Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50363
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ущелье предателя»

    
размер шрифта:AAA

УЩЕЛЬЕ ПРЕДАТЕЛЯ
Майк Ли

Warhammer 40,000


Идет сорок первое тысячелетие. Вот уже более десяти веков Император неподвижно восседает на своем Золотом Троне. По воле богов Он стал лидером всего Человечества, а с мощью своих неутомимых армий — повелителем миллионов миров. Его тленная оболочка незримо подпитывается энергией изобретений, дошедших из Темной Эры Технологий. Он — Владыка Империума, которому ежедневно приносят в жертву тысячи душ, поэтому Он никогда не умрет до конца.

И в этом бессмертном состоянии Император несет свою бдительную стражу. Могущественные флоты курсируют в зараженных демонами миазмах варпа, на этой единственной тропе, соединяющей далекие звезды. Их путь освещает Астрономикон, физическое воплощение воли Императора. Громадные армии сражаются в бесчисленных мирах с Его именем на устах. Величайшими из Его солдат стали Адептус Астартес, космические десантники, генетически модифицированные супервоины. У них есть и братья по оружию — к примеру, Имперская Гвардия и бесчисленные планетарные защитные силы, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус. Но даже при всей своей громадной численности они едва ли смогут сдержать натиск извечной угрозы чужих, еретиков, мутантов и еще более ужасных врагов Человечества.

Быть человеком в такие времена означает быть песчинкой в громадной пустыне. Это значит жить под властью самого кровавого и жестокого режима из всех существующих. Нужно забыть о власти технологии и науки, ведь уже многое было потеряно и никогда не возродится. Забыть обещания прогресса и разума. Во мраке будущего есть только война. Нет мира среди звезд, есть лишь бойня и смех ненасытных богов. 

Глава 1


ПРОВИДИЦА поднесла тонкую чашку из призрачной кости к губам и пригубила лёгкого вина. Двое гостей наклонились вперёд, их халаты зашелестели, когда они подняли свои чаши с чёрного лакированного стола. Их движения были несколько более прямыми и резкими, чем допускали правила этикета, но, в конце концов, они были странниками, давно покинувшими мир-корабль, так что определённой нехватки приличия можно было ожидать. Часы вежливой беседы и созерцательного молчания стали испытанием для их терпения. И вот теперь они были готовы к тому, чтобы узнать причину, по которой их вызвали.
Сефир Туаннан глубоко вздохнула, её чувства обострились под воздействием вина, распространившегося по её организму. Три эльдара сидели в уединённом углу медитативного сада внутри стен купола Кристальных Провидцев — убежища, что одновременно способствовало созерцанию и размышлению. Провидица слегка сместилась от низкого столика к несущемуся водопаду, что бурлил в воде широкого фонтана всего в нескольких метрах слева от них. Сефир закрыла глаза. Дыхание водопада перемешивалось с запахом пышной травы, что росла вокруг бассейна, и освежало длинные, черные волосы, стянутые лентой. Сложная, постоянно меняющаяся дымка тумана, словно паутина, повисла напротив её бледных щёк.
— Я видела гибель Алаитока, — произнесла она голосом, мрачным от предсказанного.
Оба рейнджера потягивали вино и ничего не ответили. Рок преследовал эльдаров на каждом шагу. Те, кто шёл по пути отступника, как это делали они, знал про то больше чем кто–либо ещё.
— В последнее время ваш путь вёл вас через Абраиг ан`атас, — произнесла провидица. — Что вы нашли там?
Старшая из двух рейнджеров, следопыт по имени Шаниэль, сжала губы от отвращения. Она носила очень короткие волосы, украшенные перьями цвета морской волны и сапфира. Вытатуированная под уголком левого глаза руна отступника резко выделялась на её лице.
— Война и запустение, — мягко ответила она. — Люди дали региону имя сектор Локи и считают его своим, но в последнее время орки из Карадона бросили вызов этой уверенности.
Компаньон Шаниэль кивнул в знак согласия. Он был гораздо моложе её, стройный, словно хлыст и с большими глазами цвета агата.
