Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52234
Книг: 127951
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Сапфировое пламя»

    
размер шрифта:AAA

Илона Эндрюс
Сапфировое пламя

Глава 1
Я плыла сквозь теплые воды Залива, когда кто-то постучал в небо. Следовавшие за мной яркие рыбки бросились врассыпную, кристально-чистая вода испарилась, и я приземлилась на песок.
Небо надо мной задрожало. Бум, бум, бум.
Сон разорвался, будто влажная салфетка, и в первый момент я не могла понять, где я. Постепенно во мраке проступили знакомые очертания моей спальни. Будильник на тумбочке горел ярко-красным.
2:07 ночи.
Кто-то тарабанил в мою дверь.
— Каталина! — позвала сестра. — Вставай!
Меня пронзила паника. Я спрыгнула с кровати, перебежала комнату и распахнула дверь.
— Самолет упал?
— Что? Нет!
Я с облегчением прислонилась к дверному косяку. Наша старшая сестра Невада со своим мужем и свекровью летели в Испанию на похороны. Через океан. Это не давало мне покоя.
— С самолетом все в порядке, — заверила Арабелла.
— Тогда что случилось?
Лицо Арабеллы горело, а ее светлые волосы на голове торчали во все стороны. На ней была старая, линялая футболка с Сейлор Мун, а баскетбольные шорты были надеты задом наперед.
— Августин внизу.
— Какой еще Августин? Августин Монтгомери?
— Да!
Я снова переключилась в боевую готовность.
— Зачем? — Что здесь посреди ночи делал глава Дома Монтгомери?
— Он хочет тебя видеть. Говорит, это срочно. Поторопись, пока мама его не пристрелила.
Она развернулась и побежала вниз по лестнице с моей мансарды на склад, который был нашим домом и офисом.
Августин был самым последним человеком, которого я ожидала увидеть в два часа ночи. Случилось что-то ужасное.
Я посмотрела на себя. На мне была безразмерная серая футболка до колен с надписью «Я ♥ спать». Некогда переодеваться. Я пошлепала по лестнице босиком и догнала сестру в широком коридоре. В медиа-комнате горел свет, отбрасывая теплое электрическое сияние и освещая нам путь.
Коридор привел нас к двери слева, где небольшая секция склада была отведена под офис «Агентства Бейлор». У двери собралась вся семья, за исключением мамы.
Бабуля Фрида — худая, загорелая, с копной платиновых кудряшек, выглядела взволнованной. Мой старший кузен Берн, напоминающий разбуженного среди спячки медведя — большой и мускулистый, с взлохмаченными светло-каштановыми волосами, — держал планшет, кажущийся крошечным в его руках. Рядом с ним, его младший полукровный брат и полная противоположность, Леон, прислонился к стене, и был свеж, как огурчик. Жилистый и темноволосый, Леон был клубком живой энергии. И на нем были все те же джинсы и футболка, что и вчера. То ли он уснул в одежде, то ли почувствовал необходимость быть полностью одетым в два часа ночи по какой-то скверной причине. Других причин у Леона не было.
Впереди меня Арабелла взбежала по лестнице в свою комнату и появилась оттуда с большой толстовкой в руках, бросив ее мне.
— Сиськи. — Берн тут же проснулся, округлив глаза.
— Спасибо. — Я натянула толстовку, скрывая тот факт, что я была без лифчика. — Как сюда попал Августин?
Ночью доступ к складу был перекрыт бетонными барьерами. Оставалась открытой только одна дорога, охраняемая людьми на КПП из нашей охраны, которые должны были предупреждать подобного рода ситуации. Августин был беспощаден. Он мог убить нас всех во сне.
— Его пропустили наши охранники? Кто-то позвонил и сказал, что он едет?
— Забавненько, — сказал Леон. — У нас есть вот эта чудесная запись.
Берн повернул планшет ко мне. Вид с камеры наблюдения внутри будки охраны показывал двух охранников — латиноамериканку лет сорока и темноволосого белого мужчину лет двадцати пяти. Лопес и Уолтон. К будке подъехал серебристый «Бентли Бентайга». Пассажирское окно опустилось, открывая меня.
