Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50415
Книг: 124925
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Последняя чародейка»

    
размер шрифта:AAA

Джулия Пайк
Последняя чародейка

Моей маме,
Элизабет Энн…
Первой чародейке

1
Грязевая книга

Свиток не желал сидеть на месте. Он соскочил с полки на пол и закатился под кухонный стол. Рейн вздохнула и подняла его – уже в третий раз. Свиток мягко вибрировал в руке.
– Сиди на месте, – проворчала она, сунув Заклинание в груду других свитков, в самый низ. Вечно оно не слушается, Заклинание подвижности, мечтает вырваться на волю.
Рейн взглянула на пергаменты, стопкой лежавшие на столе. Сверху красивым маминым почерком было выведено: Заклинание сна. Она скрутила пергамент в трубочку и перевязала шнурком, пересилив зевоту.
Яркий свет пробивался из окна, прогоняя сумрак с кухни. Солнечные зайчики плясали на медных сковородках под потолком, напоминая о том, что она сидит взаперти, пока Том и остальные веселятся в саду. Школьный звонок отзвенел десять минут назад. Все вышли во двор, помогают собирать яблоки. Рейн усмехнулась. Ну, не совсем помогают. Висят на деревьях вниз головой и украдкой суют яблоки в карман.
Она с трудом завязала узел на последнем свитке. Заклинание силы было тяжелее остальных, и пришлось взять его двумя руками, чтобы водрузить на полку.
– Готово, мам, – бросила Рейн, вытирая руки о передник. – Можно мне спуститься в сад?
Мама сидела на другом конце стола, склонившись над пустым пергаментом. Её длинные косы ниспадали на спину. Глубокие морщинки залегли в уголках глаз: она напряжённо думала.
– Минутку, дорогая, – сказала она, не отрывая глаз от листа. Её лицо озарило золотистое свечение, и Рейн знала, что свечи на столе тут ни при чём. Свет шёл изнутри, лился из самого сердца. И становился всё ярче.
Рейн затаила дыхание, когда чернильные слова, мерцая, появились в воздухе прямо перед мамой и водопадом обрушились на пергамент. Они теснили друг друга, толкались, выстраиваясь в строчки Заклинания. Когда чернила высохли, слова замерли на своих местах, и сияние исчезло.
Мама закрыла Книгу заклинаний и откинулась на спинку стула.
– Прости, но прогулку по саду придётся отложить. Мне пригодится твоя помощь в деревне. В базарный день всегда полно работы – все хотят Заклинаний.
– Хоть погулять-то мне можно? Недолго. Я уже несколько недель не виделась с друзьями.
Мама покачала головой.
– Ты ведь знала, что тебя ждёт, когда согласилась стать моей ученицей. Тебе ещё многое предстоит узнать. Нет времени на игры.
– Но мы не будем играть. Мы поможем фермеру Вину собирать урожай.
Мама улыбнулась.
– Не уверена, что Вин обрадуется такой помощи, – она протянула пергамент с новым Заклинанием. – Ну-ка, перевяжи его, а я заварю нам вкусного чаю.
Рейн взяла Заклинание. Волшебные слова кололи руку, мышцы на ногах напряглись.
– О чём оно?
– Угадай.
Рейн пожала плечами.
– Не знаю. – С быстротой молнии она свернула пергамент и положила к остальным.
– Заклинание скорости, – Мама поднялась со стула и подошла к очагу. Обернув руку чайным полотенцем, она сняла с крюка дымящийся медный чайник. – Скоро зима. Деревенский совет просит Заклинание, чтобы вспахать поля у защитной стены до наступления холодов.
Рейн потёрла руки, онемевшие от волшебных слов.
– Могла бы предупредить меня, что одно из них с чудинкой.
Мама налила кипяток в заварочный чайник.
– Если ты будешь внимательнее на занятиях, то скоро сможешь различать Заклинания с одного прикосновения.
Рейн вздохнула и обернулась к залитому солнцем окну, гадая, чем там без неё занимаются Том и Дженна.
Мама задумчиво помешивала заварку в чайнике.
– Пора тебе научиться создавать Заклинания силой мысли. Будет легче их узнавать.
Взгляд Рейн скользнул по книге, которая лежала на столе. Она стала кусать губы.
– Разве не лучше подождать? Ты ведь говорила, что этому лучше учиться в Большой библиотеке.
– Так и есть. Но тебе прекрасно известно, что уже много лет библиотека заброшена. Школы больше нет, – Мама взяла две чашки из буфета и налила чай.
– Может, она скоро откроется… – пробормотала Рейн.
Заварочный чайник звякнул.
– Не откроется. Там полно монстров, – Мама села, скрипнув стулом. – Время идёт, а ты всё откладываешь.
«И до сих пор это было вполне успешно», – подумала Рейн.
Мама положила по ложке мёда в каждую чашку.
– Я тебе миллион раз говорила, беспокоиться не о чем. – Она похлопала по соседнему стулу.
У Рейн пересохло во рту.
Она уселась рядом с мамой, не спуская глаз с книги. Та была не больше ладони, покрыта толстым слоем высохшей грязи. Ещё никогда она не видела её так близко – с тех пор, как была неразумным младенцем. Тогда мама случайно оставила книгу там, где любопытные пальчики Рейн легко дотянулись до неё.
Мама поставила перед ней чашку.
– Допивай, и приступим.
Рейн оторвала взгляд от грязевой книги. Чаю совсем не хотелось.
Её мутило.


