Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52165
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Картина маслом»

    
размер шрифта:AAA

Андрей Ильин
Картина маслом

Предисловие

– Господа, прошу высказываться…
Тишина. Задумчивые взгляды серьезных людей, которые собрались для обсуждения важного дела в одном нешумном месте.
– В принципе, предложение перспективное. Тем более масштабы…
Масштабы – да, масштабы серьезные!..
– Но страна сложная. Особенно учитывая сложившуюся там политическую конъюнктуру.
– Согласен – страна не без проблем. Но есть возможность опереться на местных исполнителей, которые высказали принципиальную готовность к работе.
– А если они не справятся?
– То мы останемся в стороне.
– Мы в любом случае должны остаться в стороне! Слишком всё это будет… скандально. Пресса такой шум подымет… Нам светиться во всем этом резона нет. Такие дела нужно делать чужими руками.
– Руки есть. Вопрос принятия решения.
Задумались. Считают. Прикидывают, потому что такие решения с кондачка не принимают. Тут надо всё хорошенько взвесить, задуматься о последствиях и отходах, потому что точно – весь мир ахнет и станет искать виновников! И если найдет, то никто не посмотрит на должности и звания. Полетят головушки с плахи…
– Ну не знаю… Хотя…
– В принципе я – за. Игра стоит свеч. Вместо массы мелких интрижек – одна крупная операция. Это соблазнительно.
– А если местные силовики…
– Они ничего не смогут сделать, потому что опоздают. А после – общественное мнение, международная реакция. Они будут связаны по рукам и ногам.
– Пожалуй, я соглашусь.
– А если утечка информации?
– Исключено. Исполнители до самого последнего момента не будут знать о месте и времени операции. Так что, даже если представить невозможное, что среди них окажутся агенты, они ничего не смогут передать.
– Соблазнительно. Сколько в эту операцию придется вложить средств и усилий?
– Не так уж много. Страна бедная, исполнители и информаторы стоят дешево. Зато дивиденды обещают быть очень серьезными. Подобного масштаба операций почти не было.
– Возможные последствия? Например, следственные действия, которые откроет Власть. А ну как они зацепят и потянут?
– После проведения столь масштабного мероприятия Властям будет не до нас. Это точно! Им бы после этого в креслах усидеть! Там такая паника начнется, такие головы полетят! Очень серьезная раскачка. Кроме того никто не будет знать истинного заказчика. Мы будем работать через цепочку промежуточных фигур. В худшем варианте – выбьем одну из них. В этом случае все риски уйдут. Вместе с посредником.
Тоже верно. Нынче весь мир, блюдя чистоту мундира, перепоручает грязную работу наёмникам. Никто не хочет сюртучки марать.
– Еще раз напоминаю о перспективах, которые сулит предполагаемый успех.
– Я говорю – да.
– И я…
– Тогда будем считать, что решение принято. Мы запускаем операцию.
Все встали. Вполне себе респектабельные джентльмены, с хорошей родословной. По виду не скажешь, что только что они…

