Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49486
Книг: 123290
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Поднебесник»

    
размер шрифта:AAA

И. Хоменко
Поднебесник

ПЛАНЕТА ПРЕБЫВАНИЯ

ПЕСНЯ ЭОЛА

Легла волна на холодный песок,
За нею еще волна.
И свежего ветра поймав поток,
Негромко запела струна.
Не слышно давно из-под Трои вестей.
Десятый год тишина.
А где-то игрушками из костей
Играет вовсю война.
А где-то мечи, встречаясь, звенят,
 Земля под ногами горит.
И в мрачное царство — подземный ад —
Людей принимает Аид.
За море чужое солдаты ушли,
Мы память о них храним.
Знать, боги не любят героев Земли,
Раз войны придумали им.
Как знать наперед, кто жизнь сбережет
И кто расстанется с ней.
И где на берег волна швырнет
Обломки чьих кораблей?
На чьих щитах оседать росе?
В чьих шлемах траве расти?
Мы знаем: вернутся они не все,
Но кто-то ведь должен прийти…

ИСТРЕБИТЕЛЬ

Отворилась беззубая пасть грузового люка, выпустив в клубящиеся сумерки мертвый искусственный свет. Опустилась аппарель. Секунду казалось, что ничего больше не произойдет. А что еще может произойти? Просто громадной башне земного звездолета показалось мало семи широко расставленных металлических ног, которыми она упиралась в почву чуждой планеты. Просто ей захотелось вдруг поискать еще одну точку опоры. А затем вывалился на блестящую наклонную плоскость небольшой вездеход-танкетка. Проворно скатился вниз. Подъехал к черному краю выжженного двигателями корабля пространства. Подождал, пока электронные глаза и уши звездолета убедятся в отсутствии опасности, пока приподнимется, пропуская его, купол защитного поля. И двинулся дальше.

Мерцающие панорамные экраны создавали ощущение полета над пружинистым лишайником, которым заросла просека. Внутри танкетки было почти уютно. Прохлада и мягкие кресла. Несложное управление. Холодильник. Протяни руку — и в ней окажется росистый апельсин или запотевшая банка пива. Гусеницы где-то внизу беззвучно перемалывали пространство. Закрой глаза — и можно представить себя на борту комфортабельного безопасного звездного лайнера. Но стоит лишь один раз взглянуть на мониторы внешнего обзора, и ощущение уютной безопасности улетучится. Уступит место зябкой дрожи. Станет не по себе, покажется, будто что-то омерзительно холодное хочет вползти под бронированный панцирь вездехода, впиться в тела людей цепкими щупальцами.
— Ну что, хорошо себя чувствуете, господин Эколог? Так себе, правда? А ведь мы по просеке идем. Можете себе представить, каково было тем, кто ее прокладывал.
— Не могу. У меня фантазия бедная.
— У водителя спросите. Он вам расскажет.
Собеседники разговаривали как-то вымученно. Словно выталкивая из себя заранее заготовленные слова, которые потеряли вдруг всякий смысл.
— А вот и солнышко взошло! Как вам здешнее солнышко? Говорят, кто его увидел первый раз в жизни и не вздрогнул, того удивить уже ничем нельзя.
Эколог несколько секунд смотрел, не отрываясь, на багровый нарыв, который вспух на востоке. Потом закрыл глаза. По лицу его скатилась крупная капля пота.
— Рассвело. Теперь это все начнет оживать, — водитель вмешался в разговор, не поворачивая головы в сторону пассажиров. — Здесь так: зазеваешься — и пиши пропало. Когда-то эта мразь просто размазывалась по лобовой броне, если ты на нее наезжал. Потом начала выламывать дверные затворы, люки заклинивать. Ну, прямо как живая! А теперь, не успеешь опомниться, шарахнет чем-то по обшивке, ну, такой звук, будто выстрел над ухом или грозовой разряд — и машина слепнет. Телекамеры оплавляются, экраны выходят из строя. Полдня на ремонт уходит. Конечно, если бы выйти наружу, можно бы и побыстрее с камерами справиться. Но как тут выйдешь? Говорят, — водитель зачем-то понизил голос, — эти твари…
— Твари?
— Мы их тварями называем. Да сами увидите. Лежат себе — комья грязюки, ничего больше, а потом вдруг глянешь — вылитый черт, они любым чудищем прикинуться могут… Так вот, эти твари добрались до некоторых ребят, когда те в машинах возились с экранами. Я точно не знаю, сам не видел. Ведь как передают тогда на Землю: пропал без вести… Но говорят, просочились в кабины и такое с людьми сделали… Выжечь бы все это, одна кислотная бомба и…
Водитель аккуратно забросил банку с остатками шипящего напитка назад, через головы пассажиров — она с негромким щелчком отскочила от пластмассовой дверцы холодильника — и увеличил скорость.
Двое сидевших за его спиной переглянулись. Они еще не успели привыкнуть к происходящему. Мир, который несся навстречу танкетке, исчезал под ее гусеницами и снова возникал позади, был ужасен. Ужас этот не был оформлен во что-то конкретное. Нет. Просто сочетание красок, которое очень точно передавали экраны, совершенно невероятное с точки зрения землянина, какие-то непостижимые сочленения пространства. Нужного слова не подберешь. Таких слов в земных языках просто не существует. Но определяется все это одним емким понятием: ужас. Мир, отголоски и отсветы которого встречаются в самых жутких кошмарах. Мир страха.

