусила губу. Вот черт, я тоже захотел прикусить эту губу, а еще провести по ней языком и... В этот момент в аудиторию вошел преподаватель философии Карл Рудольфович, что избавило нас троих от дальнейших объяснений, а меня лично от какого-нибудь дурацкого поступка. Карл Рудольфович был человеком необычным во всех отношениях. Кроме нестандартного подхода к подаче материала, к студентам он обращался не иначе как "леди и джентльмены" и обязательно требовал приветствовать его стоя. Многие считали это старческим маразмом (дяденьке недавно "стукнуло" семьдесят лет), но спорить не решались, ибо спорщиков и нарушителей он мгновенно ставил на место меткой фразой или не менее метким "заданием на оценку", справиться с которым достойно мог разве что академик наук.
Поэтому, как только в дверях показался дядечка (назвать этого человека дедушкой язык не повернется) в неизменном идеально сидящем на нем строгом костюме и галстуке-бабочке, я поспешил занять первое попавшееся свободное место, а все студенты дружно замолкли и встали. Все, кроме новенькой Маши. Я нахмурился - чего это она решила выпендриться с же первого занятия? Конечно, она не знала о принципиальности педагога, но действия остальных должны были послужить ей примером. Тут же захотелось защитить ее от праведного гнева преподавателя и я даже начал лихорадочно придумывать правдоподобную причину неуважительного поведения.
- Добрый день, леди и джентльмены. Безумно рад видеть вас всех в добром здравии на своих занятиях. Вижу, что в наших ученых рядах пополнение. А вы, юная леди, не желаете ли поприветствовать нас? - Карл Рудольфович улыбался широко и искренне, будто действительно был счастлив увидеть дорогих друзей после долгой разлуки. Его вопрос, как предупредительный выстрел, давал нарушительнице последний шанс на спасение.
- Очень желает, но не сделает этого. - Ответил Миша с постным выражением лица. - Я - Михаил Лисин, а это - Мария Савельева. Дмитрий Сергеевич должен был предупредить о нас.
- Ах, да-да, конечно! Весьма рад знакомству. - Карл Рудольфович подошел к новеньким и крепко пожал руку парня, а потом поцеловал Маше кончики пальцев, что изумило не только меня. Чтобы наш "аристократ" не просто спустил кому-то такое неуважение к себе, но и с большим воодушевлением целовал нарушительнице ручки, она должна быть не меньше, чем королевой Британии. Что же это за парочка такая особенная?
- Взаимно, - девушка ответила с нежнейшей улыбкой и изящным кивком. Прямо, как на королевском балу. Покончив с церемониями, преподаватель повернулся лицом к остальной аудитории.
- Ну, что ж, леди и джентльмены, сегодня я вызываю вас на словесный поединок. И темой этого поединка будет "мораль".
Дальше занятие проходило в обычном режиме. Новенькие быстро включились в обсуждение вопроса и своими высказываниями заслужили множество одобрительных взглядов уважаемого педагога и удивленных взглядов студентов. На перемене Маша по-прежнему не двигалась с места, а Миша, о чем-то с ней пошептавшись, отлучился на пару минут, чтобы принести ей бутылку воды. Водой она запила какие-то таблетки и попыталась опереться спиной о спинку стула. Спинка была неудобная, точно знаю. Тогда "друг" развернул девушку боком и сам развернулся таким образом, чтобы она могла прижаться к его груди. Маша расслабленно прикрыла глаза, а он, придерживая ее одной рукой, внимательно смотрел по сторонам, оберегая покой девушки.
Заботливый какой, мать его. И чего я спрашивается злюсь? "На кой хрен тебе чужая девка нужна? - пытался я убедить сам себя, - найди себе свободную и приятно проведи время". Проблема была в том, что я сам хотел быть на его месте. Это я понял сразу и решил для себя, что если у меня появится хоть малейший шанс стать ближе к этой девушке, я его не упущу и мне плевать с высокой колокольни на то, кто она такая и кем ей приходится этот "шкаф".
А потом мысли свернули к тому, что это за таблетки Маша глотает. Если она больна, то ничего удивительного в том нет. А если она любительница "колес"? Меня аж холодный пот прошиб, а карандаш в руке с громким треском переломился пополам, как только мысль о том, что эта девушка может быть наркоманкой пришла мне в голову. У них тоже бледная кожа, темные круги под глазами и излишняя худоба. Я постарался отогнать эту мысль. Ни глаза ее, ни движения не выдавали любительницу "кайфа". Но, даже если и так, я буду за нее бороться и помогу выбраться из этой трясины. Нет. Я не буду делать пока никаких выводов, а понаблюдаю за новенькими.
После второго занятия надо было переходить в другую аудиторию, что я и собирался сделать, но, увидев происходящее, замер на месте, как и те, кто еще не успел убежать. Миша собрал тетради в рюкзаки, закинул свой и Машин себе на одно плечо, а затем обошел парту и, подхватив девушку на руки, пошел к выходу. Она обхватила его за шею одной рукой без всякого кокетства и намека на улыбку.
Что это значит? Так любит, что все время на руках носит? Что-то сомневаюсь. Скорее всего... Ну, конечно! Я едва не хлопнул себя по лбу. Вот почему Карл Рудольфович не наказал нарушительницу и вот о чем его должен был предупредить мой отец! Он был в курсе, что она не может ходить. Теперь стали понятны слова девушки о том, что им нужны только эти места - протискиваться между рядами с такой ношей на руках этому бугаю было бы очень непросто. Вот, черт! Теперь она стала еще привлекательнее в моих глазах. Мне захотелось узнать о ней как можно больше - узнать, что с ней произошло, откуда она взялась и где берет силы жить дальше. Она не переставала меня удивлять снова и снова. Я поймал себя на том, что тот десяток тараканов, обитающих в моей голове, которые выползали наружу, едва только у них появлялась такая возможность, сегодня словно в анабиозе. И это было особенно необычно. Поскорее бы вечер, уж я вытрясу из отца все, что только можно об этих двоих.