В дрожащем свете свечи мама провела пальцами по грязевому переплёту.
– Эта книга Заклинаний бесценна. Её передал мне Мастер слов, когда я была ученицей в Большой библиотеке.
Чумазые тёмные силуэты потянулись к маминым пальцам. Она взяла книгу в руки, и призрачные очертания приняли форму рогатых морд.
Рейн стиснула кулаки.
Крошечные пасти осклабились, обнажив острые, белые зубы. Они метнулись к маминым пальцам и впились в её нежную кожу.
Рейн зажмурилась: наверняка это больно, даже если мама говорит, что ничего не чувствует.
– У тебя пальцы в крови!
– Ничего страшного. Всего лишь царапина, – из кармана юбки мама достала носовой платок и прижала к руке. На ткани выступили коричневые и красные полосы.
Рейн взглянула на переплёт и нахмурилась.
– Грязевые демоны! Почему ты позволяешь им кусаться?
– Ты знаешь почему. Они пробуют мою кровь. Проверяют, что она именно моя. И не называй их демонами. Им это не нравится.
– Кто же они тогда?
– Чудодеи.
Не намного лучше.
– Чудодеи выполняют важную работу: следят, чтобы только ты и я могли открыть книгу, – объяснила мама.
Рейн подложила под себя руки.
– А что будет, если кто-то другой дотронется до неё?
– Ничего хорошего. Вот почему я запираю её в сундуке, – Мама перевернула страницы. – Смотри, Заклинания расположены по алфавиту. Вот это ты точно знаешь. Заклинание слуха. На прошлой неделе я развеяла его над кузнецом, помнишь? От грохота наковальни он совсем оглох, бедняга.
Рейн глянула через мамино плечо. В середине каждой страницы аккуратными золотистыми буквами было написано стихотворное Заклинание. Края страниц переливались тёмно-красным, ярко-зелёным и синим. Зачарованная, она склонилась над книгой. На полях пестрели затейливые рисунки – крохотные человечки. Одни вели глубокомысленные разговоры, другие пасли овец и делали покупки на базаре. Тут был даже кузнец за работой у горна.
Рейн нахмурилась. Что у них с ушами? Они слишком большие, торчат под неестественным углом. Развеваются, словно гигантские крылья. Или свисают до самого живота, перевешивая голову и перекашивая лицо.
– Почему они так нарисованы?
– Не обращай внимания. Каляки-маляки, не более того. Их нарисовал Мастер слов, когда составлял книгу.
– Каляки-маляки? Но он наверняка убил на них не один час.
– Они ничего не значат. Сосредоточься на Заклинании. Прочитай вслух, представляя каждое слово.
Ну вот, опять, подумала Рейн. Если маме не нравится вопрос, она всегда меняет тему разговора. Откинув волосы со лба, она склонилась над страницей и прочитала:
ЗАКЛИНАНИЕ СЛУХА
Шёпот, шелест, стрекотанье,
Рокот, щебет и жужжанье
Отражайся, отдавайся,
Слушай-слушай, не сдавайся,
Эхо, смех, и писк, и ржанье,
Щебет, лязг и перезвон.
От этих слов у Рейн защекотало в ушах, она потёрла их.
Мама открыла комод и достала чистый пергамент.
– Положи перед собой… Теперь мысленно перенеси эти слова на лист.
– Перенести? Но как?
– Как меня учили: прочитай Заклинание в книге, представь себе слова, пока они не появятся перед мысленным взором, а потом направь их прямо на пергамент. – Мама ободряюще улыбнулась. – Попробуй.
Сомневаясь, что ей удастся написать хоть одно слово, не говоря о целом Заклинании, Рейн закрыла глаза и представила изящные контуры букв. Она мысленно направила их и приоткрыла один глаз. Пергамент был пуст. Чего и следовало ожидать.
