Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52094
Книг: 127655
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «По образу и подобию»

    
размер шрифта:AAA

Наталья Захарова
По образу и подобию

Пролог

Сон был отвратительным: тягучий нескончаемый кошмар, унылый и мерзкий, как то болото, по которому он чапал уже бог знает сколько времени.
Гнусная трясина простиралась, насколько видели глаза, она тихо булькала и воняла тиной и разложением. Низкое мрачное небо с тяжелыми тучами, в которых поблескивали редкие молнии, удивительно гармонировало с этим безрадостным пейзажем, что настроения тоже не прибавляло.
Стоять на месте было невозможно – засасывало, поэтому он брел куда-то вперед, устало переставляя ноги, отчаянно мечтая выбраться на твердую поверхность.
А потом болото вспухло пузырем, распахнувшим подобие огромной пасти, и он побежал.

* * *

Стоящие у двери стражи осторожно переглянулись. Сквозь стены просачивалась тьма, щедро пропитанная сладковатым ароматом безумия. Сила билась о стены дворца, словно океан в прилив, заставляя громадное здание дрожать, а людей – нервно ежиться и оглядываться по сторонам.
Надо было проверить, что происходит в спальне, но никто не хотел рисковать жизнью, даже личный врач, смотрящий на показания приборов и нервно заламывающий руки от того, что у его подопечного учащенное сердцебиение, дикое давление и странная для спящего активность мозга.
Мысленно вознеся молитву всем известным ему богам, врач подхватил реанимационный чемоданчик и бросился к двери, споткнувшись на пороге. Не веря своим ушам, мужчина повернулся на истеричный писк приборов, дикими глазами рассматривая усеивавшие экраны резкие пики, неожиданно сменившиеся абсолютно ровными линиями.
– Только не это… – пролепетал врач, резво выскакивая в приемную.

* * *

Сволочной пузырь проглотил беглеца, но тут же лопнул изнутри. Проглоченный выскочил с истерическим визгом, уносясь прочь по болоту, как по асфальту. Жижа, тина и кочки ему совершенно не мешали.
Болото вновь собралось горбом, понесшимся за удирающим человеком. Игра в «догони-проглоти-выплюнь» продолжалась долго, пока совершенно одуревший и замученный беглец в один момент не остановился, злобно сплюнув, и не повернулся лицом к агрессору. Страх исчез, переплавившись сначала в усталость, а затем вспыхнула ярость, придавшая телу сил, а разуму – ясности, но все тут же поглотили животные инстинкты, требующие разорвать, уничтожить опасность, от которой невозможно убежать.
Мужчина зарычал и бросился, скаля заостряющиеся зубы. Он рвал на части собирающееся в одно целое живое болото, раскидывал куски, топтал, пинал, не обращая внимания на раны, буквально на глазах опухающие и воспаляющиеся, на то, что на коже проступает черная сетка сосудов, на то, что сейчас он был больше похож на дикого зверя, чем на человека. Постепенно животная ярость схлынула, оставляя расчетливость добивающего врага воина. Он продолжил бороться, пока не растер в пыль последний шевелящийся кусок. Небо огласил победный вопль, победитель рухнул навзничь, моргая и тяжело дыша, разглядывая тучи, из которых били толстые белые молнии с фиолетовой сердцевиной. Неожиданно поднялся сильный ветер, закрутившийся в бушующий вокруг него смерч, грозовой фронт все приближался, но встать совершенно не было сил. А затем тучи окутали его непроглядным мраком, и молнии ударили прямо в него, отправляя в наполненное яркими образами беспамятство.

* * *

Ровные линии, сопровождаемые истеричным писком приборов, неожиданно усеялись крошечными пиками, а затем пошли волнами, превратившимися постепенно в показания совершенно здорового человека.

