Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52166
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Наследники Вюльфингов»

    
размер шрифта:AAA

Наследники Вюльфингов

Песнь о Нибелунгах 

I. О Нибелунгах

МНОГО ЧУДЕСНОГО рассказывают в старых сказаниях о славных героях, о великих подвигах, празднествах и пирах, о плаче и жалобах; много чудесного можете вы услыхать о боях отважных богатырей.
Выросла в Бургундии девушка высокого рода и такая прекрасная, что ни в одной стране нельзя было найти лучше ее. Звали ее Кримгильдой, и много бойцов положило за нее свою жизнь.
Жила она на попечении трех братьев, богатых и славных королей; их звали: Гунтер, Гернот и Гизельгер. Богатая королева, фрау Ута, была их мать; отца же их звали Донкратом; после смерти оставил он им большое наследство, а в молодости и сам заслужил большую честь и славу.
Молодые короли славились высоким родом, щедростью, необычайной силой; их знали за искуснейших бойцов. Земля их звалась Бургундией, а потом немало подвигов совершили они и в земле Этцеля.
Жили они со своею дружиною на Рейне в городе Вормсе, и служило им много доблестных рыцарей. Был между ними и Гаген из Тронеге, и племянник его Ортвин из Меца, и брат его Данкварт Быстрый; были два маркграфа: Гере и Эккеварт, Фолькер из Альцейля и еще немало других, которых я не могу и перечесть, и никто не сумел бы пересказать всех доблестей и подвигов окружавшего их рыцарства.
Но вот раз приснился Кримгильде сон, будто приручила и воспитала она сокола, сильного, прекрасного и дикого, а два орла стали клевать его на ее глазах и, казалось, на земле не могло быть для нее большего горя.
Рассказала она этот сон матери своей Уте.
— Ничего хорошего не предвещает тебе твой сон, — отвечала ей Ута. — Сокол, которого воспитала ты, — благородный муж, да сохранит его Господь! Суждено тебе скоро его потерять.
— Зачем говоришь ты мне о муже, милая матушка? Не хочу я знать любви богатыря и лучше до смерти останусь не замужем, чем нажить себе из-за мужа беду и горе.
— Не говори так необдуманно, — уговаривала ее мать. — Только любовь мужа даст тебе истинное счастье на земле. Ты красивая девушка, и Господь пошлет тебе такого же прекрасного рыцаря.
— Не уговаривай меня, матушка, — отвечала Кримгильда, — судьба многих женщин показала уже, что за любовь часто приходится платиться горем. Избегая того и другого, я надеюсь навсегда миновать беды.
Не знала еще любви в своем сердце Кримгильда, и так, безмятежно, прожила она еще много счастливых дней, а потом с честью вышла замуж за одного могучего богатыря. Богатырь этот и был тот сокол, о котором говорила ее мать. И как же отомстила она за его гибель ближайшим своим родным! Много матерей поплатилось тогда жизнью своих детей за одну его смерть.

II. О том, как рос Зигфрид

На Нижнем Рейне, в славном городе Сантене, у короля Сигемунда и жены его Сигелинды подрастал сын Зигфрид. Зигфрид с детства отличался красотой, мужеством и силой, а родители его учили и воспитывали его и делали все, что могли, для того, чтобы впоследствии он мог со славою и честью править своим царством. Когда Зигфрид настолько вырос, что постиг всю военную науку и мог уже без труда носить оружие, король Сигемунд устроил великолепнейший пир и созвал на него множество народу. После пира король Сигемунд посвятил сына в рыцари, а вместе с ним и еще четыреста юношей. После семидневных празднеств и турниров король Сигемунд, распустив гостей и шпильманов с богатыми дарами, наделил сына землями и городами. Вассалы хотели было, чтобы он стал править вместо короля Сигемунда, но Зигфрид не согласился на это: пока живы Сигемунд и Сигелинда, он королем не будет, но всегда готов защищать свою родину от врагов.

