Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49552
Книг: 123420
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Клаустрофобия»

    
размер шрифта:AAA

Клаустрофобия

Глава 1

Неспешно катящийся по невидимому желобу, пылающий шар светила приближался к зениту. Было ещё не слишком жарко для третьего периода. Но второе лето, как называли это время мои родители, постепенно вступало в свои права.
Я лениво потянулся и, чуть прикрыв глаза рукой, приготовился подремать ещё часок-другой. Но моя идиллия была нарушена громким звуком колокола. Обычно он звонил, когда всех селян собирали для решения важных вопросов или, если случалось что-то непредвиденное. Только в этот раз перезвон был другой, медленный и тягучий. Торговцы!
В памяти всплыл эпизод из детства, когда появление в посёлке непонятных людей в странной одежде сулило веселье, праздник и множество вкусностей с общего стола. Редкие гости в нашем захолустье, торговцы с верхнего яруса. И сейчас, видимо, наступило время очередного визита. Но не успел я подняться и отряхнуться, как меня окрикнули.
— Марк! Марк! Там такое! Там, в общем, большой корабль прилетел, только по воздуху. Представляешь? И парусов у него нет, да и вёсел тоже. Но он летит как-то, — скороговоркой на бегу кричала моя младшая сестра Эвелина.
Её растрепанная, слегка чумазая мордашка ещё не показалась из-за края холма, но радостный, полный пищания, голос уже вовсю отдавался в моих ушах.
Чуть приведя себя в порядок, я был вновь опрокинут ураганом по имени Эв.
— И ещё, там тебя мама ищет. Говорит, что у них какое-то лекарство для тебя есть. Они его, вроде как, заказывали циклов десять тому назад. И вот только привезли. Мне сказали найти тебя и привести домой. Срочно! — продолжала расплёскивать сотни слов в секунду моя сестра.
Да, именно благодаря этому неугомонному нраву мне иногда приходилось вытаскивать её из не всегда приятных ситуаций. Вот и сейчас, пытаясь отлепить этот трепыхающийся и всюду влезающий комок дикого счастья, я опять оказался на траве. И пусть это было весело и смешно, но слова Эв заставили меня отказаться от этих детских игрищ и поспешить к дому родителей.
Спустя пятнадцать минут я уже входил в такую знакомую прихожую с низким потолком, который последние пару циклов стал задевать макушкой. Отец говорит, это значит, пора свой дом строить. Вот только не расположен я всю жизнь так же в земле копаться и жить от урожая до урожая. Вслух, конечно, я такое не произносил, иначе немедленно схлопотал бы оплеуху или крепкий подзатыльник. Но мысли о том, что я буду жить по-другому, никак не покидали меня.
— Явился, не запылился, — поприветствовала меня старшая сестра своим очередным, не всегда понятным словосочетанием.
Она часто использовала старые поговорки, иногда сама не понимая их смысл. Мама говорила, что это родовая память от нашей прабабушки. Но я-то знал, что Матильде просто хочется повыпендриваться, ну и меня, конечно, задеть. Да и старше она буквально на пару минут. Мы не слишком похожи с ней внешне, у меня, например, серые глаза, а у неё карие. Как у отца и матери. Цвет волос тоже невпопад. Всё семейство щеголяет различными оттенками каштанового, в отличие от моих соломенных, выгоревших на солнце, лохм. Зато телосложением я удался. Стройный, как тростинка и жилистый, как животинка. Так надо мной иногда мама подшучивала.
— Это правда торговцы прилетели? — задал я первый интересующий меня вопрос, увидев сосредоточенного отца, восседающего за столом и что-то усиленно карябающего на разложенных перед ним листах желтоватой бумаги.
Старшую сестру я намеренно проигнорировал. И, похоже, это завело её ещё больше.
— Не твоего ума дела. — И вообще, не отвлекай папу, видишь, он занят, — произнесла она язвительным тоном.
— Матильда, успокойся и выйди из комнаты. — Нам с Марком нужно поговорить, — сказал отец удивительно спокойным тоном, но сестра поняла, что лучше сейчас не спорить и послушно ретировалась.
— Присядь сын, — продолжил он и указал на место, напротив.