Наконец один из пассажиров нарушил молчание.
— Послушайте, Эколог. Может, лучше вернуться? По-моему, вы уже достаточно насладились экскурсией.
— Я еще не видел своими глазами то, что вы называете агрессивными структурами.
— Этот мир — абсолютно чужой нам. Неужели вы этого не понимаете?
— Тогда вопрос: что нам здесь делать? Каждому — свое. Меня лично устраивает жизнь на Земле. Даже со скидкой на то, что мне придется жить в тесноте и замкнутом пространстве города-башни.
— Вы реакционер. Без освоения новых пространств мы очень скоро станем чужими в нашем собственном доме. Сделать этот мир и другие миры пригодными для людей — вот моя цель. Человечество растет.
— Сделать чужое своим — значит украсть.
— У кого? У чего, то есть? У этой безглазой, безликой…
— Давайте уж, если спорить, то расставляя точки над i. Вы настаиваете на кислотной стерилизации всей планетной системы и ее последующем освоении. По-вашему, тогда она перестанет быть нам чужой. А я как эксперт независимой экологической ассоциации утверждаю…
— Смотрите!
Водитель рванул рычаги. Танкетка забуксовала.
Р-р-р-ых!
Зеленоватая вспышка ослепила всех троих. Но все трое успели заметить безобразную тень, рванувшуюся в сторону.
Р-р-р-ых! Р-р-р-ых! Р-р-р-ых!
Нечто костлявое, многоглазое потянулось сразу десятком отростков к лобовой броне, залепило собой половину экрана — и тут же отвалилось, рассыпалось и пропало. Растворилось? Исчезло? Растаяло? На экране остались малиновые отметины — словно отпечатки чудовищных щупальцев. Изображение подернулось мелкой рябью, но через несколько секунд вновь стало четким.
— Вот так всегда. Выстрелишь — и эта дрянь исчезает, как не было. Они прямо из воздуха берутся. Или из света, — водитель убрал руку с гашетки, вытер вспотевший лоб. — А если бы я не успел выстрелить, имели бы сейчас крупные неприятности. Кстати, этот участок только вчера обрабатывали два экипажа. Как эта зараза сюда заползла? Обычно они так скоро не возвращаются на очищенную территорию.
Тот, которого называли Экологом, сглотнул слюну.
— Мне показалось, что агрессивных образований было два, одно — человекоподобное.
— Нет, это они переливаются так. Кажется, две твари, а на самом деле — одна в разных обличьях. Добирается до люка, — водитель тронул рычаги. — Ну, поехали?
— Да, так вот, Администратор, я категорически против всяких поенных и полувоенных акций — бомбежек там, обстрелов, как бы нм их ни называли, стерилизацией или очисткой, — Эколог старался говорить ровно и убедительно, но голос его время от времени предательски вздрагивал и особой категоричности в нем не было.
— Дело тут не в моем личном отношении к таким методам, не в экологическом экстремизме…
— Сзади!
Танкетка развернулась на одной гусенице, и все восемь ее носовых гранатометов стали расстреливать какую-то темную тучу, из которой стремительно вырастали серпообразные захваты.
— Убогая выдумка воспаленного воображения, эта туча, — усмехнулся Администратор, когда все кончилось. Но усмешка получилась кривой и ненастоящей.
— Это что-то новое.
— Структуры такого рода всегда стремятся к непосредственному контакту с земной техникой?
— К люку они стремятся. Перебьют телекамеры и давай люк открывать.
Танкетка медленно стала разворачиваться в обратном направлении. Ни на одном из обзорных экранов ничего похожего на жуткую тучу не наблюдалось.
— Ну, вот, Эколог, вы и увидели агрессивную среду. Что теперь скажете? Изречете домашние заготовки о том, что неведомое надо познать и нельзя уничтожить? Чуму, скажем, сперва познать, а только потом — лечить? Или как? Сами-то вы в это верите?
— Во что я верю, пусть это остается при мне. Вы объясните лучше… — Эколог секунду помолчал, думая над формулировкой вопроса, — эти существа или структуры, или как вы их называете — твари, они что, перестраивают свои формы и свое поведение в соответствии с ситуацией? Водитель говорил — что-то новое, раньше такого не было.
— Судите сами. Сперва это было, как слизь. Вроде той, остатки которой мы сейчас давим гусеницами. Она просто набивалась между катками, траками, налипала на лобовую броню, закрывала обзор. Потом она стала организовываться в какие-то комья, способные уже заклинить люк или выломать антенну. Вам же водитель рассказывал. Комья эти были, как живые. А теперь у нее появилось, ну, не оружие… В общем, приспособления, какие-то отростки. Не знаю, как из назвать. Или вот — помехи. Откуда здесь берутся радиопомехи? Месяца два назад связь с кораблем была устойчивой. Узнал бы, что эта грязь научилась глушить наши передатчики, — не удивился.