* * *

Врач подошел, провожаемый внимательными взглядами стражи, и приложил к сенсору руку. Двери раскрылись, мужчина осторожно шагнул во мрак огромной спальни, настороженно поглядывая на кровать, к которой приближался мелкими шагами.
В спальне было темно, только в углу горел маленький ночник. Мужчина сглотнул, но нашел в себе мужество приблизиться, истово надеясь на то, что приборы просто перемкнуло и это ложная тревога. Стать печальным вестником не хотелось… Слишком много проблем. Да, пациент у него не сахар, но думать о том, что начнется после его смерти…
Неожиданно груда одеял и подушек зашевелилась, и на вошедшего уставились два совершенно ясных, очень ярких янтарных глаза.
– Ваше Императорское величество, – прошептал врач, крепко сжимая ручку чемоданчика.
– Да? – голос звучал мягко, но врач сглотнул, потея от ужаса.
– Ваше Императорское величество, – собрался с духом мужчина, – как вы себя чувствуете?
– Не дождетесь, – процедил Палпатин, сверля взглядом личного медика. – Вы обеспокоились моим здоровьем? Прекрасно. Со мной все в порядке.
– Да, Ваше Императорское величество, – облегчённо выдохнул врач, начиная пятиться к выходу, но эти поползновения тут же пресек ледяной взгляд. Император слез с кровати, одним движением накинул на себя длинный теплый балахон с капюшоном и быстро прошел к распахнувшимся при его приближении дверям.
Стоящие в приемной гвардейцы замерли под пронизывающим взглядом Владыки, секретарь вытянулся в струнку.
– Капитана Теневой гвардии ко мне. Немедленно.
Сидиус вернулся в спальню неестественно плавной для его почтенного возраста походкой и внимательно уставился на нервничающего врача.
– Завтра я хочу пройти полное обследование. Подготовьте все необходимое.
Врач поклонился и вылетел за дверь. Император с минуту постоял, раздумывая, прошел в роскошнейшую ванную комнату размером с полигон, скинул с головы капюшон и удрученно уставился на морщинистое лицо с пылающими золотом глазами.
– И как же это меня угораздило?

