Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49385
Книг: 123140
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Прекрасные Останки»

    
размер шрифта:AAA

Джанин Фрост
Прекрасные Останки

Глава 1

Мне двадцать, и терять уже нечего. Именно поэтому меня не волновало, что Беннингтон, в штате Вермонт, выглядел как осенняя открытка. Двухэтажный полупансиончик для ночевки и завтрака исключением не стал. Тут даже имелся белый забор, и вихрь листьев цвета заката кружил вниз со множества деревьев, растущих во дворе.
Живописные окрестности резко контрастировали с тем, как я выглядела. Если бы я не была уставшей от горя и стресса, меня, возможно, волновало бы, что мои волосы были похожи на комок жирной грязи. Или что я отчаянно нуждалась в конфетках «Ментос», и не надо указывать мне на пятна от кофе, украшавшие мою университетскую рубашку. У меня были более важные дела, чем беспокоиться об этом, я даже не потрудилась прикрыть голову от ливня, когда вышла из машины и побежала к зданию.
— Минуточку! — крикнули радостным голосом откуда-то изнутри. Затем полноватая пожилая женщина с седеющими рыжими волосами спустилась в холл.
— Здравствуй, дорогая! Я миссис Полсон. Ты… о-о-о, боже, ты вся промокла!
— Ничего, — сказала я, но она быстро убежала и, мгновение спустя, вернулась с полотенцем.
— Садись и вытрись насухо, — приказала она таким же тоном, который моя мама прежде использовала много раз. Волна печали заставила меня опуститься в кресло, на которое указала женщина. Есть вещи, которые вы можете потерять, но не осознаете этого до тех пор, пока они не уходят…
— Спасибо, — сказала я, решив не плакать перед незнакомкой. Потом я вытащила сумку «Ziploc», которую носила с собой большую часть дня. — Я ищу двух людей, которые, возможно, останавливались здесь в позапрошлые выходные.
Сказав это, я достала фотографию моей сестры Жасмин, и ее парня Томми. Миссис Полсон надела очки, и, сев за большой антикварный стол, взяла у меня фотографию.
— Какая милая девушка, — любезно сказала она, — Но я никогда не видела ее раньше. Мне жаль.
— Спасибо, — сказала я, борясь с желанием закричать.
Весь день я провела, бегая по отелям, мотелям и гостиницам Беннингтона в поисках сестры, но ее никто не узнавал. Хотя она была здесь. Последние письма были отправлены из этого города, но полиция считала, что она отправила их, проезжая мимо. Кстати, о моей сестре: Жасмин импульсивная, восемнадцатилетняя девушка, согласившаяся на путешествие со своим парнем. Она может и импульсивная, но она бы не пропала на целую неделю, если бы не вляпалась в реальные неприятности. Я убрала фотографию и встала. Я была так расстроена, что едва поняла, о чем говорит Миссис Полсон.
— …не могу отпустить тебя в такую погоду, дорогая. Ты можешь переждать дождь здесь.
Я удивленно моргнула от ее неожиданной доброты. Все, у кого я сегодня была, старались как можно скорее выпроводить меня и вели себя так, будто смерть близкого человека — жутко заразная болезнь. Мои глаза наполнились слезами. Возможно, так и было. Послезавтра похороны моих родителей.
— Спасибо, но я не могу, — голос прозвучал хрипло из-за эмоций, которые я пока не могла позволить себе чувствовать. Шок немного помогал мне справиться с этим. Десять дней назад моей самой большой проблемой было произведение плохого впечатления на моего профессора по сравнительному анализу революций из-за того, что мой телефон не переставал издавать голосовые оповещения о получении сообщения. Затем я прочитала сообщения Жасмин, и все изменилось.
Миссис Полсон еще раз сочувственно улыбнулась мне:
— По крайней мере, позволь мне сделать тебе чашку горячего чая.
Темное двоящееся изображение внезапно появилось над стойкой ресепшена, за мгновение создав впечатление, будто ей больше ста лет. Я подавила стон. Только не снова. Дорогой антиквариат исчез, а на замену ему пришла только сломанная мебель. Температура резко упала, заставив меня задрожать, и тут я уловила взглядом движение в коридоре. Мимо разваливающейся стойки ресепшена прошла белокурая девушка. Ее лицо было измазано грязью, и она была укутана в рваное одеяло, но я сразу же ее узнала.