– Не сдавайся, – сказала мама.
Сердце Рейн заныло от печали.
– Прости, мам. Вряд ли у меня получится.
– Обязательно получится, – шепнула мама.
Ей не хотелось расстраивать маму, поэтому она зажмурилась и снова направила слова. Старалась изо всех сил, пока голова не загудела. Ладони взмокли. Рейн открыла глаза и охнула. Пергамент выглядел так, будто на него чихнули. Чернила испарились, оставив совершенно чистый лист.
Рейн тяжело вздохнула.
– Бесполезно. Я никогда не смогу, как ты.
– Глупости, – Мама кусала губы. – Наверное, ты сама должна найти Заклинание, которое захочешь скопировать, – она захлопнула книгу, не обращая внимания на Чудодеев, мечущихся по переплёту.
Сотни чумазых глаз уставились на Рейн. Страх сковал её. Она откинулась на спинку стула.
– А это обязательно? Разве нельзя просто выучить Заклинание наизусть?
– Конечно нет. Здесь сотни Заклинаний. Если не копировать их, как ты поймёшь, что правильно написала?
– Какая разница?
– Большая, – сказала мама, повысив голос. – Как ты думаешь, почему их называют Заклинаниями? Если писать с ошибками, волшебство не сработает. Копировать – самый безопасный способ.
– Почему это самый безопасный способ?
– Не задавай вопросов. Меня так учили, и другого пути нет. – мама подвинула книгу к Рейн.
Нависла тишина.
– Можно я надену перчатки?
Мама покачала головой.
– Я ведь объясняла. Чудодеи должны попробовать твою кровь, иначе они не позволят открыть книгу.
Переплёт ощетинился. Сотни чумазых морд вздыбились в нетерпеливом ожидании.
Рейн сглотнула. И протянула руку.
Рожки Чудодеев слились в один большой острый рог. Он ринулся к её трясущимся пальцам. Сверкнули белые зубы – Чудодеи раскрыли пасти, изготовившись для укуса.
– Нет! – Рейн отпихнула книгу. – Они больше никогда не укусят меня!
Книга проехалась по столу и свалились с края. Мама успела вовремя подхватить её. Чудодеи впились в её руки зубами и рогами, отчаянно стараясь предотвратить падение. Мама прижала книгу к груди, тяжело дыша.
– Бестолковая девчонка! Никогда нельзя ронять книгу. Если она порвётся… Если ты испортишь Заклинания, нам конец!
Рейн вскочила на ноги, чуть не опрокинув стул.
– Почему нельзя жить, как раньше? Я хочу вернуться в школу и увидеться с друзьями.
Мама поморщилась, словно от боли.
– Это невозможно. Я бы всё отдала, но это невозможно. – Вздрогнув, она положила книгу на стол и обернула кровоточащие руки чайным полотенцем. Яркие красные полосы выступили на ткани.
Рейн бросилась к задней двери и выскочила на солнечный свет. Она понеслась через лужайку, поднимая вихрь сухих листьев. Добежав до садовых ворот, она замерла на месте, задыхаясь.
Сквозь прозрачную стену, окружавшую Пендерин, она устремила взгляд на заснеженные горы на другой стороне долины. Облака скользили по их вершинам, окрашивая янтарём вечернее небо. Они казались такими свободными, – парят, куда хотят, уносятся за горизонт.
Почему мама не понимает её? Каждый раз, когда она пытается объяснить, что не хочет быть чародейкой, они начинают спорить. Несправедливо. Почему у неё нет брата или сестры? Хоть кого-нибудь, кто стал бы маминым учеником вместо неё.
Она провела рукавом по мокрым щекам и шмыгнула носом. Пустые мечты. Никого больше нет. Она мамина ученица, и ничто этого не изменит.

