Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50363
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Оз: Великий и Ужасный»

    
размер шрифта:AAA

Элизабет Рудник
Оз: Великий и Ужасный

Глава первая

В город приехал цирк. Был он довольно мал и весьма неказист, однако жители небольшого канзасского городка всё же радостно спешили к воротам, стремясь хоть на несколько минут убежать от скучной повседневности в сверкающий мир чудес.
Фермеры с женами прогуливались по дорожкам, с удивлением глазея на невиданные зрелища. Вот силач взял у прелестной супруги железный брус и, скрипнув зубами, медленно согнул его. Чуть дальше глашатай зазывал прохожих полюбоваться на самого меткого стрелка Дикого Запада, очаровательную мисс Бетти-Лу Гампшен. Вдруг сквозь шум и гам прорезался чей-то призывный голос. Он исходил от небольшого, ярко разукрашенного шатра.
– Идите скорее сюда, добрые люди! – взывал человек, стоявший перед шатром. – Спешите увидеть великого мастера магии и престидижитации! Он объехал весь свет и поразил своим мастерством наследных принцев Европы! Он изумляет! Он потрясает! Всего через пять минут Великий Оз пробудится от глубокого медитативного транса, и мы начнем спектакль!
Любопытная публика валом повалила в шатер, а человек у входа собирал плату. Он улыбался. Представление будет иметь успех.