Заняв стул, я почему-то почувствовал себя очень неуютно. Конечно, я понимал, что сейчас будет какой-то важный разговор и поневоле стал вспоминать все свои грешки. Вот только отец будто видел меня насквозь.
— Не волнуйся, я не буду наказывать тебя за что-либо. Речь сейчас пойдёт о другом. Думаю, ты уже слышал о прилёте к нам торговцев. Причём в неусловленный срок. Это, конечно, не нарушение какого-то закона, но есть такая вещь, как традиция, и она иногда имеет больше силы, чем то, что написано на бумаге, — глотнув из, стоящего посреди вороха бумаг, стакана, он продолжил, — они привезли не только товары, но и дурные вести. Так что, сегодня вечером будет общее собрание. Но я не хочу, чтобы ты там присутствовал. Не спрашивай почему, это моя воля.
В голове сразу же завертелся хоровод различных мыслей. В основном это, конечно же, были вопросы. С трудом сдержав себя, я лишь молча кивнул.
— Теперь можешь идти и постарайся особо не показываться никому на глаза до самого заката. После просто придёшь домой и ляжешь спать. Ступай, — подытожил отец и вернулся к своим бумажным делам.
Выйдя за дверь, я, присев на скамейку у края дома, задумался. От чего так хотел оградить меня отец? Почему не сказал прямо? И что такого должно было произойти на собрании? Да, стоило поразмыслить над этим. И первое, чего мне захотелось, так это пойти против слов отца. А именно, поприсутствовать на вечернем сборище. Пусть тайно и осторожно, но побывать там.
Не успел я додумать эту увлекательную и опасную мысль, как прибежавшая Эвелина попросила меня помочь с кормежкой мелкой живности. Эта обязанность была возложена на девочку всего четверть цикла назад, и она ещё не до конца справлялась с ней. Так что, иногда требовалась сильная рука брата или же его присутствие, чтобы не было скучно.
Решив, что помочь, в любом случае, стоило, я пошёл за Эв. По пути она привычно щебетал о всяких пустяках, но именно эта пустая болтовня почему-то помогла мне немного расслабиться и забыть о моих тяжких думах. А уж когда мы пришли и принялись за работу, остатки всех переживаний сразу же выветрились.
— Марк, скажи, а ты хотел бы попасть в другой мир? — неожиданно спросила меня Эвелина, когда мы сидели, похрустывая зелеными кислыми яблоками после выполненных дел.
Я был немного удивлен столь необычным вопросом именно от неё. Чуть повернувшись в её сторону, я сказал.
— А чем тебе этот не угодил? И что вообще за другой мир?
— Ну, в смысле следующий ярус, который выше нашего, ну или ниже. Мне то, конечно, и здесь хорошо, но интересно всё-таки, — чуть нахмурившись, ответила моя младшая сестра.
Значит обычное любопытство, помноженное на детскую непосредственность. Что ж, стоило ответить так, чтобы не разрушить желание познавать новое, но и остановить от возможного путешествия за пределы дома. Конечно, напрямую не запрещалось покидать свой уровень, но и традиции не поощряли бесполезные, с точки зрения предков, походы ради интереса. Поэтому только торговцы были на особом положении и могли свободно, без порицания перемещаться в любом направлении. Собственно, у них для этого и возможности были. Специальный воздушный транспорт, который, если нужно, и по земле может передвигаться, и по воде.
— Ты знаешь, я думал над тем, как люди живут на других ступенях. И мне кажется, ничего там интересного такого нет. Всё, как и у нас. Чуть лучше, чуть хуже. Да ты и сама можешь узнать. Читать уже умеешь. А в книгах, особенно учёных, написано много обо всём. Да и торговцы новости приносят, — осторожно ответил я.
Выплюнув мелкие косточки от яблока на землю, моя сестра хитро взглянула на меня.
— А ты не думал, что это всё враньё?
— Что враньё? — не понял я.
— То, что написано, то, что нам говорят. Я вот пока своими глазами не увижу, да руками не потрогаю, то не поверю.
Вот же маленькая бестия. Не верит она. Только, как отец иногда говорит: “Устами ребёнка глаголет истина”. Я не до конца понимал смысл этих слов, но сейчас осознал, что детский разум может видеть гораздо глубже, чем закостенелый взрослый.
— А зачем им вся эта ложь? Да и кто это они? — чуть более серьезно спросил я.