Миша
А жизнь продолжается,
С улыбкой встречай новый день,
И ничего не кончается,
Невзгоды уходят в тень,
А жизнь нам дана одна,
Каждый миг её ты цени,
И даже если она трудна,
Твори добро и люби.
К. Ростовцева, "Жизнь продолжается"

Непреодолимое желание размазать этого смазливого сыночка ректора по ближайшей стенке возникло, как только он вошел в аудиторию, и никак не хотело исчезать. Один Бог знает, чего мне стоило сдержаться и не убить его прямо там в присутствии нескольких десятков свидетелей, только за то, как он смотрел на мою Машу. Нет, не мою, черт возьми. К сожалению, не мою. Я отдал бы душу дьяволу, чтобы она хоть ненадолго стала моей. Но мой интерес к Машеньке простирается гораздо дальше короткой интрижки - я хотел ее навсегда. Да, засыпать рядом с ней и просыпаться, держа в объятиях, слушать ее голос и смех, иметь возможность целовать и любить эту девушку - это все, о чем я мог думать в последнее время. А этот папенькин сынок пялился на нее так, что я понял - он мой соперник. При чем, очень опасный соперник.
Нет, в самом начале он посмотрел на нее как обычно смотрит нормальный молодой мужчина на красивую женщину - похотливым оценивающим взглядом. И это было не страшно: я давно понял, что такие Машу не интересовали. Но потом... В его взгляде появился совсем другой интерес - уважение, желание узнать ее лучше, чем кто-либо другой, разгадать эту загадку. Я сразу заметил эту перемену, потому что сам чувствовал по отношению к этой девушке то же самое. И вот это уже было опасно. Уступать ее я никому не собирался и тогда твердо решил бороться до последнего. Так же, как и Сергей. Его не смутило даже то, что Манюня (конечно, так я ее называю только мысленно) не может ходить. Нет, я мог бы поклясться, что у него глаза еще больше загорелись интересом и... азартом, что ли.
Ну, что ж, мы еще посмотрим кто кого. Потому что у меня есть огромное преимущество перед ним - я нахожусь рядом с ней и днем, и ночью. Она привыкла ко мне, научилась доверять и с радостью принимает мою помощь. Но тем тяжелее держать себя в руках и не показывать свои чувства раньше времени. Не хочу напугать мою (черт, пока еще не мою!) девочку своим напором. Маша должна быть готова к новым отношениям. Она и без того пережила слишком много для ее двадцати одного года. А я хотел быть уверен, что интересен ей как мужчина.
Вообще-то, я всегда довольно сложно сближался с женщинами. А уж чтобы бороться за кого-то и речи не шло. Если уж быть до конца честным, Маша - первая девушка, которая меня всерьез заинтересовала. Конечно, в свои двадцать восемь лет я не был ни монахом, ни девственником, но и не скажу, что женщин у меня было очень много. Я не из тех, кто может менять партнерш каждую ночь, а на утро забывать о них. Чтобы лечь с кем-то в постель, мне нужно было немного больше, чем смазливое личико и пара бокалов совместно распитых спиртных напитков.
Хотя, однажды я чуть было не женился. Она была очень веселая, такая "компанейская" девушка, красивая и яркая. Все произошло очень быстро, я и опомниться не успел, как мы подали заявление и готовились к свадьбе. К моему счастью, за две недели до знаменательного события, моя невеста сообщила, что уходит к другому, потому что ждет от него ребенка и он зарабатывает гораздо больше, чем я, и квартира у него отдельная от родителей. Ни слова о любви или других чувствах не было сказано, сплошной расчет. Удерживать ее я не стал и даже, как ни странно, почувствовал облегчение. Задал ей только один вопрос: уверена ли она, что ребенок не мой, на что получил однозначный ответ, что в это время я был в длительной командировке. Долго потом удивлялся, почему вообще сделал ей предложение, никаких особых чувств я к той девушке не испытывал, даже когда она позволяла себе открыто вешаться на моих друзей, мне было всего лишь немного неприятно.
Маша же совсем другое дело - я был готов бороться за нее всеми средствами. Одна мысль о том, что к ней может прикоснуться другой мужчина, вызывала во мне бурю эмоций и совсем не положительных. От ее улыбки и нежного голоса я и вовсе переставал нормально соображать. Была только одна большая проблема - ее отец. Я ни минуты не сомневался, что Андрей Васильевич не захочет, чтобы его единственная дочь и наследница огромного состояния вышла за обычного служаку. В таких семьях, как Савельевы, браки чаще всего заключаются по расчету. А какой с меня расчет? Да, я был очень перспективным сотрудником и быстро продвигался по службе, неплохо зарабатывал, даже по меркам столицы, мы с мамой и сестрой жили в просторной трехкомнатной квартире, но все это не делало меня завидным женихом. Для девицы, приехавшей в столицу из какого-нибудь захолустья в поисках счастья - возможно, но не для Маши. И все же, я должен был попытаться, потому что понимал, такой девушки как она я, возможно, больше никогда в своей жизни не встречу, да и не нужна мне никакая другая. Мне было наплевать на все ее богатство, даже если бы у нее за душой не было вообще ничего, я бы сделал ее самой счастливой на свете.