— Зеленокожие вторглись в больших количествах, — добавил Теутас. — Многие системы были атакованы. Даже мир Ринна, на котором поддерживает порядок человеческий вариант Аспекта Воина…
Космические десантники, — поправила Шаниэль. — Адептус Астартес. — её черты исказились, когда она боролась с гортанными звуками человеческого языка: — Они называют себя Багровыми Кулаками.
Теутас почтительно кивнул: — Да. Именно так. Орки уничтожили их… — он вопросительно посмотрел на следопыта, — храм?
Крепость-монастырь, — сказала Шаниэль. — Похоже по сути, если не по форме.
— Ах… — Теутас нервно глотнул вина. — Ну, во всяком случае, эти… Багровые Кулаки… тяжело пострадали. Многие сотни людей погибли.
— Орк-военачальник по-видимому выделил их для уничтожения, — пояснил Шаниэль. — Выжила горстка. Но, судя по всему, они доблестно сражались, сдерживая натиск до тех пор, пока Империум не прислал подкрепление. Сейчас орки изгнаны за пределы мира и отступают обратно к Карадону.
— Нет, — сказала провидица. — Не все. И в этом заключается опасность для нас.
Гладкая бровь Шаниэль слегка изогнулась в испуге. Сефир Тауннан была одним из самых молодых и неопытных провидцев Алаитока, но, как и большинство шедших по пути провидца, уже полюбила говорить загадками. «Провидцы оказывают ей большое уважение, — напомнила себе Шаниэль. — К тому же, прежде чем ступить на путь провидца, она шла по пути Зловещих Мстителей, так что неплохо разбирается и в войне. Слушай внимательно, и думай над тем, о чём она говорит».
Молодой Теутас, однако, был менее склонен к ожиданию.
— Я не понимаю, — прямота заявления находилась у самой границы дозволенного приличием. — Как последствия орочьего вторжения — я напомню, на человеческий мир — могут оказать влияние на нас?
Шаниэль поставила чашку на стол изящным движением руки и слегка вздохнула, выказывая этим неодобрение неучтивому поведению своего товарища. Но провидица сгладила неловкий момент, покончив с ним лёгким движением руки.
— Клубок судьбы состоит из очень многих нитей, — сказала она Теутасу. — В действительности, нити других рас галактики гораздо более многочисленны, чем наши. Поэтому, вполне естественно, что они будут включены в плетение нашей судьбы, хотим мы этого или нет.
Теутас наклонился вперёд, нахмурившись и сжав свои тонкие губы.
— Ну, ладно, — признал он. — Однако я всё ещё не вижу…
Сефир заставила замолчать рейнджера лёгким изгибом брови. Вразумлённый, Теутас сел и пригубил вина.
Провидица отпустила свою чашку. Она зависла в воздухе рядом с ней, её тонкая поверхность светилась изнутри. Сефир раскрыла другую ладонь, открыв взгляду три блестящих рунических камня. Они были основой искусства провидца, действуя, как своего рода линза, через которую они могли сосредотачивать свои знания и распутывать клубок судьбы. Когда она сконцентрировалась на камнях, они наполнились жизнью, поднявшись в воздух, словно листья, подхваченные порывом ветра.
— Двадцать пять пассов означают, что великая тень падёт на Абраиг ан`атас, — произнесла провидица. — Орки вернутся из Карадона в неслыханных количествах, под началом вождя более сильного и страшного чем все видимые ранее. Они опустошат миры человечества, а вслед за ними девственные миры, далее к галактическому югу, которые биель-танцы называют Туаг ан Гвил.
Шаниэль кивнула: — Драгоценности ночи, — сказала она. — Я хорошо знаю их. Из всех девственных миров, биель-танцы любят их больше всех. Они будут бороться до последнего вздоха, чтобы защитить их.
— И так и будет. Но даже доблести воинов Биель-Тана будет недостаточно, — ответила Сефир. — В трудную минуту они обратятся к древним узам чести, связывающим Биель-Тан и Алаиток, и призовут нас на помощь. И мы придём к ним. Мы опояшем себя орудиями войны, поднимем свои боевые машины и отправимся к своей погибели.
Рука Шаниэль стиснула камень души, который висел на цепочке на шее, почувствовав как холод пробирается в сердце. Даже Теутас помрачнел, чашка с вином слегка заколебалась в его руке.