III. О том, как Зигфрид приехал в Вормс

Как беззаботно жил Зигфрид, пока не услыхал, что есть в Бургундии молодая девушка необычайной красоты. Недаром съезжалось к Гунтеру множество гостей, и женихи наперерыв старались снискать любовь Кримгильды. Но Кримгильда не знала еще того, кого было ей суждено полюбить. Между тем Зигфрида не покидала мечта о высокой любви — сам он, конечно, вполне мог заслужить любовь любой красавицы.
Дружина его и родные стали ему советовать выбрать себе невесту по сердцу, и Зигфрид отвечал:
— В таком случае я возьму Кримгильду — благородную девушку из Бургундской земли. Как я слышал, она так красива, что самый богатый император счел бы ее достойной своей любви.
Огорчились Сигемунд и Сигелинда, узнав, что Зигфрид задумал свататься к девушке такого высокого рода; к тому же все знали ее братьев за отважных бойцов и всем был известен их гордый и высокомерный нрав. Зигфрид стоял на своем, и Сигемунд наконец согласился отпустить сына в Бургундию, но ни в каком случае не советовал пытаться добыть невесту силою. Зигфрид отказался взять с собою дружину, как предлагал ему отец, а выбрал себе только двенадцать надежных товарищей. Поспешно снарядился он в путь и в блестящем вооружении и роскошных одеждах пустился в дорогу.
На седьмой день Зигфрид со своими двенадцатью спутниками, блистая оружием, на всем скаку подъезжал к Вормсу. Рыцари и воины Гунтера со своими оруженосцами поспешили им навстречу.
Приказав не уводить коней, так как он со своими спутниками намеревался скоро пуститься в обратную дорогу, Зигфрид попросил указать ему путь к королю Гунтеру. Между тем до короля Гунтера и окружавших его рыцарей дошла уже весть о приезде каких-то никому неведомых воинов в великолепном вооружении и роскошных одеждах.
— Государь, — сказал Ортвин из Меца, — пошли поскорей за дядей моим Гагеном: он знает всех королей и все земли и, конечно, распознает и этих гостей.
Послал Гунтер за Гагеном и попросил его взглянуть на неизвестных гостей и сказать, кто бы могли они быть.
Гаген подошел к окну и бросил взгляд на Зигфрида и его воинов: никогда еще не бывали они в Бургундии.
— Никогда еще не видал я Зигфрида, — сказал наконец Гаген, — но кажется мне, что это он. Много новых рассказов несет он с собою в нашу страну: рука витязя победила отважных Нибелунгов — Шиблунга и Ниблунга, сыновей богатого короля[1]. Немало чудес совершил он благодаря своей великой силе. У клада Нибелунгов увидал он многих отважных мужей; никого из них он не знал и тут только встретил их в первый раз. Клад Нибелунгов был вынесен из пещеры, и воины Нибелунгов собирались его делить. Смотрел на это Зигфрид и дивился. Подошел он к ним поближе; они увидали его, и один из них сказал: «Вот идет могучий Зигфрид, нидерландский воин». Шиблунг с Ниблунгом приняли его с почетом и, с общего совета, стали просить его разделить клад и упрашивали его, пока он не согласился. Тут, как рассказывают, увидал он столько драгоценных камней, что их не увезти бы и на сотне повозок; еще того больше было там красного золота из земли Нибелунгов. Все это должна была поделить рука отважного Зигфрида. Ему же в награду дали они меч Нибелунгов. Много бед причинила им услуга, которую должен был оказать им тогда этот отважный человек. Не успел он кончить дележа, как уже все они напали на него, и он должен был оставить клад неразделенным. Оба короля сами вступили с ним в бой, и отважный витязь уже отвоевал было у них отцовским их мечом и клад, и землю Нибелунгов. Тогда позвали они к себе на помощь друзей — двенадцать мужей, обладавших силою великанов. Но что могли они поделать? Рука Зигфрида в гневе перебила их. Также победил он и семьсот витязей из земли Нибелунгов и тут же поразил насмерть и обоих богатых королей. Но тут он попал было в беду, благодаря Альбриху, задумавшему отомстить за смерть своих господ, да оказалось, что Зигфрид был чересчур для него силен — могучий карлик не в силах был его побороть. Точно львы устремились они к горе, и тут Зигфрид отнял у Альбриха плащ-невидимку и завладел сокровищем, а все, отважившиеся вступить с ним в бой, были убиты.