Это задание - охранять Машу круглые сутки, не оставляя одну ни на минуту, я сначала воспринял негативно. Что я, нянька что ли для инвалида? Я - один из самых перспективных сотрудников нашей организации (по словам моего начальника) должен играть роль телохранителя у избалованной папиной дочки. Рассказ о том, что с ней произошло меня вначале тоже не особо впечатлил. Девчонка из "золотой молодежи", папочка - владелец самого большого предприятия по переработке древесины, кому-то перешел дорогу и до него решили добраться через дочь. Во время нападения она получила травму позвоночника и стала инвалидом. А охранять ее надо потому, что исполнителей ликвидировали, а заказчика еще не нашли. Такова была краткая версия произошедшего, которую мне поведали. В этой истории, вообще-то, не было ничего удивительного: хотя, "лихие 90-е" и канули в Лету, криминальные разборки и попытки повлиять на строптивых и несговорчивых через семью, по-прежнему, частое явление. Уж наша организация знает об этом все.
Почему именно наша контора занимается этим делом мне, конечно, никто не потрудился объяснить. Меньше знаешь, крепче спишь. Да и не тот уровень допуска. Но и так понятно, если уж мы вмешиваемся в чьи-то дела, значит дела эти хуже некуда. Вернее, хуже они еще могут стать... с нашей помощью.
В общем, я был очень недоволен и очень зол на своего начальника, но ровно до тех пор, пока лично не познакомился с Машей Савельевой. В первый раз я увидел ее в больнице, а точнее сказать, в самой дорогой клинике. Она полулежала на кровати на подушках, подключенная к капельнице. Очень тоненькая и бледная - даже недели прошло после последней операции на позвоночнике - очень юная. Если бы я не знал, что ей двадцать один год, то принял бы за школьницу. Но в ее глазах была такая воля к жизни и решимость, что стало понятно - она преодолеет все. Несмотря на свою внешнюю хрупкость, внутри она была очень сильная. Казалось, "сломать" ее просто невозможно. В своей работе я частенько встречал взрослых солидных мужиков, которые "ломались" и от меньшего.
Но еще больше меня поразило другое. Когда я вошел в палату вместе с Андреем Васильевичем, Маша, опутанная проводами, и с капельницей в руке, что-то делала в ноутбуке, одновременно разговаривая с кем-то по телефону. Судя по всему, речь шла о каком-то отчете, в котором девушка обнаружила множество ошибок. Голос ее при этом был настойчивый и требовательный, словно она сидела в офисе, а не лежала едва живая на больничной койке. Все это сразу же вызвало во мне чувство глубокого уважения к новой подопечной. И это было только начало.
Маша оказалась абсолютно нормальной девочкой без гонора и ханжества, присущих всем представителям "золотой молодежи". Когда Савельев сообщил ей, кто я такой и что моя задача охранять ее днем и ночью, она сначала несколько минут пристально на меня смотрела (мне даже стало немного неловко от такого внимания), потом спросила:
- Это обязательно?
- Да, милая, - отец взял ее за руку и она перевела взгляд на него, - ты - моя самая большая ценность, я и так едва не потерял тебя из-за своей недальновидности и совсем не хочу повторения. Это всего на пару месяцев. Уверен, что за это время мы найдем того урода и... он ответит мне за все, что сделал. Ты знаешь, что мне плевать на деньги, если понадобится, я отдам все до копейки. Но я не смогу спокойно спать, если не накажу его за маму, за тебя и за Пашку.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • yUrEc о книге: Хайдарали Мирзоевич Усманов - Жизнь Анклава
    кто успел скачать поделитесь пож. mixaluj@meta.ua

