Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52251
Книг: 128008
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Записки «русского азиата». Русские в Туркестане и в постсоветской России»

    
размер шрифта:AAA

ЗАПИСКИ «РУССКОГО АЗИАТА»
Русские в Туркестане и в постсоветской России
Издание второе, измененное, дополненное.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Русский по национальности, волею судьбы, я родился и сорок пять лет прожил в Средней Азии и тем самым отношусь к числу «русских азиатов». Под этим термином подразумеваются все выходцы из Российской империи и Советского Союза, оказавшиеся там по разным причинам независимо от национальности: русские, украинцы, белорусы, татары, евреи, прибалты и другие народы. Поэтому, даже покинув Среднюю Азию после развала Советского Союза, в душе мы остаёмся «русскими азиатами» со своим особым менталитетом и ностальгией. Как сказал поэт: «Нет, нет, а сердце защемит – тоска по солнцу Туркестана…».
Знаменитому средневековому немецкому теологу и философу Экхарту Майстеру, который всегда мужественно шел «против течения» принадлежит выражение:
«Кто хочет стать тем, чем он должен быть, тот должен перестать быть тем, что он есть».
На пенсии, наше так называемое «социальное государство», превратило меня, инженера, в гражданина пережившего свою полезность и ставшего для него обузой. Однако всегда есть варианты, как жить дальше. К примеру, можно на даче разводить тюльпаны, созерцать природу, а по вечерам слушать радиостанцию «Орфей». Не исключая этого и неожиданно для самого себя я увлёкся писательским творчеством, тем самым приобщившись к саморазвитию, самопознанию, самовыражению, то есть перестал быть тем, кем был. Новая ипостась побудила меня обратиться к истории и завоеванию Туркестана Российской Империей во второй половине ХIX века, жизни русских в Туркестане со времён первых переселенцев, а так же рассказать об унизительном положении «русских азиатов» в России, на своей исторической родине, после развала Советского Союза.
Восточная пословица гласит:
«Знает не тот, кто много жил, а тот, кто много видел».
В своё время, находясь в Средней Азии, по делам службы я объездил всю Центральную Азию, а это Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Казахстан. Знаком с Прибалтикой, поездил по России. Жил во времена Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачёва. Свидетель знаковых событий советской власти - Дня Победы и полёта в космос Юрия Гагарина, достижений в науке, образовании, культуре, литературе, спорте, социальной сфере. Свидетель догм, пороков и предательства партийной элиты, приведших к распаду СССР. Этому же способствовал и нарастающий эгоизм партхоз номенклатуры, который тайком завидовали материальному процветанию западных «коллег».
И вот новейшая история России: Ельцин, Путин, Медведев, Путин, Путин…
Теперь я свидетель того, как эта система рождалась с предательством, алчностью и мерзостью. Того, как российский либерализм и его адепты, одержимые неприятием и ненавистью ко всему советскому, «вместе с водой цинично выплеснули ребёнка» - положив началу «эпохи вырождения». Характерной чертой существующей системы и её «директории» стало не созидание и самообновление, а неправедное обогащение, самоутверждение и самосохранение с помощью процедур имитационной демократии – величайшей лжи нашего времени и административного ресурса.
Начиная с Горбачёва и Ельцина, мы видим правящий класс с его космополитизмом, алчностью, высокомерием, ложью и пресмыкательством перед «нашими западными партнёрами» ради сумасбродного желание стать частью Запада. Не удивительно, что маргинальная элита и правящий класс в целом, паразитирующие на распродаже сырьевых ресурсов, в глазах мыслящих людей озабоченных судьбой России - непопулярны и заслужили ироничный тезис: «они зажрались за родину».
В Книге Экклезиаста сказано:
«И умножающий знанье - умножает печаль».
Действительно, для человека думающего знанье приносит тяжкое состояние, поскольку обнажает в окружающем мире, во власти и человеке - безобразное и ничтожное, прикрывающееся лицемерием и сомнительной целесообразностью. Поэтому внешним поводом моей книги являются мучительные переживания трагической бессмыслицы, достигшей в наши дни необычайного уровня и напряжения. При этом у меня нет претензией на истину в последней инстанции, а есть понимание, что окружающий мир – это субъективное представление моего Я. Трудно понять время, когда ты внутри него. Важно сохранить в себе положительное восприятие мира, избежать тщеславия, гордыни, зависти, а в изложении материала избежать банальности, что оказалось самым трудным.