Тогда Зигфрид приказал на повозках и на руках перенести клад опять туда, откуда его взяли Нибелунговы воины, и приставил охранять его самого могучего карлика Альбриха, и взял с него клятву вперед быть ему слугой. С тех пор карлик оказал ему много разных услуг.
— Еще много рассказов знаю я о нем, — продолжал Гаген из Тронеге, — он убил дракона и, выкупавшись в его крови, стал роговым, и не берет его теперь никакое оружие[2]. Теперь же следует нам принять витязя так, чтобы не навлечь на себя его гнева. Он одарен такой могучей силой, что надо обойтись с ним полюбезнее — и так уж немало чудес успел он совершить своею мощью.
— Видно, правду говоришь ты, — отвечал ему богатый король, — посмотри, каким готовым к бою богатырем стоит там со своими воинами этот чудно отважный человек! Надо нам спуститься и выйти к нему навстречу.
— И в том не будет вам позора, — сказал Гаген, — он человек высокого рода — сын богатого короля. То знает Бог, но мне сдается, что сюда приехал он, конечно, за важным делом.
— В таком случае, добро пожаловать, — сказал король Гунтер, — я слышу, он хорошего рода и отважен, так пусть же он найдет радушный прием в Бургундской земле.
С такими словами Гунтер пошел навстречу гостям. Но когда спросил он Зигфрида, что привело его в Бургундскую землю, Зигфрид отвечал ему, что он давно уже и много слышал о храбрости короля Бургундов и его воинов, что он, Зигфрид, тоже будущий король и хочется ему показать себя достойным этого звания, а потому приехал он в Бургундскую землю, чтобы помериться силами с королем Гунтером и его воинами:
— Если вы действительно так отважны, как о вас говорят, то будем биться; если победа останется за мной — я буду владеть вашими землями, если же за вами — вы моими.
Смутила такая речь Гернота и его воинов; показалось им досадно, что какой-то иноземец задумал завладеть Бургундией, и многие из них уже готовы были схватиться за оружие. Видя то, вспылил Зигфрид и чуть было тут же не произошла схватка, но Гунтер удержал брата, да и сам Зигфрид успокоился, вспомнив о Кримгильде.
— Будь у нас гостем, — сказал Гизельгер, — будь гостем, ты и твои товарищи, приехавшие с тобой. Я же и все мои родичи охотно будем тебе служить. — При этом он приказал подать гостю вина.
— Проси у нас добром всего, что только у нас есть, мы готовы разделить с тобою наше имущество и положить за тебя нашу жизнь, — сказал тогда и Гунтер, и Зигфрид окончательно смягчился.
Так стал Зигфрид с товарищами дорогим гостем в земле Бургундов, и в течение многих дней при дворе Гунтера устраивались в честь его пиры и военные игры, и Зигфрид во всем и всегда оказывался первым — так велика была его сила.
Рады были нидерландскому витязю и дамы, с которыми рыцари проводили время. Но душа Зигфрида была поглощена мечтой о высокой любви, хотя он ни разу не видал еще красавицы Кримгильды.
Но в то время, как рыцари и оруженосцы на дворе предавались военным играм, Кримгильда смотрела на них из окна своей комнаты, и не было для нее лучшей забавы. Часто задумывался Зигфрид о том, как бы увидать ему Кримгильду — давно уже любил он ее всей душой, а до сих пор еще совсем ее не знал, и это сильно печалило его. Когда же братья-короли отправлялись объезжать свои владения, Зигфрид сопровождал их, и Кримгильда грустила, не видя его.
Так целый год прожил Зигфрид в земле Гунтера и ни разу еще не видал прекрасной девушки, принесшей ему потом столько любви и столько бед.