* * *

Тяжелый Регион достался Резиденту. Врагу не пожелаешь.
Там и раньше-то было не просто, а теперь сам черт ногу сломит. Поди разберись в хитросплетении межродовых отношений, застарелых, чуть не с двухвековой «выдержкой» конфликтов, с теневым бизнесом, который совершенно не прячется, а весь на виду, с официальной властью, которая зачастую под неофициальной ходит, с неофициальной к которой всяк проситель идет, чтобы проблемы свои решить, со связями, тянущимися на «Большую землю», к Большим людям, с интересом западных эмиссаров, с местными обычаями, характерами, проблемами…
Уф… То ли дело где-нибудь в Сибири или Центральном Поволжье, хоть даже в Москве, где все понятны, все как на ладони, свои в доску, без сложносочиненных заморочек. Милое дело!
Но туда послали других Резидентов – не его.
Его – сюда.
Иди, разберись, легализуйся, внедрись, обрасти связями, заройся по самые ушки в местную специфику, нарой, нагреби себе гору проблем, которую сам же и разгреби. Потому что Центральная Власть со всем этим совладать не может. Или – не хочет. А ты – исхитрись.
Такая – работа… Которую кто-то вел до него. Потому что в каждом Регионе кто-то есть, кто приглядывает за местной властью, бизнесом, криминалитетом и силовиками и что нужно – подправляет, где нужно – подчищает, кого нужно – вразумляет. Сам. Потому что ручки их не связаны ничем – ни Законом, ни вышестоящим Начальством.
Что хорошо…
Но и плохо…
Хорошо, что можно действовать без оглядки наверх, полагаясь только на себя, не заморачиваясь разрешениями и согласованиями.
Плохо, что – только на себя. Самому решая все свои проблемы и неся за все персональную ответственность.
И нет у тебя ближнего начальства, нет соседей по кабинету, коллег, приятелей по курилке и штатных помощников, нет рабочего стола, кабинета, матснабжения и даже субсидирования. Един ты во всех лицах – и начальник, и курьер, и бухгалтер.
Такие условия. Еще тогда, еще Вождем Всех Народов придуманные.
И не представляешь ты, сколько в твоем ведомстве людей трудится – может, сто тысяч, а может, ты один-единственный, потому что знать имеешь право только одного человека из Организации – Куратора. А больше – никого.
И не можешь никому на свою Контору пожаловаться или о ней рассказать, так как нет ее. Ни в списках госорганов, ни в природе, ни в памяти людской.
Нет. И никогда не было.
От того, наверное, и уцелели они на волнах всех перестроек и перетрясок, когда даже самые секретные архивы из рук в руки врагам нашим передавались с улыбками и заверениями в вечной дружбе. И те улыбались в ответ, радостно кивая и заверяя – только друзьями не стали. Потому что друзей в политике не бывает, есть только враги и временные попутчики.
Из чего и будем исходить.
В целом. И здесь на месте. Ну так что нам оставил Предшественник, кроме нерешенных проблем? Тайничок, который надо отсмотреть и уничтожить, потому что одним и тем же тайником два раза пользоваться нельзя.
Интересно, что у нас там в нем? И где он?
Дорога. Лесопосадка. Сто седьмой километр. Поворот на грунтовку. Еще два километра. И пехом метров семьсот.
Стоп.
Хорошее место выбрал Предшественник – на пять километров во все стороны обзор. Но всё равно – вздохнуть, потянуться и, на ходу расстегиваясь, рысью-рысью к кустикам. Потому как приспичило.
И похоже тем, кто раньше здесь проезжал, тоже. По-крупному. Потому что за кустиками – ямка, а ямка чуть не доверху… Ну тем самым, что выкачали из деревянных сортиров и здесь слили, чтобы далеко не возить. И еще каких-то дохлых кошек с собаками накидали. Для полноты картинки. И для запаха.
И придется туда влезть, потому что никому другому в голову не придет. На что и расчет.
Осмотреться…
Всё тихо.
Теперь натянуть бахилы по самое не могу. И перчатки по плечо.
Топ-топ… Чавк-чавк…
Самый центр. Встать. Наклониться. Сунуть во всё это дерьмо руки, пошарить.
Ага, есть. Какой-то сверток, который лучше не тянуть, иначе все содержимое этой ямки подкинет метров на десять и уронит на тебя силой тяжести. Впрочем, тебе уже будет всё равно. И останешься ты тут, в этой готовой, дурно пахнущей могилке, и присыплет тебя, увы, не землей.
Если, конечно, не знать, что делать.
А делать надо следующее: нашарить на свертке сбоку проводок и оборвать его. И в течение следующих пятидесяти секунд нашарить с другой стороны еще два проводка и соединить их.
Вот теперь – всё. Самоликвидатор отключен.
Тащим, поднимаем, кидаем в сумку пакет. Сбрасываем и топим бахилы, перчатки и идем себе, застегивая на ходу штанишки, потому как полегчало.
И это – точно, полегчало, потому что всё – снят контейнер! И голова цела!
Еще раз осматриваемся. Отъезжаем подальше. Вскрываем пакет. Не абы как. Потому как там еще один пиропатрончик, который может чужие шаловливые ручки оторвать. Поэтому берем его за два дальних угла, нащупываем какие-то уплотнения, сближаем и соединяем в цепь.
Всё, теперь можно потрошить пакетик в полное свое удовольствие.
И что там? Пачка евро тысяч на сто. Немного, но хоть что-то… Бланки паспортов и удостоверений с печатями. Пригодится… Флешка. Хочется надеяться – с полезной информацией. На вид обычная, но не простая, потому что если ее неправильно открыть, то она… точно, сгорит синим пламенем со всей информацией. А открывать надо с подходцем и выкрутасами.
Что еще?
«Жучки»-микрофончики. Какая-то химия для допросов с пристрастием или окончательных решений – потом разберемся.
В былые времена оставляли оружие. Но теперь его, особенно здесь, можно на любом базаре прикупить по сходной цене.
Всё?
А больше и не надо. Все остальное нынче можно самому легко добыть.
Перепаковываемся и закладываем заначку в другое место, тоже не самое эстетичное. Заранее найденное и подготовленное. С собой берем немного денег, бланк паспорта и флешку… Что там в ней – какие-то семейные фотографии. Очень милые. А под ними, вторым слоем? Ссылки на интернет-адреса…
Посмотрим-посмотрим.
Что там?
Какие-то тексты. Томов на десять. Инструкции по применению… которые никто никогда читать не станет. Потому что не знает, как читать. Но если эти тома скачать и прогнать через программу дешифровки…
Так-так, интересно.
Имена, фамилии, биографии… Персоналии людей Региона. Кто что из себя представляет, в чем замешан, чем замаран, с кем связан, с кем враждует… Это хорошо, это может пригодиться, потому что в открытых источниках и даже из сплетен этого не узнать. По крайней мере, в таком объеме.
Опять ссылки.
Новый адрес, скачка. Расшифровка. Это уже серьезнее – выходы на завербованных сексотов. Неужели они остались? По логике, уходя, он должен был передать их Куратору или вычистить всех под ноль. Ну хотя бы тех, с которыми общался лично. Или он ушел неожиданно? Надо будет проверить. Всё?
Нет, еще аварийные каналы связи, которые устарели, счета с немалыми суммами, которые… получить не придется, потому что это может быть опасно, координаты еще одного схрона с деньгами и прочие мелочи.
Ну, спасибо тебе, Предшественник, кем бы ты ни был и под какой бы личиной ни скрывался. Что-то ты сделал – успел. Не с нуля начинать придется.
Будем считать – передача дел состоялась.