Тот факт, что большинство населения России предпочитает терпеть существующую систему, отнюдь не делает её менее иррациональной и менее достойной порицания. Тем более что за последние тридцать лет люди не стали ни лучше, ни умнее - они стали мельче, ничтожнее, бездарнее, менее начитаны, а значит глупее. Однако не все способны мириться и терпеть, глядя на то, что самый образованный народ в Европе вырождается духовно, интеллектуально и физически. Мы отторгаем эту систему и тем более «на века», как провозгласил её весной 2019 года Сурков – кремлёвский идеолог.
Но кто они - «Мы?». Это, прежде всего, наша патриотическая интеллектуальная элита, которая стоит в первых рядах борьбы с прозападным, антинародным, продажным российским либерализмом. «Мы» - это сотни тысяч единомышленников во всех регионах страны, кто объединён желанием справедливости, законности и порядка в нашей стране и кто руководствуются принципом:
«Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан».
Поэтому если ты гражданин - у тебя должна быть активная гражданская позиция и это не позволяет уткнуться в «корыто» и самодовольно чавкать, глядя в теледебильник или в монитор компьютера - будучи «премудрым пескарем». Старцы говорили: «Промолчи, и cатана восторжествует!» Поэтому мы не имеем права замалчивать больные вопросы.
Конечно, есть и те, кому чужд обвинительный пафос. Как говорится – фигуранты известны, но бессмысленно обвинять искривлённый мир, где власть имущим, волей-неволей подыгрывают, чуть ли не все. Об этом, в своё время, сказал Григорий Иванов (1894-1958) – поэт русского зарубежья:
Рассказать обо всех мировых дураках,
Что судьбу человечества держат в руках?
Рассказать обо всех мертвецах-подлецах,
Что уходят в историю в светлых венцах?
Для чего? Тишина над парижским мостом,
И какое мне дело, что будет потом…
К сожалению, тенденция уйти в историю «в светлых вен цах», не неся ответственности за вырождение России, стала заразительной. Но, как говорится - «каждому своё». Я давно не ставлю вопрос: «Что мне ждать от жизни?». Мой вопрос: «Что жизнь ждёт от меня?». А жизнь ждёт, чтобы мы помнили призыв Луция Сенеки[1]:
«Главнейшая наша задача заключается в том, чтобы мы не следовали за вожаком стада, чтобы шли не туда, куда идут другие, а туда, куда повелевает долг».

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РУССКИЕ В ТУРКЕСТАНЕ


ГЛАВА I. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ И ТУРКЕСТАН. ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ


Меня, ныне живущего в России, давно мучают вопросы: какой след мы оставили в Центральной Азии за более чем 100 – летний период времени? Был ли в нашем присутствии какой либо исторический смысл? В чем состоял этот смысл для меня, прожившего в Киргизии лучшую часть своей жизни? Чтобы ответить на это, необходимо проследить судьбу русских переселенцев начиная с истоков «загогулины», которая привела в XIX веке первых русских переселенцев в Туркестан, а затем, бесславно, в конце XX века вытолкнула обратно.

1


Туркестан - исторический регион, населенный народами тюркского происхождения. Восточный Туркестан — историческая область на западе Китая, официальное название Синьцзян - Уйгурский автономный район. Западный Туркестан — территория Узбекистана, Туркмении, Таджикистана, Киргизии и Казахстана. Центральная Азия, в современной интерпретации - это Средняя Азия с Казахстаном. Средняя Азия – это четыре вышеуказанных республики Западного Туркестана без Казахстана.
После распада в XIV веке крупнейшей в истории человечества империи Чингиз-хана, её унаследовали его дети: Хубилай – Монголию и Китай, Батый – Золотую орду, Хулагу – Иран, Чеготай – Среднюю Азию. Золотая орда, в свою очередь, распалась на Казанское, Крымское, Ногайское, Астраханское и Сибирское ханства и постоянными набегами стала терзать Русь.