IV. О том, как Зигфрид воевал с саксами

Тем временем явились к Гунтеру гонцы, вызывая братьев на бой. Послал их король саксов Людегер и союзник его — король Тенемарки Людегаст. С честью приняв гонцов, Гунтер собрал совет. Братья и все воины его решили принять вызов, и Гаген посоветовал королю просить помощи у Зигфрида.
— Рад я помочь вам в беде, — сказал Зигфрид, — но у меня с собою всего лишь двенадцать человек изо всех моих воинов. Но дайте мне тысячу ваших мужей, и я справлюсь с врагами, хотя бы их набралось до тридцати тысяч.
Сильно горевал Гунтер и не знал, что делать: никогда еще враги не нападали на его землю, и очень обрадовался он, услыхав ответ Зигфрида. На другое утро объявил он гонцам, что принимает вызов, и, щедро одарив, отпустил их домой.
Смутились Людегер и Людегаст, узнав от гонцов, что при дворе Гунтера живет нидерландский витязь Зигфрид, но, делать нечего, принялись собирать свои войска, и набралось у них до сорока тысяч воинов. С таким войском тронулись они в поход на Бургундию.
На помощь Гунтеру явились его братья со своими дружинами и все лучшие бургундские воины; нести знамя поручили отважному шпильману Фолькеру. Снарядившись, бургунды пошли через Гессен к земле саксов. Подойдя к границе, Зигфрид, посоветовавшись со своими воинами, разделил свое войско: во главе юных бойцов поставил он Данкварта; охранять тыл поручил Ортвину; сам же поехал вперед — разведать, где находятся враги.
Так один въехал он в землю саксов и скоро увидал в поле большое войско — тысяч в сорок, а может быть и больше. От этого войска тоже выехал вперед витязь в полном вооружении — должно быть, тоже для того, чтобы разведать о врагах. Был это сам король Людегаст. Всадники, завидя друг друга, сейчас же съехались и вступили в битву. Были они почти равной силы, но тем не менее Зигфрид успел нанести Людегасту три глубоких раны прежде, чем тридцать человек его воинов подоспели к нему на помощь.
Людегаст сдался, и Зигфрид, отбившись один от прискакавших Людегастовых воинов, поехал назад, захватив с собой своего пленника.
Обрадовались Бургунды, узнав, какого пленника привез Зигфрид, и сейчас же поднялись в поход: Фолькер, могучий шпильман, выступил вперед со знаменем, и Зигфрид повел свое войско на саксов. Завязалась жаркая битва, но и все сорок тысяч саксов не могли устоять против одной тысячи Зигфридовых воинов и двенадцати его товарищей. В самый разгар битвы Людегер, могучий король саксов, увидал Зигфрида, размахивавшего мечом своим Бальмунгом, и поспешил сразиться с ним; знал он о плене Людегаста и думал, что это дело рук Гернота, и пылал гневом на Бургундов. Витязи стремительно напали друг на друга в то время, как бой вокруг них закипел еще с большим ожесточением. Людегер и Зигфрид уже бросили коней и бились пешие, как вдруг Людегер увидал корону на щите Зигфрида и тут только узнал его. Сейчас же обратился он к своим воинам и велел им прекратить битву.
— Здесь Зигфрид, сын Сигемунда, — сказал он им, — видно, сам дьявол послал его на саксов!
Тут же согласился он на все, чего ни потребовал от него Зигфрид, и сам отдался ему в плен.
Бургунды, послав вперед герцогов с радостной вестью и подобрав раненых и захватив до пятисот человек пленных, отправились в обратный путь.
Погруженный в печальные мысли, Гунтер сидел у себя в Вормсе, поджидая вестей; и как же обрадовался он, когда прискакали гонцы с вестью о победе.
Узнав об их приезде, Кримгильда тайно призвала к себе одного из гонцов и подробно расспросила его о битве; и как же ликовала она в душе, слушая рассказ его о подвигах Зигфрида!
Король Гунтер с радостью встретил своих воинов и ласково обошелся с пленными королями; обоим даровал он свободу с условием, что они без его спроса не уедут из Бургундской земли.
По совету Гернота Гунтер распустил по домам своих воинов, приказав им собраться к нему через шесть недель, чтобы достойно отпраздновать победу: надеялся он, что к тому времени воины его отдохнут и даже раненые успеют выздороветь. Потом просил он и Зигфрида не уезжать от него. Зигфрид, конечно, не согласился бы остаться — не имел он нужды наниматься на службу к другим королям, да все еще думал он о Кримгильде и хотелось ему во что бы то ни стало повидать ее, и обещал Зигфрид погостить еще у короля Гунтера.