— Война будет долгой и ужасной. Наша кровь зальёт девственные миры, но чем выше будут наши потери, тем упрямее станут наши лидеры. И, как только наши силы иссякнут, орки нападут на наш мир-корабль. И Алаиток будет гореть.
Теутас ахнул в шоке. Он совершенно потерял контроль над собой. Но, в этот раз, Шаниэль не могла винить его за это.
— Не может быть! — воскликнул он.
Сефир взглянула на молодого рейнджера. Выражение её лица было мрачным: — Я видела это Теутас. Сломанные купола и безжизненные тела, падающие в темноту. Огонь и кровь. Бесконечный цикл будет резонировать в такт крикам пытаемых и умирающих, пока, наконец, не разрушится от напряжения, — слёзы блестели в глазах провидицы. — Орки сделают логово из нашего мира-корабля. И в течение ста походов он останется им, пока, наконец, не будет уничтожен. Только тогда придёт конец войне, и наш народ обретёт покой.
Несколько секунд ни один из рейнджеров не мог произнести ни слова. Шаниэль боролась с приливом отчаяния. Наконец, она оттолкнула тёмные мысли в сторону и взяла себя в руки.
— Что можем мы сделать? — спокойно спросила она.
Провидица некоторое время пристально смотрела на её, прежде чем дать ответ: — Возможно ничего, — сказала она. — Орки столь импульсивны, что их линии судьбы слишком хаотичны, чтобы по ним можно было что–то предсказать. Я проследила за множеством нитей в поисках лучшего исхода, но всё безрезультатно. Как только начнётся война, все пути, в конечном счёте, ведут к нашему поражению.
— А до этого? — спросил Теутас. — Можем ли мы остановить ярость орков, прежде чем она начнётся?
Сефир покачала головой: — Я рассмотрела все возможности: от убийства орочьего военачальника, до превентивного нападения на Карадон, — произнесла она. — Всё бесполезно. Хуже того, они ускоряют вторжение орков в Абраиг ан`атас. — она вздохнула: — Мы не можем предотвратить это. Но, может быть, с вашей помощью, кое–кто другой сможет.
Теутас выпрямился, стряхнув с себя мрачные мысли: — Скажи нам, — попросил он. Его лицо горело решимостью.
Провидица изучила кружащиеся в воздухе рунные камни.
— Очень многие катастрофы начинаются с события, казалось бы, никак не связанного с ними, — сказала она. — Падение Алаитока начнётся на мире Ринна, всего несколько десятков циклов спустя. Орк, который возглавит поход и вытеснит архи-поджигателя Снагрода из Карадона, начнёт своё восхождение к власти после смерти человека-воина по имени Педро Кантор.

Глава 2


ВОЗВЫШАВШИЙСЯ зеленокожий был два с половиной метра в высоту и широким, словно бык грокс. Одетый в лоскутную броню, собранную из разнообразных стальных пластин, размахивающий массивным тесаком и огромным пистолетом с ленточным питанием, зажатым в узловатом кулаке, он рванулся в шторм битвы, наполненной дымом и автоматным огнём. Масс-реактивные снаряды проносились через убогий орочий лагерь, впиваясь в стены хижин, собранных из листов железа, и кучи мусора или поднимая фонтаны грязи и экскрементов из дымящихся выгребных ям. Зеленокожие находились в полнейшем ступоре, вызванном как тем, что неожиданная атака началась посреди ночи, так и собственной беспорядочной стрельбой. Линии зелёных и красных трассеров, проносившихся во всех направлениях, заполнили узкие улочки орочьего лагеря, рикошетируя от беспорядочно разбросанных мотоциклов и багги. Угли от разбросанных во множестве костров подожгли мусорные кучи, добавив дыма и хаоса.
Грубый орк вдохнул вонь горящего мусора и отработанного топлива. Его глаза-бусинки сузились, и зубастая улыбка появилась на изборождённой шрамами морде. Шальная пуля отрикошетила от пластины, прикрывавшей его левое плечо, и с воем унеслась во тьму. Наполнив лёгкие дымным воздухом, зеленокожий поднял своё оружие и зарычал.
