Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50434
Книг: 124961
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Современные русские фамилии»

    
размер шрифта:AAA

Современные русские фамилии

Введение

Все граждане нашей страны имеют фамилии. Это юридически значимые личные именования, передаваемые по наследству от родителей и детям. Фамилии записаны в паспортах, свидетельствах о рождении, о браке. Это очень важные слова. Любая неточность в их орфографии может привести к осложнениям. Поэтому, получая какой-либо документ, мы самым тщательным образом проверяем правильность написания нашей фамилии, имени, отчества. Ни один документ, приказ, вызов, удостоверение не обходится без фамилии. Фамилия — главная часть именования при почтовом отправлении, выдаче наград и во многих других ситуациях. Таким образом, фамилия — основной компонент полного русского триединого именования человека: Николай Петрович Шастин.
Русские фамилии — только часть фамилий, бытующих в нашей стране. Они отличаются от фамилий других народов по форме и по характеру основ, от которых они образованы. Именования многих других народов строятся по той же трехчастной формуле: Рамиль Расимович Сабиров, Гиви Вахтангович Рамишвили. Однако абсолютная невозможность сопоставления их со словами русского языка мешает нам воспринимать их как фамилии русские.
Русские семьи не всегда являются носителями русских фамилий. Например, встречаются у русских такие фамилии, как Гриндмезон, Шмит, Карузо. Фамилия Украинцев зарегистрирована в белорусской семье. Русские фамилии встречаются у якутов, бурят, татар. Это представило значительные трудности при отборе материала для данной книги. К русским здесь отнесены в первую очередь те фамилии, которые образованы от слов русского языка с помощью русских словообразовательных средств: Зайцев, Коровкин, Кисловский, а также все виды фамилий, происшедшие от имен личных, включавшихся в прежнее время в различные календари, церковные и светские. Прочие типы фамилий специально оговариваются. При отнесении их к русским особое внимание обращается на имя и отчество хозяина фамилии и на иные данные о нем.
У русского населения имеется также немало фамилий, восходящих к словам других языков (Базаров — от тюркского базар ‘рынок’ или монгольского базар ‘алмаз’), а также к словам неясным, не зафиксированным словарями. Возможно, некоторые из них включают слова, ушедшие из нашего языка: Повожаев, Елюков, Ладенов, Полощев, Усягин. Каждая из подобных фамилий потребует больших исторических и лингвистических изысканий для выяснения, от каких слов и почему она образована.
Не все из нас задумываются над происхождением или возрастом своей фамилии. Запомнив ее в детстве, мы на протяжении последующей жизни повторяем ее как нечто раз навсегда данное и очень значимое для каждого из нас. Мы говорим о наших современных фамилиях, не замечая, что современность их не простая, а историческая. Например, очень распространенная русская фамилия Александров происходит от имени личного Александр. К русским это имя попало в X в. из Византии, где было издавна известно как имя греков и сопредельных с ними народов. Александр Македонский, живший в 356—323 гг. до нашей эры, не был первым человеком, носившим имя Александр. К славянским древностям восходят современные русские фамилии Ратников, Шеломов (шелом древнерусское ‘шлем’), Ратаев (ратай древнерусское ‘пахарь’).
Язык постепенно меняется, как меняется и наш быт. Орудия труда, предметы обихода ветшают, заменяются более совершенными или модными, которые называют иначе. Вместе с прежними одеждами, посудой, утварью уходят в небытие их названия: бурнус, кафтан, тулуп, корчага, балакирь, короб. Однако продолжают жить в нашем языке своей особой жизнью, в виде собственных имен, фамилии Бурнусов, Кафтанов, Тулупов, Салопов, Корчагин, Балакирев, Коробов. И несмотря на то, что вещи эти давно превратились в музейные редкости, а обозначающие их слова — в так называемые архаизмы литературного языка, фамилии Коробов, Бурнусов и другие остаются современными.
Задача настоящей книги — раскрыть богатство русских фамилий и разнообразие тех слов, от которых они в разное время образовались, показать возникновение и развитие русских фамилий, их связь с жизнью русского народа, с русской историей и культурой, а также место фамилий в языке и их взаимоотношение с другими собственными именами.