— То есть, вы хотите сказать, что существа, противостоящие вам, способны к накоплению и переработке информации?
— Это не существа. Это кучи белковой слизи. Не более разумные, чем микробы чумы.
— Повторяю, я против кислотных бомбардировок, Администратор. Оставьте свои чумные ассоциации. Мы ведь не у себя дома, не на Земле.
— Теперь эта планета — наш дом. Или будет им.
— Ладно, ладно. Постарайтесь меня понять. Агрессивная среда… Даже если не принимать во внимание то, что никто нас сюда не звал, — на людей, вроде вас, такие аргументы обычно не действуют. Мне не нравится, что мы все летели сюда, как на войну. И вы. И я, даже я едва не попал под этот гипноз. Когда я готовился к перелету, мне говорили, каково здесь, показывали фильмы. Фильмы эти были сняты словно сквозь прицел. Когда смотришь сквозь прицел на кого-то или что-то — то, на что смотришь, сразу становится похожим на мишень. Особенно если это нечто живое. А мишень удобнее всего представлять себе врагом, нечистью, тварью. Все, что мешает — враждебно. А все, что враждебно, можно без малейшего угрызения совести уничтожать, давить гусеницами, жечь кислотой. Чтоб не мешало. Я здесь новичок. Вы здесь подольше. Но ручаюсь, что и вы, и остальные люди из корабельной команды эту планету видели только на экранах танкеток, сквозь прицелы пушек. А из танка мир никогда не выглядит таким, каков он в действительности. Я хочу, чтобы вы это поняли.
Еще одно чудище пронеслось над машиной. Водитель достал его из кормового ствола, почти не целясь.
— В экспедиции Андре не было танкеток. И к чему это привело?
— Вот, вот, все говорят об экспедиции Андре. По моим данным, официальная версия неверна. Андре вообще не высаживался на поверхность. Его ракета разрушилась еще в атмосфере. Отчеты о деятельности экспедиции, о гибели людей от соприкосновения с местными формами протожизни фальсифицированы.
Администратор повернулся к Экологу так резко, что на пульте управления задрожали стрелки приборов.
— Да вы что? И вот с этакой ерундой в голове вы сюда прилетели? Ну кому могло понадобиться фальсифицировать старые отчеты?
Губы его пришли в движение, изображая не то улыбку, не то гримасу. Казалось, будто это нелепое предположение окончательно выбило из Администратора симптомы отравления кошмарной неземной реальностью.
Эколог помолчал. А потом сказал:
— Не знаю. Наверное, тем, кто заинтересован в утилитарном освоении этой планеты.
— Это все вздор. Все, что вы внушили себе насчет войны, прицелов, танкеток. Против нас примитивные белковые структуры. Не разумные. И даже не живые. Действующие по принципу отторжения чужеродного тела. Мы для них — заноза. А утилитарное освоение этой планеты необходимо всему человечеству.
— Человечеству? Вы уверены? Не знаю, может, об этом не стоит сейчас, но меня давно уже, несколько лет преследует одна скверная мысль. И чем дальше, тем упорнее. Со временем я ею с нами поделюсь. Если мы не найдем следов экспедиции Андре. Мы их не найдем, если я прав. А если не прав, тогда и говорить не о чем.
Водитель, пригнувшись над рычагами, гнал танкетку вперед с максимально возможной скоростью. Он больше не прислушивался к разговору. Главное он понял: о чем бы ни спорили эти двое, далекий от жизни идеалист — эколог с Земли и прагматичный чиновник из Управления колоний, — они ничего не решают. Решение уже принято. Планета подлежит освоению. И выполнить его придется таким вот работягам, как он. Кислотными бомбами или танкетками — истребителями всякой нечисти. Танкетками, которые врезаются в гнезда черной силы и давят их, превращая в строительную площадку новых земных поселений. Танкетками — ну и ладно. Бомбы, конечно, лучше. То, что он сейчас делает — так, ерунда, вроде сафари. Настоящая работа начнется там, за холмом, где обрывается просека и где еще не успели потрудиться его коллеги.
Танкетка неожиданно остановилась. По инерции пассажиров качнуло вперед. Они продолжали разговаривать еще несколько секунд. Но за эти секунды лицо водителя успело побледнеть неживой бледностью. И когда пассажиры удивленно наклонились к нему, он коротко объяснил ситуацию.
— Невезение фантастическое. Такого еще не было, чтобы возместитель вышел из строя в пути. И как раз на нашей танкетке! У нас ведь внутренняя дверца в моторный отсек заварена. Потеряла герметичность, стала подтравливать в кабину ядовитые газы. И мы ее заварили.
Произошла поломка. Мелкая поломка в силовом агрегате. Чтобы исправить ее, нужно заменить один-единственный блок. Но для этого необходимо отворить люк и выйти наружу. В мир, кишащий чудовищами.