— Здравствуйте, мисс Бейлор, — сказал Уолтон.
Фальшивая Каталина кивнула.
— Проверь журнал, проверь журнал… — пропел Леон.
Журнал прибытия-отбытия лежал прямо перед ним на стойке. Он бы дал знать, что я уже была дома.
Охранник протянул руку, и она миновала журнал на пути к переключателю механизма заграждения.
— Эпик фейл! — прокомментировал Леон.
Уолтон щелкнул переключателем, и тяжелый металлический лязг объявил об открытии шипастой решетки. Окно поднялось, и бронированный автомобиль покатился дальше.
Я даже не нашла, что сказать. У меня на время отняло дар речи.
Лопес нахмурилась.
— Когда у них появился «Бентли»?
Охранник пожал плечами.
— Кто знает? Может, это был подарок на день рождения.
— Тупица, — фыркнула Каталина.
Августин Монтгомери был Превосходным иллюзии. Он мог выглядеть, как кто угодно, говорить, как кто угодно, и даже мог запросто пройти проверку сканеров отпечатков пальцев и сетчатки глаз.
И он просто просочился мимо нашей охраны, словно невидимка.
— У нас проблемы, — сказала я.
— По любэ, — поддакнул Леон.
— Каталина, — обратилась бабуля Фрида. — Мама в конференц-зале с этим засранцем и «дезерт игл». Поспеши, пока она не всадила пятидесятый калибр ему между глаз.
Открыв дверь, я вошла в офисный коридор, и прикрыла за собой дверь. Эта часть склада с бежевым ковром, опущенным потолком и стеклянной стеной выглядела в точь, как любое офисное пространство. Три кабинета справа и комната отдыха с кухонькой слева находились в полумраке. Только конференц-зал, сразу за комнатой отдыха, был ярко освещен, и электрический свет проливался через стекло в коридор.
Я сделала шаг и остановилась. Три дня назад, когда мне официально исполнилось двадцать один, я стала главой Дома Бейлор. Мы были новоиспеченным Домом, образованным всего три года назад. Наш льготный период, отсрочка, которая защищала нас от нападений со стороны других Домов, должна была вот-вот закончиться. Раньше мне приходилось иметь дело с магическими тяжеловесами в ходе нашего бизнеса, но это будет мое первое взаимодействие с другим Превосходным в качестве главы Дома. Августин был юркой и смертельно опасной белой акулой с бритвенно-острыми зубами в костюме за сорок тысяч долларов.
Мне нужно было сделать все правильно, а не ломиться туда на всех парах. Срочное это дело или нет, я должна вести себя подобающе.
Внутри меня все трепетало.
Думай, Превосходная, глава Дома, внучка Виктории Тремейн, уверенная, опасная, бесстрашная, проснувшаяся посреди ночи… и раздраженная. На сто процентов раздраженная.
Я вошла в конференц-зал со слегка недовольной миной.
Августин повернулся ко мне на стуле. Луис Очинклосс, написавший романы о политическом обществе и старых деньгах, как-то раз сказал: «Совершенство раздражает так же, как и привлекает, будь то в литературе или жизни». Августин раздражал неимоверно.
Будучи Превосходным иллюзии, Августин создавал свою внешность подобно тому, как художник пишет свой шедевр. Его лицо было прекрасно вылепленным, с выразительными скулами, квадратной челюстью, говорившей о мужественности без намека на брутальность, прямым носом и широким лбом. Щеки были лишь чуток впалыми, чтобы подчеркнуть зрелость. Виртуозный парикмахер превратил его светлые, почти платиновые волосы в произведение искусства. Очки в тонкой оправе были единственным несовершенством, которое Августин себе позволял, но его было недостаточно. Было в нем что-то нестареющее и холодное. Он казался таким же живым, как и мраморная статуя.