* * *

– Здравствуйте.
– Здравствуйте.
– Мне рекомендовали к вам обратиться.
– Кто?
– Не важно. Наши общие друзья. Меня уверили, что вы очень талантливый и легкий на подъем журналист. Я бы хотел предложить вам работу. Интересную и высокооплачиваемую.
– Ну, хорошо. Давайте встретимся и переговорим лично.
– Я не могу лично. Я далеко, а дело спешное. Мне удобнее по Интернету.
Кому удобнее?.. Вот этому господину, лица которого не разобрать, потому что сидит он против света? И камера у него поганая с плохим разрешением. И он хочет предложить какую-то работу? Можно себе представить…
– Мы предлагаем вам возглавить корпункт в России в Регионе Кавказа. Это ведь ваша тема?
– Да, я интересуюсь Россией и ее южными областями. Но я не уверен, что соглашусь…
– Тридцать тысяч в месяц. Плюс средства на обустройство и представительские расходы, которые вы будете определять сами.
– Я вас даже не знаю! Может, всё это фантазии, а вы…
Потому что мало ли на свете идиотов, один из которых…
– Это не фантазии. Можете убедиться сами. На ваш счет переведены деньги. Десять тысяч. Можете проверить, прямо сейчас. Я подожду.
Что?.. А если проверить? Действительно, переведены.
– А если я откажусь?
– Можете оставить их себе. Кроме того, вам послана информация по вашей предстоящей работе. Сразу хочу оговориться, что мы не будем связывать вас никакими обязательствами, вы сможете писать о чем и как захотите. Полная свобода творчества и самовыражения. По итогам вы сможете выпустить книгу. За наш счет.
А вот это замануха будет посильнее оклада, потому что какой журналист не мечтает о творческой свободе и книге?
– А как я, простите?
– Вам ничего не придется делать. За вас всё сделают ваши помощники.
– Хорошо, я подумаю…
– Только не затягивайте. Лично я хотел бы видеть на этом месте только вас. Но, к сожалению, мои коллеги ведут переговоры с еще несколькими претендентами, которые ни в какое сравнение!.. Но у нас сроки!
– Хорошо. Я дам ответ завтра. Но всё же скажите, почему именно я?
– Потому что вы самый талантливый и известный. Вы – самый-самый!