— Вы сейчас откроете вакуумный затвор и толкнете люк. Я спрыгну. Вы тогда сразу задраетесь изнутри, — водитель изо всех сил старался держать себя в руках. И это почти удавалось. — Когда заменю возместитель, сниму верхний слой звукоизоляции и трижды стукну по переборке, отделяющей моторный отсек от кабины. И бегом к люку. Вы мне откроете. Господин Администратор, дайте мне свой пистолет. Одна рука у меня во время ремонта будет занята, а карабин любит, когда его по инструкции берут, двумя руками. Ждите меня у люка, не отходите. А вы, Эколог, садитесь на рычаги. Гашетка гранатомета — справа. Все очень просто. И, если что — стреляйте. Мне уже не поможешь. Ничего не бойтесь. Хотя бояться, конечно, есть чего.
Водитель опустил щиток гермошлема и вывалился вниз. Чмокнул пневматический замок. Несколько минут стояла полная тишина. Первым заговорил Администратор.
— Почему его так долго нет? Ведь блок заменить очень легко.
— Странно, что я не вижу его на мониторах.
— Телекамеры не захватывают часть пространства у самого борта танкетки. Прижимаясь спиной к борту, он и прошел. Это же так просто. Боком прошел, чтобы хоть за спиной иметь защиту. Может быть, мне тоже надо…
Он не договорил. Послышался стук — будто ночной кошмар просился в танкетку, ударяя в переборку моторного отсека мягким щупальцем спрута.
— Наконец-то!
И снова наступила тишина.
— Он, кажется, назад собирался бежать бегом…
— А-а-а!
Из мертвого пространства, там, где был моторный отсек, в поле видимости телекамеры левого борта внезапно переместилось нечто, напоминающее человеческую фигуру. Но это был не человек. Уродливые опоры, которые нельзя назвать ногами, колебались в разные стороны десятками гибких суставов, такие же безобразные, невероятной длины руки когтями-крючьями непрерывно царапали грунт. Паучьим движением это нечто нагнулось вперед, в стороны, оттолкнулось от почвы, прыгнуло, исчезло из поля зрения, снова оказавшись в мертвом пространстве…
— Назад!
— Водителя раздавим!
Двоим, сидевшим в танкетке, показалось, что они чувствуют прикосновение омерзительных крючьев к замку люка.
Закусив губу, Эколог толкнул рычаги. Танкетку рвануло вперед и вправо. Нечто тяжело отвалилось от борта и распласталось, теряя земные очертания. На миг красный крестик прицела в центре кормового экрана совпал с его переливающейся массой, и мир тут же разорвала ослепительная очередь зеленых вспышек.
Несколько секунд по крыше танкетки барабанили комья грунта, камни, остатки растений и, вероятно, того, что попыталось открыть люк. Но люди не слышали этого. Их уши были будто залеплены горячей ватой. В глазах плясали цветные молнии. Эколог с трудом оторвал палец от кнопки с надписью «непрерывный огонь» и посмотрел на Администратора. В голове у него одновременно пронеслось несколько мыслей:
«Боекомплект кормового гранатомета кончился».
«Слава Вселенной, двигатель в порядке».
«Откуда это взялось? Его же не было. Оно не могло незаметно подкрасться. И не могло появиться из-под танкетки, его там не было тоже».
На секунду Экологу представилась инфернальная картина подкопа из местной преисподней под днище земного вездехода. И тут же он понял, что это вздор. Никто не видел никаких отверстий в поверхности планеты, когда они приблизились к этому месту. Не было видно их и сейчас, когда они отъехали в сторону. Подкоп или тоннель в ад не мог возникнуть из пустоты. Из пустоты за какой-то миг возникло чудовище. А где же водитель? Где водитель? Эта мысль выбилась из общего ряда и повисла укором совести. Куда он делся? Исправил поломку. Шел назад. И тут…
— Ты не видел, что с водителем стало? — В кресле за спинкой водительского сиденья свое место занял Администратор.
Они трижды объехали изуродованный огнем и взрывами участок, внимательно осматривая каждый выступ и каждую впадину. Ничего. Несколько воронок. И никаких следов человека.
— Он починил двигатель. А потом… Может, эти твари человека чуют?
— Сквозь скафандр? А, да брось ты, какие твари! Это же белок. Они формируются тут же, на месте. Из исходного материала. Возможно, под воздействием наших же биотоков. Это все сложно. Никто этого не изучал всерьез. Где же водитель?