— Я откуда знаю, — засмеялась Эвелина и, бросив в меня огрызком, вскочила и побежала.
Не успел я понять, что произошло, как она была уже почти возле дома и, весело показывая мне язык, ожидала, что я пущусь за ней в погоню. Решив не опускаться до потакания столь глупым шалостям, я показал язык в ответ и вернулся к уже накормленным и вычищенным животным. В самом углу помещения, где хранились старые или поломанные инструменты, у меня был небольшой тайник. Там, конечно, были спрятаны не столь ценные, сколько дорогие моему сердцу вещи. Хотя, несколько полезных штук там тоже имелось. В том числе и отличный дорожный плащ, который я выменял у старика Аплотия в обмен на несколько кусков змеиной чешуи.
Зачем этому престарелому маразматику понадобились столь ненужные части тела змеи, я не знал. Да и не нужно мне было это. Главное, что теперь в моём гардеробе появилась прекрасная защита от любой непогоды. Правда, дальше, чем на пару сотен шагов от дальнего леса я никогда не отходил, но главное, это моя готовность к путешествию. И сейчас, после разговора с Эв, у меня в голове возник план, как пробраться на вечернее собрание незамеченным.
До него оставалось совсем немного времени. Как только взойдёт ночное светило, все станут собираться в общем доме. И хотя почти каждый знает друг друга в лицо, есть шанс не выдать себя. Главное, заходить в самом конце и, используя небольшую суматоху, занять место в самых последних рядах. Ну и, конечно, стоит замаскироваться. Для этого мне и понадобится плащ и немного пакли, посыпанной мукой.
План был прост. Я постараюсь скопировать Аплотия. Так как никто не знает, что его плащ теперь мой, то, сгорбившись и нацепив на голову подобие седого парика, я вполне могу сойти за старика. Главное ни с кем не болтать. Хотя это как раз и просто, Аплотий тот ещё молчун и сам себе на уме. Так что, вопросов к моей неразговорчивости возникнуть не должно. Вот только как сделать, чтобы прообраз моей маскировки сам не явился на собрание? Тогда меня сразу раскусят. Поэтому, думаю, сейчас стоит пойти к старику и попытаться что-то сделать, чтобы он не отправился на вечерний сбор.
Быстрым шагом я направился к его жилищу, и по дороге мне пришла в голову простая, но возможно гениальная идея. Что мне стоит банально напоить старика?
Выпить он горазд, это все знают, да ещё и серым папоротником балуется. Только где достать алкоголь? Можно, конечно, взять из отцовских запасов, но вскоре это будет обнаружено. И тогда мне неслабо влетит. Ах, точно! Один парень наловчился гнать ореховую настойку буквально из подручных материалов. Правда, я её не пробовал, один только запах этого варева вызывает легкую тошноту. Но другие ребята, желавшие ощутить себя взрослыми, с удовольствием пили эту бурду и даже нахваливали. Мол, сразу голову сшибает.
Значит, сначала стоило завернуть к этому “алхимику”. Было это почти по пути, пришлось только сделать небольшой крюк, чтобы не показаться случайно отцу на глаза.
— Здравствуй, Дио. Мне тут понадобилось немного твоей настойки. Что ты за неё хочешь? — поздоровался я и сразу перешёл к делу.
С хитрецой взглянув на меня своими блеклыми глазами, Дио, слегка пожевав губами, спросил.
— А тебе-то зачем? Ты же не пьёшь вроде?
— Да вот решил попробовать. А то как-то отбиваюсь от всех, — не моргнув глазом, соврал я.
— Хм… ну раз решил, то зачем покупать. Чай мы с тобой можем по-дружески выпить несколько плошек на пару. А?
— Это, конечно, можно. Но только я дома скоро должен быть, а там отец унюхать может. Я завтра хотел с утра, пока дома никого нет, приложиться, — на ходу начал выкручиваться я.
— Ну так, может завтра с утра и придёшь ко мне? А то скучно одному-то. Я могу и закусь какой-нибудь сварганить. Ребят ещё позовём. В общем, посидеть можем знатно. Как тебе такой вариант, а? — всё не унимался он.
Похоже, я как-то неправильно повёл себя, раз Дио так подозрительно активно уговаривает меня выпить именно с ним. Стоило это исправить.