— Ваааааааа…
Из дыма выступила фигура. Великан, одетый в броню тёмно-синего цвета и кованого золота. Крылатый череп из серебра, испещрённый яркими шрамами от укусов пули или ножа, украшал его броню, и золотые метки доблести были закреплены на его наплечниках и поножах. Лавровый венок, выполненный из тёмно-серого металла и поющий песнь славе, доблести и власти, выделялся на покрытом отметинами битв шлеме гиганта. Рваные ошмётки пергамента, закреплённые на плече и колене воина огромными восковыми печатями, трепыхались на ветру. Изодранный багровый табард висел у его бронированного пояса. Кулаки гиганта были окрашены в цвет крови. И правый, огромный и потрескивающий от наполнявших его энергий, был поднят в ожидании.
Педро Кантор — магистр ордена Багровых Кулаков — в один шаг достиг орка и нанёс ему сокрушительный удар силовым кулаком. Силовое поле кулака встретилось с плотью и костями орка, вызвав испепеляющую вспышку, и голова ксеноса отделилась от тела и унеслась в темноту.
— За Дорна и Императора! — взревел Кантор. Его боевой клич отразился от решётки шлема и пронёсся по вокс-сети боевого патруля. — Смерть ксеносам!
Гортанный рёв и хриплые, яростные, полные жажды кровопролития крики эхом вынеслись из тьмы ему в ответ. Подкованные сапоги стучали по бесплодной земле, когда орки неслись по заполненным мусором и обломками улицам своего лагеря на голос магистра. Через несколько мгновений они вынырнули из мрака, окружавшего Кантора — дюжина, может быть две, размахивающие разнообразным оружием: мясницкими ножами, топорами, монтировками и огромными разводными ключами и со всех сторон бросились на него. Они открыли огонь, наполнив пространство горячими потоками свинца. Их боевые кличи потрясли воздух, эхом отразившись от толстых керамитовых пластин его брони.
Это было видение ада, которое бы стало испытанием мужества любого смертного, но Кантор не был простым смертным, он — Багровый Кулак, первый из щитоносцев Дорна и он не знает страха. Глава Ордена ответил на орочий клич своим и бросился в бурю. Тяжёлые снаряды гудели вокруг его шлема или отскакивали от изогнутых поверхностей его древней брони. Один снаряд с глухим лязгом воткнулся в грудь, оставив неглубокую круглую вмятину напротив его основного сердца. Кантор прорывался сквозь жужжащие вокруг снаряды, словно это были всего лишь капли дождя. Его левая рука пошла по широкой дуге, активировав реликтовое орудие, закреплённое на его предплечье. Молния Дорна прогремела, стволы-близнецы его шторм-болтера осветились красным, выпустив бурю масс-реактивных зарядов в тесные орочьм ряды. Взрыв скосил первые ряды наступающих зеленокожих, болт-снаряды глубоко зарывались в плоть ксеносов, прежде чем разорваться. Четверо из наступавших орков повалились на землю, их дымящиеся трупы были мгновенно растоптаны бегущей следом зеленокожей ордой.
На дисплее шлема Кантора вспыхнула предупреждающая иконка. Молния Дорна потребляла боеприпасы с огромной скоростью, а с момента их последнего пополнения прошло уже восемьдесят семь дней. По прикидке магистра у него оставалось одна или две обоймы до того как оружие станет бесполезным.
Толпа зеленокожих увеличивалась, всё больше и больше орков оказывались привлечены звуком сражения. Они надвинулись на Кантора воющим приливом мышц и железа, их глазки-бусинки пылали кровожадным огнём. Магистр ордена поднял в ответ мерцающий кулак — и оранжевые языки огня ударили из тьмы за его спиной.
Сержант Эдрис Френотас и его аръергард-ветераны открыли огонь, разрывая орков на части точными выстрелами из своих болтеров модели «Фобос». В лучшие времена каждый из бойцов обладал бы большим запасом разнообразных патронов к оружию: от зажигательных типа «Адский огонь», до бронебойных типа «Возмездие». Но в магазинах их болтеров эти дорогие и уникальные боеприпасы отсутствовали, израсходованные за время боёв. Ветераны опустились до использования обычных болтов стандартной модели. Тем не менее, каждый выстрел нашёл свою цель, поразив голову или грудь орка, отбрасывая тела раненых и убитых ксеносов обратно в наступающую толпу, заставляя оставшихся задуматься над тем, стоит ли им продолжать борьбу. Френотас занял позицию справа от Кантора, направив руку держащую болтер в сторону ксеносов. Кровь и ошмётки зелёной плоти шипели, сгорая на костяшках силового кулака сержанта.