Отечественные и зарубежные исследователи неоднократно обращались к русским фамилиям как к очень интересным словам, которые могут расцениваться и как памятники культурной истории народа, и как свидетельства определенной эпохи, и как памятники языка, способные вбирать в себя и консервировать явления, актуальные для какого-либо исторического момента. Одной из первых в этой области была работа Е. П. Карновича «Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими» (1886). Тема эта для России была действительно весьма актуальной, поскольку в складывании русского народа приняли участие, помимо основного, славянского, компонента, многие народы Запада и Востока.
В наши дни русскими фамилиями занимался Л. В. Успенский в связи со своими исследованиями о происхождении личных имен, географических названий, а также некоторых слов русского языка. Член-корреспондент АН СССР О. Н. Трубачев поставил проблему выделения русских фамилий в связи с комплексным составом слов русского языка, включающим массу элементов, заимствованных из других языков. Осуждая слишком строгий подход к определению русских фамилий лишь как образованных от исконно русских слов, он показал принципиальную невозможность в условиях России такого сужения состава русских фамилий[1].
Профессор А. А. Реформатский неоднократно обращался к русским фамилиям как в курсах своих лекций, так и в книге «Введение в языковедение», ставшей своеобразной малой лингвистической энциклопедией. Кроме того, им написаны журнальные статьи о русских именах, фамилиях и псевдонимах[2]. А. А. Реформатский на примере фамилий показывал обособленное положение имен собственных в языке, их несвязанность с контекстом, в котором они употребляются, независимость, «значения» фамилии от значения того слова, от которого она была в свое время образована, а также то, что фамилии принципиально лежат вне стилистики и вне эмоций. Высказанные им идеи нашли отражение и в данной книге.
Л. М. Щетинин, С. И. Зинин и ряд других советских исследователей в своих работах также неоднократно обращались к русским фамилиям.
Профессор Н. А. Баскаков много внимания уделил русским фамилиям тюркского происхождения: Тургенев, Аксаков, Измайлов, подтверждая тем самым невозможность при выделении русских фамилий ограничиваться лишь теми на них, которые восходят к словам славянского происхождения[3].
За рубежом различными аспектами русских фамилий в течение многих лет занимался профессор Б.‑О. Унбегаун[4]. В 1972 г. он выпустил большую монографию о русских фамилиях, освещающую вопросы, связанные с их становлением.
Несмотря на отдельные опыты составления словарей русских фамилий, капитальных трудов в этой области пока что нет. К числу наиболее полных собраний русских фамилий в настоящее время могут быть отнесены лишь адресные книги и телефонные справочники больших городов и каталоги крупных библиотек. Однако алфавитный порядок, в котором представлены там фамилии, иногда в шутку называют упорядоченным беспорядком. Во всяком случае это не та форма накопления материала, которая нужна исследователю. Организуя свои картотеки по интересующим их принципам, авторы обследовали, помимо упомянутых, также обширные перечни фамилий, имен, отчеств, публикуемые в таких официальных источниках, как Ведомости Верховного Совета СССР и РСФСР, Бюллетень Министерства высшего и среднего специального образования СССР, Книжная летопись, центральные и местные газеты, а также некоторые записи актов гражданского состояния.
Никем еще не был произведен подсчет русских фамилий. Полагают, что их сотни тысяч, поскольку различные отклонения в написании — Коровин и Каровин — оказываются юридически значимыми и в связи с этим должны рассматриваться как самостоятельные фамилии, хотя мы прекрасно знаем, что Каровин — это всего лишь неканоничная орфография известной фамилии Коровин.
Едва ли возможно охватить все русские фамилии даже в большом, многотомном труде. Естественно, данная работа и не претендует на исчерпывающее изложение. В ней рассматриваются наиболее массовые русские фамилии, затем — фамилии редкие, но представляющие интерес с точки зрения их происхождения или структуры; показывается история становления этого класса слов и образования, наиболее типичные для отдельных эпох. Объем современных русских фамилий делает невозможным подробный рассказ о происхождении и значении основы (этимологии) каждой из них. Поэтому выборочный подход к их анализу как бы предрешен самим положением вещей. Центральная тема книги — лексика (т. е. слова), вошедшая в состав современных русских фамилий, и в связи с этим (по мере того как это отражено в фамилиях) — этапы развития русского быта, специфика условий существования отдельных слоев русского общества. Широта охвата фамилиями явлений, связанных с жизнедеятельностью русского народа, становится очевидной даже при анализе относительно небольшой выборки фамилий. Нами же проанализирована не одна тысяча этих совершенно особенных слов.