— Жасмин, — прошептала я.
Миссис Полсон обошла стол и схватила меня, по ее лицу вдруг расползлись тени, как будто заключенные у нее под кожей змеи. Жасмин продолжала идти, будто бы не замечая нас. Если бы не удивительно крепкая хватка, я бы протянула руку и коснулась моей сестры.
— Подожди! — закричала я.
Дом снова наполнился элегантной мебелью и комнатным теплом. Жасмин пропала так же быстро. Миссис Полсон все еще держала меня жесткой хваткой, но тени с ее лица исчезли. Все-таки мне удалось оттолкнуть ее, выбежав в коридор, где я увидела свою сестру. Не успела я сделать и трех шагов, как мой затылок взорвался болью. Должно быть, это сбило меня с ног, потому что следующее, что я помню, — себя, стоящую на коленях, и миссис Полсон, собирающуюся снова ударить меня тяжелой картинной рамой.
«Убирайся!» — это единственная мысль, которая заполнила разум. Мое тело, видимо, согласилось с ней. Не знаю каким образом, но в одну секунду я оказалась снаружи. Захлопнув дверь моего Чероки, я умчалась, раздумывая, что заставило миссис Полсон превратиться из такой милой пожилой женщины в маньяка, дробящего черепа. Я вернулась в гостиницу на автопилоте. Припарковала машину и еще некоторое время сидела в ней с выключенным двигателем, пытаясь сдержать тошноту, раздумывая над своим следующим шагом. Я могла бы позвонить в 911, но я не хотела признаваться, что у меня была странная галлюцинация прямо перед тем, как миссис Полсон напала на меня. Если бы я кому-нибудь об этом сказала, то могла бы рассчитывать на длительное пребывание в психушке. Снова. Тем более копы в Беннингтоне меня недолюбливают. Как только я приехала этим утром, я напала на них с обвинениями о недостаточно активном розыске Жасмин. Они, наверно, будут на стороне миссис Полсон и решат, что это я ее спровоцировала.
Я остановилась. А может так оно и было. Я не помнила, как убегала от миссис Полсон. Что, если я сделала что-то еще, чего не помню? Может, что-то, что ее настолько напугало, что она ради самозащиты ударила меня? Мысль, что у меня могла произойти потеря памяти вдобавок к галлюцинациям, ухудшило мое и так мрачное настроение. Выйдя из машины, я направилась в свой гостиничный номер. Оказавшись внутри, я бросила сумку, будто она была двадцатикилограммовым якорем и включила свет.
Все во мне застыло. Диван должен был быть пустым, но парень с волосами цвета темного меда сидел здесь и занимал собой почти все пространство. Его лицо было достойно рекламных билбордов: густые брови, прямой нос, высокие скулы и чувственные губы. Он не выглядел удивленным моим появлением. По правде говоря, я поклялась бы, что он меня ждал. Потрясающие парни не тратили свои вечера в ожидании меня. Вот почему я подумала, что это очередная галлюцинация, пока он не заговорил. Мои глюки никогда до этого со мной не разговаривали.
— Привет, — сказал незнакомец. Его низкий голос был с акцентом, который я не смогла распознать. — Извини, что говорю тебе это, но у тебя ожидает действительно плохая ночь.
Я знала, что должна развернуться, открыть дверь и бежать, предпочтительно при этом крича. Это было единственной логичной реакцией, но я стояла на месте, почему-то не боясь своего взломщика. Замечательно. Мои инстинкты самосохранения, должно быть, тайно заключили суицидальный договор.
— Если бы ты знал, какой была моя неделя, то понял бы, что, чтобы ты там не планировал, это только улучшит ее, — услышала я свой собственный ответ, доказывающий, что мои голосовые связки тоже желали смерти.
И снова я не была неправа. Моя сестра? Бесследно пропала, написав мне «Помоги» и «Попала в ловушку!», в прошлый понедельник. Родители? Погибли в аварии через два дня после того, как прибыли в Беннингтон в поисках Жасмин. Я? Вдобавок к тому, что потеряла всю свою семью, была на грани сумасшествия. По сравнению с этим, ограбление — отдых. Ухмылка тронула губы моего незваного гостя. Моя реакция была для него неожиданной.