2
Забота о людях

Мама обняла Рейн. Вместе они любовались горами, вздымавшимися над сосновым лесом с другой стороны стены.
– Мне жаль твои руки.
Мама поцеловала её в макушку.
– Это мне жаль, дорогая. Жаль, что приходится заставлять тебя делать то, что тебе совсем не нравится. Но я уверена, стоит постараться, и ты полюбишь волшебство, как и я. Нет ничего приятнее, чем помогать людям, заботиться о них.
Рейн глянула на мамину руку, всё ещё обёрнутую в окровавленное полотенце. Она побледнела.
– А вдруг я ошибусь? А вдруг кто-то пострадает?
– Не пострадает. Я помогу тебе. – Мама сжала её плечо. – С первого дня, как я приехала в Пендерин с тобой под сердцем, все были добры к нам. Мы обязаны отблагодарить их.
Рейн уставилась на свои башмаки. Она рада бы помочь людям, но разве она им нужна? Нисколечко. Мама легко создаст сотни Заклинаний для всех желающих.
– Обязательно учиться прямо сейчас? Нельзя немного подождать?
– Согласно традиции чародеи становятся учениками на свой двенадцатый день рождения.
– Знаю, но…
Мама вздохнула.
– Давай не будем снова спорить. Пора собираться, за нашими Заклинаниями выстроится очередь.
Рейн снова затошнило, и она попробовала потянуть время.
– Ты сказала, если я испорчу Заклинания, нам конец. Что это значит?
Мама нахмурилась.
– Ничего, ровным счётом ничего. – Она убрала руку с плеча Рейн и взглянула на свои ладони. – Пойдём, я развею Заклинание исцеления, чтобы раны зажили, прежде чем мы отправимся в путь. Сходишь за накидками и сумкой?
Не дожидаясь ответа, мама направилась через лужайку обратно к дому.