Хозяйственная деятельность и духовная жизнь наших предков, сам человек и окружающая среда, названия профессий, орудий и предметов труда, названия народов и мест на земле, взаимоотношения людей — все это отразилось в основах русских фамилий. Все это мы по возможности показываем в предлагаемой книге. Этим определяется и ее структура: после выяснения специфики нарицательных и собственных имен в ней излагаются факты из истории русских фамилий, вскрывается их структура и наиболее типичные модели, показывается участие русского литературного языка и отдельных его говоров в формировании русских фамилий. Рассмотрены фамилии, возникшие естественным путем в результате реализации языковых закономерностей, и так называемые искусственные фамилии, созданные в результате специального акта имятворчества. Далее речь идет об именах и фамилиях литературных персонажей, а также о псевдонимах, под которыми выступали русские литераторы, общественные деятели, публицисты.
В заключение проводится разграничение имени личного, прозвища, фамилии, псевдонима, при этом акцентируются ситуации, в которых различие между ними оказывается минимальным.
В приложении рассматриваются особенности склонении русских фамилий, а также иноязычных фамилий, попадающих в русские тексты, и дается ряд правил.

Несколько слов об именах собственных и нарицательных

Фамилии — это имена собственные, а это значит, что они не имеют непосредственной связи с теми словами, от которых они в свое время произошли. Имена собственные живут в языке своей особой жизнью, независимо от экономического развития страны или от смены исторических формаций. Они очень легко вбирают в себя слова, актуальные для отдельных эпох, но развиваются по законам языка и с общественной жизнью связаны опосредствованно, через язык.
Деление слов любого языка на имена собственные и нарицательные — одно из основных подразделений его лексики. У тех и у других имен свое особое назначение, свои задачи и функции. Имена нарицательные (дерево, машина) даются целому классу предметов, обладающих своими характеристиками, на основе которых, например, все крупные растения, имеющие ствол, корни, ветви, относятся к деревьям. Имена нарицательные помогают нам познавать мир, объединяя окружающие нас объекты в классы однородных. Имена собственные присваиваются в индивидуальном порядке каждому предмету, имеющему свое имя нарицательное: человеку, городу, реке, животному, птице, игрушкам, а иной раз и отдельно стоящему дереву или особо любимому цветку, камню и т. д. В комедии Н. В. Гоголя «Игроки» даже колода карт имеет персональное имя — Аделаида Ивановна.
Предмет, обозначенный именем нарицательным, неопределенен и неограничен. Предмет, именуемый собственным именем, всегда определенен и строго отграничен от других: это — Нюра, наша племянница, это — Нюра из соседней деревни, а это «Нюра» — дача в Крыму, где бывал А. М. Горький. Даже повторяющиеся, широко распространенные собственные имена, служащие для именования многих людей, употребляются каждый раз индивидуально, не образуя классов Марий, Иванов, Петровых. Эта индивидуальность употребления имени и четкая определенность именуемого лица способствует обособлению собственных имен от прочих слов и объединению их в свои типы и классы.
В результате ослабевает связь собственных имен с теми словами, от которых они в свое время произошли, благодаря чему становится возможной иная группировка слов. Например, произнося фамилию Пушкин, мы не думаем об артиллерийских орудиях: ближайшими ассоциациями будут Лермонтов, Некрасов. Произнося фамилию Репин, мы даже забываем, что она произошла от репы. Мы думаем о гениальных полотнах этого художника, вспоминаем их названия и фамилии его друзей и соратников. Иной раз яркое значение фамильных основ может послужить писателю поводом для интересного юмористического эпизода, может стать источником дополнительной характеристики персонажа, но все это в особых условиях и все это не основные черты имени собственного. Даже такие яркие прозвищные имена, как Паук, Канарейка, Лошадь, Соломина, становясь обозначениями людей, уходят из привычного окружения. Как обозначение худого тонкого слабого человека прозвище Соломина теперь встает в один ряд с Жердь, Лапша, Макаронина, Ниточка — словами совершенно иной соотнесенности, имеющими лишь одну характерную черту, связывающую их все воедино, ту самую, которую стремится подчеркнуть прозвище. Прозвище Паук, данное жадному стяжателю, встанет в один ряд с прозвищем Жмот, Жадина, прозвище болтливой женщины Канарейка окажется в одном ряду с Пустельга, Пустышка, Трещотка, а как прозвище человека в желтом Канарейка попадет в один ряд с Желтопузик, Желток, Яичница.