— На линии огня его не было. Точно помню. Разве я стрелял бы?
Эколог поднес к лицу носовой платок. Нажимая гашетку, он прикусил губу до крови, и солоноватое тепло во рту почему-то вызвало у него тошнотворное воспоминание о пальцах-крючьях распыленного им ужасного существа.
— Послушай, — перейдя на «ты», Администратор сразу перестал казаться упрямым чиновником, превратившись в обычного товарища по несчастью. — Зачем ты сюда прилетел, затеял эту поездку? Для чего тебе было доказывать, что экспедиция Андре здесь не высаживалась никогда? В чем ты хотел меня убедить?
— Понимаешь, я работал со старыми документами. Об освоении дальних планетных систем. И меня поразило: везде, и уже много лет, там, где людям противостоит что-то, везде, где им приходится действовать силовыми методами — они никогда не соприкасаются сами непосредственно с тем, что уничтожают. Только через посредство машин. Роботы, автоматы. Танкетки, танки высшей защиты, корабли, самолеты. А никто из тех, кто в этих кораблях, никогда своими глазами чужого мира не видел. Только на экранах. Только с помощью приборов. Только в прицелах. Я знаю, ты не поверишь, — Эколог говорил сбивчиво, не очень заботясь о стройности изложения. — Машины, корабли, уют, комфорт. Я не против. Но это все изменяет нас. И не в лучшую сторону. Уже несколько веков. Мы этого не замечаем. Сделали из своего мира комфортабельный муравейник. Башни из стекла на миллион человек каждая, бетон, ни травинки нигде. Сделаем из чужого. Какая-то маниакальная нацеленность на изменение всего под собственные дурные привычки. Чуждые человеку, если вдуматься. Да и сами мы уже не те, кем были когда-то. В школах нам внушают самые лучшие идеи, принципы — а они овладевают нами как-то механически. Будто компьютерные программы. Мы, люди, уже совсем не такие, как наши предки…
— Не понял. Можно короче и проще?
— Машины. Не мы изменяем Вселенную с их помощью для себя. Они изменяют чужие миры с нашей помощью. Механизмы, завоевывающие новые жизненные пространства с помощью человека, — вот чего я боюсь. Мы им нужны. Пока. Но это сегодня. А завтра? Мы полностью зависим от них. Во всем. Даже в мелочах. Даже в своих мыслях, привычках, склонностях, обычаях. Когда-то врач, работая с ядом, непременно должен был описать его запах и вкус. Здесь, на этой планете, вы уже полгода. А ни у кого и тени желания не возникло выйти из бронемашины. Опасно? Да. Но и потребности внутренней в этом нет, проверить, яд ли там, за бортом.
— Водитель вот вышел. И водителя как не бывало.
Повисла тяжелая пауза. Эколог, выложивший испугавшую его когда-то теорию подавления человеческой природы машинами, ощутил горькое чувство собственной неправоты и вины за чужую загубленную жизнь. Администратор думал о чем-то своем. Молчание было долгим.
— Странно, что система наружного наблюдения цела.
— Что? — Эколог словно очнулся от забытья.
— Ну да, эта дрянь ведь в первую очередь экраны каким-то образом разрушает. Или телекамеры бьет. Да, об экранах: какое качество изображения. От каждого выстрела будто слепнешь. И звук сквозь броню будто кулаком по ушам. Хоть бы придумали что-нибудь, чтоб не так здорово било. Чтоб уменьшалась при выстреле яркость. А мы все на этих мониторах видим, что там делается за бортом.
— Все?
— Ну да. Ведь муравья такая телекамера не различит. Посмотреть бы на местного муравья. Или гусеницу. Кстати, о гусеницах: как бы нам не въехать в воронку. Пешком домой идти неохота.
— Ты что? — Эколог взглянул на Администратора со страхом.
— Ничего, старина. Просто я уже все решил. Сейчас выйду и полюбуюсь на эту прелесть собственными глазами.
— Искать водителя?
— Да. Взрывная волна в заросли отбросила, может быть, здесь все может быть.
Эколог хрипло спросил, поднимаясь с кресла:
— Почему ты?
— Хочу собственными, своими глазами это увидеть. Не знаю, как сказать. Не то, чтобы ты меня убедил. Если я сейчас не выйду, и ты… Оставим здесь этого парня… Мы же себе не простим. Ну, ладно. Ты еще нагуляешься там, дома. В смысле, тропинки протопчешь вокруг корабля. И других с собой позовешь. В эту мразь.