— Теперь, Артос! — скомандовал ветеран-сержант.
Слева от Кантора один из ветеранов выступил вперёд, направив шипящие сопла тяжёлого огнемёта на орочью толпу. С драконьим рёвом перегретого воздуха, двойные потоки жгучего прометия охватили смешавшуюся толпу. Вопли ярости сменились криками агонии, когда жидкий огонь пожирал плоть и кости. Боеприпасы орочьих стрелял, не выдержав жара, сдетонировали, наполнив воздух осколками и ещё больше увеличивая размеры учинённой резни. Недолговечные костры осветили ночь. Вспышки света отбрасывали отвратительные тени на стены ветхих орочьих хижин и вырисовывавшееся над южной частью лагеря, скошенное брюхо разбитого транспорта.
Кантор ощутил едкую земляную вонь горящего орка через обонятельные рецепторы своего шлема. Немногие зеленокожие, избежавшие пламени, были изгнаны в ту сторону, с которой явились. Один из гвардейцев направил свой болтер правее магистра ордена и произвёл выстрел по убегающему орку. Мгновение спустя, эхо от взрыва болта и резкий, булькающий хрип продемонстрировали, что выстрел ветерана нашёл свою цель.
Эхо болтерной стрельбы прогремело справа от Магистра, образуя широкую дугу на восток и юго-восток. На дальнем конце дуги действовал сержант Виктурикс и его терминаторы и десяток космических десантников под началом сержанта Даэкора. Чей тактический отряд наступал по центру. Кантор решил атаковать орочий лагерь с трёх сторон, чтобы посеять смятение и заставить зеленокожих сражаться на широком фронте. Теперь настало время, чтобы захлопнуть ловушку.
Магистр ордена активировал свой вокс-линк: — Отрядам Даекора и Виктуса начать наступление, — приказал он. — Продолжайте движение. Не дайте зверям опомниться и организовать сопротивление.
Он взглянул направо: — Френотас?
— Правый фланг. Понял милорд, — резко ответил сержант-ветеран. Броня аръергард-ветеранов, как и их магистра, была испещрена отметинами и шрамами — свидетелями двухлетней неустанной борьбы с орочьими захватчиками на мирах Ринна, но их сердца были тверды, как железо. Они были одними из лучших, элитой крестового похода ордена, и они жили и умирали по приказу своего Магистра.
— Мы ждём приказа, милорд.
Кантор зафиксировал прицел на своей цели, находившейся в нескольких сотнях метров к северо-западу, и кивнул: — Огневое построение Эпсилон! Следуйте за мной!
Магистр ордена двинулся вперёд, его ботинки расшвыряли раскалённые осколки металла и куски почерневших костей, когда он прошёл по остаткам костра. Узкая тропа вела мимо очередного заржавленного металлического архитектурного чуда ксеносской мысли и затем, резко изгибаясь, поворачивала на юг. Кантор двигался по тропе лишь до тех пор, пока она вела в нужном направлении, теперь же он просто врубился в стены ржавых хибар орков, пробиваясь сквозь листы металла и кучи мусора силовым кулаком, по короткому пути к намеченной цели. На другой стороне багровый кулак вырвался на небольшой пустырь, заваленный каркасами поломанных орочьих байков. Кучка злобных, мелких зеленокожих, тряся не подходящим им по размеру оружием, словно крысы разбежались во все стороны от неожиданно появившихся десантников и укрылись за и под байками. Кантор и сопровождавшие его гвардейцы едва замедлили шаг проходя через пустырь, не обращая внимания на скрежет металла и визг раздавливаемых ксеносов у себя под ногами. Несколько существ, стреляя из–за плеча из своих больших пистолетов, побежали по другой дорожке в сторону возвышавшегося на юго-западе разбитого транспортника.