Несмотря на это, собиратель земли русской — Иоанн III (1462 — 1505), положил краеугольный камень в основание могущества России. При нем в 1472 году к Москве присоединили Пермь, подчинили Вятку и землю Югорскую (Северо - Запад Сибири), затем в 1478 году Великий Новгород, Тверь в 1485, Смо ленск в 1514 и Рязань в 1517году. Настало время покончить с набегами казанских татар. В 1552 году - Иоанн IV или Иван Грозный, 22-х лет от роду, с 150 000 русских войск подошел к Казани и в результате тяжелой, кровопролитной осады 2-го октября взял город приступом через брешь в крепости, образованную взрывом сильной мины (48 бочек пороху). Однако еще пять лет не угасал бунт беглецов Казанских и им сочувствующих окрестных народов: черемисов, вотяков, башкир.
В 1556 году пало Астраханское ханство. При этом ирония судьбы состояла в том, что русские войска плыли в Астрахань на судах мимо развалин столицы Батыевой – Сарая, где в течение 200 лет Государи наши унижались перед ханами Золотой Орды.
К концу царствования Ивана Грозного Россия шагнула за Каменный пояс, как тогда называли Уральский хребет. Летом 1581 года Строгоновы предложили вольным людям - донским казакам, перевалить за Каменный пояс в Сибирское ханство (хан Кучум). Покорение Сибири было задумано без ведома и позволения Москвы, но «победителей не судят», а победителем, на начальном этапе, был легендарный Ермак, приобщивший часть Сибирских земель к России.
Таким образом, при Иване Грозном, территория государства увеличилась вдвое, были основаны 155 новых городов, ликвидированы очаги сепаратизма, феодальная раздробленность, открыта первая типография, созван первый Земский собор. После себя он оставил мощное государство и вооружённые силы, сформировал крепкие оборонные рубежи, открыл потомкам путь к дальнейшей имперской экспансии.
Избавившись от монгольского ига, русские государи стали обращать на Восток более пристальное внимание. Там за бесконечными равнинами и высокими горами находилось сказочно богатое Индийское царство. Оттуда шли караваны, привозившие шелковые ткани, слоновую кость, оружие, золото и драгоценные камни. «Великий шелковый путь», связав торговые и культурные центры Китая, Индии, Среднего и Ближнего Востока, приобретя межконтинентальный характер, сыграл важную роль в судьбах народов Туркестана. Южный путь от Китая через Туркестан и Иран до средиземноморских портов Тир и Сидон имел протяженность свыше 9 тысяч километров. Купцы, гонцы, проводники караванов непрерывно двигались в оба направления, находясь под охраной соответствующих государств, которые обеспечивали караваны «караван – сараями» для отдыха.
Особенно большая роль в торговле на Шелковом пути принадлежала согдийцам, то есть самаркандцам. Согдийскими купцами были основаны поселения в крупных торговых центрах Средней Азии, Восточного Туркестана и Северного Китая. Главным товаром по всему пути был шелк. Кроме того, из Китая на Запад шли ткани типа тафты, репса, тонкие камчатые и газовые ткани. Верблюды несли на себе тюки, в которых находились бронзовые китайские зеркала, зонты, лекарства, парфюмерия. С Запада вывозили стекло и стеклянные изделия, а также одежду из шерсти. Шелковый путь был не только торговой артерией, стимулирующей экономическую активность многих регионов Востока и Запада, – по нему шел обмен информацией, производственными навыками, культурными ценностями. Средняя Азия оказалась в центре огромной транспортной системы самого большого материка. Через среднеазиатскую территорию шел интенсивный обмен материальными и духовными ценностями, чем не могли не воспользоваться ее обитатели. Перекрестком Азии стал Самарканд, куда перебрались и оставались жить на долгие годы ученые, музыканты, художники, архитекторы.
После кончины Тимура, который вытеснив монголов, скреплял Среднюю Азию жестокой военной силой, распалось и его государство. На обломках возникли Бухарский эмират, Хивинское и Кокандское ханства. Ханства втянулись в войны, как между собой, так и с независимыми туркменами, таджиками, киргизами и казахами. Воевали все против всех. В регионе наступил политический хаос. Слабые, разобщенные среднеазиатские государства противостоять этому были не в силах. Постепенно стала пробуждаться мысль: не следует ли, ради выживания, обратиться за покровительством к одной из соседних держав? Рассматривались все варианты. Шиитская Персия — враждебна по расхождениям в вере, поскольку в Средней Азии почти все мусульмане сунниты. Единоверные турки далеко. Китай совершен но чуждый, да еще и за горными хребтами. Поэтому, чаще всего, взоры обращались к России. Она тоже была иноверной. Но, судя по тому, что рассказывали те, кто побывал в России, мусульман там не принуждали отрекаться от веры, людей в рабство не обращали и не продавали, как на невольничьих рынках.