— Если я выиграю? Возможно. Но если же я проиграю, все станет намного хуже, — заверил он меня.
— Что за состязания? — спросила я, гадая, почему я разговариваю со своим взломщиком. Повреждение мозга из-за удара?
Он поднялся. Несмотря на непонятное отсутствие страха, я отступала по мере того, как он подходил ближе. Он был выше меня примерно на фут[1] при моих пяти-шести[2], плечи занимали весь дверной проем, а такие мышцы не скроет даже самое плотное пальто. Но самым поразительным были его глаза — серые с темно-синими ободками. Они были настолько яркими, что почти светились.
— Состязание, направленное на то, чтобы увидеть, кто выйдет отсюда с тобой, — ответил он, скользя по мне своим взглядом цвета серебра с сапфиром.
— А, что, если я не хочу никуда уходить? — парировала я.
— Слишком поздно для этого, — мягко сказал он и протянул руку, тем самым обращая мое внимание на то, что на нем были кожаные перчатки.
Я сорвалась с места. По какой-то причине я до сих пор не израсходовала свой лимит страха — проснулись инстинкты самосохранения! — я не собиралась позволить ему меня схватить. Он даже не попытался остановить меня, когда я пробежала мимо него в спальню. И, внутренне застонав, поняла почему нет. Теперь он стоял между мной и единственной дверью в комнате. Он подошел ко мне, и мое сердце начало бешено колотиться. Почему я не сбежала, когда был шанс? И почему я не кричу о помощи прямо сейчас? Три тяжелых удара в дверь испугали меня. И я не смогла поверить, когда узнала голос.
— Мисс Дженкинс, вы не могли бы меня впустить? Это детектив Крогер. Мы виделись этим утром в полицейском участке.
Коп, когда я в нем так нуждаюсь? Чудеса случаются! К моему глубочайшему удивлению взломщик повернулся и открыл дверь. Двое мужчин уставились друг на друга, затем взломщик снова посмотрел на меня, я видела, что детектив Крогер оценил его.
— Он вломился ко мне в комнату, — сказала я, подавая знак «сделай что-нибудь».
Бровь Крогера приподнялась:
— Это правда, мистер?
— Думаю, вам лучше забрать меня, — протянул мой взломщик.
Я ожидала, что Крогер потянется за наручниками. Вместо этого он зашел внутрь, закрыл дверь и выключил свет.
— Что Вы делайте? — задохнулась я.
— Иду к дивану, — сказал Крогер, и я не поняла, говорил он со мной или с моим загадочным взломщиком.
Я не собиралась оставаться в темноте, чтобы это выяснить. Я бродила по спальне до тех пор, пока не нашла ночник и включила его. Свет прошелся по комнате, показывая, что мой взломщик все еще на минимальном расстоянии от Крогера. Честно говоря, это выглядело так, словно они не сдвинулись ни на дюйм. Что здесь происходит?
— Почему Вы не арестовали меня, детектив? — спросил взломщик вкрадчивым голосом.
— Хороший вопрос, — поддержала я.
— Заткнись, сука, — резко бросил Крогер.
У меня отвисла челюсть. Прежде чем я успела ответить, кулак Крогера ударил крупного мужчину в плечо. Затем он нахмурился, как если бы был удивлен, что это не возымело эффекта. Взломщик схватил кулак Крогера, когда тот замахнулся во второй раз. Полицейский застыл, складки сомнения появились на его лице, когда он попытался вырваться и не смог. Затем пришло понимание.
— Ты должно быть Адриан, — выплюнул Крогер.
— Во плоти, — легко ответил мой взломщик.
Я собиралась спросить, что, черт возьми, происходит, когда прогремел выстрел. Я упала вниз как раз в тот момент, когда один из мужчин понесся ко мне слишком быстро, чтобы я рассмотрела кто. Я умудрилась отскочить, чтобы меня не задели, налетев тем самым на ночник. Лампа разбилась, и комната погрузилась во тьму. Мое сердцебиение забилось от мгновенной слепоты. До этого я не боялась, но начала сейчас, заточенная в комнате с двумя мужчинами, которые точно хотели убить друг друга. Я начала пробираться вокруг кровати и в этот раз наткнулась на что-то большое. Это что-то схватило меня, и я, испуганная до ужаса, начала пинаться, толкаться и царапаться, пытаясь освободиться.