— Слушай, в общем, дело такое. Я немного волнуюсь, что как-то не так пойдёт. Потому и хочу первый раз сам попробовать. Ну, чтобы никто не видел. А то вдруг контролировать себя не смогу. Глупостей наделаю. А так хоть никто не увидит.
— Так я и присмотрю. Не бойся, своих не выдаём, — с ухмылкой ответил он.
Да, что-то не очень получилось у меня выкрутиться. Но без настойки я уходить отсюда не собирался.
— Ладно. Раз ты не хочешь мне с собой налить, то, пожалуй, пойду я. У другого кого-нибудь поищу выпить, — чуть с грустью сказал я.
Мол, я, конечно, и рад бы у тебя взять, да только артачишься ты больно. Так что, извини.
— Стой, стой. Ты чего так сразу. Давай сначала скажи, что на обмен предложишь, — сразу же сменил тон Дио.
На мгновение я задумался.
— А что хочешь?
— Да вот хотя бы плащ, что у тебя из сумки выглядывает.
Вот это я опростоволосился. Надо было что-то срочно придумывать.
— Может что-то другое? Мне он просто нужен сегодня срочно. Да и потрёпанный он сильно. Не хочу тебе старьё всучить.
— Да ну. На вид даже по этому краешку и не скажешь. Годная вещица. Да и не прошу я сейчас мне его отдавать. Можешь завтра. Чтобы честно. Если настойка понравится, то и плащ принесёшь. А коли нет, другое думать будем.
А что, на самом деле это хорошая идея. Судьба словно сама показывает мне, как можно избавиться от главной улики. Отдам Дио и с концом.
— Согласен. Настойка сегодня, плащ завтра, — ответил я.
— Это другой разговор. Погодь, ёмкость сейчас подходящую найду.
Спустя пару минут я уже шёл к дому старика, придерживая небольшой глиняный кувшин, уютно устроившийся у меня в наплечной сумке по соседству с моей основной частью сегодняшней маскировки.
У дома Аплотия я остановился, чтобы чуть перевести дух. До начала вечернего собрания оставалось всего ничего, а я уже вспотел, претворяя свой нехитрый план в действие. Надеюсь, сейчас всё будет гладко.
С этими мыслями я постучал в дверь. Ответом мне была тишина. Я постучал чуть громче и настойчивей. Но мне вновь никто не открыл. Наконец, не выдержав, я забарабанил со всей силы. Вновь ни звука. Толкнув дверь, я убедился, что она заперта. Неужели старик решил пойти на общий сбор? Тогда все мои задумки окажутся коту под хвост. Решив на всякий случай обойти дом вокруг, я, сделав пару шагов, заглянул в окно. И хотя в подступающей темноте видно было плохо, я увидел развалившегося на стуле Аплотия и пару знакомых мне глиняных кувшинов вместе с тарелкой, где расположились остатки нехитрой закуски.
Что ж, похоже, я не успел, и старик напился настойкой без меня. Это, конечно, облегчало мне задачу, но и настораживало. Кто это такой добрый, что принёс ему выпить? У самого Аплотия уже давно не было ничего ценного в доме. Ладно, об этом стоит подумать чуть позже, сейчас же нужно успеть переодеться и спешить к месту вечернего собрания. Ночное светило уже показало свой край на небосводе.
Наскоро нацепив уже в полутьме подобие седого парика, я накинул плащ и, чуть сгорбившись, смешался с людьми, идущими внутрь общего дома. Поначалу мне казалось, что всё идет безупречно, и я уже почти проник на собрание. Как вдруг кто-то резко схватил меня за шиворот и встряхнул, как котёнка.
— Ты что это удумал? Я же сказал тебе не приходить сюда. Или ты ослушаться вздумал? Да ещё и обманом, — грозный голос отца мгновенно вогнал меня в приступ паники.
Сейчас прямо здесь за уши отдерёт, обреченно подумал я. Но, как оказалось, всё случилось совершенно наоборот.
— За неповиновение моим словам ты, конечно, получишь наказание. Но позже. А сейчас, раз решил показать себя таким умным, то давай уж скидывай это тряпье и пошли со мной, — продолжил он, пребольно отпустив мне подзатыльник.