Следовательно, каждое прозвище, как и любое другое собственное имя, теряет все характеристики, свойственные имени нарицательному, кроме одной, которая становится ведущей для данного конкретного акта именования. При этом прозвище Лошадь человек может получить и за соответствующий профиль (прямой крупный нос, напоминающий морду лошади), и за крупный рост, и за то, что работает, как лошадь, т. е. каждый раз ведущая черта может быть иной. Все это способствует обособлению имен собственных от нарицательных, формированию ими своих особых систем, что находит соответствующее отражение в их словообразовании, склонении, ударении, употреблении в речи.
Размежевание имен собственных и нарицательных в устной речи осуществляется наглядно, когда мы в той или иной ситуации называем кошку Мушкой, лошадь — Гравюрой, бородатого мужчину — Бородой. Собственные имена стоят в позиции существительного, сопровождаются глаголами и другими частями речи, характеризующими деятельность или состояния, типичные для именуемых предметов, например: Весёлый кусается; Весёлое находится на границе Краснодарского края и Грузии. Очевидно, что в первом случае слово Весёлый — кличка собаки, а во втором весёлое — название селения.
В письменной речи дополнительными средствами выделения имен собственных служат прописные буквы, а также апострофы, кавычки, дефисы, ср. генерал Френч и френч — одежда военных, сильный мороз и Дед-Мороз, орловский рысак и доктор Рысак, Иван родства не помнящий и Иван Петрович Непомнящий, ср. предложение Попробуй-ка, догони ветер! и кличку лошади Догони-Ветер. Кавычки свидетельствуют о непрямом, необычном употреблении слова. Поэтому имя девочки Нюры мы пишем без кавычек (это первое и основное значение слова Нюра), а название дачи «Нюра» — в кавычках. Апострофы, почти не свойственные орфографии русских слов, встречаются в таких иноязычных фамилиях, как Д’Аламбер, О’Нил.
Термин имя собственное не случайно включает в свой состав слово имя. Ведь даже такой глагол, как догоняй, становясь кличкой собаки, превращается в имя и начинает склоняться: покорми Догоняя. А вот собственных глаголов нет. Даже если глаголы образованы от собственных имен, они не остаются собственными, ср. бойкотировать (от фамилии английского управляющего Бойкот, работать на которого в 1880 г. отказались ирландские арендаторы), пастеризовать (от фамилии французского ученого прошлого века Луи Пастер, который изобрел способ нагревания органических жидкостей, при котором микроорганизмы теряют свое вредоносное действие, а питательная ценность продуктов сохраняется). Происходит это потому, что глаголы как части речи более тесно связаны с понятиями, а также с серией повторяющихся и типизованных действий. Имена существительные могут даваться индивидуальным предметам в порядке единичных актов номинации. Но даже если мы назовем каким-нибудь собственным именем одну-единственную машину, произведенный от этого имени глагол, обозначающий вид работы, выполняемой данной машиной, не будет собственным.
Становясь собственным именем, любая часть речи превращается полностью или частично в имя существительное (субстантивируется), что меняет ее синтаксические возможности. Так, например, неименные части речи и даже целые фразы ведут себя как существительные, обретая не свойственную им ранее и остающуюся не свойственной в обычном употребления способность иметь при себе определение: расшалившийся Удивительный (кличка лошади).
Нарицательное значение основы имени собственного, как правило, не участвует в смысловых отношениях предложения. Как отметил один чешский ученый, в настоящее время легче встретить мельника с любой самой фантастической фамилией, чем мельника по фамилии Мельник. Такие случаи, как музыкант по фамилии Скрипкин или Смычков, маляр Краскин или Кисточкин, лесоруб Топор или Топоров, — скорее курьезы, чем закономерности. Тем не менее в наших материалах есть несколько реальных примеров подобных совпадений: Скотникова — доярка совхоза, Птичникова — птицевод бройлерной птицефабрики, Скакун — акробат, Постовая — лейтенант милиции, Дежурин — дежурный электромонтажник завода, Армеев — солдат-снайпер, Похлёбкин — автор кулинарных книг, Секретарь — секретарь ЖЭКа, Умов и Разумов — ученые, Кривдин — мошенник, о котором писала «Литературная газета» (1978, №37). Но это большая редкость, а не общее правило.