По другую сторону стола сидела моя мама и следила за ним, словно свернувшаяся кобра. Ее правая рука скрывалась под столом, вероятно, сжимая «дезерт игл», пистолет 50 калибра — наибольшего допустимого в США. Это была наиболее близкая вещь к ручной артиллерии, которую мама могла скрыть под столом. Пуля из этой штуковины могла пробить забитый холодильник и убить человека по другую сторону.
Мама провела почти десять лет в роли снайпера, а ее магия гарантировала, что она не промажет. Если она убьет Августина, то компания «Международные расследования Монтгомери», которой управлял Августин, нас уничтожит. Если он каким-то чудом выживет, то убьет ее. Как часто случается в жизни, хороших вариантов не было. Мне нужно увести его отсюда.
Я заговорила холодно и раздраженно.
— Мистер Монтгомери, вам всегда рады в нашем доме, но сейчас глубокая ночь.
— Приношу свои извинения, — ответил он. — Это срочное дело. — Он вытащил из кармана телефон и показал его мне.
На экране мальчишка на фото улыбался в камеру. Ярко-рыжие короткие волосы, серые глаза, бледная кожа и лукавая ухмылка подростка, которому только что удалась шалость. Он выглядел смутно знакомым, но я совершенно не помнила, где видела его раньше.
— Это Рагнар, — сказал Августин. — Ему пятнадцать. У него есть собака по кличке Танк. Он любит детективы и сериал «Шерлок Холмс». Играет за Рейнджера в Турнире Героев. Два дня назад его мать и сестра погибли при пожаре.
— Зачем вы мне все это рассказываете?
— Прямо сейчас он стоит на крыше больницы «Мемориал Херманн». Он подумывает спрыгнуть, а так как он Превосходный, никто не может к нему подобраться. Если мы не поторопимся, его искореженное тело будет на первой полосе завтрашних новостей. — Тревога прокатилась по мне словно электроток.
— Августин, вы же знаете, что я таким не занимаюсь. Я никогда не снимала кого-то с крыши. Если я не справлюсь, то буду ответственна за его смерть…
— Но ты можешь это сделать. Это в твоих силах. — Он посмотрел прямо на меня. — Как-то твоя сестра попросила меня об услуге. Теперь я прошу тебя о помощи, как один глава Дома другого. У него осталась сестра. Сейчас она в больнице и молится, чтобы он не разбился насмерть.
И если я попытаюсь и не смогу, останется убитый горем Превосходный, который может повернуть всю свою боль и ярость в мою сторону. Это было за гранью безрассудства.
— Я не знаю, смогу ли я помочь. Я могу все усугубить.
Спокойствие Августина дало трещину, и сквозь его глаза на меня посмотрел человек.
— Он всего лишь ребенок, Каталина. Он уже так много потерял. Он испытывает сильнейшую боль за свою короткую жизнь и не знает, как с ней справиться. Он просто хочет избавиться от мучений. Пожалуйста, попытайся.
Я открыла рот, чтобы сказать ему «нет», но подумала об одиноком мальчике, стоящем на краю крыши в темноте. Настолько израненном и отчаявшимся, что он готов покончить с этим самым болезненным образом.
Мой отец тоже был в шаге от смерти, только его краем был рак. Мы изо всех сил старались оттянуть его от него, борясь за каждую минуту. Мы продали дом и переехали сюда, на склад, чтобы оплатить его медицинские счета. Затем мы заложили наш бизнес Августину, чтобы оплатить экспериментальное лечение. Мой папа создал «Детективное агентство Бейлор» с нуля. Он считал его нашим наследием, делом, которое будет кормить нас и одевать, а мы использовали его в качестве залога, чтобы одолжить денег. Это было сравни предательству, и мы скрыли это от отца, потому что это убило бы его быстрее, чем любой рак. В конце концов, мы всего лишь отсрочили неминуемое на несколько месяцев, но оно того стоило. Я отдала бы что угодно, чтобы провести с папой еще один день. Что угодно.
Рагнару было всего пятнадцать лет.
— Хорошо. Я попробую.
— Ты уверена? — спросила мама.
— Да.