V. О том, как Зигфрид увидал Кримгильду

Прошло шесть недель, и к Троицыну дню собралось на пир к Гунтеру тысяч пять, если не больше, отважных его воинов. Перед началом празднеств Ортвин подошел к королю и сказал, что для того, чтобы праздник был действительно весел, надо пригласить на него и всех благородных дам Бургундской земли. Гунтер и сам видел, что отважный Зигфрид только и думает, что о его сестре, и охотно согласился на предложение Ортвина, и приказал матери своей Уте явиться вместе с дочерью и состоявшими при них девицами. Отобрав сто витязей из числа своих родичей, приказал он им всюду сопровождать Кримгильду и служить ей.
Увидя красавицу Кримгильду в роскошных одеждах, усыпанных драгоценными каменьями, и видя, что она красотою своею затмевает всех дам, Зигфрид то радовался ее красоте, то приходил в отчаяние.
— Может ли быть, чтобы мне когда-либо позволено было тебя любить? — думал он. — Лучше мне умереть, чем остаться для тебя чужим!
Сам же Зигфрид в эту минуту был необычайно красив, точно на картине, нарисованной искусным художником, и все, глядя на него, говорили, что никогда еще не видали они такого прекрасного витязя.
В то время, как Кримгильда, окруженная своими девушками и рыцарями, входила в зал и все гости расступались перед ними, подошел к Гунтеру Гернот и сказал:
— Позволь Зигфриду подойти к сестре, и пусть она приветствует его. Никогда еще никому не оказывала она такой чести. Этим мы сделаем из него себе друга.
Согласился Гунтер. Подошел Зигфрид к Кримгильде, и она, взяв его за руку, приветствовала его и поцеловала его. Зигфрид довел Кримгильду до собора и после службы, по выходе из собора, опять подошел к ней.
Так целых двенадцать дней Зигфрид почти не расставался с Кримгильдой.
Под конец празднеств король Тенемарки Людегаст и саксонский фогт Людегер стали просить отпустить их домой, предлагая за себя выкуп — столько золота, сколько будут в силах увезти пятьсот коней.
Пошел Гунтер за советом к Зигфриду.
— Не годится это, — сказал ему Зигфрид, — лучше отпусти их домой даром, но возьми с них слово, что они никогда больше не тронут твоих земель, и пусть рука их будет в том порукой.
Послушался Гунтер его совета и отпустил пленников без выкупа.
Потом принесли полные щиты золота, и Гунтер, по совету отважного Гернота, не считая, оделил им своих воинов (говорят, было тут роздано им более 500 марок) и отпустил их по домам.
Когда все разъехались, стал собираться в путь и Зигфрид. Услыхав об этом, король и молодой Гизельгер стали уговаривать его остаться.
— Куда собрался ты ехать, Зигфрид? — говорил Гизельгер. — Прошу тебя, исполни мою просьбу — останься у короля Гунтера: много есть тут прекрасных дам, и все они с удовольствием смотрят на тебя.
— Собрался я было ехать, — отвечал Зигфрид, — но теперь останусь. Пусть же отведут коней в конюшни и уберут щиты: Гизельгер убедил меня остаться.
Итак, из любви к друзьям, Зигфрид остался, и нигде не нашел бы он большей отрады: прекрасную Кримгильду мог он видеть теперь, когда только хотел.