* * *


Позади шатра, в деревянном фургончике, принадлежавшем Великому Озу, прелестная девушка красила губы яркой помадой.
– Я всегда знала, что судьба предназначила мне сценическую славу! Посмотри – я уже стала ассистенткой фокусника! А ведь всего несколько минут назад я торговала пирожками на улице!
– Судьба открывает перед нами двери, когда мы меньше всего этого ждем, моя дорогая Мэй, – раздался голос из-за линялой занавески. Вдруг полотнища эффектно раздвинулись, словно театральный занавес, и тот же голос пророкотал: – Сим-сала-бим!
Мэй подняла глаза. Перед занавесом стоял фокусник в тюрбане и длинном расшитом плаще. Это был Оскар Зороастр Фадриг Исаак Норман Хенкель Эммануэль Амбруаз Диггс, или Великий Оз.
– О, какой прикид! – восхитилась Мэй. Оз улыбнулся юной ассистентке. Он обожал театральную жизнь. Она как нельзя лучше подходила его пылкой натуре. Он никогда не задерживался на одном месте подолгу, поэтому рядом с ним всегда была новая прелестная женщина, новые восторженные зрители – и, самое главное, его не связывали никакие узы.
Сейчас, например, Оз готовил Мэй к участию в представлении. Ее нельзя было назвать самой яркой звездой под куполом цирка, зато она взирала на Оза восторженными глазами, а для него это было важнее всего.
Он скрылся за занавеской и через минуту появился еще раз. Окинув взглядом его наряд, Мэй хихикнула. Из-под высокого цилиндра выбивались темные вьющиеся волосы, черный сюртук плотно облегал широкие плечи. Оз покосился на девушку, в его глазах блеснул озорной огонек, и Мэй опять захихикала.
Оскар подошел к Мэй и снял с нее шляпу.
– Это лишнее, – начал он. – Ты будешь изображать деревенскую простушку.
Потом, витиевато взмахнув руками, он извлек откуда-то из-за спины небольшую музыкальную шкатулку.
– Прими это в подарок, – сказал он. – В честь твоего дебюта. Эта шкатулка принадлежала моей бабушке, царице из-под Иркутска, доблестной героине бесчисленных войн, награжденной множеством орденов.
Мэй склонила голову набок.
– Героиня войн? – переспросила она. – Твоя бабушка?
Оз кивнул:
– Чтобы ее взяли в армию, она выдала себя за крестьянина, выращивавшего картошку. Бедняжка погибла в битве.
– Как грустно, – вздохнула Мэй. – В какой битве?
– В какой би... – начал было Оз и запнулся. Эта девчонка задает слишком много вопросов. А ведь вся эта история была выдумана им от начала до конца. Его бабушка никогда не сражалась ни на какой войне. Просто это привлекало слушательниц, помогало быстрее завоевать их сердца. Он торопливо покопался в памяти, придумывая ответ. – Да их было так много! – вымолвил он наконец. – Битва при Креплахе – слыхала о такой?
Мэй покачала головой.
– Вот и чудненько! – улыбнулся Оз. – Это была битва при Креплахе! Кровавое побоище. От бабушки осталась только вот эта музыкальная шкатулочка. – Он открыл крышку, и полилась прелестная мелодия. – Я уверен, бабуля с удовольствием подарила бы ее тебе... – У Мэй закружилась голова. Он потянулся к девушке губами...
