Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52165
Книг: 127838
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Хиллсайдский душитель. История Кеннета Бьянки»

    
размер шрифта:AAA

Тед Шварц
Хиллсайдский душитель

Часть первая
Арест

Глава 1

Начиналось все как учебно-тренировочное мероприятие. В пятницу, 12 января 1979 года, в восемь часов тридцать минут Терри Мэнгану, новому шефу полицейского управления города Беллингхем, штат Вашингтон, доложили об исчезновении двух студенток Университета Западного Вашингтона. В подобных случаях чаще всего выяснялось, что манящие горнолыжные склоны на севере штата опять одержали сокрушительную победу над пятничными лекциями. Парни и девушки частенько устраивали себе продолжительные уик-энды, не предупредив друзей и коллег. Надеясь, что это тот самый случай, Мэнган и его люди все же чуяли нутром: на сей раз всё по-другому и произошло нечто куда более серьезное.
Карен Мэндик и Диана Уайлдер – те самые пропавшие студентки Университета Западного Вашингтона – не походили на заурядных прогульщиц. Это были примерные, ответственные девушки, не из тех, кто готов поступиться работой, учебой и семьей ради возможности хоть на денек растянуть уик-энд. А если учесть, что у обеих было множество друзей, с которыми они непременно поделились бы своими планами покататься на лыжах, а вместо этого не появились там, где их ждали, полицейские решили безотлагательно взяться за поиски.
Разумеется, у шефа полиции Мэнгана не было ни фактов, ни улик, которые указывали на убийство. Однако безупречная репутация девушек убедила его, что имеет смысл задействовать все силы управления. Впрочем, Мэнган по-прежнему надеялся, что дело кончится благополучно и крайние меры окажутся излишними. В этих краях убийства «неустановленными лицами» случались нечасто, зато можно воспользоваться случаем провести тренировочные учения.
Тогда шеф полиции еще не знал, что расследование, которое начиналось как учебно-тренировочное, в итоге приведет к одной из самых жутких историй безумия, какие только известны миру.

Убийства, столь обычные для остальных городов Соединенных Штатов, в Беллингхеме редкость. Океанские волны без устали плещут о берег; рождение, жизнь и смерть человека подчиняются привычному циклу. Если и случается трагическая безвременная кончина, то обычно в результате крушения одного из сотен рыбацких судов, бороздящих воды вблизи канадской границы.
Были времена, когда в Беллингхеме существовало жесткое деление на классы. Основной статьей дохода тут являлась лесозаготовительная промышленность, и семейства, владеющие лесными угодьями, составляли местную финансовую элиту. На другом конце социальной шкалы находились рабочие, трудившиеся в лесах и на лесопильнях. Заработки были неважные, работа тяжелая. Многие умирали молодыми, других калечило топорами или упавшими деревьями. Их семьи недоедали и зачастую обитали в неподобающих условиях, но природная красота края удерживала их от того, чтобы покинуть город. Люди верили, что когда-нибудь жизнь наладится. Никто не думал, что станет еще хуже.
С началом нового века в Беллингхеме начался сущий кошмар. Буквально за одну ночь все лесопильни закрылись: производство переместили в Канаду, даже не поставив в известность землевладельцев и рабочих. Утром жители города – и богачи, и бедняки – осознали, что все их планы на будущее в одночасье рухнули. Многие уехали. Оставшимся пришлось без устали трудиться, чтобы построить новое общество, в котором ценность отдельной личности определялась ее вкладом в улучшение городской жизни.