VI. О том, как Гунтер собрался ехать в Исландию за Брунгильдой

Жила за морем королева, и равной ей никто не знал; была она несказанно красива и обладала громадной силой: далеко бросала она вперед камень и сама прыгала за ним вослед. Каждому, кто только решался помыслить о ней, предлагала она для состязанья с собой три игры, и если был он побежден хоть в одной из них, то платился за то головою. И немало уже раз совершала это королева.
Жил в то время на Рейне прекрасный рыцарь, и всеми своими помыслами стремился он к чудной красавице, но за то и поплатился он потом жизнью.
Сидел раз Гунтер со своими мужами, и рассуждали они о том, какую бы девушку взять ему в жены, чтобы она была достойна и его, и его земли. И сказал Гунтер:
— Что бы ни случилось со мной, хочу я ехать за море к Брунгильде; ради безмерной ее красоты готов я рискнуть своею жизнью и или погибну, или добуду ее себе в жены.
— Не советую тебе делать это, — сказал Зигфрид, — у королевы есть один жестокий обычай, и попытка снискать ее любовь обходится слишком дорого.
— Не родилось еще на свете такой прекрасной и могучей женщины, что не в силах была бы победить ее в бою моя рука, — возразил Гунтер.
— Не говори так, — сказал Зигфрид, — ты не знаешь всей ее силы: и четверо таких, как ты, не спаслись бы от ее гнева. А потому послушай моего совета: если не хочешь ты лежать мертвым, то лучше не добивайся ее любви.
— А мой совет тебе, — сказал Гаген, — попроси помочь тебе Зигфрида, раз он так хорошо знает все, что касается Брунгильды[3].
— Если захочешь ты, Зигфрид, помочь мне добыть невесту, то я готов буду сложить за тебя и честь свою, и жизнь, — сказал Гунтер.
Отвечал ему Зигфрид:
— Согласен я помочь тебе, если отдашь ты за меня свою сестру, прекрасную Кримгильду: не желаю я никакой иной награды за свои труды.
— Обещаю тебе это, — сказал Гунтер, — и рука моя порука в том, что если прекрасная Брунгильда будет тут, то я отдам тебе в жены мою сестру и живи тогда с нею в радости и веселье!
Так дали они тут друг другу клятву, и много трудов и забот предстояло им перенести, прежде чем привезли они Брунгильду на Рейн.
Слыхал я о диких карликах, живущих в пещерах гор, что носят они для защиты плащ-невидимку чудесного свойства; тот, кто надевает его, становится недоступен ударам и уколам, а также — ни для кого не видим, хотя сам он может смотреть и слушать сколько хочет; при том же и сила его сильно возрастает.
Уезжая, Зигфрид взял с собою плащ-невидимку, который с большим трудом отнял он у карлика Альбриха. Как говорят, надев его, он чувствовал в себе силу двенадцати обыкновенных мужей и мог делать, что хотел, хотя никто его не видел. Так добыл он Брунгильду, от которой приключилась ему большая беда.
Собираясь в путь, Гунтер спросил Зигфрида, не взять ли им с собою своих воинов. Он мог бы без труда собрать большое войско. Но Зигфрид отвечал, что у королевы такой жестокий нрав, что все эти воины все равно должны будут погибнуть, а потому лучше им ехать под видом рыцарей, вчетвером, и тогда — будь, что будет! — они добудут королеву. «Первым будешь ты, вторым — я, третьим — Гаген, а четвертым — отважный Данкварт. Так нас не одолеет и тысяча врагов».
По совету Гагена, Гунтер решил просить сестру изготовить им для поездки самые роскошные наряды, — была она большая мастерица в этом деле. Оповестив ее наперед, пошел он к ней с Зигфридом. Ласково встретила их Кримгильда и, узнав в чем дело, взяла витязей за руки, усадила их на роскошных подушках, лежавших всюду на полу, и стала совещаться с ними, какие нужно приготовить им наряды. Четыре дня должны они были пробыть в земле Брунгильды, и все четверо по три раза в день намеревались сменять платье, а также было им еще нужно хорошее платье на обратный путь. Все обещала изготовить им Кримгильда, — шелка у ней были, и просила она только прислать ей несколько щитов с драгоценными каменьями. Принялась Кримгильда с тридцатью своими девушками изготовлять платья, расшивая их шелками и драгоценными каменьями. Кримгильда сама кроила их, употребив на подкладку кожи чужеземных рыб. Дивились все этой одежде и много чудес рассказывали потом о ней.
Через шесть недель одежды были готовы; было запасено и оружие для отважных рыцарей; на Рейне тем временем был с великим тщанием построен для них крепкий кораблик, — на нем предстояло им спуститься к морю и плыть в страну Брунгильды.
Когда все было готово, Кримгильда позвала к себе рыцарей, чтобы примерить платье, а потом сказала Гунтеру:
— Милый брат, не лучше ли тебе здесь выбрать себе жену; не рискуя своею жизнью? Поблизости немало есть прекрасных девушек столь же высокого рода.
Верно сердце подсказывало ей, к чему все это приведет. Но Гунтер не хотел отказаться от своего намерения. Тут все они заплакали так, что золото затуманилось у них на груди от слез, катившихся из их глаз.
— На твою верность и милость полагаюсь я, Зигфрид, — опять заговорила Кримгильда, — и поручаю тебе своего брата: пусть благополучно вернется он домой из земли Брунгильды.
И Зигфрид дал ей руку, обещая исполнить ее завет.
Тогда вынесли на прибрежный песок их щиты из красного золота; перенесли на корабль их одежды; вывели коней, и рыцари собрались в путь. Много слез пролили тут прекрасные дамы и молодые девушки, стоя у окон и взором провожая корабль. Сильный ветер надувал паруса.
Могучие витязи спустились к Рейну.
— А кто же будет указывать путь кораблю? — спросил тут Гунтер.
— Я могу направлять вас по волнам, — сказал отважный Зигфрид, — вы знаете ведь, — мне известен прямой путь морем в эту землю.
Тут рыцари радостно расстались с землей бургундов. Схватив багор, нидерландский витязь отпихнулся от берега, а отважный Гунтер взялся за весло. Другим тяжелым веслом греб брат Гагена Данкварт. Ветер надувал могучие паруса, и прежде, чем наступила ночь, они успели уже пролететь немало миль и вышли в море.
На двенадцатый день, как говорили нам, могучий ветер пригнал их к Изенштейну в земле Брунгильды.