* * *

Кто не мечтает стать Императором? Огромная власть, все блага вселенной к твоим услугам, можно делать что хочешь и ни перед кем не отчитываться.
Наивный взгляд примитивного обывателя. Быть Императором – действительно быть им, а не считаться таковым – означает заполучить в комплекте с троном постоянную борьбу с заговорами, интриги и казни, паранойю и мании, тупых подчиненных, в порыве служебного рвения портящих все, что можно, и все, что испортить нельзя по определению, одиночество и всеобщую ненависть, круглосуточный рабочий день, отсутствие отпуска и невозможность расслабиться, а также тоску по толковым заместителям, не метящим на твое место, и еще тотальную ответственность за свои решения.
Тот, кто стоял перед зеркалом, разглядывая тело того, в кого попал, своему попаданию откровенно не радовался. Зеркало бесстрастно показывало довольно неприглядную картину: мужчина, человек, среднего роста, худой, той старческой худобой, которую можно именовать костлявостью. Бледную пергаментную кожу местами покрывали темные пигментные пятна, приходящие с возрастом, появилась легкая сутулость, хотя было видно, что раньше и осанка была прекрасной, и фигура – отличной, и мышцы – хорошо развитыми. Но все это великолепие осталось в прошлом.
Лицо покрылось глубокими морщинами, под глазами – мешки, волосы поредели. Девяносто лет – не шутки. Дряхлая развалина, ковыляющая с палочкой… Так все это выглядело на первый взгляд.
А вот на второй все было гораздо интересней. Движения вроде дряхлого тела были плавными, легкими, отточенными. Глаза горели неукротимым желтым пламенем. Сознание было ясным и четким, работая, как мощная машина. А еще было нечто невидимое, пропитавшее каждую клетку тела, окутывающее призрачной броней, дополняющее органы чувств, дарующее неимоверное могущество.
Сила.
Эта самая Сила сообщала, что за дверью его покой охраняют ровно двенадцать Алых стражей, чьи отпечатки сознаний хорошо изучены и запомнены. Что секретарь насторожен, и не без причины – вчера у его работодателя было отвратительное настроение, вылившееся в казнь вызвавшего неудовольствие слуги. Что врач, находящийся на своем посту, облегчённо выдыхает, считая, что сегодня ему неимоверно повезло – у Императора хорошее настроение с утра, не испорченное даже незапланированным ранним подъемом. Что дворец не спит, люди исполняют свои обязанности, а в приемную только что вошел сильный одаренный.
А предыдущий хозяин всего этого великолепия, Шив Палпатин, Дарт Сидиус, полностью сошел с ума, не совладав с Темной стороной Силы, и его сознание, разрушившееся до примитивных инстинктов, слилось с сознанием попаданца. Вся его память, все амбиции и желания, все тайны и вся Сила достались тому, кто о такой судьбе и не мечтал.
Жил себе вполне обычной жизнью не слишком крупного руководителя… Строил подчиненных, отгребал от вышестоящего начальства, пахал, обеспечивая только созданную почти ячейку общества… И вот молодость сменилась старостью, а подчиненное положение – местом на вершине пищевой цепи.
Как ни странно, но никаких душевных терзаний и рефлексий не было. Все-таки скорее всего, не Сидиус слился с ним, а он с Сидиусом. Мощь ситха просто потрясала, поэтому данное событие вызывало закономерное подозрение в том, что Силу слетевший с катушек Владыка не устраивал и она решила проблему по-своему.
Самым радикальным способом.
И теперь вся прошлая жизнь попаданца не имеет значения, потому что память, доставшаяся от Палпатина, услужливо сообщает, что его ученик, Темный Лорд ситхов по имени Дарт Вейдер, уже давно улетел на боевую станцию под романтичным названием «Звезда Смерти», которой командует его старый приятель Уилхафф Таркин, получивший титул гранд-моффа, а это означает, что планы станции, о похищении которых доложили буквально несколько часов назад, уже находятся в руках Леи, которая совсем даже не Органа, и отшельник Бен вскоре вспомнит, если уже этого не сделал, что он когда-то был магистром Ордена джедаев, и даст стимулирующего пинка под зад Люку, который точно Скайуокер, а вообще настоящая кара божья лично для Сидиуса и Вейдера за жизнь в блуде, грехе и прочих недоступных, но таких притягательных для ведущих полумонашеский образ жизни аскетов-ханжей, носящих робы бежевого цвета, вещах.
И канон вот-вот переедет его паровым катком, максимум шесть лет, и всё, «Император умер, да здравствует Республика», а он слишком молод, чтобы умирать! Особенно если вспомнить о десятке красавиц, которые были вовсе не против приласкать и утешить загибающегося от непомерных нагрузок одного конкретного несчастного одинокого ситха в обмен на статус официальной любовницы и некоторые привилегии.
Да, у ситха даже гарем был, хотя зачем он был ему нужен, попаданец понять так и не смог. Для статуса, наверное… Или вообще «чтобы было». В удовлетворении своих потребностей и желаний Палпатин никогда себе не отказывал, но радости плоти доставляли ему гораздо меньше удовольствия, чем проворачивание какой-нибудь интриги.
Сидиуса возбуждала только власть. Когда Сенат ревел, подтверждая под грохот аплодисментов создание Империи, ситх получил такой приход, что качался на волнах эйфории еще неделю, и плевать ему было на джедаев, ученика и прочие несущественные мелочи. Он добился одной из поставленных перед собой целей, все остальное – побоку.
А потом косяком поперли проблемы, ситх пахал, как раб в спайсовых шахтах, сдерживать свой характер прирожденного садиста и тирана он постепенно совсем перестал, а Силой пользовался постоянно… Не замечая, как скатывается в откровенную тиранию, как уважение и опаска окружающих сменяются настоящими ужасом и ненавистью, как ученик превращается в бездушного дроида, механически исполняющего свои обязанности и полностью потерявшего смысл жизни, как разрушается его разум, лишенный тормозов и хоть каких-то сдерживающих факторов.
Великолепный интриган и прекрасный управленец превратился в тирана, живущего в какой-то своей реальности, плохо стыкующейся с окружающим миром.
Дарт Сидиус – а теперь Шивом Палпатином там и не пахло – окончательно впал в безумие, став чудовищем, за что и поплатился. Милосердие Высших сил, как бы их ни называли, понятие очень относительное, в чем ситх и убедился на собственной шкуре.
И теперь несчастный тридцатипятилетний попаданец превратился в девяностолетнюю развалину с неоднозначной репутацией, что грозит гибелью в ближайшие годы, а ему еще хочется пожить, наслаждаясь благами и катая гарем на «Звезде Смерти», попирая ногами черепа вонгов, про которых сообщил один синекожий гуманоид.
Проблем навалилась гора размером с Эверест, а размеру филейной части ехидно ухмыляющегося северного пушного зверька могла позавидовать японская Годзилла. Но это не значит, что он тупо сложит лапки и сдохнет во имя торжества Света.
– Не дождетесь! – злобно подвел итог своих размышлений Император, натягивая на голову капюшон. Следовало спешить: время просачивалось сквозь пальцы, а сердце стучало, отмеряя утекающие мгновения.
– Капитан. Для вас есть задание.