— Возьми Леона с собой, — предложила она.
— Нет. — Если все пойдет под откос, я не хотела, чтобы он пострадал.
— Я привезу ее обратно в целости и сохранности, — пообещал Августин.
Моя мама одарила его взглядом снайпера.
— Ты это сделаешь.

Серебристый «Бентли» Августина летел на юг по Гесснер Роуд. Было уже за два часа ночи, так что даже хьюстонские дороги пустовали. Шофер выжимал максимум скорости из массивной бронированной машины. Обычно, поездка к больнице заняла бы минимум пятнадцать минут. Мы добрались туда в два раза быстрее. Августин ехал на переднем пассажирском сиденье, удостоив меня обзором своей блондинистой головы. Мне очень хотелось протянуть руку и подергать его шевелюру. Если бы вчера мне кто-то сказал, что посреди ночи я окажусь на заднем сиденье машины Августина, одетая в толстовку поверх футболки-ночнушки и пару кроссовок без носков, я бы спросила, что он курил и посоветовала проверить голову.
Мне не хватало моего оружия. Без него я чувствовала себя голой.
Кое в чем Августин был прав. Невада задолжала ему услугу.
Наш отец родился в Доме Тремейн — маленьком Доме, состоявшем только из него и нашей бабушки Виктории. Правдоискатель, как и Невада, Виктория могла заполучить информацию из разума человека против его воли. У моего отца не было магии, а Виктория оказалась ужасной матерью, поэтому, когда ему исполнилось восемнадцать, он сбежал от нее и начал новую жизнь под выдуманным именем. В поисках его бабушка навела страху в Домах по всему континенту. Одно упоминание ее имени заставляло могущественных Превосходных отступать.
Три года назад, до того, как мы стали Домом, Виктория появилась, ища нас. Августин знал личность Невады. Он мог бы поделиться этим с нашей бабушкой и получить из этого выгоду, но вместо этого он позволил Неваде поколдовать в его разуме, так что Виктория осталась с пустыми руками. Я ненавидела долги любого вида. Было бы неплохо покончить с этим.
Это не отменяло того факта, что я понятия не имела, что мне делать.
— Как вы узнали о семье?
— Сестра Рагнара связалась с «МРМ» касательно гибели ее матери и сестры. Она не считает, что пожар был случайностью.
— А он был неслучаен?
— Я не вправе обсуждать подробности.
Верно.
— Вы взялись за дело?
— Ей известны наши расценки.
— Вы ей отказали. Августин! Она пришла к вам, вы ей отказали, а теперь ее брат пытается покончить жизнь самоубийством.
Он посмотрел в зеркало заднего вида, его выражение лица похолодело.
— Если я собираюсь подвергнуть своих людей опасности, я должен компенсировать это должным образом. Я не руковожу благотворительным фондом, Каталина. Ты лучше всех должна понимать, как много может быть на кону, если кто-то расследует смерть Превосходного.
О да, я-то понимала. Когда группа наемных убийц врывается в твой дом, посылает огненные торнадо и призывает монстров ради резни, это оставляет неизгладимое впечатление.
Я бросила взгляд на ветровое стекло и увидела футуристическую корону на верхушке башни «Мемориал Херманн», выделенную светящимися красными, белыми и голубыми треугольниками на фоне черного неба на высоте тридцати трех этажей. Почти на месте.
— Вы хотя бы рассказали его сестре, чего ожидать, если я использую свою магию?
— Я сказал ей, что парня нужно будет накачать успокоительными.
Машина остановилась на парковке. Латиноамериканец с взволнованным лицом подбежал к машине и распахнул дверь. В меня ударил порыв январского холода. Зимы в Хьюстоне склонны бывать мягкими, но объявился холодный фронт, и температура упала ниже нуля. У меня задрожали голые коленки.
— Он прыгнул? — рявкнул Августин.
— Нет, сэр.
— Идем. — Августин выпрыгнул из машины.
Я выбралась на улицу. Ветер впился в меня своими ледяными зубами.