Первыми, добровольно и по своей инициативе, решили принять российское подданство Казахские жузы[2]. В XVII веке на территории Казахстана проживало порядка 3 млн. 300 тысяч казахов. Старший жуз традиционно занимал территорию от верхнего и среднего течения Сырдарьи до Семиречья включительно. Средний жуз занимал регионы Центрального и Северовосточного Казахстана и среднее течение Сырдарьи. Младший жуз низовья Сырдарьи, побережье Аральского моря, северную часть прикаспийской низменности и низовья реки Урал.
В целях упрочнения своей власти и возвышения над ханами старшего и среднего жузов хан Младшего жуза[3] Абулхайр-хан[4] принял решение об установлении дипломатических отношений с Россией. В 1730 году хан Абулхайр и его сыновья Нуралы[5] и Ералы обратились к российской императрице Анне Иоанновне[6] с прошением о распространении российского подданства на казахов Младшего жуза. В 1731 году это прошение было удовлетворено, и над казахами Младшего жуза был установлен протекторат России. В 1732 году российской императрице присягнул хан Среднего жуза Самеке[7], а в 1740 году российский протекторат над казахами Среднего жуза подтвердил Абылай-хан[8]. Ханы Младшего и Среднего жуза обязались охранять российские границы, содействовать российским военным, политическим и торговым интересам на подвластной им территории и платить ясак «кожами звериными». В обмен российские власти гарантировали казахам Младшего и Среднего жуза защиту от разорительных набегов джунгаров и башкир. В том же XVIII столетии казахами, на основании этого обязательства, был усмирен башкирский бунт. Добровольцы-казахи во главе с коллежским асессором Байжазыком Кушукбаевым участвовали в преследовании Наполеона I, после оставления им Москвы. Он дошел вплоть до самого Парижа и побывал по дороге в Берлине.
Позднее, во время завоевания Россией Туркестанского края, казахи в этом принимали активное участие. Генералы Скобелев, Черняев и Кауфман считались не только русскими, но и казахскими народными героями, сложить головы за которых джигиты и батыры (богатыри) считали за честь. Особое место среди них занимает Дмитрий Михайлович Скобелев[9].
Среднеазиатские ханы и особенно Хива были независимы и традиционно совершали набеги на приграничную Русь. Но до хивинского хана Алла-Куллы никак не добраться: 1500 верст безжизненных песков стерегли Хиву лучше крепостей, а жара и безводье были главным оружием хана. Хива благодарила аллаха за то, что пустыни оградили ее от мщения «неверных» урусов… И Хива богатела от грабежа на караванных тропах, она брала пленных и продавала их в рабство на невольничьих рынках - особо ценились русские женщины. Достаточно сказать, что при покорении Хивинского ханства в 1873 году были освобождены более трёх тысяч русских, находившихся на положении рабов и более 30 тысяч рабов иных национальностей - в основном персов.
В этих условиях казачья вольница, осевшая по реке Яик, по своему жизненному укладу не в состоянии была спокойно ожидать, когда русские власти признают необходимым объявить приказ о походе вглубь Азии. Поэтому предприимчивые, смелые казачьи атаманы, помня о подвигах Ермака, на свой страх и риск собирали удальцов, готовых идти за ними хоть на край света за славой и добычей. Степь и чужие земли начинались за рекой Урал. Налетая на «хивинцев», казаки отбивали стада и, нагруженные добычей, возвращались домой. Память народа сохранила имена яицких атаманов - неудачников Шамая и Нечая, ходивших походом с сильными отрядами казаков еще дальше - в далёкую Хиву. От Оренбурга до Хивы было полторы тысячи вёрст и три пустыни: Кызыл-кум (Красные пески), Кара-кум (Черные пески) и Ак-кум (Белые пески) и кроме того Голодная степь. Преодолевать всё это приходилось в условиях летнего зноя выше 50 градусов или зимних буранов с морозами до 40 градусов, в условиях недостатка воды и корма для верблюдов и лошадей. Летом песок накаляется до того, что если накрыть его ладонью, она покрывается пузырями. А при малейшем ветре поднимается песчаная пыль, которая забивает рот, нос и уши.