Назначение Терри Мэнгана начальником полицейского управления прекрасно характеризует дух Беллингхема. В других провинциальных городках его сочли бы чужаком и странной личностью, вне зависимости от служебных достижений. Должность отдали бы человеку, много лет проработавшему в управлении, родившемуся, выросшему и хорошо известному в здешних краях. В первую очередь в расчет принимались бы политические и общественные соображения, а уж потом – вопрос профессиональной компетентности. Однако в Беллингхеме все было иначе. Люди желали видеть на этом посту высококлассного специалиста, лучшего из лучших в своем деле – и они его получили. Впрочем, новый шеф оказался столь же неординарен, как и вся предшествующая история города.
Терри Мэнган был из тех, кто способен на сочувствие как к жертве, так и к преступнику. Он стремился поддержать пострадавших и одновременно понять людей, посягающих на своих ближних. По его представлениям, если сумеешь разобраться в мотивации преступника, то в будущем появится шанс помочь остальным.
Жители Беллингхема знали Мэнгана как человека умного и чуткого. На стене в его кабинете висела цветная фотография, на которой он был запечатлен вместе с сыном, одетым в точно такую же форму, как у отца, только меньшего размера. Снимок отражал глубокую любовь шефа полиции к своим близким – любовь, которую он распространял и на жителей Беллингхема.
Терри Мэнган, которому к моменту начала следствия было сорок лет, пришел к полицейской работе не сразу. Он происходил из классической семьи ирландских католиков, где всех семерых детей с ранних лет приобщали к церкви. Ему было предназначено стать священником, и он как будто не помышлял об иной карьере. Закончил приходскую школу, семинарию, потом колледж Святого Альберта, откуда вышел отцом Мэнганом со степенью магистра богословия.
Молодые годы отец Мэнган провел не только в попытках понять других, но и в деятельной помощи людям. Преподавал Закон Божий и литературное мастерство в школе Хуниперо в Монтерее (штат Калифорния), где со временем занял пост заместителя декана по работе со студентами. Ездил в Сельму (штат Алабама) и принял участие в марше протеста доктора Мартина Лютера Кинга. Терри был открыт людям всех рас и при этом чутко улавливал то особое настроение безысходности, которое в конечном итоге приводит к массовым беспорядкам и погромам.
В 1966 году в городе Сисайд (штат Калифорния) начало смещаться расовое равновесие. Население стремительно росло, и некогда исключительно белая община вскоре превратилась в смешанную, где чернокожие составляли почти пятьдесят процентов. Полиция была малочисленной, причем большинство сотрудников поступили на службу в управление еще до начала расовой интеграции и с трудом привыкали к новым реалиям. Людей необходимо было учить общению с теми, кто еще недавно считался чужаками.
Отец Мэнган заинтересовался возможным сотрудничеством с полицией в качестве консультанта. Впрочем, он не ограничился проведением занятий по политкорректности, но и сам начал посещать полицейскую академию, чтобы стать офицером резервного состава. Ему выдали полный комплект обмундирования, и теперь он каждый вечер выходил патрулировать улицы.
Полицию нередко рассматривают как закрытое сообщество. Наличие формы, право применения силы, склонность к общению исключительно в своей среде – все это мешает видеть в них обычных людей. Копы наделены огромной властью, и зачастую взрослые боятся их, словно дети, запуганные родителями. Их либо любят, либо ненавидят – других чувств к мужчинам и женщинам, носящим полицейскую форму, не бывает. В них видят лишь стереотипных силовиков.
Поначалу и отец Мэнган разделял этот предрассудок. Но служба офицером резерва дала ему возможность разглядеть в полицейских обычных людей. Он увидел, что они способны испытывать сострадание и участие. Он стал замечать в них не только горечь, вызванную предвзятым отношением общества, но и сочувствие к тем, с кем приходится сталкиваться по службе. И постепенно Терри заметил, что работа с полицией занимает у него не меньше, а то и больше времени, чем он уделяет церкви.