Насколько на каждом шагу игнорируется содержание основ фамилий, можно судить по такому телефонному разговору:
— Алло, это товарищ Мышкин? Говорит Котов. Где Вас можно поймать? — звонил инженер в министерство, по серьезному делу, отнюдь не желая быть оригинальным.
Даже самые необычные фамилии, поражая нас в первый момент, вскоре превращаются для нас в знаки, служащие для обозначения того или иного лица и абсолютно не связанные с содержанием нашей речи. В одном учреждении до сих пор вспоминают казус, происшедший с их новым сотрудником, которого поразила необычность одной фамилии, к звучанию которой остальные давно привыкли. В первый день своей работы, подскочив к телефону, он услышал странный приказ: «Хватай муху!». Он обиделся и ответил: «Сами хватайте, да не в рабочее время!». Как вскоре выяснилось, Хватаймуха была фамилия его начальника.
Лишь внутри искусственно выделяемых исследователем систем, реально не ощущаемых в обычных речевых ситуациях, можно говорить об особом значении основ собственных имен, например об отношениях параллельности и контраста, ср. фамилии Воробьев, Синицын, Сорокин, Дроздов; Азов, Букин, Ведин, Глаголев, Добров; Большов — Малов, Белов — Чернов. Но отношения контраста (Мокров — Сухов) внутри собственных имен, а тем более фамилий в их повседневном употреблении не реализуются, поскольку все они существуют как равноценные обозначения равноправных членов коллектива и противопоставление (большой — малый, сухой — мокрый) для них несущественно.
Фамилии наряду с именами личными, отчествами, прозвищами и псевдонимами относятся к большой группе собственных имен — антропонимам. Антропоним (от греч. антропос ‘человек’ + оним ‘имя’) — любое собственное имя, которое может иметь человек. Изучением антропонимов занимается антропонимика — отрасль ономастики (науки о собственных именах). Чем отличаются упомянутые антропонимические категории, показано нами в заключительной главе. Это не всегда достаточно очевидно, и мы постепенно подойдем к изложению данной проблемы.
Заканчивая главу, упомянем о словаре ономастических терминов[5]. Мы отсылаем к нему всех, интересующихся данной проблемой, хотя по ходу изложения постараемся по возможности пояснять все новые и непонятные слова.

Из истории русских фамилий

Вдумаемся в сочетание русская фамилия. Не покажется ли оно нам странным? Ведь само слово фамилия — нерусское. «Слово familia первоначально означает не идеал современного филистера… у римлян оно первоначально даже не относится к супругам и их детям, а только к рабам. Famulus значит домашний раб, а familia — это совокупность принадлежащих одному человеку рабов»[6]. Тем не менее латинское слово familia распространилось по всей Европе именно в значении ‘семья’, ‘семейство’, ‘супруги’, т. е. в качестве обозначения минимальной ячейки общества. Известно оно в этом значении и в русском языке. Иногда говорят: «Как приятно видеть всех членов вашей фамилий в сборе». Употребляют и прилагательное фамильный: фамильные традиции, реликвии или, шутливо, фамильный нос, фамильный хохолок на макушке, если какая-либо типичная черта повторяется у нескольких поколений одной семьи.
Но основное, чисто русское значение слова фамилия ‘семейное имя’, передающееся от старшего поколения к младшему. В Европе в этом смысле говорят: «фамильное имя», ср. у немцев: Familienname, у болгар: фамилно име. Для русских это двусловное сочетание излишне, достаточно одного слова фамилия. Слово фамилия в русском языке не старше петровской эпохи, когда оно проникло в официальное делопроизводство. В департаментах, коллегиях и прочих государственных учреждениях стали именовать людей по фамилии, имени и отчеству. В допетровскую эпоху, когда необходимо было провести перепись населения, требовали, чтобы всех записали по именам «с отцы и прозвищи».