– Профессор! – вдруг раздался голос. Оз отпрянул и нахмурился. У двери вырос Фрэнк, затюканный ассистент Оза. Громко топая, он ворвался в фургончик.
– Сколько раз я тебе говорил – стучаться надо! – заорал Оз.
Фрэнк запнулся, впервые заметив Мэй. Развернулся, неторопливо вышел из фургона и захлопнул за собой дверь.
Оскар вздохнул. Как трудно найти хорошего помощника!
– Ты же понимаешь, в чем дело, правда? – спросил он у Мэй с измученным видом. Через мгновение раздался стук. – Войдите! – обреченно произнес Оз.
Фрэнк снова появился на пороге.
– Пора начинать представление! – объявил он. – Цирк полон лишь наполовину. Вот всё, что удалось собрать. – Он опрокинул свой котелок на стол, и из шляпы высыпались несколько медяков, пара монеток покрупнее и кроличья лапка.
Окинув взором эту кучу денег, вернее, отсутствие последних, Оз сердито сверкнул глазами. Почему эти жалкие фермеры так низко его ценят? Он сгреб скудную выручку и разделил ее на три неравные кучки. Несколько монеток он вручил Фрэнку, а для Мэй не оставил ничего, объяснив, что для нее достаточной платой будут аплодисменты публики. Но Фрэнк не собирался так легко сдаваться.
– Как ты думаешь, каково мне это терпеть? – воззвал к нему Оз. – Человеку моих талантов! Я должен блистать на сценах лучших эстрадных театров! А вместо этого я прозябаю в этой гнусной дыре, ношу сюртук с чужого плеча, расползающийся по всем швам! – Оз приподнял локоть, демонстрируя изрядную прореху. – Кстати, заштопай это, – тихонько шепнул он Фрэнку.
Оз подошел к рабочему столу и начал последние приготовления. Положил в рукав несколько листочков легко вспыхивающей бумаги, в карман – носовой платок, за пазуху посадил голубей. Пока он собирался, Фрэнк с надеждой взирал на Мэй. Она улыбнулась ему.
– Значит, ты и есть новенькая? – спросил приободренный Фрэнк. – Это хорошо. Нам нужна помощница. Прошлая нас покинула. Бедняжка. Разбитое сердце.
– Приступ! Сердечный приступ! – быстро перебил его Оз. – Она осталась в городе и идет на поправку. Ее здоровье вскоре полностью восстановится. – С этими словами фокусник сердито сверкнул глазами на Фрэнка. Как он смеет открывать истинную причину ухода! – Может быть, ты хотел бы последовать за ней? – осведомился Оз у Фрэнка с едва уловимой угрозой в голосе. Всё это было напоказ, но ведь Оз и был человеком сцены, он знал толк в умело поставленных зрелищах.
Довольный тем, что поставил Фрэнка на место, Оз снова устремил всё внимание на Мэй. Они уже репетировали ее роль, но он хотел лишний раз удостовериться, что она всё помнит правильно.
– Не забудь, когда я вызову добровольца из публики... – начал он.
– Я подниму руку, – гордо подхватила Мэй.
Оз одарил ее улыбкой:
– Дорогая моя, тебя ждет невиданный успех.
И вышел из фургончика. Фрэнк и Мэй поспешили за ним. Пришло время волшебства.