Лагерь был крупнейшим из всех, с которыми столкнулся патруль в горах Джейден, в радиусе более четырехсот километров от пылающих руин Порта Калина. Когда Снагрод вторгся на мир Ринна, более десяти миллионов орков высадились на планету и в течение восемнадцати жестоких, кровавых месяцев непрекращающихся боёв бесчинствовали на её землях. К тому времени, когда Империум прислал подкрепление, только столица Нью-Ринн Сити ещё оставалась в руках людей. Всё остальное: каждый город, каждый посёлок, каждый агропромышленный комбинат и грокс-ранчо, оказались в лапах ксеносов. То, что орки не могли убить — они разграбили, то, что не могли разграбить — сожгли. Только небольшая часть из двухсотмиллионного населения планеты пережила орочью атаку.
Возмездие было быстрым и беспощадным. Отряды из не менее шести орденов космодесанта, в том числе Имперских Кулаков и Чёрных Храмовников, плюс военные машины Легио Титаника и десятки полков Имперской гвардии сняли осаду с Нью-Ринн Сити и, в течение двух недель жестоких боёв, раздавили орду Снагрода. Наконец, орк-военачальник решил, что с него хватит, и приказал оставшимся силам грузиться в транспорты. Многие бежали, спасая свои шкуры, и отправились к Карадону. Но сотни, а возможно и тысячи зеленокожих остались на планете, отрезанные от транспортов силами Империума. Эти оставшиеся группы легли на дно, рассеявшись в самых дальних и тёмных уголках планеты, зализывая раны и ожидая момента, когда они вновь будут столь сильны, чтобы повторить попытку захвата планеты.
Мир Ринна был домом для Багровых Кулаков в течение тысячелетий. На окружавших его диких планетах орден отбирал кандидатов. Снагрод вторгся на планету с очевидной целью — уничтожить орден и, по жестокой иронии судьбы, это едва ему не удалось. На раннем этапе вторжения орков, ракета, выпущенная из оборонительных установок крепости-монастыря ордена, сбилась с курса и врезалась в саму крепость, повредив её жизненно-важные структуры. Взрыв разнёс огромные подземелья крепости ордена, разбросав её обломки на много километров, и уничтожил свыше шести сотен космических десантников — более половины ордена — в одно проклятое мгновение. Только Кантор и горстка его боевых братьев смогли пережить взрыв.
Глава ордена вытащил из руин всех, кто пережил взрыв и, совершив героический переход через земли занятые орками, сплотил их для защиты Нью-Ринн Сити. Находясь на грани уничтожения, они остались верны своим клятвам и продолжали борьбу против ксеносов во имя Императора, и когда, наконец, час избавления настал, именно Кантор и его воины провели героическую операцию по захвату космопорта, что позволило силам Империума высадиться на планету. Честь ордена осталась незапятнанной, но цена, заплаченная за это, оказалась чудовищной. К тому моменту, когда силы Империума деблокировали Нью-Ринн Сити, в живых оставалось менее ста боевых братьев ордена. Их потери оказались столь велики, что им даже не удалось принять сколь–либо серьёзного участия в освобождении родной планеты от захватившей её ксеносской мерзости. Герион — лидер Имперских Кулаков и главнокомандующий над всеми силами возмездия, со всем возможным тактом отправил оставшихся воинов ордена в резерв и дал им почётную миссию по защите того, что осталось от столицы. Кантор понимал, что это было правильное решение. В его руках находились тонкие нити судьбы ордена, и только от него зависело, оборвутся они или нет.
Сейчас — шесть месяцев спустя — силы Империума покинули планету, отправившись на новые войны, начавшиеся в субсекторе и за его пределами. Кантор и Багровые Кулаки были вынуждены стоять в стороне, когда освобождался их мир, но, как и опасался магистр, война ещё была далека от завершения. Ни он, ни его братья не успокоятся, пока каждый след зеленокожей заразы не будет вычищен с поверхности планеты.

ЗВУКИ болтерного огня на востоке и юго-востоке усилились, теперь к ним добавилось рычание штурмболтера. Вдали что–то — возможно орочий байк или багги — взорвалось с глухим стуком, и в пасмурное небо взметнулся столб дыма и пламени. Перестрелка быстро перемещалась на запад, уводя зеленокожих от места настоящей атаки космических десантников. Сверившись с расположением своих отрядов, Кантор сделал знак ускорить движение, и аръергард-ветераны ринулись за ним в сгущающийся мрак.