Слово прозвище в старые времена было в известном смысле равнозначно современному слову фамилия. В украинском языке слово прізвище до сих пор употребляется вместо слова фамилия, которое не вошло в украинский литературный язык. Однако современные русские фамилии существенным образом отличаются от фамилий-прозвищ допетровской эпохи. Мы имеем в виду их морфологическую оформленность: Дрозд‑ов, Кушак‑ов. Русские фамилии сделали как бы шаг вперед по сравнению с прозвищами (Дрозд, Кушак). То обстоятельство, что украинские фамилии в значительно большей степени, чем русские, сохранили свою прозвищную форму (Плющ, Казак), сближает их в языковом плане с русскими прозвищами. Но в юридическом отношении украинские прозвищные фамилии соотносятся с русскими фамилиями (Плющев, Казаков), а не с русскими прозвищами, не имеющими юридической силы.
Фамилии в нашем современном понимании этого слова складываются из потребности в добавочном именовании человека, из необходимости дать ему четкие координаты в обществе, более надежные и постоянные, чем дает прозвище. Такая потребность возникает при массовых передвижениях людей, при скоплении их в одном месте. Наиболее типичных ситуаций, когда необходимо различать и идентифицировать большое число людей, — две. Первая — это города, куда стекается масса народа из всех мест, вторая — армия. Рост городов и делопроизводства оказались теми внешними причинами, которые способствовали ускорению развития новой языковой категории — фамилий.
Современной деловой документации предшествовали различные переписи населения, в процессе которых складывались типы официального именования людей.
Частичные переписи населения практиковались на Руси с древних времен. Русские князья содержали при себе писцов, которые учитывали поступление доходов в княжескую казну, — об этом упоминается в памятниках XIV—XV вв. В XVI в. составляются писцовые книги, содержавшие описания городов, сел, поместий, вотчин и выполняемых крестьянами повинностей. В XVII—XVIII вв. существовали переписные книги — документы делопроизводства в русском государстве. С 1718 по 1887 г. учет лиц, подлежавших обложению податями, осуществлялся с помощью ревизских сказок — материалов ревизий. В ревизских сказках учитывались крестьяне, посадские люди, однодворцы, ямщики, работные люди, бродячее духовенство и так называемые гулящие, т. е. вольные люди. В ревизские сказки не включались дворяне, духовенство, чиновники как сословия, не подлежавшие обложению налогами.
Широкая всеобщая перепись населения была проведена лишь в 1897 г. Предыдущие переписи составлялись в разных частях страны по различным поводам и для лиц отдельных сословий в равное время.
Лица, проводившие перепись, пользовались присланными из столицы циркулярами, предусматривавшими образцы, в соответствии с которыми рекомендовалось заполнять переписные листы. Переписчики обычно четко владели формулой русского официального трехчленного именования и в процессе записи придавали разнородный индивидуальным именованиям стереотипный облик.
В процессе неоднократных переписей населения отрабатывался наиболее привычный, «стандартизированный» вид русских фамилий. В результате этого фамилии отмежевались от прозвищ, как от слов, не только соответствовавших нормам и требованиям предыдущей эпохи, но и как от слов иного ранга.
Благодаря тому, что ведение делопроизводства в русском государстве возникло рано, мы можем сейчас узнать, как звались наши предки. Вот некоторые образцы официальных именований предыдущих эпох: Фёдор Колесница, новгородец, 1328 г.; Сенка Грех, крестьянин Боровицкого погоста, 1406 г.; Ионка Лисица, ивангородский торговый человек, 1498 г.; Демешко Бойко, ладожский посадский, 1500 г.; Клён Прокофьев сын, рязанский помещик, 1616 г.; Баженко Фёдоров, служилый человек в Сибири, 1658 г.
В большинстве случаев перед нами имя и прозвище, иногда — имя и указание, чей это сын. А вот запись из Переписной книги города Ростова Великого за 1678 г.: «Во дворе Родионко, прозвище Богдашко, Фадеев сын Третьяков, у нево дети: Ивашко, Петрушка, Гаранька, у Ивашки сын Максимка 4 лет, да внук Богдашков Федотка Иванов сын Лапшин».
В записях такого рода не всегда нужны фамилии, потому что указание на улицу или переулок, на дом и двор, в котором живут эти люди, дает достаточную информацию о том, какой это Иван или Родион. Но если Иван покидал родные края, то в документах, которые он получал, его характеризовали уже по-иному, привлекая добавочные именования, близкие к нашим современным фамилиям.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.