Затем я вырвалась и врезалась в стену. Боль взорвалась во мне, и, когда я сглотнула, почувствовала вкус крови. Я начала падать в полубессознательном состоянии, но меня грубо схватили. Луч лунного света упал на лицо нападавшего, и я отшатнулась. Тени мерцали, как будто змея лизала кожу Крогера, превращая его черты лица в тошнотворную маску зла. Еще хуже то, что я знала, что это не галлюцинации. Боль, которую я чувствовала, была слишком настоящей.
— Ты хочешь знать, что случилось с твоей сестрой? — Голос Крогера был грубым. Гортанным. — Скоро узнаешь.
Без каких-либо мыслей я толкнула его так сильно, как только могла. Он выглядел удивленным, но толчок не заставил его даже дрогнуть. Неожиданно его оттащили назад и затем отбросили. Пока Крогер падал, Адриан ударил его настолько сильно, что тот пролетел сквозь окно в спальне. До того, как я успела закричать, Адриан бросился за ним. Все, что я слышала дальше, были звуки ударов и стоны перед тем, как отчетливый треск заставил что-то первобытное натянуться во мне. Один из них только что умер, я знала это. Но кто именно? Темная фигура появилась из зияющей дыры, на месте которой было окно. Я начала отступать, каждое движение приносило боль, когда я увидела, как что-то серебряное блеснуло в лунном свете. Глаза Адриана.
— Похоже, ты пойдешь со мной, — сказал он, залезая в окно.
Я не беспокоилась из-за его небрежного тона или того факта, что он только что кого-то убил. Я была слишком занята, пытаясь понять, что же я видела на лице детектива Крогера, не говоря уже о том, что он сказал.
«Хочешь знать, что случилось с твоей сестрой? Скоро узнаешь»
Надежда пронзила мои расшатанные нервы. Если змеевидные тени на лице Крогера были настоящими, тогда, возможно, то же было и с моими видениями Жасмин в полупансионе.
— Мы должны найти Жасмин, — я задохнулась, почувствовав что-то мокрое там, где я схватилась за живот.
Адриан развел мои руки и вздохнул.
— Ты ранена. Прости, он был одним из псов Деметрия, поэтому его было сложнее убить.
Он поднял меня. Несмотря на то, что прикосновения Адриана были аккуратнее, чем Крогера, я не смогла сдержать болезненный стон.
— Не волнуйся, ты скоро поправишься, — сказал он, вынося меня через дверь.
Мы должны найти Жасмин! Я хотела настоять на этом, но мой язык, казалось, устроил забастовку. Покалывание в конечностях и гул в голове явно не были хорошими знаками.
— Как тебя зовут? — услышала я Адриана словно издалека.
Я смогла произнести одно слово перед тем, как погрузилась в темноту.
— Айви.

Глава 2

Играла знакомая песня, но я не могла вспомнить ее название. Это меня сильно достало, и я открыла глаза. Мой взгляд упал на черную стену, гладкую и ровную, как стекло. Я протянула руку, чтобы потрогать и вот тогда я осознала, что мои руки были связаны.
«Silent Lucidity»[3] от группы «Queensryche»[4] — подсказала мне память, а сразу же за этим последовало осознание того, что я на заднем сиденье автомобиля. Такого, о котором хорошо заботятся, судя по безупречной блестящей крыше. Когда эти мысли заполнили мою голову, я также вспомнила, что случилось прямо перед тем, как я потеряла сознание. А также то, рядом с кем я нахожусь.
— Почему мои руки связаны? — сказала я, поднимая себя в вертикальное положение.
По какой-то причине у Адриана не было зеркала заднего вида, поэтому ему пришлось обернуться, чтобы взглянуть на меня.
— Хоть что-нибудь заставляет тебя паниковать? — спросил он веселым голосом. — Ты связана на заднем сиденье машины, принадлежащей убийце полицейских, но я видал людей более расстроенных, когда в «Старбакс» заканчивалась тыквенная приправа.