— Возле корабля все выжжено. Ты нездоров. Садись, возьми себя в руки. Выхожу я.
— Да нет, порядок, слегка ударился. Передай шлем, пожалуйста. Так вот, ты еще нагуляешься по этим джунглям, а решусь ли я завтра — не знаю. Иди к затвору.
— Нет. Я не буду закрывать люк. Прыжком назад, если что. Жду.
Администратор шагнул в открытый проем. Поверхность спружинила под крепкими сапогами. Он сильно ударился в тот момент, когда Эколог уводил машину от движущегося кошмара. К тому же ему было плохо видно происходящее на мониторах с того места, где он дожидался водителя, чтобы распахнуть перед ним люк. Но все же что-то смутное промелькнуло тогда у него в сознании. Какое-то подозрение. Теперь он жалел, что сразу не вышел на помощь водителю. Может, поступи он так, и…
Танкетка стояла в лесу. В обыкновенном земном лесу, посреди просеки. Шумели деревья, напоминающие березы. Ничего похожего на нечеловеческие изломы и переливы гигантов-папоротников, которые рисовал монитор. Птицы! Он слышал пение птиц.
Снял шлем, расстегнул молнию комбинезона. Выключил кислородный прибор. Есть чем дышать! Неужели вправду все дело в танке? Из танка этот мир выглядит совсем не так. Совсем иначе.
Он посмотрел в сторону воронок, оставленных выстрелами. Подпрыгнул, подтянулся на руках, крикнул в люк:
— Я все понял, Эколог, сюда!
И побежал к воронке. «Води… а, черт!» В последнюю минуту он понял, что Эколог с самого начала не смотрел в сторону люка. Он обернулся на голос, никого не увидел и стал следить за мониторами, куда его зовут? За мониторами! За прицельными устройствами, которые превращают любое движущееся существо в мишень, а мишень — это враг. Эколог сам говорил что-то такое. Но теперь ему некогда думать, прав ли он.
«Он видит, наверняка видит не меня, а какого-то монстра. Может, это все моя иллюзия? Да нет. Березы, лес. Скорее назад, предупредить! Но ведь Эколог уверен, что я у люка. Пробы воздуха и воды, все сходится».
Двигатели танкетки взревели, она двинулась назад, скользя и буксуя в колее, и все восемь лобовых гранатометов развернулись в сторону Администратора.
— Эколог, дорогой!
В открытом люке мелькнул силуэт, ему показалось, за рычагами танкетки сидит какая-то мерзкая косматая тварь.
«Туча с серпами — птичья стая? Рога оленя? Кто, кто нас звал сюда? Мы сами во всем виноваты!»
В последний миг Администратор представил себя сильным туземцем, бросающимся с каким-то примитивным оружием на стальную болванку земной танкетки, плюющуюся зеленым огнем.
Инструкция по очистке планеты ПЛ-23 от белковых образований, препятствующих строительным работам:
а) экипажу категорически запрещается покидать борт космического корабля;
б) специалистам службы стерилизации разрешается выполнять свои работы только при помощи радиоуправляемых механизмов или специальных машин, оборудованных средствами высшей защиты;
в) при любых обстоятельствах оставлять кабины спецтехники запрещено — это опасно для жизни;
г) очистку следует производить в строгом соответствии с полученными заданиями. О выполнении заданий докладывать. Доклады включать в состав информации, предназначенной для ввода в компьютер управления и передачи на Землю.
Вертолет службы наблюдения оторвался от корабельной посадочной площадки, и, пройдя сквозь расступившееся на миг перед ним марево энергетического защитного купола, взмыл в чужое серое небо. Пилот привычно взглянул на экран обзора нижней горизонтальной плоскости. С высоты ракета напоминала столбик солнечных часов, торчащий из черного циферблата — пятна, выжженного тормозными двигателями. (Вблизи это сходство терялось, поглощенное головокружительными размерами космического корабля). А сверху ракета и черный обожженный круг казались единственным крошечным напоминанием о дорогой и далекой Земле. Ее островком посреди кошмарного мира, который предстояло переделывать в пригодный для жизни. Начинался новый трудовой день.