Пока отец Мэнган на практике постигал тонкости полицейской службы, духовенство обеспокоилось популярностью, которую он стал приобретать. Ношение оружия священником и вовсе нарушало католические установления. Будучи ростом всего пять футов восемь дюймов, Мэнган не мог рассчитывать только на применение силы. И хотя он знал, что спокойный разговор зачастую куда действеннее оружия, но при этом не сомневался, что в случае необходимости не задумываясь откроет огонь на поражение. И чем больше ему нравились все аспекты полицейской работы, тем сильнее церковную администрацию нервировал образ «патера с пистолетом», насаждавшийся газетчиками в статьях о нем. Отцу Мэнгану велели отказаться либо от службы в полиции, либо от должности священника.
Терри Мэнган сложил с себя сан без сожалений. Он остался набожным, поддерживал связи со старыми друзьями и регулярно посещал мессу. Он не сомневался, что должен и дальше выполнять работу консультанта, которая так заинтересовала его, когда он был священником. Чувства вины или страха не было. Он отказался от сана не ради женитьбы и ничем не нарушил данного обета. Он просто нашел свое призвание, которое позволяло нести людям любовь, помогать ближним, служить обществу и при этом оставаться убежденным христианином. А наличие или отсутствие сана его не волновало.
Мэнган постепенно стал продвигаться по службе. Он шесть лет проработал в полиции Сисайда, после чего получил пост руководителя отдела общественной безопасности в другом калифорнийском городке. Тогда же он начал ухаживать за женщиной по имени Шарлотта Мосс, на которой женился в июне 1971 года, непосредственно перед отъездом из Сисайда.
В 1976-м Терри Мэнган стал начальником полицейского управления Беллингхема. Ростом он был маловат для такой работы, к тому же оказался чужаком на посту, который прежде занимали лишь беллингхемцы, да и образование у него, мягко говоря, не соответствовало принятому в силовых органах. Но из Мэнгана получился один из самых грамотных и эффективных шефов полиции за всю историю.
Когда жители Беллингхема рассказывают о том, какой была местная полиция до прихода Терри Мэнгана, они описывают туповатых копов старого образца, не слишком сведущих в современных полицейских методах.
Кое-кто из сотрудников, вероятно, соответствовал этому стереотипу. Однако шеф Мэнган сразу понял, что повальная критика совершенно неоправданна. Большинству его подчиненных попросту не хватало сведений о последних технических достижениях и новейших приемах ведения следствия. Но недостаток подготовки и опыта не означает отсутствия потенциала. Мэнган обнаружил, что по большей части его подчиненные сообразительны и жаждут знаний. Вероятно, их придется слегка подтолкнуть в сторону модернизации, но даже в нынешнем виде имеющийся контингент может сделать честь городу.
Типичным представителем беллингхемской полиции был Роберт Кнудсен, который обожал криминалистику. Он зачитывался пособиями по идентификации отпечатков пальцев, лабораторному анализу трасологических[1] улик, методике съемки мест преступления и прочим техническим тонкостям, а в прошлом изучал подобные дисциплины. Мэнган позаботился, чтобы Кнудсен прошел как можно больше специализированных курсов переподготовки в Академии ФБР и других учебных заведениях.
Точно так же было с детективами и патрульными: из других отделов Мэнган набрал людей аналогичного склада. Опыта им катастрофически не хватало, но стараниями нового шефа ситуация наконец начала исправляться.
Мэнган уделял столько внимания переподготовке подчиненных, потому что был убежден: офицер полиции должен уметь справиться с любой ситуацией, даже самой невероятной. Хотя убийства «неустановленными лицами» случались в Беллингхеме крайне редко, через город могли следовать проездом опасные преступники, бежавшие от преследования властей Сиэтла на север, в Канаду. Мэнган хотел, чтобы его сотрудники могли поймать случайного неизвестного убийцу, и готовил их по всем правилам, пусть даже ради самоуважения.