Рейн тащилась вниз по каменистому склону в Пендерин. Свитки еле умещались в сумке. Мама шагала впереди, её красная накидка развевалась на ветру, она улыбалась всем встречным и справлялась об их здоровье. Даже погладила собачку, ласково потрепав её по пёстрой шерсти. Никто бы не догадался, что полчаса назад по её рукам текла кровь.
Они свернули на дорогу с белыми домиками, чуть не столкнулись с целым стадом пухлых поросят, которые топали к ним, поднимая клубы пыли. Пастух похлопывал палкой по их спинкам и спешил увести. Он поднял шапку.
– Добрый вечер, Госпожа Мелери и мисс Рейн.
– Добрый вечер, Эдгар. Как ваше стадо? – спросила мама.
– О, на аппетит больше не жалуются благодаря вашему Заклинанию. – Он кивнул в сторону деревенской площади. – В зале собраний полно народа. – Он подмигнул Рейн. – Пришли посмотреть, как новая ученица развеивает волшебство. Надеюсь, у тебя в сумке много свитков?
Поправив лямку на плече, Рейн заставила себя улыбнуться.
– Мы хорошо подготовились, спасибо.
Эдгар ухмыльнулся беззубым ртом.
– Ого! Может, я и сам зайду посмотреть.
Улыбка исчезла с лица Рейн.
Мама потянула её за собой.
– Значит, ещё увидимся.
Они повернули налево, в узкую аллейку между двумя домами, их башмаки захлюпали по грязи вперемешку с бурыми листьями.
– Ты ведь на заставишь меня развеивать волшебство перед всеми? – шепнула Рейн. Они будут глазеть на неё, как ястребы. Наверняка она сядет в лужу.
– Нет, если не хочешь. Просто помоги мне со свитками, этого вполне достаточно на первый раз.
На первый раз, подумала Рейн. То есть будут и другие разы, когда ей всё-таки придётся использовать волшебство.
Они вышли на широкую, мощёную дорогу, которая тянулась меж двухэтажными домами с золотистыми соломенными крышами. Кто-то похлопал её по спине, и крикнул:
– Здорово!
Она обернулась и увидела мальчишку с взъерошенными светлыми волосами, он улыбался во весь рот. Его короткие штаны и рубаха были замызганы, на щеке красовалось грязное пятно.
– Том. – Она улыбнулась в ответ. – Ты разве не должен быть в саду? Где ты так измазался?
– Нужно было доделать одно дело. – Он зашагал рядом с ними. – Я как раз иду в сад сейчас. Ты со мной?
– Не сегодня, Рейн нужна мне в зале собраний, она поможет с Заклинаниями, – сказала мама. Потом глянула на ноги Тома. – Как твоя лодыжка? Кажется, уже не болит?
– Не болит, спасибо, – сказал Том и провёл рукой по волосам, от чего они встали дыбом.
– Очень рада, – сказала мама. – Хотя не понимаю, почему ты решил всё лето ковылять с растяжением, вместо того чтобы сразу прийти ко мне.
– Заклинания не всегда нужны, – сказал Том. – Иногда люди сами выздоравливают.
– Возможно, но Заклинание исцеления занимает несколько мгновений, тебе не пришлось бы мучиться так долго.
Том пожал плечами.
– Нет такого Заклинания, на которое я бы согласился.
Рейн ткнула его локтем. Он без конца хвастался, что единственный во всей деревне ни разу не использовал Заклинаний. Он отказался бы от маминой помощи, даже если бы сломал ногу. Но раньше он никогда не позволял себе дерзить.
Мама улыбнулась.
– Есть и другие Заклинания. Уверена, однажды ты захочешь попробовать их. – Она продолжила путь.
Том покраснел.
– Что на тебя нашло? – спросила Рейн. – Ну, понятно… Ты сказал отцу, что хочешь стать стражем моста?
Они шли за мамой, и башмаки Тома шаркали по мостовой.
– Он не разрешил. Сказал, это слишком опасно. Сказал, меня не примут, пока я не соглашусь на Заклинание защиты.
– Сочувствую, Том, – она дотронулась до его руки, но он отдёрнул её. – Слушай, ты ведь знал, что он так скажет. Никому не разрешают выходить за стену без защиты.
Том нахмурился и сунул руку в карман.
– Плевать.