* * *

В Регионе открылся корпункт нового, пока еще малоизвестного в мире журнала. Но очень многообещающего.
Потому что указанные тиражи… Редакторский совет… И оформление.
И еще потому, что на обложке первого номера была фотография одной очень известной в Европе и мире политической Персоны, которая дала пространное интервью.
Не бесплатно.
Были на разворотах кино- и поп-звезды, которые презентовали свои новые фильмы и альбомы, желая новому изданию всяческих успехов.
За деньги.
И были добрые слова известных людей, которые выражали надежды и уверенность…
За скромные гонорары.
В общем, журнал сделал хороший старт.
Зачем?
Затем, что любое дело начинается с открытия конторы – хоть даже рогов и копыт. Но если рогов и копыт, то их начнут таскать туда-сюда мешками. Да и мелковато это будет. Тут надо что-то помасштабней придумать, чтобы народ зауважал и потянулся.
Например, филиал какой-нибудь западной фирмы «Петролиум унд инвест капитал групп, тудей, корпорейшен»… Ну или «сюдей».
Главное, чтобы громко звучало и визитки золотые.
Правда, по тематике узковато будет. А сети должны широко забирать. Как донный невод, чтобы всё подряд сгребать.
Поэтому лучше – корпункт, так как журналисты они в каждую щель лезут. Камерами и микрофончиками. Вопросики задают провокационные. И это никого не удивляет и не настораживает.
Опять же престиж, так как всяк хочет на обложку или в редакторскую колонку попасть. Или на фото рядом с Мадонной.
А что касается денег… То не так уж много их было выброшено, потому что журналист имел связи, которые использовал. И ему не отказывали.
А суммы гонораров, которые в кулуарах озвучивали политики и поп-звезды, были завышены раз в десять, что работало на их имидж и рекламу. Ведь не важно, сколько ты получил реально, важно, чтобы считалось, что много! Что больше других!
Да и тиражи раз в двадцать…
А вот корпункт, тут всё без обмана и с размахом!
– Послушайте, зачем такие торжества? Зачем терять такую кучу денег?
– Вы не понимаете, без этого нельзя. Это такой старинный, местный обычай…
Ну не объяснять же ему, что без пыли в глаза тут не обойтись. Что деньгами сорить надо! Без этого в России, тем более здесь – никак! Иначе кто тебя всерьез…
Гуляйте, гости дорогие. Ешьте-пейте, слушайте привезенных поп-див, пяльтесь на ВИП и помельче персон, потому, что мы не какие-то там лохи, а уважаемые люди.
К которым потянутся. Должны потянуться!

* * *

– Вы бы хотели поработать в нашем журнале?
– Охранником?
– Нет. Собственным корреспондентом.
– Кто? Я? Но я не умею писать! Совсем. Только протоколы. Я бывший следователь по особо важным…
– Вот и прекрасно. Мы проводим журналистские расследования, а это по вашей части. Написать по готовому сможет всякий. А вот собрать информацию, просеять, проанализировать ее, чтобы создать сенсацию, – это не всем дано. Вам – дано. Мы смотрели ваши дела. Вас ведь называли «наш русский Шерлок Холмс»?
– Ну, когда это было!
– Не так уж давно. А старый конь, он борозды не портит. И глубже, чем нынешние, пашет…
– Ну, хорошо, я попробую.
Еще одна вакансия заполнена. И еще. И еще…
– Мы могли бы предложить вам работу консультанта. Вы очень хорошо знаете местную специфику, потому что родились здесь.
– Конечно, знаю! Я, дорогой, здесь всех знаю, каждую собаку, каждого ишака по имени! Сколько платить будешь?
– Тысячу.
– Э-э?!
– Долларов.
– А-а! Конечно, дорогой. Хоть завтра!