Диана Уайлдер всегда принимала реальность смерти как часть человеческого существования. Она даже составила завещание, хотя в двадцать семь лет обычно кажется, что такой документ понадобится лет через сто. Вместо того чтобы зацикливаться на бренности всего сущего, в своем завещании Диана славила жизнь. В частности, она писала: «Не подвергайте меня и моих близких пытке заупокойной службы. Лучше вспомните про солнечный свет, дождь, зеленую траву и деревья, про голубое небо, морские волны, альпийские луга, полные полевых цветов и молодой поросли, про покрытые снегом горы, осенние краски и саму жизнь. Вот что я по-настоящему любила. Так что просто верните мне все это. Не хочу, чтобы мои тленные останки целую вечность хранились в какой-нибудь наглухо запечатанной урне, вдали от живой природы».
И хотя Диана, видимо, немало времени уделила написанию завещания, жизнелюбия ей явно было не занимать. По выходным она часто выбиралась в горы, а будни посвящала изучению различных культур и помощи людям. Несколько лет девушка преподавала в школах Сиэтла, работая с глухими, незрячими и умственно отсталыми детьми. Ей хотелось научить тех, кого природа обделила, радоваться жизни в полную силу.
В последние месяцы Диана особенно заинтересовалась Ближним Востоком. Ее увлечение началось с искусства классического танца живота. Потом девушка оставила работу и поступила в Университет Западного Вашингтона, чтобы расширить свои познания в арабской культуре. Диана снимала квартиру пополам с Карен Мэндик. Та была младше ее, но интересы у них настолько совпадали, что девушки стали близкими подругами, несмотря на пятилетнюю разницу в возрасте.
Двадцатидвухлетняя Карен Мэндик была воспитана на принципах уважения к труду, которое питало большинство беллингхемских семейств, уходивших корнями гораздо глубже начала XX века. Она разделяла их веру в то, что ценность человека определяется исключительно его усилиями на благо окружающих. Отец Карен был достаточно состоятелен, чтобы оплатить ее учебу в колледже, однако девушка предпочла зарабатывать на жизнь самостоятельно. Она нашла место в универмаге «Фред Майер» и с увлечением трудилась вместе со своим парнем на собственном огороде, чтобы меньше тратить на продукты. Ко всем горожанам Карен относилась тепло и дружелюбно, но при этом была достаточно осмотрительна, чтобы не слишком доверять незнакомцам.