– Как же! Ты мечтал об этом целую вечность!
Он вытащил руку и уставился на что-то зелёное и остроконечное на своей ладони. Его глаза блеснули озорным огоньком.
Рейн склонилась к нему, чтобы разглядеть, что он прячет.
– Что это у тебя?
– Да ничего. – Он торопливо убрал руку.
– И у тебя теперь секреты?
Он бросил предостерегающий взгляд на маму Рейн и спрятал руку в карман.
– Приходи в сад. Я покажу тебе.
Рейн бы всё отдала, лишь бы улизнуть, но она замотала головой.
– Я должна помочь маме. Не могу её бросить.
– Как хочешь. – Том пожал плечами и принялся насвистывать. Она глянула на него искоса. Он точно что-то задумал.
Они догнали маму как раз у кузницы, откуда доносился лязг металла. Кузнец размахнулся молотом и со всей силы ударил по наковальне, где лежала раскалённая докрасна подкова для лошади, привязанной в загоне. Пар зашипел, когда он окунул подкову в ведро с холодной водой. Заметив маму, он отложил инструменты и показал на свои уши. Ухмыляясь, он поднял вверх большие пальцы.
– Что это с ним? – проворчал Том.
– Мама развеяла над ним Заклинание слуха.
Том скрестил руки.
– Что в этом плохого? Он бы оглох без её помощи.
– Да не нужно ему никакое Заклинание. Мог бы заложить уши пчелиным воском, чтобы не слышать ударов молота.
Рейн поджала губы. Она уже давно потеряла надежду убедить Тома в пользе волшебства.
На деревенской площади толпились, шумели люди. Палатки на базаре уже закрыли; хозяева торопились увезти на тачках нераспроданные фрукты и овощи в хранилище, расположенное в подвале зала собраний. Кто-то направлялся домой, кто-то в таверну, а кто-то – Рейн снова затошнило от страха – вставал в змеящуюся очередь перед залом собраний.
Возле пруда стайка куриц раскапывала землю в поисках зёрен. Они закудахтали и бросились врассыпную, когда Рейн и Том прошли между ними.
– Ну и как твои занятия? – спросил он. – Уже успела заколдовать кого-нибудь?
Она удивлённо подняла брови.
– Тебе ведь неинтересно?
– Мне нет, а вот им да, – он указал рукой площадь. – Все только об этом и говорят с тех пор, как мама забрала тебя из школы в прошлом месяце.
Рейн загрустила.
– Если тебе так хочется знать, мама заставляет меня упражняться на растениях в саду.
Вчера она развеяла над гортензией Заклинание подрезания. Половина слов попали на листья, как и следовало, а остальные полетели в колодец. Целый час ей пришлось выуживать оттуда ведро, чтобы мама развеяла над ним Заклинание починки. Но она ни за что не расскажет об этом Тому. Не хватало ещё насмешек.
Рейн разглядела знакомые лица в очереди. Рон и Эдж, подмастерья ножовщика, стояли в хвосте, шутили, смеялись; они притащили мешки с инструментами. Старушка Фло опиралась на трость и, кутаясь в цветастую шаль, кашляла. Наверху лестницы, у двустворчатых дверей, несколько женщин укачивали, успокаивали ревущих младенцев. Мама легко взбежала по ступеням и помахала толпе в знак приветствия. Рейн замешкалась внизу, а Том сказал:
– Большинству из них вовсе не нужна помощь. Рон и Эдж просто лентяи, могли бы сами наточить ножи.
– Мама не судит, она помогает каждому.
– Только не мне, – сказал Том, похлопав себя по карману. Он повернулся и исчез в толпе.
Рейн нехотя потащилась наверх, чувствуя на себе взгляды всей очереди. Впервые в жизни ей хотелось, чтобы люди относились к Заклинаниям так же, как Том.
Внутри зала собраний стоял гул голосов, люди терпеливо ждали свою чародейку. Мама забрала сумку у Рейн, расстегнула застёжку и выложила свитки на стол – широкую доску на козлах в глубине зала. Приготовившись, она повернулась к краснощёкой женщине в начале очереди, которая подбрасывала вопящего младенца. Мама улыбнулась.
– Здравствуй, Гвен, чем я могу помочь?