И всё же в 1603 г. Атаман Шамай с 500 казаками, как вихрь урагана, налетел на Хиву и разгромил город. Однако смелый набег окончился неудачей. Задержался Шамай из-за гульбы на несколько дней в Хиве и не успел вовремя уйти. Выйдя из города, преследуемые хивинцами, сбились казаки с дороги и угодили к Аральскому морю, где у них не стало провианта – начался голод. Остатки отряда, обессилевшие и больные, были захвачены в плен хивинцами и окончили жизнь невольниками в Хиве. Сам же Шамай спустя несколько лет был привезён калмыками на Яик для получения за него выкупа.
Но это не остановила удальцов-атаманов. Следом за Шамаем, атаман Нечай с 1000 казаками, перейдя с необыкновенной быстротой безводные пустыни, внезапно, как снег наголову, напал на хивинский город Ургенч и разграбил его. С огромным обозом добычи двинулся атаман Нечай обратно. Но видно не в добрый час вышли в поход казаки. Успел хивинский хан спешно собрать войска и настиг казаков, которые шли медленно, обременённые тяжелым обозом. Семь дней отбивался Нечай от многочисленных ханских войск, но отсутствие воды и неравенство сил всё же привело к печальному концу. В жестокой сече погибли казаки, за исключением немногих, обессиленных ранами, взятых в плен и проданных в рабство.
Затем, неудачей закончились два крупных похода на Хиву - поход князя Бековича-Черкасского в 1717 г. и поход графа Перовского в 1839-1840 г.г.
Поход князя Бековича-Черкасского был первым из трёх походов на Хиву организованным государством. Он был инициирован Петром Великим и преследовал цель вручить хану Ширгазы царскую грамоту с предложением мирного сотрудничества и превращением Хивы в перевалочный пункт между Русью и Индией. Чтобы предупредить хана о предстоящей мирной миссии, в Хиву, предварительно, были отправлены два посла, которые тут же оказались под стражей.
В 1717 году, на седьмой недели после Пасхи, под Гурьевым, Бекович поднял свой отряд. Не считая купцов, вожаков и прислуги в отряде находилось три тысячи войска, в том числе две тысячи казаков, 600 драгун и 400 человек пехоты, посаженной на лошадей. На 65 день похода, преодолев немалые трудности, русский отряд стал в пределах ханства, на урочище Карагач, вёрст за полтораста от Хивы. Бекович, через двух послов хана, повторил, что идёт не войной, а мирным послом своего государя. Однако хан, принявший заведомо враждебную позицию, двадцати тысячным войском напал на отряд. Впереди, на лихих аргамаках неслись туркмены, в руках у них сверкали острые как бритва дамасские сабли; за ними кавалерия хивинцев с луками в высоких бараньих шапках, киргизы и каракалпаки с пиками и широкими ножами с боку. Три дня отряд держал оборону. Русские воины, запёртые в окопах, изнемогали от усталости и жажды – некогда было напиться воды. Солнце жгло неимоверно, ветер поднимал облако пыли и песку, ружья до того накалялись, что их нельзя было держать в руках. Об этом, в песне «Уч кудук» (Три колодца), нам напоминает узбекский эстрадный ансамбль «Ялла»:
«Горячее солнце, горячий песок, горячие губы, воды бы глоток».
На четвёртый день в лагере появились важные хивинцы, которые объявил, что нападение на русских сделано без ханского ведома, и предложили подписать мирный договор. Они целовали Коран, Бекович присягнул на кресте. Целью этого перемирия было усыпить бдительность русских, а потом их истребить. Так и получилось. Бекович пошел на поводу хана и, не смотря на возражение своих офицеров, разместил свой отряд на постой в пяти разных населенных пунктах. Там они были вырезаны, а затем произошло избиение Бековича и его конвоя, после чего им отсекли головы. Однако нескольким русским удалось спастись бегством. Они-то и принесли на родину потрясающую новость.
Хива осталась без наказания и с тех пор хивинцы стали еще более дерзки и надменны, превратившись в разбойничий притон, живший грабежами. Торговые русские караваны, куда бы они не шли, уводили в Хиву, где их обирали, как хотели. Кроме того продолжались набеги с захватом русских людей в неволю.