* * *


Сначала представление шло как по маслу. Оз встал перед занавесом и начал рассказывать историю, связывавшую воедино все его фокусы. Вспыхнули факелы, и в полумраке шатра заплясали языки пламени.
– Мы с вами, – вещал Оз, – перенесемся через пустыни в таинственные земли Аравийского полуострова. – Зрители подались вперед, ловя каждое слово. Оз махнул рукой – и занавес у него за спиной раздвинулся, открывая декорации с арабским пейзажем. Публика заохала и заахала. Оз улыбнулся.
Он повел руками, и пламя факелов внезапно потускнело. Зрители затаили дыхание.
– Вот уже пять тысяч лет, – продолжил Оз, – душа несчастной Фернанды томится взаперти. Но сегодня вечером мы попытаемся ее освободить. – Оскар обвел взглядом зрительный зал и подавил невольную усмешку. Публика откликалась на его слова в точности так, как он и задумал. – Кто из вас протянет мне руку помощи?
Ни одной руки. Даже Мэй, сидевшая в третьем ряду, застыла как завороженная.
Оз сдавленно застонал.
– Не желаете ли помочь мне, мадам? – наконец осведомился он у Мэй, сердито глядя прямо ей в глаза.
Мэй спохватилась и внезапно вспомнила про свою работу.
– О да! – сказала она. – Конечно, я желаю помочь!
– Вы очень любезны, – с кривой улыбкой ответствовал Оз и жестом пригласил ее на сцену. Потом, обернувшись к публике, приступил к следующей части представления: – Леди и джентльмены! Перед вами простая деревенская девушка! – Он сверху вниз поглядел на Мэй, которая встала рядом с ним, хлопая ресницами. – Тебе нечего бояться. Самое главное – верить мне! Если веришь, возможны любые чудеса.
На глазах у завороженной публики Оз поднял руку и поводил ею перед лицом у Мэй, словно управляя невидимыми для зрителей потоками энергии.
– Твои веки тяжелеют, – нараспев заговорил он. – Тебя обволакивает усталость.
При этих словах глаза у Мэй действительно закрылись.
– Спи, – резко приказал Оз. И тело девушки мигом одеревенело. – Слышишь ли ты меня, о королева Фернанда? – вопросил Великий Оз.
– Да... – хриплым голосом откликнулась Мэй.
Под сводами шатра прошелестел дружный благоговейный вздох. Оз дождался, пока призрачный звук медленно утихнет, и лишь тогда продолжил представление. Он положил руку на лоб девушки; она подалась назад, и он произнес:
– Восстань же, Фернанда! Я приказываю тебе – восстань!
И при этих словах ноги Мэй медленно оторвались от земли. Еще мгновение – и девушка парила в воздухе! Заметив, что публика накрепко заглотила крючок, Оз повернулся к стоявшему неподалеку столику. На скатерти красовалась изящная арабская ваза. Оз быстрым движением выдернул скатерть – так стремительно, что ваза даже не шелохнулась. Потом он осторожно накрыл тканью парящую Мэй и воздел руки в воздух. Тело Мэй стало подниматься всё выше, а из-под узорчатого покрова посыпались тонкие струйки песка.
– Твоя душа летит обратно в Багдад, к мистическому храму любви, – вещал Оз.
В первом ряду сидела девочка в инвалидной коляске. Она не сводила с Оза широко распахнутых глаз.
Малышка никогда в жизни не видела таких удивительных чудес! Но далеко не все верили в волшебство столь же беззаветно.
Едва Оз приступил к грандиозному финалу, как из публики донесся мужской голос:
– Там проволока! Я ее вижу! – Он указал прямо на Мэй.
Оз примолк, посмотрел сначала на недоверчивого зрителя, потом на парящее тело. Скептик прав. В луче яркого света отчетливо различалась тонкая проволока.
– Сэр, вы ошибаетесь! – воскликнул Оз.
– Ничего подобного! – парировал тот. – Она вон там!
Оз напыжился:
– Проволока? Да какая мне в них необходимость? – Он махнул рукой в сторону кулис, и Фрэнк бросил ему саблю. ЩЕЛК! Стремительным взмахом Оз перерубил одну из проволок.
Зрители ахнули – они ждали, что Мэй сейчас упадет. Но она осталась висеть в воздухе! Оз перерубил еще одну проволоку. ЩЕЛК! А Мэй продолжала парить. Удивленные возгласы стали громче. Потом Оз сдернул покрывало. Девушка исчезла!
Зал взорвался аплодисментами. Окинув взглядом своих новых поклонников, Оз улыбнулся и бросил покрывало сомневавшемуся зрителю. Потом низко поклонился. Представление окончилось. Отвесив еще один поклон, Оз сделал шаг к выходу. Ему хотелось поскорее вернуться в свой фургон, пока из публики еще не выветрился восторг.
И вдруг его остановил тихий голос:
– Сделай так, чтобы я ходила.
Оз обернулся и увидел ту самую девочку в инвалидной коляске. Она смотрела на него снизу вверх, и в ее огромных глазах светилась надежда.
– Сделай, чтобы я ходила, – повторила она.
Оз растерялся. Такого еще никогда не случалось. Он стал искать глазами Фрэнка. Вдруг он поможет ему выпутаться? Но ассистент лишь приподнял бровь.
Оз склонился к девочке и тихо произнес:
– Это всего лишь цирковое представление.
– Но я в тебя верю, – ответила малышка.
К девочке подошел папа. В его глазах светилось не меньше надежды, чем у его дочери. Он пошарил в кармане и извлек пригоршню смятых долларовых купюр.
– Это всё, что у нас есть. – Он протянул деньги Озу. – Если сможете...
Под сводом воцарилась тишина. Публика ловила каждое слово Оза. Тот поглядел на деньги, борясь с соблазном. Но понимал: никакие фокусы не помогут ему с честью выйти из этой ситуации. Девочка больна. Он мог сделать вид, будто Мэй исчезла, но не в его силах поднять малышку на ноги. Как ни больно ему было отказываться от денег, деваться некуда.
– Гм... – Он подыскивал слова. – Я бы поставил тебя на ноги, но, к несчастью, в эфирном пространстве наблюдаются временные разрывы.
Надежда в глазах девочки медленно угасла. Зрители очнулись и недовольно загудели.
– Да ты просто обманщик! – закричал кто-то.
Под презрительный гвалт Оз тяжело спустился со сцены, пытаясь не растерять остатки гордости.