* * *

Дарт Вейдер молча смотрел в датапад, не видя текста. Мысли ситха были мрачными. Связь с учителем, узы, разорвать которые могла только смерть одного из них, несколько часов назад задрожали и натянулись, свидетельствуя, что происходит что-то очень нехорошее. Мужчина чувствовал боль и привычное безумие наставника, связь все истончалась, Вейдер уже даже вяло понадеялся, что еще немного – и все это закончится, но почти разорванные узы неожиданно укрепились, а затем по ним хлынули ярость и холодная целеустремленность. Ситх снова ощутил мощь своего учителя, так, словно Сидиус неожиданно встал за его плечом, не сдерживая свою Силу.
Вейдер длинно выдохнул и нервно сжал кулаки, но тут пискнул датапад и ситх отбросил пустые размышления: яхту Леи Органы засекли, и поимка мятежницы стала делом времени. Мужчина встал, величественно направившись в сторону мостика: он хотел руководить процессом. Может, это хоть как-то развеет его скуку и отвратительное настроение?

* * *

– Иссарда ко мне.
Отдав распоряжения секретарю, Император неторопливо направился в кабинет, постукивая тростью из гладко отполированного корня какого-то экзотического дерева. Простая палка с ручкой, на первый взгляд, но, как и все у Сидиуса, имеющая двойное дно. Дерево, у которого был взят корень, росло в месте Силы, причем Темной направленности. Мало того что природный источник, так еще там когда-то произошло побоище между ситхами и джедаями. Первых вырезали, эманации смерти пропитали округу, и чудом не пострадавший росток вырос настоящим растительным монстром. Сидиус пользовался тростью по назначению, опираясь при ходьбе, а еще он был очень образованным ситхом с паранойей, манией величия и изуверской фантазией, поэтому трость подверглась Силовой ковке, превратившей ее в практически неразрушимый темный артефакт. Во всяком случае, удар сейбера этой милой вещичкой Император отбивал свободно. А еще он протыкал острым концом доспехи…
Устроившись в любимом кресле, оснащенном подушками, массажерами и энергетическими щитами, выдерживающими прямое попадание ракеты, Сидиус поерзал, устраивая костлявый зад поудобнее, подтянул к себе датапад и погрузился в работу. Следовало наметить план действий и расписать роли.
В этом романе именно он будет главным героем, получающим плюшки и восхищение окружающих.

Глава 1

Захват яхты Леи Органы, сенатора от Альдераана, прошел как по маслу. Вейдер лично участвовал в захвате «Тантива», решив немного развеяться. Штурмовики из его легиона сработали безукоризненно, проникновение на борт было быстрым и не составило никаких проблем: выучка у бойцов «Кулака Вейдера» была великолепнейшей.
Вейдер вошел внутрь, как к себе домой, сходу начав наводить порядок: кого надо – придушил, кого захотел – расстреляли. Злая и испуганная принцесса испепеляла наглого захватчика взглядом, презрительно цедя слова о дипломатической неприкосновенности и прочей чуши, которые Лорд тренированно пропустил мимо ушей, все равно это пустое сотрясение воздуха, и ничего более.
Попытка решить проблему относительно мирным (в понимании ситха) путем ничего не дала, и штурмовики поволокли упрямицу на корабль Вейдера. Мужчина окинул роскошное еще полчаса назад пространство равнодушным взглядом, пожал плечами и направился прочь.
Мятежница в его руках, а то, что планы обнаружены не были… Небольшая, вполне преодолимая техническая накладка. И ничего более.