«Лицом — в песок чужих берегов…»

Лицом — в песок чужих берегов.
На помощь уже не звал.
До жилья было шестьсот шагов,
Но он об этом не знал.
Сто человек — рыбам на корм,
В светлое царство морских сельдей.
За спиной с ревом переворачивал шторм
Обломки, доски, тела людей.
А ветер хрипел и швырял песок,
Тоской штормовой выл,
И дом за дюнами весь продрог,
Но холод внутрь не пустил.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • solmidolka о книге: Наталья Мазуркевич - Иная сторона Тарина
    Я вот тоже читаю, читаю и, как в предыдущем комментарии, по сюжету ничего не понимаю. Интрига должна быть, но не до такой же степени закрученной, что сюжет просто потерял смысл.. И согласна, что герои живут благополучного своей жизнью за обложкой книги. Автор, скорее всего, и сам теперь не может разобраться, где, что и как!

  • Rose-Maria о книге: Дарья Вознесенская - Мой бывший враг
    Слишком много флэшбэков! Зачем столько? Выстрой грамотно сюжет. Не понравилось совсем. Эмоции вызывала книга, но только в самом начале. Потом тупняк пошел.

  • zuza-bg о книге: Любовь Попова - Настоящий секс


  • Natalis75 о книге: Саша Ким - Холодный кофе для шефа
    Лично мне не понравилось,книга нудная и скучная читала целую неделю.Героиня избалованная девочка, которая вечно публично ноет и жалуется всю книгу.О Боже, какая я бедная и несчастная,чуть ли ни на каждой странице у неё слезы из глаз и истерики.Странно как это ещё автор ей психолога и антидепрессанты не прописала.А трагедия в том,что раньше она была богатая(её родители) и у нее всё и все были.А теперь она обнещала (родители) и больше никому не нужна.И нет что бы перешагнуть и забыть, добиться самой чего-то в жизни,она у автора "мстить разорителю " ванилином пошла.У нас вся Россия выживает на смехатворную зарплату и люди не бегают мстить при помощи приправав олигархам и правительству которые их
    каждодневно разоряют.

  • vsa2016 о книге: Купава Огинская - Морра
    Интересная история, показалось, что незаконченная.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.