Глава вторая

Оз в бешенстве мчался к своему фургону. Следом за ним спешил Фрэнк, изо всех сил прижимая к груди охапку магического снаряжения, норовившего вот-вот рассыпаться.
– Ты бы хоть занавес опустил! – бушевал Оз. – Я там чуть от стыда не сгорел!
– Я же не думал, что всё так плохо, – пожал плечами Фрэнк. От этого движения груда магических снастей опасно накренилась, и ему лишь чудом удалось удержать ее в руках.
Покосившись на него, Оз застонал. Фрэнк, конечно, ни о чем таком не думал. У него вообще мозгов, как у табуретки. Оз распахнул дверь фургона, ворвался внутрь, в сердцах сорвал галстук и швырнул в угол шляпу. Тесная комнатка не могла вместить всю полноту его ярости.
– Знаете, профессор, – робко вставил Фрэнк, глядя на начальника, – не следует вам меня то и дело обижать. Всё-таки я у вас единственный друг.
Оз застыл как вкопанный и обернулся к Фрэнку. Потом расхохотался.
– Друг? – повторил он. – Никакой ты мне не друг. Мне вообще не нужны друзья. А нужен человек, который умеет вовремя опустить занавес!
Фрэнк заморгал. Резкие слова Оскара уязвили его. Он раскрыл рот, намереваясь постоять за себя, и вдруг в дверь постучали. Вздохнув, Фрэнк побрел открывать.
– К вам дама, – сказал он.
Оз сразу же посветлел:
– Ну наконец-то хоть одна хорошая новость! – Он выглянул из окна и улыбнулся. Впервые за весь день улыбнулся искренне, от всей души. Потом распахнул дверь: – Здравствуй, Энни!
На пороге стояла его давняя, с детства, подруга – прелестная девушка со светлыми локонами и добрыми глазами. Увидев Оза, она просияла. Он привлек ее к себе, и они долго стояли обнявшись, радуясь встрече.
Наконец Оз отстранился и жестом пригласил ее войти.
– Неужели ты видела это фиаско? – спросил он.
Энни грустно улыбнулась:
– Не понимаю, почему ты не смог просто сказать этой девочке правду.
– Какую правду? – пожал плечами Оз. – Что я никакой не волшебник? Да мне бы оторвали голову! Хуже того – потребовали бы обратно свои деньги! – Он помолчал и сменил тему: – Хочешь чаю? Мы так давно не виделись. С тех пор...
– С тех пор как ты в последний раз приезжал сюда, – закончила Энни, садясь. – Ты заглядываешь к нам нечасто. Мы видимся всего раз в несколько месяцев.
– Ну, у нас же бродячий цирк, – ответил он наигранно бодрым голосом. Энни – это не публика, ее так просто не обманешь. – Как дела на ферме? – спросил он, наливая ей чаю. – Как здоровье мамы? Я хотел написать, но...
– Мне надо кое-что сказать тебе, Оскар, – перебила его Энни, в волнении сцепив пальцы. Оз вопросительно посмотрел на нее. – Мне сделал предложение Джон Гейл. Потому-то я и пришла. Мне подумалось, что тебе следует это знать.
В фургоне наступила тишина. Оз оставил чайник и долго смотрел на него, избегая взгляда Энни. Не это он ожидал услышать, совсем не это. Энни – это Энни. Его Энни. Она всегда была «его Энни» – с самого детства, когда они вместе бегали на ферме. Она была единственным ярким пятнышком в его тусклом мире. Энни и фокусы – вот и все, что было для него дорого. И тем не менее он знал, какие слова он обязан сейчас произнести.