Второй поход с целью отомстить хивинцам возглавил в 1839 году Василий Алексеевич Перовский, герой войны 1812 года. В 1833 году он заступил на пост оренбургского губернатора. В то время Оренбург был форпостом — твердынею наших рубежей близ пустыни. Образованный человек острого ума, он имел соответствующих друзей: Жуковского и Карамзина; с Пушкиным был на «ты»; Брюллов дважды изображал его на портретах.
На подготовку нового похода в ноябре 1839 года ушло два года. Войск было собрано больше чем в экспедицию Бековича, а именно: 4 батальона пехоты, 2 полка уральских и 3 сотни оренбургских казаков, 22 орудия – всего около 5 тыс. человек. Припасы, вооружение, арбы и повозки впрягали и были навьючены 12 тыс. верблюдов. Получился огромнейший караван, тяжелый на подъем, грузный на ходу – это его и сгубило. Стоило 14 ноября 1839 года войску из Оренбурга выступить в поход, как тут же начались проблемы. Уже на четвёртый день усилился ветер и мороз, затем забушевал буран, снегу выпало по колено, а морозы доходили до 26 градусов. Начались заболевания и обморожения. Декабрь закружил армию в метелях. Мороз поджимал к сорока градусам; верблюды резали ноги об изломы твердого наста и падали, падали, падали. Из их вьюков ветер разметывал по снегу муку и порох. Водку для обогрева не взяли, а кухня для варки в походе горячего сбитня стояла холодной — нечем было топить. Чтобы вскипятить чайник воды, солдаты жгли веревки и упряжь. В таких условиях продвигаясь по бесконечной степи, без горячей пищи, отряд оставлял за собой след – холмы могилки над покойниками и круглые белые горки над павшими лошадьми и верблюдами. Вслед за отрядом продвигались стаи голодных волков. Из-за непогоды отряд иногда делал не более 4-х вёрст, что сравнимо с топтаньем на месте.
18 декабря на отряд напали хивинцы – около двух тысяч конных туркмен - иомудов. От них отбились, но на следующий день атаки повторились. В итоге, понеся большие потери, в Хиву вернулось всего 700 всадников. Потери отряда составили 5 убитых и 13 раненых. Двинулись дальше, но даже через три месяца до жилых мест Хивы оставалось еще 800 верст, а половина верблюдов уже погибла, остальные были изнурены до крайности. Такой лютой зимы старожилы Киргизской степи не помнили.
Даже в хивинском оазисе тогда вымерзли виноградники и гибли молодые животные. К довершению беды в отряд пришла печальная весть о разграблении транспорта с продовольствием, который шел из Александровского укрепления на 600 верблюдах. В этих условиях Перовский отдал разумный приказ о возвращении на родину.
С горестью восприняло войско приказ о возвращении: они надеялись добраться до хивинцев и отомстить им за всё. Когда стали подсчитывать, во что обошелся этот беспримерный зимний поход, то оказалось: из 12 тыс. верблюдов осталось только 1500; из 5 тыс. солдат и казаков вернулось менее 4 тыс., в том числе 600 раненых и больных. Покинув Оренбург 14 ноября 1839 года, губернатор вернулся 14 апреля 1840 года: хивинская эпопея продлилась ровно пять месяцев ценой неслыханных страданий.
И всё же, изменив тактику, Россия, хоть и медленно, но продолжала своё поступательное движение вглубь Средней Азии. Кроме всего прочего, вопрос ставился так: или мы закрепим свои рубежи на Кушке, или Англия с горных высот Афганистана введёт свои вездесущие армии в цветущие долины Ферганы, выставит пушки в устье Амударьи, образуя границу с Россией в степях Оренбуржья.
К середине XIX века постройкой Омской, Ямышевской, Железинской, Семипалатинской и Усть-Каменогорской крепостей удалось оттеснить киргизов (в данном случае собирательное название племён) к югу, укрепив более чем на тысячу вёрст долину реки Иртыш. В качестве плацдарма продолжалось строительство укрепленных пунктов: в 1847 году в низовьях Сыр-дарьи Россия возвела укрепление Раим, а далее, готовясь к столкновениям с кокандцами, в 1850 году форты №1–3. Таким образом, Хива и другие районы Средней Азии стали ближе.