* * *

Штат укомплектован.
Лицо корпункта – лицо известного и уважаемого в Европе журналиста. Тут без подставы, тут не подкопаться. Сам журнал – вот он, отпечатан и разослан по адресам. Контакты… Обезличены. Никто его в лицо не видел. Связь идет через одного из помощников, который оформлен журналистом. С ним общение только через соцсети, а если вживую, то в темноте – с шапочкой по самый подбородок с прорезями для глаз, потому что иначе враги доберутся. Что тот понял. И принял. И даже был заинтригован.
Здесь всё в порядке.
Теперь по самой работе.
Намечены интервью и знакомства с видными людьми Региона.
И «журналистские расследования», которые поведут бывшие «важняки» по интересующим читателя проблемам. Точнее, по проблемам, интересующим единственного читателя.
От населения будет приниматься корреспонденция по проблемам на местах. В том числе жалобы и кляузы. И даже анонимки. И кое-кто за это, возможно, получит деньги, чтобы активнее писали.
В общем, корпункт «заряжен» и начинает работать… Теперь можно разобраться с наследством Предшественника.
Но… не ему…

* * *

Желтые стены. Желтые лица. Потухшие глаза. Тоска и беспросветность. Смертная тоска.
– Кто вы?
– Не суть важно. Важно, что я хочу предложить вам работу.
– Что?! Какая работа? Вы с ума спятили? Вы знаете, что это за больница? Нет? Тогда спуститесь и прочитайте вывеску. И узнайте мой диагноз! Мне жить осталось от силы полгода. Я на таблетках сижу!
– Я знаю. Я ознакомился с вашей амбулаторной картой. Вы всё правильно излагаете. Именно поэтому обращаюсь к вам. Вы ведь офицер? Агент на подсадке.
– Откуда… вы знаете?
– Знаю. Вас определяли в камеры к заключенным, чтобы вы добывали нужную следствию информацию или склоняли упорствующих зэков к даче показаний. Это серьезная работа, требующая выдержки и хладнокровия. И умения молчать.
– Ну?
– Именно поэтому вы нужны мне.
– Сесть в камеру?
– Нет. Работа на воле в хороших условиях. С приличным окладом и премиальными.
– На хрена они мне? Эти премиальные? И вы в придачу? Я покойник. Зачем мне работа? Зачем деньги?
– Во-первых, чтобы продлить вашу жизнь, даже если на пару месяцев. Это дорогого стоит – два месяца жизни. И дорого. Но у вас будут деньги, и вы сможете купить нужные лекарства. Далее, у вас есть дочь, которой вы, если справитесь с работой, сможете приобрести квартиру. Согласитесь, это красивый жест для уходящего. Вас будут помнить и поминать добрым словом. И в-третьих, и самое главное – вы профессионал, вы всю жизнь на «земле» и умирать вот так, на драных простынях, на казенной койке… Как-то недостойно. А я предлагаю умереть вам в деле, на дистанции, когда некогда думать о печальном исходе и считать уходящие часы. Весело умереть. Достойно. И с пользой для дела.
Интерес в глазах, до того потухших.
– Что я должен буду делать? Если соглашусь.
– То, что умеете, – встречаться с людьми, разговаривать с ними, добывать информацию и передавать ее мне.
– Кому вам? Вы лицо прячете.
– Да – прячу, потому что это диктуется интересами следствия.
– А если вы преступник? Или просто мутная личность. А я точно – офицер. И всю жизнь с преступным элементом боролся…
– Ну, хорошо. Вот мое удостоверение работника ФСБ. Посмотрите. Это не липа…
Хотя липа, состряпанная накануне. Слава богу, что опыт имеется. Учили. Натаскивали «выправлять» документы под оккупацию, когда готовили на действительной в подпольщики для работы по ту сторону фронта. На случай следующей большой войны. Пригодилось. И не раз.
– Вот печати, фото. Больше я вам ничего сказать не могу. Не имею права. И так превысил свои полномочия. Кроме того – сам характер работы. Вы сможете убедиться. И если что – соскочить.
Хотя это – вряд ли. Обратного хода у него не будет. Впрочем, терять ему особо нечего – плюс-минус несколько месяцев. Так что этот грех на душу, если что, будет не самым большим.
– Убедил? Зачем списывать себя раньше времени?
– Допустим, убедили. Где работать?
– На Кавказе. С новой своей биографией, с легендой, вы сможете ознакомиться в ближайшие дни. Через неделю вам нужно будет встретиться с вашими людьми…
– С сексотами?
– Так точно. Встретиться, посмотреть на них, переговорить, записать разговор на диктофон, дать общее заключение. Вы ведь психолог, вот и помогите разобраться. О чем с ними говорить, какие вопросы задавать – я сообщу накануне.
– А лечение?
– Мы сможем наладить его вне стационара. И лучше, чем… в стационаре. Не беспокойтесь. Так что рад был с вами познакомиться… Никифоров Антон Иванович.
– Но я не Никифоров. И не Антон.
– Я знаю. Ну теперь будет лучше, чтобы вы стали Никифоровым.