Час спустя мама вручила Рейн чистый лист пергамента.
– Это последнее. Положи к остальным, дорогая.
Вздохнув с облегчением, Рейн порадовалась, что не пришлось развеивать волшебные Заклинания на глазах у всех.
Старушка Фло прошаркала к выходу, сунув трость подмышку. Рейн поспешила открыть ей двери. Она выглянула наружу; вечернее солнце бросало кривые тени на ступени. Она предложила старушке Фло руку.
– Темнеет. Вам помочь спуститься?
– Спасибо, деточка, – сказала Фло, похлопав Рейн по руке своими узловатыми пальцами.
– Не нужно. Твоя мама излечила этот несносный кашель и больное горло, я снова чувствую себя на девяносто. Если бы не она, меня бы здесь давно не было. Никого бы из нас не было.
Рейн просияла от гордости.
– Мама старается помочь каждому.
Старушка Фло нагнулась к ней, и Рейн почувствовала запах лаванды и чайных листьев.
– И бережёт нас от монстров. Страшно даже подумать, что бы с нами стало без защитной стены. – Её лицо омрачилось. – Я заметила, ты сегодня не развеивала волшебные слова. Ты хорошо учишься, правда? – Старушка Фло стиснула её руку. – Все надеются на тебя. Не подведи нас.
– Я… я постараюсь.
Старушечьи глазки пристально вглядывались в её лицо. Затем она отступила на шаг и хмыкнула.
– Ну что ж, мне пора домой. Занимайся хорошенько. – Укутавшись в шаль, она стала спускаться по ступеням.
Коренастый мужчина вбежал на площадь, толкая перед собой тележку. Кивнув старушке Фло, он остановился за дверями зала собраний и выудил три корзины из тележки.
– Я не опоздал?
Мама подошла к Рейн и встала у входа.
– Конечно нет, Вин. Я ждала тебя после сбора урожая.
Фермер Вин, пыхтя и отдуваясь, поднялся по ступеням и вошёл в зал.
– Спасибо. Я привёз недозревшие остатки урожая. – Он поставил корзины на пол, в ряд. В каждой лежали твёрдые, зелёные яблоки размером с грецкий орех. – Пойду за остальными, – сказал он и побежал к двери.
– Недозревшие? – спросила Рейн.
– Да, но мы это исправим, – Мамины пальцы пробежались по свиткам на столе. – Нашла, – она взяла свиток и протянула его Рейн. – Почему бы тебе не попробовать развеять это Заклинание?
Рейн заворчала:
– Ты же обещала, что мне не придётся.
– Это всего лишь корзина яблок.
Вин ввалился в зал собраний с новыми корзинами и поставил их к остальным.
– Сейчас ещё принесу, – он снова выскочил за дверь.
– Давай, дорогая, – упрашивала мама. – У меня голова кругом идёт – столько Заклинаний я развеяла сегодня.
Рейн стала кусать губы.
– Какое Заклинание нужно?
– Заклинание спелости. Ты ведь говорила, что хочешь помочь с уборкой урожая. Вот и возможность появилась.
Вин поставил на пол ещё три тяжёлые корзины и встал поодаль, в ожидании.
Рейн протянула руку к свитку, потом отдёрнула.
– Это ведь не одно из тех, с чудинкой?
Мама подвела её к корзинам.
– Тебе покажется, что руки чуть опухли, вот и всё.
Рейн взяла свиток, и её пальцы сразу же стали тяжёлыми, точно пудовыми.
Вин зачерпнул горсть сморщенных яблок и покачал головой.
– Этого не хватит деревне даже на день.
– Скоро они будут такими сочными и крупными, что хватит на две недели, – сказала мама, затем она обратилась к Рейн: – Начинай, когда будешь готова.
Рейн снова замутило от страха. Толстыми, неуклюжими пальцами она стянула шнурок и развернула пергамент.
ЗАКЛИНАНИЕ СПЕЛОСТИ
Наливайся, расти,
Дозревай, не спеши!
Ароматный, румяный,
Сочный и сладкий,
Медовый и нежный
Аппетитный и свежий!
Она сделала глубокий вдох. Затем вытянула губы и осторожно дунула на Заклинание. Слова лёгкие, как пёрышко, поднялись с пергамента и поплыли к корзинам. Первая строчка пролилась на яблоки, словно капли дождя. Их мякоть стала набухать и наливаться, трижды увеличившись в размере. Рейн шагнула вперёд выдула слова, и они полетели ко второй корзине, затем к третьей.
– Молодец, дорогая. Распредели дыхание на все корзины.
Одно за другим яблоки созрели и зарумянились. Рейн улыбнулась.
Вдруг слова затрепетали и замерли в воздухе. Слишком поздно она догадалась, что улыбка перебила дыхание. На последнюю корзину его уже не хватило. Закашлявшись, она смотрела, как последние строчки пропали зря и упали в корзину с созревшими яблоками.
Вин повертел яблоки в руке и стал с большим любопытством разглядывать стропила под потолком.
– Не переживай, – подбодрила мама. – У меня есть ещё один свиток.
Пристыженно Рейн уставилась на корзину с зелёными яблоками. Мама должна сама этим заниматься, а не заставлять её. Мама дала ей новый свиток, и к ней вернулись нужные ощущения.
– Держи. На этот раз не пропусти ни одного яблока.
Настроившись довести дело до конца, Рейн опустилась на колени перед корзиной, сделала глубокий вдох и выпустила волшебные слова на свободу. С мрачным торжеством она наблюдала, как яблоки налились и созрели. Фермер Вин присел на корточки возле последней корзины, он сиял от счастья, глядя на свой новый урожай. Рейн заметила сморщенные яблочки у него в руках. На третий раз у неё точно сил не хватит. Она подула сильнее и закашлялась, когда последние слова устремились к его руке.
– Рейн. Нет!
Чернильные буквы Заклинания впитались в яблоки и в руки Вина. Ошарашенно Рейн смотрела, как рукава его рубахи разбухли, натянулись и порвались по швам. Его руки стали размером со ствол дерева. Вин закричал и отшатнулся.
Мама рассердилась.
– Что я тебе говорила, нельзя применять Заклинания к людям без их разрешения.
Рейн съёжилась, её щеки горели.
– Ты же велела не пропускать ни одного яблока!
Даже ей эта отговорка показалась неубедительной. По крайней мере, теперь маме придётся признать – её ученица совершенно безнадёжна.