Любой нормальный бы паниковал, но не то, что бы от этого была какая-то польза. Кроме того, я выбилась из понятия «нормальности» давным-давно, когда поняла, что вижу вещи, которые не видят другие.
Кстати говоря, почему я не ощущала боль? Шишка на том месте, куда меня ударила миссис Полсон, пропала, и моя рубашка была красной от крови, но, не считая небольшой боли в шее, я чувствовала себя хорошо. Когда я приподняла вверх свою майку, я каким-то образом не была удивлена, когда увидела нетронутую кожу на животе. Ну, это и кучу крошек, будто я очень неаккуратно съела десерт.
— Почему мой живот выглядит так, будто я уронила на него бисквитный торт? — подумала я вслух.
Адриан фыркнул:
— Почти. Это медицина. Ты была ранена.
— Ты можешь рассказать мне, каким образом это больше не так, — сказала я, поднимая свои связанные руки, — после того как развяжешь меня.
Еще один взгляд назад, в этом читался вызов.
— Ты можешь быть самым спокойным человеком из всех тех, кого меня когда-либо отправляли спасти, но, если я скажу тебе сейчас то, что ты хочешь знать, это изменится. Так что выбирай: узнать правду или быть развязанной?
— Правду, — мгновенно ответила я.
Он издал смешок. — Еще одно новшество. Ты полна сюрпризов.
Как и он. Он только что признался, что регулярно похищает людей, — именно так я перевела термин «спасение» — так что мне нужно чертовски хорошо постараться, чтобы освободиться. Но больше всего я нуждалась в ответах. Кроме того, я до сих пор не боялась его, и почему-то это не было связано с тем, что он излечил меня каким-то магическим образом.
— Правда, Адриан, — повторила я.
Он обернулся еще раз, и его взгляд встретился с моим. Эти странные голубые глаза поражали меня своей силой. На мгновение я могла лишь смотреть, все мысли застыли в моей голове. Не знаю почему, но я подалась вперед, неловко дотрагиваясь до его руки, и почувствовала жесткие мышцы под его громоздкой курткой. Если бы я задумалась над тем, что делаю, этого бы не произошло. Тем не менее, я не могла заставить себя оторваться.
Я ахнула, когда его рука накрыла мою. В какой-то момент он снял перчатки, и ощущение его теплой обнаженной кожи направило через меня сокрушительную волну. Очевидно, это прикосновение так же повлияло и на Адриана. Его губы раскрылись, и он откинулся на спинку своего сидения.
Он дернул руль, едва избежав столкновения с другим автомобилем. Прогремел сигнал, и, когда водитель проехал мимо, злобно выставленный средний палец был направлен в нашу сторону. Я откинулась назад, мое сердце колотилось из-за возможного столкновения. По крайней мере, я сказала себе, что именно это было причиной.
— Dyate, — пробормотал Адриан.
Я не узнала слово и в растерянности пыталась распознать акцент. У него был музыкальный ритм, как у итальянского, но за ним крылось жесткое, мрачное окончание.
— Что это за язык? — спросила я, пытаясь замаскировать внезапную неуверенность в голосе.
На этот раз он не сводил глаз с дороги.
— Не тот, о котором ты могла бы слышать.
— Я выбрала правду, помнишь? — сказала я, подняв связанные руки вверх для выразительности.
Этим я заработала быстро брошенный на меня взгляд:
— Это правда, но большего ты не получишь, пока не познакомишься с Заком. Тогда мы сможем пропустить все аргументы вроде «это невозможно».
Я издала короткий смешок.
— После того, что я увидела на лице детектива Крогера, мое определение «невозможного» изменилось.
Адриан вильнул еще раз, но на этот раз рядом не было других машин.
— Что ты видела?
Я напряглась. Как я объясняю, не выглядя при этом невменяемой? Ни в коем случае, поэтому вместо этого я пошла в атаку.
— Почему ты был в моем номере? И как ты меня вылечил? Не осталось даже отметины.
— Что ты видела на его лице, Айви?
Несмотря на его жесткий тон, когда мое имя слетело с его губ, внутри меня что-то екнуло, будто он дернул за нить, о существовании которой я не знала. Это оставило такое же тревожное ощущение, как и моя необъяснимая реакция на прикосновение его руки.