* * *

Лея Органа, наследная принцесса Альдераана и просто сенатор, мрачно нахохлилась, сидя в камере, которую ей предоставили в качестве гостевых апартаментов на боевой станции, куда прилетел «Опустошитель».
Обстановка была крайне скудной, даже аскетичной, а обслуживание и на одну звезду не тянуло, про остальное и говорить нечего. Девушка зябко поежилась, но взяла себя в руки, не желая показывать свою слабость мучителям. Она не для того исполняла свой долг патриотки, чтобы маленькая неудача выбила ее из колеи.
Принцесса гордо вскинула голову, стараясь казаться сильной, уверенной в себе и абсолютно несгибаемой. Она еще покажет этим зарвавшимся палачам, что такое храбрость, стойкость и верность своим принципам.
Дверь распахнулась спустя полчаса. Высокий тощий мужчина в сером мундире имперского гранд-моффа окинул слегка помятую девушку надменным взглядом, брезгливо скривив на мгновение губы.
– Сенатор Органа. Ну разумеется, – тон мужчины был кислым, сочащимся отвращением.
– Гранд-мофф Таркин, – в тон ему процедила принцесса. – Ну конечно же!
– Дерзите? – высокий эриадец изогнул седую бровь. – Как предсказуемо! На выход… принцесса.
– Вам это даром не пройдет, – торопливо шагающая за понесшимся по коридору Таркином Лея гневно сжимала кулаки, пытаясь не обращать внимания на грохот бронированных сапог штурмовиков, изображающих конвой. – Широкая общественность узнает о попрании норм и свобод! Я – сенатор, дипломат, понятие дипломатической неприкосновенности существует не для того, чтобы вы, гранд-мофф, его грубо игнорировали! Сенат узнает о моем неправомерном задержании, и Император…
– Уже, – с нескрываемым злорадством произнес Таркин, и не подумав оборачиваться.
– Что «уже»? – нахмурилась Лея, стуча каблуками, мысленно радуясь, что они широкие и низкие – всего пять сантиметров.
– Император уже знает, – отрезал гранд-мофф и больше не проронил ни слова. Вся процессия вошла в зал, где располагалась платформа дальней связи.
Первый, на кого обратила внимание принцесса – Вейдер. Главнокомандующий стоял статуей, слушая собеседника. Синие огни, сияющие по периметру платформы, придавали фигуре, закованной в доспехи, нереальный вид. Лорд кивнул и величаво сошел с постамента – словно статуя ожила. Принцесса нервно вздрогнула, едва удержавшись на ногах, когда Таркин пихнул ее вперед, в зону действия передатчика, гневно вскинула голову… И застыла, чувствуя, как сжимается желудок под пронзительным взглядом Императора.
Голопроектор был настроен так, что разговаривающие отображались в полный рост, и теперь у принцессы создалось впечатление, что она стоит прямо напротив сидящего в кресле закутанного в многослойные одежды самого простого покроя пожилого мужчины. Император внимательно осмотрел застывшую девушку, нервничающую, невзирая на всю ее храбрость, тонкие губы искривились в странной улыбке.
– Принцесса… – голос мужчины был мягким и глубоким, никакого старческого дребезжания или шепелявости, – Органа. Хм. Действительно… Органа.
Принцесса выпрямилась, Таркин с трудом удержал презрительное фырканье. Вейдер сложил руки на груди, замерев.
– Прекрасно. Планы так и не нашли, – утвердительно произнес старик, переводя жуткий взгляд на своего ученика. Вейдер невозмутимо пробасил:
– Нет, мастер.
– Чудесно, – неожиданно улыбнулся Император, и девушка сглотнула. До нее начало доходить, что вокруг происходит что-то странное. – Это замечательно, что вы воспользовались моим гостеприимством, принцесса. У меня к вашему отцу очень много вопросов накопилось за последние годы. А теперь есть прекрасный повод вызвать его на откровенный разговор…
Император с нескрываемым удовольствием потер костлявые ладони и вновь положил их на массивные подлокотники.
– Думаю, спрашивать, где сейчас перевозимые вами планы, бессмысленно, – неторопливо продолжил мужчина. – Вы ведь стойкий боец и истинный патриот Республики, которую в глаза не видели, но почему-то любите трепетной и нежной любовью. Не так ли… принцесса?
Лея молчала, не зная, что сказать. Сейчас промолчать было самой выгодной стратегией.