* * *

– Здравствуй, Мустафа.
– Здравствуй, а ты кто?
– Я друг того человека, с которым ты работал.
– Что?!
Худо стало Мустафе – осел весь, скукожился, заморгал, губы у него задрожали. Испугался Мустафа. Чего?
– Теперь ты будешь работать со мной. Я твой новый Хозяин.
– Зачем, зачем я связался с вами. Аллах свидетель, я не хотел. Дьявол искусил меня…
Ну скорее презренный металл, чем дьявол…
– Отпусти меня! Богом прошу! У меня жена, дети…
– Сколько ты получал?
– Мало. Совсем мало. Ни на что не хватало! Пятнадцать тысяч…
Врет, в информации – двадцатка. Зачем врет?
– Теперь будешь получать больше.
– Сколько?
Ушел испуг, заблестели глазки.
– Это зависит от степени важности твоей информированности. От того, что ты знаешь.
– Я всё знаю! Про всех.
– Тогда скажи о Юсуфе…
Молчит. Глазенками бегает. Прикидывает. И хочется и колется. Юсуф парень серьезный, головы режет, что кочаны капусты на грядке. Узнает – не простит.
– Ну?
– О Юсуфе мало чего знаю. Про него никто ничего не знает. Юсуф как ветер – сегодня здесь, завтра там. Спроси о ком-нибудь другом.
– Спрошу обязательно, в следующий раз. Но если ты кому-нибудь обо мне хоть полслова!
– Никому! Аллахом клянусь. Буду нем как рыба… А теперь можно хоть пять тысяч? Потому, очень надо… жена, дети, хозяйство…
Так, с этим всё понятно…
– Что скажете?
– Ничего хорошего. Сексот из него – как из поноса шрапнель. Запаха много, а толку – чуть. Психика неустойчива. Истерики закатывает. При этом жаден до бесчувствия. Перепродастся любому, кто больше даст. Да и знает, судя по всему, не много. А то, что знает, придержит, потому что трусоват. Может, раньше что-то из себя представлял, но не теперь.
– На что-то может пригодиться?
– Вряд ли. Мелкая шавка на подхвате. Я бы с таким не работал. Опасный тип.
А вот и приговор. Окончательный, без апелляций и обжалования. Спасибо тебе, товарищ Никифоров. А ты, Мустафа, извини. Лично к тебе никаких претензий нет. Кроме одной – возможно, ты видел Предшественника. Не факт, но рисковать нельзя. Ты видел Предшественника и выбыл из игры, из которой выбывают лишь по одной статье. Так что…
Следующий.
– От кого ты?
– От твоего прошлого Хозяина.
– У меня нет хозяев. Я сам себе хозяин.
– Хорошо, от Друга, которому ты помогал.
– Он мне задолжал.
– Сколько?
– Сто пятьдесят зелени.
Смотри-ка, не врет. Точно, есть долг. Сто долларов. Пятьдесят он накинул. Но не тысячу же. Очень честный сексот. По местным меркам.
– Хорошо, получишь двести, если продолжишь со мной работать.
– Смотря, что делать.
– То же самое, что раньше. Ты теперь под Исмаилом?
– Под ним. Но по нему информацию давать не буду.
– Почему?
– Он мой друг.
– А Юсуф? Где теперь он?
– В горах. Возле границы. Могу дать координаты. За отдельную плату.
– Сговоримся…
Ценный агент. Выдержанный, спокойный. Знает себе цену, которую не завышает. Своих не сдает, а вот чужих не боится. Прежде, чем говорить, – думает. С таким можно работать…
Следующий…