  • olgabel о книге: Татьяна Андреевна Зинина - Карильское проклятие. Наследники
    Сюжет интересный, герои разноплановые придуманы, но в поступках у героев мало логики, диалоги неокончены. Один из главных героев вообще в любом споре разворачивается спиной и уходит, не поясняя ни своей позиции, ни отношения. Вроде бы и событий много, но как то больше суеты.

  • karuzina83 о книге: Елена Звездная - Бой со смертью
    Выбор действительно должна делать девушка. Только заботился о Рие как раз не Норт, а Артан. Это он спас ее от отчима. Он, узнав о попытке изнасилования Нортом и Ко, разобрался с родственничком. Именно Артан дал свое кольцо девушке, чтобы предотвратить участь любовницы в случае проигрыша команды Некроса. И таких мелочей в книгах много. А насилие Норт тоже проявлял. Причем делал он это до Артана, желая разделить любовь девушки с друзьями. Если Артан делал это под влиянием инстинктов темного лорда по отношению к своей кошке, то Норт делал это в твердом уме. Чего стоит его нападение фаерболами в начале первой книги, а потом домогательства в качестве благодарности? Он шантажировал девушку, заставив сделать смертельноопасные для нее артефакты. К тому же От Артана Рие действительно никуда не деться. Целоваться ей похоже все равно с кем (вспоминаем бал). Полагаю с постелью будет тоже самое. А Норта, как мне кажется, ей просто жалко. Не похоже ее отношение на любовь

  • лариса-васильевна о книге: Schisma - Графомания, как она есть. Рабочая тетрадь
    Доброго времени суток, уважаемая Шисма. Весьма прикольно читать Вашу аннотацию. Как это наивно: Вы надеялись, что ПОМОЖЕТЕ своей критикой молодым авторам понять свои ошибки и недоработки, и заняться самообразованием. Тут состоявшиеся, пожилые, можно сказать - заматеревшие проф. писатели неприемлют ни критики ни даже намёка на то, что в их книгах что-то недоработано, или может быть написано лучше и грамотней, а что уж говорить про молодёжь... Сам сталкивался с этим фактом многократно за последние 10 лет, так что в этом году завязал. А если заинтересует высшая точка этой борьбы - т.е. моё письмо Президенту Узбекистана по поводу отвратительной работы нашего СП - милости прошу, прочесть юмореску про "ДонКихотов" в моей книге 2019г. "Публицистика, статьи, рецензии, письма." успехов в Вашей деятельности, наивная Вы девушка... Мансуров Андрей.

  • Натусик о книге: Мэри Лайонс - Всего лишь поцелуй [Дом с видом на любовь]
    Оценка 2 (1О)
    Роман не понравился. Скучный, нудный и нет сюжета.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.