– Именно так, – заключил Палпатин, постукивая пальцами по отполированному металлу. – Вы готовы смотреть опасности в лицо, исполняя свой долг так, как вы его понимаете… Ведь вы одержимы благом для всех? Не так ли, принцесса? Ответьте.
– Да, Ваше Императорское величество! – с вызовом посмотрела на него Лея.
– Чудесно, – растянул губы в улыбке Палпатин. – Скажите, принцесса, а о благе своих подданных вы задумывались?
По губам Таркина скользнула злорадная усмешка. Эриадец очень хорошо знал бывшего Канцлера и нынешнего Императора и отлично разбирался в нюансах его настроения. Вот такая вежливость означала, что сейчас вздорной девчонке преподадут жестокий урок.
– Что вы имеете в виду, Ваше Императорское величество? – насторожилась девушка.
– К примеру… Если я спрошу, где расположена база мятежников, то услышу…
– Не понимаю, о чем речь, Ваше Императорское величество, – твердо ответила Лея.
– Браво! Какая стойкость перед лицом врага, – Император пару раз хлопнул в ладоши. – Какая личная храбрость! И какая потрясающая наивность. Скажите, принцесса, а вы задумывались над тем, что за промахи правителя отвечают его подданные? Нет? Этому вас не учили? Упущение. Впрочем, привычная тактика вашего отца. Тот тоже всегда подставлял других.
– Мой отец…
– Ваш отец, – оборвал вскинувшуюся девушку Палпатин, – замешан во стольких непотребствах, что их количеству можно только удивляться. Впрочем, это к делу не относится. Мы остановились на том, что вам не преподали важный урок – за свои действия отвечать надо. Вы, принцесса, влезли туда, где начинаются интересы государства. Не вашего жалкого Альдераана, а Империи. Вы помогаете тем, кто намерен развалить все то, что я строил долгие годы, и за это будете наказаны.
– Я не боюсь смерти и пыток! – голос Леи звенел от напряжения, в глазах светилась фанатичная уверенность в своей правоте.
– Правда? – сладко улыбнулся Палпатин, и Вейдер неуловимо напрягся. Ситх смотрел на своего учителя, не узнавая его. Император словно стряхнул с себя пелену безумия и превратился в того жестокого, изощренного интригана, гениального и искушенного, каким был годы назад. – Скажите, а об остальных вы подумали? Принцесса, уже пострадал экипаж вашей яхты. Но вы о них и не подумали… Скажите, принцесса, а как насчет других? Так я и думал. Лес рубят – щепки летят. И вы в роли дровосека. Впрочем, оставим этот пустой разговор, все, что мне нужно, я уже узнал. Лорд Вейдер, проводите принцессу на свой корабль, доставьте на Корускант. Немедленно.
Ситх кивнул, сдернул девушку с платформы и поволок к двери. Ничего не понимающая Лея брыкалась, но все было бесполезно. Палпатин неопределенно хмыкнул, после чего уставился на Таркина. Мужчина вздрогнул.
– Гранд-мофф Таркин, – глаза Императора пылали миниатюрными звездами. – Я все понимаю, но излишнее рвение вредит. И тому, кто его проявляет, и окружающим.
– Ваше Императорское величество?
– Если вы, гранд-мофф Таркин, думаете, – голос Палпатина налился яростью, – что было бы неплохо подтвердить исповедуемую вами «Доктрину Страха» разрушением планеты, к примеру, того же Альдераана, пусть он и является рассадником бунтовщиков, то я вас, гранд-мофф Таркин, разочарую. Я этого не одобрю. Вам ясно, гранд-мофф Таркин?
– Да, Ваше Императорское величество, – сдавленно просипел эриадец, сглатывая. По телу ползли ледяные щупальца, нежно обвивающие горло, надавливающие на кадык. Так, слегка. Император пошевелил пальцами, жестоко усмехнувшись, и все прекратилось.
– Скажу один раз, Уилхафф, – мягко произнес Палпатин, прикрыв тяжелые веки. – Я не для того рвал жилы, строя Империю, чтобы чье-то излишнее рвение свело мои усилия на нет.
– Да, Ваше Императорское величество, – с достоинством кивнул Таркин.
– Прекрасно. Впрочем… – Палпатин повернул голову, вчитываясь в строки отчета, доставленного секретарем, – это вас не спасет.
Костлявая ладонь сжалась в кулак, и Таркин, захрипев, схватился за горло, но было поздно. Раздался громкий хруст, тело упало на пол.
– Значит, слушаем Мотти, да, Уилхафф? Глупо. И недальновидно. Впрочем, могу вас утешить, гранд-мофф Таркин, адмирала Мотти ждет такой же бесславный конец. И этот самый конец не за горами.