3
Стой! Кто идёт?

Мама решительно направилась к столу.
– У меня есть Заклинание уменьшения. Хотя не могу гарантировать, что оно полностью отменит действие Заклинания спелости. Извини, Вин, но, возможно, твои руки теперь будут чуть больше, чем прежде.
Двери распахнулись, и худощавый подросток в чёрной накидке устремился прямиком к маме.
– Срочное сообщение от Хранителя моста.
Страницы:

1 2 3





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Алисия Эванс - Дочь моего врага
    Очень слпбое прорзведение. Проду читать не буду

  • bezbabnaya о книге: Мария Зайцева - Охота на разведенку
    Мне понравилось, интересная история,читается на одном дыхании

  • Zagi о книге: Карина Рейн - Игрушка для мажора
    Ооооочень наивно. Не могу сказать это плохо или хорошо, каждый решит для себя сам. Герои эмоционально юны и незрелы, будто про подростков читаешь. Действие происходит в какой - то альтернативной России, где юношей и девушек ставят в пары на 5 лет. Для того, что бы окончили университет. Эм? Типо по одиночке не справятся?! Ну короче этот соц эксперимент мне в книге был не ясен, но это решение автора, он(а) так видит...
    Книга так себе, автору есть к чему стремиться.

  • Toblerone о книге: Адалин Черно - Жена лучшего друга
    Вот "мысленно подумала" и решила, что видала и хуже, но и это не фонтан.

  • leksi_x о книге: Инна Полежаева - В нашем доме поселился замечательный сосед... [СИ]
    Не поняла общего восторга! Не дочитала. Какое-то глупое послевкусие уже с первых страниц.

    спойлер


    Не понравилось!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.