* * *

Теперь по персоналиям, которых не счесть. И каждый с каждым дружбу водит, роднится, ссорится, враждует, убивает кого-то из родственников, и те в отместку кого-нибудь, потом мирятся, играют свадьбы, дружат против других родов, воюют, занимаются разбоем и сельским хозяйством, строятся, взрывают, режут глотки неверным, ведут бизнес, объединяются в преступные сообщества… Такой кавардак, в котором без экспертов не разобраться.
– Вот этот род?
– Ну, он ведет начало от времен генерала Ермолова, памятного на Кавказе. Род большой, зажиточный, особенно в девятнадцатом веке. Воинственный. За кордон ходили стада отбивать. Государю-императору подарки посылали. Потом ослабли, потому что сцепились с другим уважаемым родом, и стали резать друг дружку пачками, так что извели почти всю мужскую половину. Мальчики вырастать не успевали, как им вручали кинжал или ружье и посылали убивать таких же мальчишек. Ну, потом война, революция, которые сильно прорядили народонаселение. Кто много имел – потерял всё. Кто был босяк – поднялся. Родовые отношения отошли на второй план, но не исчезли.
– А дальше?
– Дальше – как у всех. Начались райкомы, парткомы, профкомы, председатели, повышенные обязательства, пятилетки и ударный труд, потому что кто не работает – тот не ест. Ну или ест плохо и мало и не здесь, а в Заполярье, шатающимися от цинги зубами. Вот и работали… Обуздал их Лучший Друг Народов. Всех. Посадил на тракторы и вручил в руки серпы и отбойные молотки. Поубавил прыти. Как, впрочем, и всем. Потому что под одну гребенку. Которая мелко вычесывала.
– Потом война?
– Да, великие переселения и потрясения. Тут вражда пошла на убыль, так как не до этого стало. Быть бы живу… Затем возвращение и созидательный труд на благо общества. Социалистическое соревнование, интернациональное воспитание, дружба народов… Хотя вековые обычаи сломать не удалось. И кровная месть была, хотя поменьше и невест воровали. И даже комсомолок. И даже членов партии.
– Потом перестройка?
– Как у всей страны. Опять развал. Раззор. Война. И откат к межродовым отношениям. К тем самым. Теперь если кто-то кого-то обидел, то того, кого обидел, надо зарезать, а того, кто зарезал, по закону кровной мести нужно убить, чтобы смыть позор, а коли убил, то убийцу надо наказать. И это хорошо, потому что в родовых сообществах постоянно идет грызня. Всех со всеми. Борьба за власть. И выяснение: кто уважаемее и заслуженнее. Таким сговориться трудно. Если не появляется вожак. Какой-нибудь местной выпечки Чингисхан, Наполеон, Гитлер или Сталин. Тогда все выстраиваются в колонну и, забыв про междуусобные дрязги, дружно идут резать чужие народы. Под едиными знаменами. Но без участия извне это вряд ли возможно. Это, если вкратце.
– Спасибо.
– Пожалуйста. Обращайтесь. История малых народов – это очень интересная тема. Моя тема…

* * *

Отсюда задачи.
Играя на национальных особенностях и сложившихся в веках традициях, нужно разобщать и разводить. Чтобы управлять.
Для чего стравливать всех со всеми. Но не позволять, чтобы кто-то взял верх. И не допускать вмешательства извне. И следить за настроениями. И…
Таковы главные задачи. А чтобы их решить, нужно…
Иметь полную и исчерпывающую информацию. По всему Региону. Без информации управлять ситуацией невозможно. Отсюда – необходимо прорабатывать открытые источники, в первую очередь местные СМИ. Заручиться поддержкой значимых в Регионе фигур. И иметь сексотов, которые остались от Предшественника. Но которых мало, потому что сексотов должно быть много. Лучше, чтобы каждый третий или пятый.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.