– По-моему, это чудесно, – выдавил он. – Мои поздравления.
– Я ответила, что мне надо подумать, – тихо сказала Энни.
– Да, мужчинам нравится такой ответ, – бросил Оз, пытаясь под маской развязности скрыть свои истинные чувства. Но Энни продолжала:
– Я хотела тебя спросить... Как ты думаешь, что мне делать?
И выжидательно посмотрела на Оза. Ее взгляд был для него невыносим, и он заметался по тесной комнатенке – повозился с проектором, взял тюбик с клеем, покрутил его в руках. Он знал, какого ответа она от него ждет. Давным-давно знал, что Энни хочет намного больше, чем он в состоянии дать. Но это было бы непорядочно по отношению к ней. Она заслуживает лучшей доли. Она достойна счастья. А способен ли он ей это дать?
– Знаешь, бывают партии и похуже, чем Джон Гейл, – сказал он наконец. – Он хороший человек.
– Ты тоже, Оскар, – тихо молвила она.
Оз поперхнулся.
– Меня можно назвать как угодно, но хорошим человеком – вряд ли.
На лице Энни отразилась печаль.
– А ведь ты мог бы им стать. Если бы захотел.
– В том-то и дело, – разозлился Оз. – Я не хочу! В Канзасе полным-полно хороших людей. Тех, кто женится, заводит семью. Таких, как мой отец, который всю жизнь ковырялся в земле, чтобы в конце концов лечь в нее. Энни, я не хочу такой жизни. Не хочу быть хорошим человеком. Хочу быть великим! Хочу стать Гарри Гудини и Томасом Эдисоном в одном лице. – Он щелкнул выключателем, и проектор ожил. На дальней стене замерцало изображение слона, танцующего на огромном шаре.
Энни вздохнула. Ей хотелось, чтобы Оскар разглядел то, что видела она, чтобы он поверил в себя так же сильно, как она верила в него.
– Именно этого я для тебя всегда и хотела, – сказала она наконец. – Величия. – И встала, прощаясь.
Оз хотел было что-то сказать, как вдруг его перебил панический стук в дверь. В комнату заглянул Фрэнк.
– Гм, профессор, поглядите-ка сами, что там творится, – пробормотал он и кивком указал куда-то через плечо.
Оз подошел к окну, отдернул занавеску, и его глаза широко распахнулись. К фургону направлялась разъяренная толпа карнавальных артисток, и все они держали в руках одинаковые музыкальные шкатулки. Во главе толпы шествовал Влад, цирковой силач. Он был очень, очень сердит. За Владом шли его жена и Мэй, а за ними – еще много-премного женщин.
– О господи, опять! – простонал Оскар и обернулся к Энни. – Мне пора, детка. Мой выход. Поздравляю с помолвкой.
Потом, как будто забыв о недавнем разговоре, он привлек ее к себе и поцеловал. Поцелуй был мягким и нежным, и на мгновение Оскару захотелось стать тем самым хорошим человеком, какого в нем мечтала увидеть Энни. Но сердитые крики с улицы развеяли очарование, и он с трудом разомкнул объятия.
– Ох, Оскар! – воскликнула Энни.
– Увидимся в моих снах, – бросил он, и в этот миг в дверь вломился Влад. Не успела Энни и слова молвить, как силач кинулся на Оза. Фокусник, не теряя ни мгновения, накинул на себя волшебный плащ и завопил: – Сим-сала-бим!
И на глазах у озадаченного Влада с потолка плавно опустился роскошный занавес. Влад во главе разъяренной толпы подскочил и отдернул полог, но Оза уже и след простыл.