* * *

Палпатин потер подбородок, размышляя о дальнейших действиях. Бейл Органа теперь у него в кулаке, так же, как и его приемная дочурка. Принцесса была именно такой, как в фильмах. Вся такая несгибаемая, волевая и недалекая. Характер тот еще, как и мозги. Однако напрягала некоторая странность. Как Палпатин ни старался, он не смог углядеть сходства с Энакином Скайуокером или Падме Амидалой.
Да, есть некоторые черты, намекающие на покойную королеву, но их явно недостаточно. Что с того, что принцесса невысокая, с пушистыми каштановыми волосами, карими глазами и светлой кожей? Не менее покойная Бреха тоже была такой же, разве что рост средний.
Ну упрямая… Так воспитатель из Бейла тот еще. Пару раз Император встречал принцессу в Сенате, и его ничего не насторожило, никаких намеков на латентную одаренность. Не было ощущения спящей Силы. А у Сидиуса насчет этого была стойкая паранойя… И Бейл никогда не проявлял беспокойства, отпуская дочь в Сенат. А ведь СИБ бдит, Инквизиторий бдит, да и сам Сидиус тоже не спал.
Так что дело очень нечисто. Однако он успел убрать тот камешек, что обрушил лавину, и теперь этот камешек летит к нему на «Опустошителе» в компании Вейдера, который цацкаться с принцесской не будет, не тот у его ученика характер.
Вспомнив о Вейдере, Палпатин нахмурился. Память сообщала, что учеником Сидиус был недоволен. И это еще очень мягко сказано. Поведя себя как истеричный юнец, Энакин Скайуокер подставился сам, подставил свою супругу и детей и самое главное – подставил самого Сидиуса. А вот этого ситх не любил. Очень не любил.
Пусть он кричал, что Вейдер переплюнет его в мощи, на самом деле Палпатин так не думал. Особенно стоя над почти трупом ученика. В тот момент он даже думал его добить, но привычка выжимать из доступных ресурсов все их возможности и даже еще немного сверху все-таки взяла верх. Пусть искалеченный, но Скайуокер был ресурсом, правда, сколько планов пришлось менять, перекраивать и отбрасывать… Это злило безмерно, и почти труп сполна прочувствовал это неудовольствие на своей обгорелой шкуре.
Было и еще отличие от канона: похороны Амидалы. Королеву похоронили беременной. Правда, был один ребенок, девочка, но отсутствие еще одного никого не насторожило. Двойня – не такое частое явление, чтобы об этом подумали.
СИБ провела самое тщательное расследование. Смерть Падме была стечением обстоятельств: отек легких от ядовитой атмосферы Мустафара, дикая жара, стресс, тяжелые роды… То, что ее недодушили. В общем, сошлось. Семья королевы бучу поднимать не стала, равно как и интересоваться, от кого ребенок. А еще была череда несчастных случаев – служанки Падме, все как одна, скончались. Панака ушел в политику, став моффом, Тайфо продолжал трудиться на посту охранника теперь уже королевы Джамиллии, потом королевы Пуджи…
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.