Мне ничего не оставалось, как последовать воле отца. Понурив голову, я вошёл в большое помещение, где уже скопилось множество народа. Здесь присутствовали почти все жители нашего селения. Так что, было довольно многолюдно.
И, несмотря на то, что мне всё-таки удалось достигнуть задуманного, и оказаться на собрании, радости от этого я почему-то не ощущал. Скорее наоборот, чувство странного волнения и предчувствия чего-то нехорошего обуревали меня. Быть может, это отголоски моего провалившегося плана или реакция на жёсткий удар отца. Я не знал. Но что-то плохое сегодня определённо должно было произойти.

Глава 2

— Внимание! Прошу всех собравшихся занять свои места и соблюдать тишину. Начинается внеочередное общее собрание, — величавым тоном произнёс глашатай старейшины.
Это был пузатенький мужичок, ничем кроме своего бахвальства и чувства собственной важности не выделявшийся. Даром, что только слова старейшины озвучивал громко. Да его никто всерьёз и не воспринимал. Вот и сейчас отовсюду понеслись шуточки, что сидений тут нет и всем всё равно придётся стоять, а вот у него, жирнозадого болтуна, стул имеется. Так почему бы не поделиться.
Глашатай покраснел, матюкнулся про себя, но на подначки не повёлся. Лишь окинув злым взглядом толпу, сделал шаг назад, уступая место Леониду. И сразу же всякий говор в толпе оборвался.
Все знали старейшину. Уважали и даже в некоторой степени побаивались его. Был он, не смотря на многие лета, крепок телом, хоть и убелён сединами, да и ум был всё так же остр и дальновиден. И хоть и строг был Леонид, но справедлив. Поэтому с его словами считались. Вот и сейчас все замерли в ожидании речи старейшины. А говорить по пустякам он не любил. Тем более, повод провести собрание не в привычные сроки должен быть важным. И все это прекрасно понимали.
Дождавшись полной тишины, Леонид начал.
— Все мы знаем, что есть законы, завещанные нам предками. И были они созданы не просто так. Каждое слово в них несёт мудрость времени и опыта.
Он сделал паузу, оглядывая зал. Все согласно закивали, раздался одобрительный гул.
— Но сейчас настал такой момент, когда нам нужно будет выбрать. Стоит ли нарушить заветы наших пращуров или постараться найти другой путь, — продолжил он.
А вот здесь собравшиеся люди стали вопросительно переглядываться друг с другом. Шутка ли, сам старейшина предлагает нарушить правила, шедшие с начала прихода человека в эти земли.
— Чтобы никто из вас не думал, будто я сошёл с ума, стоит узнать те новости, что принесли нам торговцы. Ибо на других ярусах творятся странные и пугающие вещи. И долг торговцев не только получать прибыль, но и сохранять всю систему нашего жизненного уклада в равновесии. Так как не будет стабильности, не будет и торговли. А сейчас я дам слово, Гермезу. Главному представителю торгового сословия в наших ближних уровнях.
В круг света вышел крепкий мужчина с причудливо уложенными волосами цвета угля. Его мохнатые брови были сурово сдвинуты, и тёмно-карие глаза изучающе смотрели на толпу, что была перед ним. Он словно рассчитывал, стоит ли делиться с этими людьми информацией и будет ли от этого польза. Наконец, поправив массивный медальон из жёлтого металла на своей груди, он начал.
— Дурные вести я принёс вам. Но нет в этом моей вины. Я лишь передаю то, что видел и слышал. Что делать с этим решать вам, ибо это ваша земля.
Здесь у меня почему-то спёрло дыхание, будто я знал то, что он сейчас скажет. Словно видел это во снах или ощущал в реальности, но не мог понять явь это или вымысел.
— Как все знают, война между уровнями невозможна. И не только по причине сложности перемещения, в некоторых местах и человеку пройти сложно, не то что каравану. Но и потому что это просто не нужно. У каждого есть своё место, свои земли и своё предназначение. Разумеется, никто не запрещает путешествовать и познавать новое. Но для этого нужно иметь крепкий дух и стальную волю. Да и тело должно быть выносливым и сильным. Так что, отправляются на другие ярусы или мы торговцы, коим предназначено с рождения, или искатели приключений. Конечно, есть ещё просто бродяжный и лихой люд, но их очень мало.