* * *


Оз попал в серьезную переделку. Будь перед ним всего одна женщина, он бы сумел как-нибудь уболтать ее, пригасить ее гнев. Но целая толпа! Да еще во главе с силачом! Это совсем другое дело. На счастье, в полу имелся потайной люк. Это хитроумное устройство уже не раз служило ему верой и правдой. Спрятавшись за занавесом, он успел открыть люк и спуститься под фургончик.
Он выскользнул наружу между колесами и испуганно огляделся. Толпа бушевала внутри вагончика, оттуда сквозь шум и гам доносились зычные вопли Влада. Оз понял, что удача улыбнулась ему, и пустился наутек.
И вдруг его заметил клоун.
– Вот он! – раздался крик. И толпа снова ринулась в погоню.
Оз бросился бежать что есть духу. Он петлял между шатрами, перепрыгивал через пустые кресла. Выскакивал из-за угла и тотчас же нырял за следующий. А толпа всё не отставала. Остальные цирковые работники были заняты делом – собирали вещи в дорогу, им не было дела ни до Оза, ни до Влада. Они давно привыкли к невероятным зрелищам и перестали чему бы то ни было удивляться.
Вдруг на небе сгустились темные тучи, стал набирать силу ветер. Но Оз не обращал внимания на такие пустяки. Он еще раз свернул за угол, остановился перевести дух, оглянулся. Позади никого не было! Он от них оторвался! Его губы растянулись было в улыбке, но тотчас же опять съежились: он увидел, как из-за угла выскочил силач. Оз снова бросился наутек, но с разбегу наткнулся на мистера Баума, владельца цирка.
– Куда это ты собрался? – осведомился Баум.
– Я догоню вас в Милуоки! – на бегу крикнул Оз.
Оставался только один способ отделаться от настырных преследователей: Оз кинулся к одному из цирковых воздушных шаров. Тот был привязан на задворках цирковой площадки; на боку у него гордо красовались буквы «03». Ветер задул еще сильнее, однако Оз, добежав до шара, быстро отвязал причальную веревку.
– Прекрати сейчас же! – заорал ему вслед Баум. – Только за этот год ты угоняешь у меня уже третий шар!
– Вычтите из моего жалованья! – ответствовал Оз.
– Не будет тебе никакого жалованья! – веско возразил Баум.
На этой грустной ноте Оз вскарабкался в корзину. Еще мгновение – и было бы поздно. До причальной веревки успели добежать Влад и клоун, исполненные решимости вернуть Оза с небес на землю. Великан изо всех сил потянул за веревку. Оз огляделся и вдруг вспомнил, что у него при себе имеется складной нож, которым он обычно пользовался для фокусов. Он одним взмахом раскрыл его и обнаружил... ложку. После нескольких попыток он наконец добрался до лезвия и принялся лихорадочно пилить веревку. А Влад на земле тянул всё сильнее. На миг Озу подумалось, что надежда потеряна. И в этот самый миг веревка с протяжным звоном лопнула, и шар взметнулся ввысь. Влад с клоуном кубарем покатились по земле.
В эту минуту на поле битвы появился Фрэнк. В руках он держал любимый саквояж и шляпу хозяина.
– Оз! – крикнул он. – Держите, пригодится! – Он забросил в корзину тяжелую сумку, а потом, размахнувшись, метнул вслед, словно диск, широкополую шляпу. Та со свистом рассекла воздух, Оз изловчился и поймал ее на лету. А воздушный шар, подгоняемый ветром, поднимался всё выше и выше.
Оз громко победно расхохотался. Получилось! Он снова, в который раз, спасся от возмездия целым и сравнительно невредимым. Ну да, кое-что пришлось бросить, но он найдет способ вернуть себе потерянное. И самое главное – любимый воздушный шар остался у него. Он осторожно выглянул из корзины. Люди, оставшиеся внизу, становились всё мельче и мельче. Оз ухмыльнулся до ушей. Да, в каком-то роде потеха вышла на славу...
Правда, никто, кроме Фрэнка, не махал ему вслед. Все обернулись и смотрели куда-то на запад. Оз проследил их взгляды – и его глаза округлились от ужаса.
На горизонте сгустилась грозовая туча – огромная, черная, страшная. Над широкой равниной гулял ураган. Порывы ветра опрокидывали цирковые шатры, поднимали их с земли и швыряли, будто легкие щепочки.
И ураган этот надвигался прямо на него...