Мы с Августином едва ли не бегом поспешили к ближайшему входу. Стеклянные двери распахнулись, и меня окутал теплый воздух холла. Группа людей ожидала у лифтов, некоторые в халатах, другие в деловой одежде, но все с одинаковым паникующим выражением лица. Они увидели нас и убрались с дороги, оставив после себя лишь молодую женщину с рыжими волосами. Она обернулась и тут-то я ее узнала.
— Руна? Руна Эттерсон?
Ее заплаканные глаза распахнулись в удивлении.
— Каталина?
Три года назад, на свадьбе Невады, враг Дома Роган отравил свадебный торт. Единственной причиной, почему мы (включая Августина) остались живы, было то, что Руна извлекла токсины перед подачей торта. Она была Превосходной вененатой, магом ядов, и могла убить любого в этой комнате за считанные секунды. А парень на крыше был ее братом. Боже мой.
Августин прошел мимо меня к открытому лифту.
— Каталина, у нас нет времени.
Я зашла слишком далеко. Маг он ядов или нет, Рагнар все равно был пятнадцатилетним парнем на краю крыши небоскреба. Если я не попытаюсь спасти его, я не смогу спать по ночам.
Я поспешила в лифт. Двери закрылись. Последним, что я увидела, была Руна, смотревшая на меня так, как будто я была решением всех ее проблем.

Ярко освещенный и совершенно нормальный лифт зажужжал, унося нас вверх. Я заметила свое отражение в зеркальной стене. Видок у меня был, будто я только что скатилась с кровати. Было во всем этом что-то сюрреалистическое: я в своей толстовке рядом с невероятно идеальным Августином в лифте с зеркалами, ярким светом и тихой музыкой. Наверное, мне все это снилось.
Мать и сестра Руны были мертвы. А Августин, должно быть, запросил у нее невероятную сумму. Я планировала просто уйти, как только верну мальчика в безопасность, но это все меняло.
— Вы не сказали мне, что он Превосходный венената.
— Я сказал тебе, что он не позволяет никому к себе подойти.
На меня накатил ужас.
— Он убил кого-то?
Августин вздохнул.
— Он добрый мальчик. Вызвал у них тошноту, чтобы они вернулись обратно, но не причинил никакого необратимого вреда.
— Что он сделал?
— Не переживай. Ты это почувствуешь.
Цифры на дисплее лифта ползли вверх.
— Когда двери откроются, поворачивай налево. Иди к двери «выход», а затем поднимайся на один лестничный пролет. Там будет металлическая дверь, выходящая на крышу.
— Это ужасный план, — сказала я.
— Рагнар замешкается, чтобы причинить тебе вред. Если такое случится, я буду там и помогу.
— Если он увидит вас…
— Он меня не увидит.
Двери лифта распахнулись с тихим звоном. Я повернула налево, прошла по коридору к выходу и поднялась по лестнице. У меня дрожали руки.
В воздухе воняло кислотой и блевотой. Цепочка густых пятен помечала ступеньки. Я не хотела пристально их рассматривать.
Ледяная ручка двери обожгла мне пальцы. Я толкнула ее и вышла на крышу. Передо мной раскинулось темное небо, невероятно огромное и черное, с сияющей на его фоне короной. Резкий ветер пронзил мое тело, пробирая меня прямо до костей.
Рагнар стоял на самом краю крыши, худенькая фигурка в выцветших джинсах и худи, балансирующая на бетонном парапете. На фоне ночи он казался таким маленьким, словно муравей на небоскребе.
Он обернулся и увидел меня, его лицо было залито неоновым светом короны. Я увидела определенность и облегчение в его глазах. Облегчение не от того, что он меня увидел. Облегчение, потому что он принял решение прыгнуть. У меня не было времени.
— Скажи Руне, мне очень жаль…
Я ударила в него всеми своими силами.
Когда Архивариус называл мою магию, он назвал меня сиреной, что неплохо мне подходило, ведь подобно сирене из легенды, я приманивала людей к себе, и они не могли мне противостоять. И как у древних сирен, у меня были крылья, прекрасные волшебные крылья, которые никто не мог увидеть без моего разрешения. Сейчас они распахнулись у меня за плечами, когда направленный поток магии охватил Рагнара.