Но то, что я сказал лишь подтверждение общеизвестных истин. А вот то, что происходит в некоторых местах, где есть переходы между слоями, уже незнакомо мне своей сутью. И от того настораживает и заставляет искать возможность защиты от этих явлений. Хотя, возможно, это были и существа. Суть такова. На данный момент исчезло уже более двух дюжин человек и один полный караван при попытке перехода с яруса на ярус. Произошло всё это в разное время и в разных точках. Свидетелей не было. Всё, что осталось от пропавших это клочки одежды и всякая мелочовка из походных сумок. Слухи быстро распространились. И, как это обычно бывает, оказались изрядно преувеличены. Результатом всего это стал страх и нежелание заниматься столь опасным для жизни делом. Большая часть торгового сословия решила пока приостановить сообщение между вашим и ближними слоями, пока никто не сможет гарантировать безопасность передвижения. И мы пришли, можно сказать, в последний раз, на свой страх и риск, чтобы передать вам это послание, — подытожил свою длинную речь Гермез.
Все молчали. А что тут говорить? Похоже, теперь придётся обходиться только тем, что есть в своих закромах. И о всяких диковинках, да и просто нужных, но редких вещах придётся забыть. Но тут слово вновь взял старейшина.
— Не стоит сразу рубить концы, уважаемый Гермез. Я потому и начал первый, чтобы дать нашим жителям осознать всю сложность ситуации. И как все помнят, слова, сказанные мной о завете предков. В одном из законов говорится, что не стоит переходить с уровня на уровень без важной на это причины. И большинство людей следует этому правилу. Но сейчас я предлагаю изменить его. Мы можем создать дружины из населения, чтобы охранять проходы на другой ярус. Уверен, старая добрая сталь справится с любой напастью, что может там появиться вновь.
Вот тут всех собравшихся будто прорвало. Раздались гневные крики и возгласы. И если бы не суровый взгляд Леонида, то ненужная суматоха продолжилась бы.
— Я понимаю, насколько это непривычно для вас. И потом, здесь собрались все, кто может решать в нашем поселении. Думаю, будет честно, чтобы каждый, кто хочет высказаться, сделал это сейчас. Но предупреждаю, вещайте по существу, — молвил старейшина.
И сразу же в первых рядах поднялся дородный мужчина с окладистой бородой и шрамом на пол лица. Это был Хотей, главный охотник. Вес он имел немалый, как телом, так и словом. Да и мясом снабжал вместе со своей мини-когортой почти всё селение. Так что, к его речи стоило прислушаться.
— А кто из вас кроме сохи, да лопаты оружие вообще держал? Кто воинскому делу обучен? И самое главное, кому дома не сидится, а охота в чужие края переться? Так если за себя сказать, то мне эти ваши торговцы ни в край упёрлись. Всё, что нужно у меня есть. А что понадобится, так купить можно у люда соседнего. Зачем же мне охранять непонятно от кого тех, кто лично мне никакой благодати не приносит? — пробасил он.
Был он крепок на слово и всегда прямолинеен. Что взять с него, если полжизни провёл он в окрестных лесах, да с зверьём всяким накоротке. Но сейчас никто не обмолвился, что слишком груб Хотей. Все видели в его словах то, что хотели сами сказать, да боялись. Вот как закончил он речь свою, так и разнёсся гул одобрительный по всей толпе людской.
Старейшина же молчал, скрестив руки на груди. Видимо, ожидая ещё ораторов, кои захотят свой гнев праведный и возмущение выплеснуть. И долго ему стоять так не пришлось. Ближе к краю стоящих поднялась сухопарая фигура Ринаты. Самая старая знахарка-врачевательница. Она к тому же была и повитухой. Можно сказать, через её руки прошли все, кто рождался в последние несколько циклов.
— А подумали ли вы о матерях, чьи сыновья и мужья уйдут и оставят их одних. Что им делать? Горевать, да слезы горючие лить? Кормильцев, считай лишаются. А если случится с ними что-нибудь там? Кто отвечать будет? — завела она известную песню о потерянных мужчинах.
И неважно, куда они ушли, на охоту, войну или ещё куда. Сразу нужно стонать начать и страдания свои показывать. Будто не прожить без мужчины и дня. Конечно, в ответ все, кто был женского пола в помещении, дружно взвыли. Ор стоял такой, будто всех уже забирают невесть куда. Положение спас Леонид. Старейшина гаркнул так, что свечи на стенах чуть не затухли. И наступила тишина. Только всхлипывал кто-то в задних рядах. Видимо, расчувствовался.