— Тени, — сказала я быстро, чтобы отвлечься от этого. — У него были змееподобные тени по всему лицу.
Я ожидала, что Адриан скажет, что я это придумала — ответ, к которому я давно привыкла. Вместо этого, он остановился, заведя автомобиль в парк, но оставил двигатель работающим. Затем он повернулся и посмотрел на меня.
— Это была единственная странная вещь, которую ты видела?
Я сглотнула. Я знала, что лучше не поговорить об этих вещах. Тем не менее, я потребовала правду от Адриана. Было бы не справедливо лгать в ответ.
— Ранее я видела две версии одного и того же пансиона. Одна из версий была симпатичная, но другая была старой и сгнившей, и моя сестра была поймана внутри нее.
Адриан ничего не сказал, хотя он продолжал буравить меня своим тяжелым взглядом. Когда он, наконец, заговорил, его вопрос был настолько странным, что я подумала, что ослышалась.
— Как, по-твоему, я выгляжу?
— Что?
— Моя внешность. — Он растянул слова, будто я была тормозом. — Опиши меня.
Он вдруг захотел комплиментов? Возможно, я встретила кого-то более чокнутого, чем я сама.
— Это нелепо, — пробормотала я, но начала с очевидного. — Ростом примерно шесть с половиной футов[5], слегка за двадцать, сложен как Тор, золотисто-коричневые волосы с блондинистыми проблесками, серебристо-голубые глаза… Ты хочешь, чтобы я продолжила?
Он начал смеяться. Глубокий, богатый баритон. Его смех мог бы показаться чувственным, если бы настолько меня не разозлил.
— Теперь я знаю, почему они пришли за тобой, — сказал он, все еще посмеиваясь. — Они, должно быть, поняли, что ты была другой, но, если бы они знали, что ты можешь видеть, ты бы никогда не выбралась из того пансиона.
— Ты можешь прекратить смеяться, — резко сказала я. — Я в курсе, что это сумасшествие — видеть подобные вещи.
У многих детей есть воображаемые друзья. У меня были воображаемые места. Хотя сначала, я не знала, что была единственной, кто мог их видеть. После того, как мои родители поняли, что то, что я описывала, выходило далеко за рамки детских причуд, начались мои бесконечные визиты к врачам и слезы. Одни за другими, болезни и психозы были вычеркнуты, пока мне не был поставлен диагноз моноамино-холинергический дисбаланс в височной коре.
Другими словами, я видела дерьмо, которого не было, и никто не мог понять почему. Таблетки, которые я принимала, немного помогали, хотя я лгала и говорила, что они полностью избавляли меня от всех галлюцинаций. Я была сыта по горло тыкающими на меня врачами. Поэтому, когда я видела то, что никто другой не видел, я заставляла себя игнорировать это, конечно, до того момента, когда миссис Полсон и детектив Крогер попытались убить меня.
Адриан прекратил смеяться, и этот немигающий интенсивный взгляд вновь вернулся.
— Ну, Айви, у меня есть хорошие новости и плохие. Хорошей новостью является то, что ты не сумасшедшая. Плохая новость состоит в том, что все, что ты видела, реально, и теперь придет за тобой.

Глава 3

Даже в хорошие дни я ненавидела мужчин, которые были загадочными. Эти сектанты, пышущие тестостероном и с кучей безумных склонностей, действительно считают, что не нуждаются в каких-либо уточнениях к расплывчатым заявлениям типа этого.
Тот факт, что Адриан отказался уточнить это таинственное предупреждение в то время, как я была связана на его заднем сиденье, сделал ситуация невыносимой. Время шло, и я успокаивала себя тем, что воображала, как ударю его чем-нибудь тяжелым по голове. Или, перегнувшись через сиденье, буду душить его полоской клейкой ленты, обернутой вокруг моих запястий. Если в задней части этого автомобиля есть прикуриватель, возможно, я смогу проявить фантазию и с ним в том числе.
Надеюсь, похищение не сделает меня склонной к насилию.
— Ты секс-работорговец? — резко спросила я.