Он замер. Его пятки сдвинулись на дюйм от парапета. Одно неловкое движение и он умрет.
— Рагнар, — позвала я, превращая его имя в певучую приманку.
Он нервно облизал губы.
— Привет.
— Привет. Я Каталина. — Магия протянулась от меня к нему, и с каждым слогом я оплетала ее вокруг него все больше и больше.
— Ты такая красивая.
— Спасибо. Здесь темно и холодно. Не могли бы мы зайти внутрь? — Он кивнул, зачарованный.
Я протянула ему руку.
— Здесь страшно. Возьмешь меня за руку?
Он двинулся, запнулся, балансируя на краю и махая руками… Мое сердце дернулось, пытаясь выпрыгнуть из груди.
Августин материализовался из воздуха рядом с Рагнаром, схватил его за худи и дернул на себя. Брат Руны приземлился на бетонную крышу.
Срань господня. У меня чуть не подкосились коленки.
Рагнар выпрямился, подошел, взял меня за руку и смущенно улыбнулся.
Я улыбнулась в ответ.
— Идем внутрь.
Мы прошли через дверь и спустились вниз по лестнице, с прикрывающим тыл Августином. Я проверила его. Чисто. Ни капельки моей магии его не коснулось. Я сосредоточила ее всю в лазерном луче на Рагнаре. Августин мог сделать себя невидимым. Невада с ума сойдет, когда я ей об этом расскажу.
Мы добрались до лифта. На безупречном лбу Августина поблескивал пот, а сам он дышал так, будто пробежал все тридцать три этажа до крыши. Рагнар держал мою руку очень бережно, будто мои пальцы были сделаны из хрусталя. Это еще не все.
Большинству магов приходится прикладывать усилия для использования магии. У меня все было наоборот. Свою мне приходилось сдерживать. Когда я родилась, меня попыталась похитить акушерка и поплатилась за это своей карьерой. В последующие годы, пока я не научилась контролировать свои силы, совершенно нормальные люди творили сумасшедшие вещи, чтобы меня заполучить. Учительница в начальной школе попыталась похитить меня из классной комнаты и увезти на своей машине. Мои одноклассники вырывали у меня пучки волос, чтобы сохранить себе частичку меня.
Других детей поощряли быть милыми и выступать перед взрослыми. Если я улыбалась, взрослые становились зачарованными, и если я хотела им понравиться, они любили меня с навязчивой силой. Их дети плакали навзрыд, когда я покидала игровую площадку.
Сейчас же меня любил Рагнар, безумно и за гранью понимания. Скоро моего прикосновения будет недостаточно. Он захочет держать меня, прижать к себе, вырвать локон моих волос, чтобы понюхать их и попробовать на вкус. Он захочет часть меня, чтобы гладить ее и кусать.
С тем же успехом Архивариус мог бы назвать меня и Орфеем. Рано или поздно те, кто вкушал мою магию, хотели разорвать меня на части, и они бы любили и поклонялись каждой бесценной капельке моей крови и кусочку плоти, попутно убивая меня. Только у моего доктора был иммунитет, и мы не знали, почему. И у моей семьи. С ними мне не нужна была магия. Они и так меня любили.
Лифт остановился. Двери распахнулись и Руна бросилась обнять своего брата. Ее руки сомкнулись на нем, разрывая наше с ним прикосновение.
Рагнар закричал, словно резаный. Это был первобытный, животный звук. Его сестра отступила, опешив, а он бросился ко мне и схватил меня за руку.
Сквозь толпу протиснулся мужчина, неся маленький медицинский чемоданчик.
— Рагнар, — позвала я.
Он взглянул на меня с обожанием. Я знала, что это временно, но не смогла не поежиться.
— Этот джентльмен сделает тебе укол. Я боюсь уколов. А ты?
— Нет. — Он покачал головой. — Нет, я смелый.