Тропа отклонялась на юго-запад более чем на сто метров. Дым нисколько не мешал усовершенствованным чувствам космических десантников, поэтому они мчались по дороге, не сбавляя скорости, по пути обгоняя гретчинов и попутно втаптывая их в грязь. Кантор ни на мгновение не сбавлял шага, сосредоточившись на цели. Он использовал любую возможность, чтобы максимально сократить путь к цели. Через несколько минут дорога повернула на восток, затем, так же внезапно — на юг. Магистр ордена и отряд ветеранов вылетели из последнего поворота и оказались в самом центре толпы зеленокожих отступавших по другой, более широкой дороге, ведущей на запад.
Там не было времени произнести клятвы или отдать приказ. Адептус Астартес отреагировали не задумываясь, подчинившись сверхчеловеческим рефлексам, отточенным за десятилетия непрерывной войны. Ветераны открыли огонь из болтеров в упор по зеленокожей толпе. Расстояние было столь невелико, что болты прошили свои цели насквозь, прежде чем взорваться. Силовые кулаки вспыхнули и опустились, отправив в воздух куски зеленокожих тел. За несколько ударов сердца Багровые Кулаки прорезали себе путь сквозь толпу.
Зеленокожие окружили их, воя свои боевые кличи и рубя космодесантников ножами и цепными топорами. Трое орков с горящими жаждой крови глазами-бусинками, бросились на Кантора. Неуловимым движением магистр сдвинулся в сторону, приняв удар одного тесака на толстые пластины левой перчатки, отведя его в сторону Стрелы Дорна. Топор рухнул вниз, стремясь отделить его голову от тела, но, слегка отклонившись, Магистр увернулся и принял удар на наплечник, позволив оружию ксеноса бессильно скользнуть по его бронированной поверхности.
Третий орк был немного умнее. Зверь бросился вперёд, обняв Кантора за талию и толкая его плечом в грудь. Как только он подобрался достаточно близко, то ткнул Магистра ордена под подбородок острым ножом. Зашатавшись от удара, но, всё же устояв на ногах, Кантор бессознательно поднял правую руку и резким ударом опустил локоть на макушку ксеноса. Орочья кость хрустнула, и зверь свалился на землю, истекая ихором. Крутанувшись, Кантор ударил силовым кулаком орка с топором. Кулак, войдя в живот, буквально разорвал зеленокожего на две части. В это время орк с тесаком снова нанёс удар, добавив ещё один шрам на нагрудник главы Багровых Кулаков. Зарычав, он воткнул стволы Молнии Дорна под подбородок дерзкого и, отправив точный нервно-мышечный приказ, произвёл спаренный выстрел, разорвавший голову орка в клочья.
Визг, шипение и вспышка оранжевого света разогнали тьму, окружавшую Кантора и крики горящих орков сотрясли воздух. Магистр ордена мгновенно огляделся: гвардейцы выстроились в грубый круг, защищая его, их броня и щиты были забрызганы кровью и кусками плоти, органы зеленокожих валились вокруг, бассейн огня и куча горящих ксеносов заблокировали путь на восток.
Магистр уточнил своё местоположение. Они оказались достаточно близко от цели.
— Продолжаем движение! — приказал Кантор, указывая рукой на запад.
Ветераны вновь выстроились позади. Болтеры прикрывали фланги, а тяжёлый огнемёт Артоса тыл.
Менее чем через минуту, дорога привела их к участку чёрной вспаханной земли метров сорок в поперечнике и около ста длиной, протянувшемуся вверх по склону к наклонённому корпусу разбившегося транспорта. Луковицеобразные двигатели и покрытое шрамами брюхо орочьего корабля были испещрены многочисленными рваными отверстиями и узорами ржавчины от утечки топлива и иных агрессивных жидкостей. Магистр ордена предполагал, что он рухнул в начале вторжения на мир Ринна, сбитый зенитным огнём защитников Порта Калина, далеко на востоке. Любой экипаж бывший на борту и переживший убийственный зенитный огонь, наверняка был стёрт в порошок при аварии.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.