VII. О том, как Гунтер с товарищами прибыл в Исландию

Увидя обширные земли и бурги, король Гунтер обратился к Зигфриду:
— Скажи мне, если знаешь, что это за бурги и что это за чудная земля?
— То знаю я, — отвечал ему Зигфрид, — это земля Брунгильды; а бург тот — Изенштейн. Еще сегодня придется вам увидеть много прекрасных дам. Теперь же советую я вам условиться, чтобы, явившись к Брунгильде, всем говорить одно: пусть будет Гунтер — мне господин, а я ему — слуга; тогда, быть может, мы и добьемся своего.
Они согласились, и хорошо сделали.
Когда корабль их совсем уже подходил к бургу, король увидал в окнах много прекрасных девушек.
— Скажи мне, Зигфрид, — сказал он, — знаешь ли ты, кто эти прекрасные дамы и молодые девушки, что смотрят на нас из окон?
— Хорошенько приглядись к ним отсюда и скажи мне, которую из них выбрал бы ты себе в жены, — сказал ему Зигфрид.
— Охотно, — отвечал Гунтер, отважный и смелый рыцарь, — вон там, в окне, вижу я одну в белоснежной одежде; она так стройна и статна, что я не могу отвести от нее глаз, и если бы я выбирал, то выбрал бы ее женой.
— Глаза твои не обманули тебя: это сама могучая Брунгильда, к которой стремишься ты душой и телом.
И Гунтер любовался каждым ее движением.
Тут королева окликнула из окна своих девушек, говоря, что не годится им, стоя в окнах, глядеть на чужеземцев.
Девушки побежали одеваться и готовиться встречать гостей.
Зигфрид вывел на берег коня Гунтера и держал его, пока Гунтер садился на него. Так служил он ему, как слуга. Потом вывел он на берег и своего коня. У обоих кони были белы, как снег, и оба витязя были в одинаковых одеждах. Так, блистая оружием, помчались они к бургу Брунгильды.
Вслед за ними вышли Данкварт и Гаген в одеждах черных, как вороново крыло, и тоже расшитых драгоценными каменьями.
Покинув на берегу кораблик свой без надзора, рыцари направились к бургу.
Увидали они перед собою восемьдесят шесть башен, три дворца и чудной постройки зал из благородного мрамора, зеленого, как трава. Там находилась королева со своею свитой.
Ворота были распахнуты, и вход в бург был свободен. Навстречу им выбежали воины Брунгильды и приветствовали гостей, приехавших в землю их госпожи; слуги приняли у них щиты и увели коней.
— Вы должны отдать также мечи и панцири и остаться безоружны, — сказал им камерарий.
— Не хотим мы отдавать оружие, — возразил на это Гаген.
Но Зигфрид остановил его: в бурге такой уж был обычай, что гостей не впускали туда с оружием в руках.
Гостям подали вина и отвели их в отведенный им покой и донесли Брунгильде, что приехали из-за моря какие-то чужеземные рыцари в богатых одеждах.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.