— Кто-то смотрел «Заложницу»[6] слишком много раз, — сказал Адриан, и веселье в его тоне довело меня до точки.
— А почему бы мне так не думать? — парировала я. — Ты спас мне жизнь, но везешь куда-то против моей воли и отказываешься развязать.
— Ты выбрала правду, помнишь? — Был его приводящий в ярость ответ.
Я выругалась, первый же тяжелый предмет, который попадет мне в руки…!
— Ты мне ее не сказал.
— Нет, сказал. — Он произнес это с тяжелыми веками, оглянувшись, что заставило меня выпрямиться и улыбнуться, как если бы он сделал это, когда мы сидели в баре. — Просто не всю, но не беспокойся об этом. Мы на месте.
Сказав это, он свернул на длинную дорогу, которая привела нас к возвышающимся, искусно выгравированным воротам.
— Подожди немного, пока я открываю ворота, — сказал он, выключая машину и забирая с собой ключи.
Я ждала… пока он не отошел достаточно далеко, чтобы я могла начать действовать. Затем перепрыгнула через сиденье. Когда я дернула водительскую дверь, большая рука помешала мне открыть ее.
— Почему я не удивлен? — сказал Адриан с иронией.
Я уставилась на его руку, как будто это могло объяснить, как остальная его часть присоединялась к ней. Секунду назад он был перед теми великолепно украшенными воротами, исполняя нечто, что заставило их открыться с механическим стоном.
Никто не мог двигаться так быстро. Или, точнее, никто не должен двигаться так быстро.
— Что ты? — выдохнула я.
Его зубы сверкнули в улыбке, хищной и сексуальной одновременно.
— Несколько часов назад я размышлял о том же касательно тебя.
Меня? Прежде чем я спросила, что он имел в виду, он открыл дверь и дал мне выйти. Лед промчался по венам, когда я увидела нож в другой руке. В этот же момент я заметила знак на воротах: «Кладбище Грин-Вуд».
— Не надо. — Я задохнулась.
Он изогнул бровь, разрезая липкую ленту вокруг моих запястий.
— Ты, кажется, хотела быть освобожденной.
Мои руки упали по бокам, а облегчение с ревом улетучилось, сменяясь приступом страха, питаемым адреналином. Так же быстро что-то щелкнуло внутри меня. Все горе, гнев, страх и разочарование последних десяти дней с силой прорвались сквозь мою оборону, превращая меня в кого-то совершенно неузнаваемого.
Разбушевавшегося монстра.
Я треснула Адриана по лицу с такой силой, что ощутила жжение и покалывание, но этого было недостаточно. Я начала бить его по груди, часть меня была шокирована собственными действиями, но другая часть призывала ударить его сильнее.
— Да что с тобой такое? — кричала я. — Ты вытащил нож без каких-либо объяснений. Я подумала, ты собираешься меня убить!
Адриан схватил меня за руки. Любой здравомыслящий человек признал бы это как поражение и успокоился к черту, но мое благоразумие осталось в прошлом. Так как мои руки были выведены из строя, я пнула его в голень с такой силой, что боль взмыла по моей ноге. Он хмыкнул, подталкивая меня, пока я не была прижата к капоту автомобиля. Теперь позади меня была стальная стена, а стена из мускулистой плоти на мне.
— Прекрати, — приказал Адриан, его незнакомый акцент был полон силы. — Я обещаю, что не сделаю тебе больно!
Мое дыхание перешло в пыхтение. Адриан прижал свое бедро между моими ногами, предотвратив мою попытку вырваться. Я остановилась, тем самым меняя план действий, который был ничем иным, как признанием поражения. Я не могла использовать свои руки, чтобы оттолкнуть его. Он ощущался более крепким и массивным, чем каменная горгулья.
— Слезь с меня, — сказала я между прерывистыми вдохами.
— Нет, пока ты не успокоишься, — сказал он сурово. Потом его губы растянулись в легкой ухмылке. — И прошу, не спеши.
Я взглянула вниз, только сейчас заметив, что моя грудь прижата к его груди так же сильно, как его бедро вжималось между моими ногами. Любое движение с моей стороны вызывало неприлично чувственные трения, как будто втягивать дыхание друг друга, пока мы пыхтели, было недостаточно интимно.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.