— Ты покажешь мне, насколько ты храбрый, Рагнар?
Он протянул руку, не сводя с меня глаз. Руна обняла его. Я смотрела, как погружается игла.
— Через минуту ты почувствуешь себя немного сонным. Ничего страшного, если ты уснешь.
— Не уходи!
— Я не уйду, — пообещала я. — Я останусь здесь и буду держать тебя за руку.
Пальцы Рагнара соскользнули с моей руки. Он довольно вздохнул, закрыл глаза и обмяк в объятьях сестры.
Я повернулась к Августину.
— Мне нужно, чтобы вы перевезли его на склад.
— Он должен быть под наблюдением, — возразил Августин.
— Нет, его нужно отвезти на склад, чтобы я могла очистить его от своей магии. Если он проснется и не обнаружит меня рядом, он может сбежать и попытаться меня найти. И на этот раз уже будут жертвы.
Августин повернулся к Руне.
— Вам решать.
Я встретила ее взгляд.
— Ты знаешь меня и видела, что я могу делать. Пожалуйста, доверься мне.
— Поехали, — ответила она.

Поездка домой заняла намного больше, чем путь до больницы. Шофер, похоже, не торопился, и «Бентли» неторопливо катилась по темной улице. Арендованный «Ниссан Рог» без проблем следовал за нами. Она настояла, что будет ехать следом с Рагнаром в ее машине.
Я сидела на заднем сиденье рядом с Августином. Адреналин исчез, оставив после себя мягкую усталость. Если бы я не была в автомобиле опасного Превосходного, я бы закрыла глаза и уснула.
— Хорошая работа, — произнес Августин.
Я не нуждалась в его похвале.
— Долг Невады полностью оплачен. Мы квиты.
— Согласен. Хотя, технически, это была услуга Дому Эттерсон.
— Ваши договоренности с Домом Эттерсонов между вами и Руной. Я удивлена, что вы настолько озаботились, что решили вмешаться лично.
— Я знаю, какого быть ответственным за младшего брата. –
Ах. Человечность от Августина. Неожиданно.
Августин склонил голову.
— Дом Эттерсонов, если выживет, может стать для вас ценным союзником. Теперь они в долгу перед вами. Тебе нужны союзники, Каталина. Время отсрочки для вашего Дома истекает. Люди будут приходить за тобой и твоей семьей. Ты могущественна, но неопытна, а с закрытым досье еще и неизвестна. К сожалению, неизвестности недостаточно для сдерживания.
— Какие условия? — спросила я.
Августин поднял брови.
Я принялась перечислять на пальцах.
— Вы отделили меня от моей семьи. Вам известно, что моя старшая сестра и зять заграницей и не могут помочь мне советом. Сейчас глубокая ночь и я истощена из-за потраченной магии. Вы похвалили меня, упомянули угрозу для моего Дома, и мы едем со скоростью пятидесяти миль в час. У вас ко мне предложение. Говорите.
Августин прочистил горло.
— Хорошо, так даже проще. Пропустим растянутые пояснения и сентиментальности.
Я ждала.
— Я предлагаю стратегический союз между Домом Монтгомери и Домом Бейлор. Иногда у меня на столе оказываются дела, идеально подходящие талантам вашего Дома. Мне бы хотелось с ними справиться. Взамен, я предлагаю щедрую финансовую компенсацию, доступ к ресурсам «МРМ» в рамках данных расследований, и преимущества сотрудничества с моим Домом.
Он предлагал защиту и гарантированный доход. Более того, он предлагал контакты и информацию. «МРМ» обладала развитой сетью информаторов и наблюдателей. Мало что происходило в Хьюстоне без ведома Августина. Он хранил щекотливую информацию, пока не находился кто-то, готовый заплатить или припугнуть его угрозами. Доступ к этой базе данных был поистине бесценным.
Также Августин мастерски определял, в чем люди нуждаются больше всего. Не нужно быть гением, чтобы понять, что нашей наибольшей потребностью была безопасность.
Мне следовало принять решение.