Глава третья

Оз затрясся от страха, принялся лихорадочно дергать за веревки. Он был готов на всё, лишь бы поскорее опустить воздушный шар на землю, пусть даже и посреди разъяренной толпы... Но шар не откликался. Оз глянул через плечо и застыл от ужаса. Он увидел картину, которой до смерти боится каждый техасец. Из темных облаков к земле тянулась, бешено крутясь, зловещая воронка. Ураган перерос в могучий торнадо!
Оз завопил во всё горло. Теперь он уже не думал о посадке. Убраться бы поскорее от этого торнадо, и как можно дальше! Он срезал мешки с песком и врубил горелку на полную мощность, надеясь подняться повыше и перескочить через торнадо. Но буря бушевала уже у него над головой.
Ветер хлестал корзину, рвал волосы, не давая открыть глаза, обжигал кожу, будто огнем. Вспыхнула молния, хлынул дождь. Торнадо приближался, свирепый рев ветра перерос в оглушительный вой. Осознав, что спасения нет, Оз сжался в комок на дне корзины, и в тот же миг исполинская воронка всосала его в пустоту.
Оза поглотила тьма. Могучие ветры швыряли корзину, как перышко, и злосчастный фокусник безвольно болтался внутри, колотясь о стенки. Осторожно выглянув из-за бортика, Оз сразу же пожалел об этом. Прямо на него летел кусок дощатого забора, выкорчеванный из земли. У него на глазах несколько досок оторвались от изгороди и устремились прямо в него, как копья. Оз едва успел пригнуться – доски пролетели прямо над головой, взъерошив волосы.
А вокруг со всех сторон кружилось множество обломков, поднятых с земли могучим ураганом. Вот просвистел почтовый ящик, вслед за ним – дорожный знак. Клубилась трава, комья земли, потом показался плюшевый мишка. И когда Озу подумалось, что хуже уже быть не может, он увидел, как навстречу летит, устремляясь вверх, его же собственный фургончик. Торнадо прихватил и его. Фургон промчался мимо, едва не зацепив Оза деревянной стенкой. Оскар испустил вздох облегчения. Но радость была недолгой. Торнадо вдруг швырнул фургончик прямо на воздушный шар. ШМЯК! Корзина покачнулась, от удара воздушный шар завертелся, как волчок, и понесся кубарем. Оз цеплялся что есть мочи. Наконец, навертевшись вволю, шар выпрямился и полетел более или менее устойчиво. Но опасность еще не миновала. Корзина стала разваливаться. Оз понял: если она рассыплется совсем, ему конец. Он закричал, обращаясь неведомо к кому:
– Не надо! Я не хочу умирать! Я еще ничего не совершил! Выпусти меня отсюда, и я сотворю великие дела!
Но ответом ему был только вой ветра.
Вдруг вспыхнула молния, раздался удар грома.
– Ну дай же мне выпутаться! – еще громче завопил Оз. – Я стану лучше, честное слово! Поверь!
Накричавшись до изнеможения, он тяжело опустился на дно корзины. Какой в этом смысл? Кто его услышит? И самое главное, кто ему поверит? Он и сам-то себе не верил.
А воздушный шар снова завертелся. Он поднимался всё выше и выше, к самой макушке торнадо. Оз свернулся калачиком на дне, и в этот миг буйная сила ветра вышвырнула воздушный шар из воронки вверх. Пролетев еще немного, шар начал стремительно падать. Оз закрыл глаза, в отчаянии вцепился в бортик, ожидая, что вот-вот корзина грохнется о землю и его жизни наступит конец. Шар падал всё быстрее и быстрее...
И вдруг... всё стихло.

* * *


Оз осторожно приоткрыл глаза, ожидая снова окунуться в свирепый рев ветра. Однако его встретила тишина. Буря утихла, с неба неслышно падали огромные снежинки. Они опускались на темный костюм Оза и медленно таяли. Темные тучи развеялись без следа, в синем небе ярко сияло солнце. Оз осторожно сел и выглянул из корзины.
В глаза ему ударил буйный вихрь ослепительно ярких красок. Воздушный шар медленно проплывал – что само по себе было чудом – среди высоких гор причудливой формы, чьи вершины подымались к небу сквозь пушистые подушки белых облаков. Горный хребет тянулся вдаль, насколько хватало глаз, и там растворялся в бескрайнем голубом небе. Красота была такая, что дух захватывало. Но в ней ощущалось что-то необычное, тревожное.
Вдруг барометр, прикрепленный к корзине, неуверенно затих и через мгновение завертелся как бешеный в обратную сторону. На корзину обрушился мощный нисходящий воздушный поток, и шар, пронзая облака, стремительно понесся к земле. Оз опять ухватился за бортик. Шар пролетал среди причудливых склонов, едва не цепляясь за камни. Оз пытался рулить, но шар не слушался. Вдруг раздался громкий треск – это корзина зацепилась за острый выступ одного из утесов, и падение стало еще стремительнее.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.