И наконец, последовала успешная Туркестанская военная компания. В 1853 году Перовским была взята кокандская крепость Ак-мечеть (форт Перовск, г. Перовск, нынче Кзыл-Орда) после чего он вынужден был уйти в отставку из-за старой раны в груди. Скончался Алексей Петрович в 1857 году.
Наступили времена Дмитрия Михайловича Скобелева. В 1860 г. был взят Токмак, в 1862 г. Пишпек (Фрунзе, а ныне Бишкек) и весь Семиреченский и Заилийский край. В 1864 г. были взяты города Аулиеата и Чимкент и предпринята неудачная попытка взятия Ташкента. В 1865 году на вновь занятых землях была образована Туркестанская область в составе Оренбургского генерал-губернаторства. В этом же году генералом Черняевым был взят Ташкент. В 1867 г. из всех земель, занятых в киргизских степях и Кокандском ханстве, было образовано Туркестанское генерал-губернаторство с центром в Ташкенте в составе Сырдарьинской и Семипалатинской областей.
Бухара и Хива по-прежнему проявляли враждебность. Надменный образ действия бухарского эмира, требовавшего очищения занятой территории и Ташкента и задержка русской миссии в Бухаре привели к окончательному разрыву отношений. В 1866 году Россия приступила к военным действиям и бухарцам, было нанесено сильное поражение под Ирджаром, в результате был взят Ходжент, Ура-Тюбе, Джизак и обширные прилегающие районы. Военные действия возобновились с весны 1868 года, при этом был взят Самарканд, Катта-Курган, Ургут и нанесено сильное поражение противнику под Зерабулаком. В результате Бухара пошла на заключение мирного договора. Бухарское ханство вошло в состав России, и был образован Зеравшанский округ, к которому в 1870 году были присоединены все горные бекства по верхнему течению реки Зеравшан. Не менее быстро шло расширение русской территории в западной части страны. В 1869 году на восточном берегу Каспийского моря был основан г. Красноводск, а постоянные набеги туркмен заставили в 1870 г. занять Кизил-Арват.
Затем, в 1873 году была организована третья военная экспедиция с взятием Хивы и занятием земель на правом берегу Амударьи с образованием особого Амударьинского отдела, вошедшего в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Наступление на Хиву решено было вести с четырёх сторон. Путь до Хивы в марте, на этот раз сопровождался беспрецедентной для этого времени жарой. Не вдаваясь в подробности, а они изложены в книге А.А. Абаза «Завоевание Туркестана» отмечу, отряд под командованием Маркозова, вышедшего в марте из Чикишляра на берегу Каспийского моря, в середине мая, вынужден вернулся обратно. Отряд потерял всех лошадей и более половины из 3 тыс. верблюдов.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Zvolya о книге: Ксения Власова - Мой муж - злодей
    Все очень живенько, герои не картонные и симпатичные, интриги без заумностей, любовь без лишнего надрыва и постельности. Замечательно! Такое попаданство мне любо, и написано хорошо. Впечатления от истории остались прекрасные, спасибо.

  • solweig о книге: Лира Алая - Подданная
    Хорошая, интересная история. Буду ждать продолжения.

  • юльченок о книге: Ашира Хаан - Темная половина
    Поберегу психику, к психологу дорого нынче ходить

  • sunqueen о книге: Бернар Миньер - Лед
    Ожидала большего. Дочитала только из принципа. Очень растянуто и нудно. Какое-то подобие динамики появилось только в конце. Детективная составляющая слабенькая. Зато автор постоянно вдавался в излишние подробности. Еще не понравился формат повествования, когда текст идет от лица двух главных героев, которые пересекаются только на последних страницах, и то, без особой пользы. Намутил автор много лишних моментов, что касается, на мой взгляд, ориентации его заместителя (и Ирен, кстати тоже), что за пунктик у автора, интересно, и взрослый любовник Марго тоже в этой книге был абсолютно лишним персонажем. Зато ничего не рассказал о дальнейшей судьбе Лизы, Ксавье и самое главное, молчок о темной четверке, бандитов, из-за которых, собственно все и началось. Все осталось на уровне догадок.
    Пришла к выводу, что продолжение читать не буду.

  • zvezdochka о книге: Руслан Алексеевич Михайлов - переКРЕСТок одиночества 2
    Когда же продолжение выйдет?

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.