— Есть ещё желающие высказаться? — молвил он, тяжёлым взглядом обводя толпу.
Собственно, ничего нового никто сказать и не мог. Смысл был прост. Каждому своя одежка к телу ближе и ехать куда-то, защищать непонятно от чего малознакомых людей никому не хотелось. И Леонид прекрасно понимал, что творится сейчас в людских умах. Но и не был бы он старейшиной, если бы не смотрел в будущее дальше, чем на пару циклов. Ведь кончится когда-нибудь время, отведённое жить в тиши. Вдруг придут потом эти проблемы и к ним в дом. Что тогда? Кто защищать будет? Соседи так же скажут, не наши проблемы. Сила людей в единстве, этот постулат был известен ему со времен, когда он получал свои первые знания. Да к тому же есть определённые вещи, которые произвести самостоятельно невозможно, не имея нужного технического уровня. Это сейчас всем кажется, что вся утварь кухонная или какой инструмент нужный можно у кузнеца обменять. Да только ему тоже нужно свои приспособления откуда-то брать. А без этого не скуёт он даже простого гвоздя. Так что, смотреть надо дальше собственного носа. Вот только как это собравшимся объяснить? Да так, чтобы они ещё и правильное решение приняли. Да… здесь нужно быть аккуратным и чувствовать людские эмоции. Причём, направляя их в нужное русло. Собственно, я не сомневался, что Леонид что-нибудь придумает. Мне было интересно, как у него на поводу все пойдут, представляя, что это они сами решили.
— Ну, раз все свои речи изъявили, думаю можно и мне слово взять. — Да только прошу, дайте до конца молвить, а после уже спорить, — произнёс старейшина, сделав шаг вперед.
Все согласно закивали. Отчего же не сказать, раз есть что. Да и прерывать такого уважаемого человека несподручно. Так что, воцарилась везде внимательная тишина. Выждав ещё пару мгновений для надежности, Леонид начал.
— Я знаю, что каждый из вас сейчас думает, зачем ему кому-то помогать, да ещё и просто так. Не наша, мол, забота, что где-то кто-то исчезает. Да притом никто и не говорил о смерти. Просто были люди и вот не стало их. А тут зовут идти, оставляя родных и близких одних. Да ещё и сезон урожая скоро. Так что, только минусы одни. И здесь я с вами согласен. Но!
Ежели бы жили мы одним лишь днём, то, как долго оставались на земле этой? Не зная к чему готовиться и чего ждать, как можно строить своё будущее. Наперед думать это то, что даёт нам возможность выжить. Это касается всего. И когда сеять нужно, и почему нельзя всю живность на мясо извести. Да самое простое, коль с бабой ночь провёл, будь готов и отцом стать, если оградить своё семя не смог.
Тут раздался дружный гогот. Каждый мужчина не раз испытывал на своей шкуре эту простую истину. Даже я улыбнулся. Леонид знал, когда вставить шутку и разрядить напряжение.
— А теперь задумайтесь. Что будет, если эта неизвестная напасть придёт к нам в дом? Что за чушь, скажете вы. Но мы не знаем, что это или кто это. Поэтому, стоит хотя бы узнать, что там происходит. А для этого не нужна целая армия. Небольшого отряда будет достаточно. Естественно, только из добровольцев.
Чуть повернув голову, я взглянул на людей, стоящих рядом. Да, похоже, старейшина нащупал правильную струну. У многих даже выражение лица поменялось.
— Не будем забывать и о тех узах, что связывают нас с торговцами. Пусть редко, но они посещают наши земли. И это не приносит им большой прибыли. Скажу честно, иногда они делают это себе в убыток. Но и для них есть негласный кодекс чести. Не только зарабатывать, но и служить связующим звеном между отдалёнными поселениями. И мы, так скажем, не самый пуп мира, а очень даже и захолустье. Тем не менее, эти люди тратят время и силы, чтобы принести нам новые вещи, новости и многое другое из соседних слоёв. Так почему бы нам не проявить капельку уважения и ответить им тем же. Ведь помощь бывает взаимной, — закончил Леонид.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.