— Дом Бейлор польщен вашей щедростью. Но в этот раз, мы с сожалением вынуждены отказать.
Августин переваривал это с полминуты.
— Почему?
— Вы три раза делали похожее предложение Неваде. Я в курсе, что она отказалась, и разделяю ее основания для этого.
— Соизволь пояснить, — процедил Августин.
— Хорошо. Настоящая стоимость этого партнерства для нас заключается не в деньгах. — Хотя мы бы это точно использовали. — Она состоит в связях и поднятии статуса, приходящих от работы с Превосходной клиентурой. Способ для нас попасть в общество Превосходных и наладить отношения и союзы, позволяющие закрепиться нашему Дому.
И конечно же, база данных и доступ к агентам наблюдения «МРМ», о которых ходили легенды. Мы оба это понимали, поэтому не нуждались в упоминании.
Я продолжила.
— Хочу подчеркнуть, что полностью понимаю ценность вашего предложения. Однако в настоящее время существует огромный дисбаланс сил между Домом Монтгомери и Домом Бейлор. Я видела, как работает «МРМ». Если мы согласимся с вашим предложением, вы будете ожидать от нас соблюдения контракта, что может идти вразрез с нашей этикой. У нас семейный бизнес. Все, что у нас есть, это наше имя и наша репутация. Мы следуем только трем правилам. Во-первых, получив оплату, мы остаемся верными клиенту. Во-вторых, мы стараемся не делать ничего противозаконного. И, в-третьих, в конце дня нам не должно быть совестно смотреть в глаза своему отражению. Это те принципы, которые мой отец заложил в нас, это правила, которым следовала моя старшая сестра, и буду следовать я. Если мы создадим альянс с Домом Монтгомери, мы вступим в него, как равные, а не как вассалы или субподрядчики, и мы будем придерживаться собственных правил поведения.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Limarko о книге: Бром - Потерянные боги
    Глоток свежего воздуха среди рек историй. Книга которая на столько увлекает, что начинаешь верить именно в такую созданную реальность. Другие 2 книги автора также стоят внимания.

  • Limarko о книге: Патрик Ротфусс - Имя ветра
    Также прочитала из-за отзывов и рекомендаций. И для меня данное произведение оказалось не интересным, читая скорее больше возмущалась о затянутости, предсказуемом сюжете и скучных персонажей. И какое мое было возмущение, что наконец добравшись до последних страниц я так и не увидела хоть намека на раскрытие сюжета. Книга на любителя, пожалела что потратила время.

  • Поха о книге: Натаэль Зика - Муж на сдачу
    Прочитала половину книги и больше не смогла. Герои на редкость неприятные. Мужик в котором слог "жи" хочется заменить на "да", типичный трутень. Главная героиня полнейшая рохля, продать за бесценок дом (единственное свое имущество), поехать с этим мужиком решать его проблемы на ее деньги, и он при этом переживает как же он будет без любовницы. А эта курица готова, кроме денег, ещё и телом своим обеспечивать его комфорт. Мне стало противно.

  • galya19730906 о книге: Оксана Гринберга - Жена для Верховного мага
    С удовольствием прочитала книгу.

  • len.glu о книге: Екатерина Риз - Свет мой зеркальце, скажи…
    Далеко-далеко отсюда, в другой галактике, там, где сияющий Альдебаран... Ну, в общем, вы поняли... Ибо Роман Евгеньевич — оттуда, а землянка Олимпиада — отсюда Это отнюдь не космический трэш, это вообще про жизнь, про мужиков с Альдебарана, которых на Земле не бывает, не предусмотрено, так сказать, в процессе земной эволюции (не выжили): несёт на руках, чтоб не замочила ноги и не простыла, называет "красавицей" и готов всю жизнь решать ее проблемы... иии-и... решает, блин... ну это явно неземной персонаж — привет тебе, брат по разуму — исчезнувший фактор, ископаемый мужчина, который поменял ВНИМАНИЕ!!! шлюху на не шлюху... иии-и... стал счастливым... фууу-ух, — это явный Альдебаран

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.