К ночи уже начало подмораживать, когда Карен Мэндик шла к своему «меркьюри бобкэт», оставленному на парковке универмага. Был четверг, ровно семь часов вечера; обычно в это время у Карен был перерыв на ужин, но не сегодня. Ее попросили присмотреть за домом в богатом беллингхемском районе Эджмур; за двухчасовую подработку обещали сто долларов. Начальник, у которого Карен была на хорошем счету, охотно отпустил ее на два часа. Он считал девушку одной из самых добросовестных работниц и не сомневался, что она вернется ровно в девять часов, как обещала.
Карен заехала за соседкой по квартире, и они помчались через город. Девушки собирались поровну поделить деньги за подработку, которая заключалась в том, чтобы присмотреть за домом, хозяева которого путешествовали по Европе. Охранная сигнализация у них сломалась, и Карен с Дианой должны были посидеть в доме, пока ее выключат и будут чинить. В особняках Эджмура хранились дорогие картины, коллекции монет, редкие ювелирные изделия и другие ценности. Определенно, имело смысл заплатить пару сотен долларов, чтобы кто-нибудь приглядел за домом на время ремонта сигнализации. Девушки были счастливы, что им предложили столь легкую и высокооплачиваемую работу.
К одиннадцати часам вечера управляющий универмага «Фред Майер» уже не на шутку беспокоился. Карен не вернулась и даже не позвонила, чтобы объяснить причины задержки. Если бы речь шла о другом служащем, он не придал бы этому значения. Но Карен была из тех, кто обязательно позвонит даже из автомата на шоссе, застряв в пробке и опаздывая на пять минут. А сегодня она обещала вернуться еще два часа назад, так что повод для тревоги серьезный.
У Карен был близкий друг из полиции, который служил в охране местного университета. Управляющий решил позвонить ему и выяснить, не знает ли тот, куда она уехала. Друг знал про подработку, и Карен дала ему адрес дома на Бэйсайд-роуд, но попросила держать это в тайне: как она объяснила, ей велели никому ничего не говорить, пока сигнализацию не починят. Другу Карен все это не слишком понравилось; он счел плату за подработку подозрительно высокой. Впрочем, Бэйсайд-роуд располагалась в благополучном Эджмуре и дом действительно мог быть набит ценностями.
Уже почти наступила полночь, когда полицейский – друг Карен – в поисках девушек поехал сначала на Бэйсайд-роуд, а потом к их дому. Но так никого и не нашел. Опасаясь худшего, он позвонил в полицейское управление Беллингхема и объяснил ситуацию офицеру Стивену Крэбтри.
Офицер Крэбтри понимал, чем может закончиться история университетского охранника, поэтому испросил у двух дежурных сержантов разрешения начать следствие.
Рассказывая о будущей подработке своему другу-полицейскому, Карен объяснила, что ее оформят как временную сотрудницу «Берегового охранного агентства» – частной фирмы, которая пользовалась в Беллингхеме отличной репутацией. Человека, который предположительно ее нанял, звали Кен Бьянки. Он познакомился с Карен спустя несколько месяцев после приезда в город, когда работал охранником в универмаге «Фред Майер». Благодаря отличному послужному списку Бьянки вскоре переманили из универмага на должность руководителя военизированного подразделения «Берегового охранного агентства». Также было известно, что он живет с местной женщиной по имени Келли Бойд, происходившей из старинной беллингхемской семьи.
Рано утром в пятницу полиция заглянула к совладельцу охранного агентства Марку Лоуренсу, разбудив его вопросом о подработке, предложенной двум девушкам. Бывший офицер полиции, Лоуренс пользовался в городе большим уважением. Он ответил, что ничего не слышал ни про подработку, ни про неисправную сигнализацию, хотя он в любом случае должен знать о таких случаях, даже если заказом занимался Бьянки. Еще он посоветовал полицейским на всякий случай уточнить у самого Бьянки: могли найтись вполне объяснимые причины, почему тот не рассказал начальству о своих планах.
Проводив офицеров, совладелец «Берегового охранного агентства» тоже стал волноваться. Ему было известно, что в беллингхемском полицейском управлении не начали бы поиски пропавших так скоро, не будь на то веских причин. Кроме того, ему не нравилось, что имя его фирмы всплыло в связи с явно фальшивым заказом. Кен Бьянки слишком ответственный сотрудник, чтобы забыть сообщить о заказе на охрану дома, разве только ему помешали какие-то чрезвычайные обстоятельства. На всякий случай Лоуренс позвонил Бьянки домой. И с облегчением услышал, что вся эта история – полнейший вымысел. Более того, Кен даже не знаком с этой Мэндик. А что до минувшего вечера, то, по словам Бьянки, он находился на собрании резервного отряда шерифа.
Повесив трубку, Лоуренс не перестал беспокоиться, что его фирма фигурирует в таком неприятном деле, зато исчезли сомнения касательно Бьянки. Молодой человек полностью оправдался. Изначально Лоуренс взял его на работу в охранное агентство только потому, что дружил с семьей Келли Бойд. У Келли с Бьянкой подрастал маленький сын, и всем было известно, что отец просто обожает малыша. И когда Кен охотно соглашался на двенадцатичасовые смены, Лоуренс знал, что молодой человек старается побольше заработать ради Келли и их сына Шона.
Летом Бьянки ненадолго ушел из охранной фирмы и нанялся в универмаг. Там лучше платили, и Марк понимал, что на месте Бьянки он тоже ушел бы. Но когда в агентство начали названивать постоянные клиенты с вопросом, когда же вернется Кен, владельцы фирмы постарались найти способ заполучить его назад. Было решено создать должность руководителя военизированного подразделения с более высоким окладом, и Бьянки вернулся в «Береговое охранное агентство». Все были довольны.
Недавно Бьянки совершил еще один шаг, принесший фирме пользу. Он записался в «шерифский резерв» – организацию, где жители округа, прошедшие строгий отбор, обучались навыкам и умениям, необходимым помощникам шерифа. Этот отряд оказывал содействие полицейскому управлению во время чрезвычайных ситуаций и при нехватке кадров. В обычные дни они трудились на своих рабочих местах и не являлись помощниками шерифа, однако в Беллингхеме их, как подручных полиции, уважали. Бьянки был первым сотрудником «Берегового охранного агентства», вступившим в «шерифский резерв». Марк Лоуренс был крайне доволен этим и даже не исключал возможности, что когда-нибудь они с партнером пригласят Бьянки в состав руководства. Что бы ни случилось с пропавшими студентками, Кен Бьянки тут совершенно ни при чем.
Хотя в полиции Беллингхема знали, что в четверг вечером Бьянки ходит на собрания «шерифского резерва», офицеры стремились составить отчет о поисках пропавших по всей форме и решили проверить его алиби. Бьянки был единственным, чье имя всплыло в связи с исчезновением девушек, и, даже если дело обернется пустяком, важно досконально проверить каждую зацепку. Рассудив, что в случае опасности дорога каждая минута, они отправились домой к руководителю «шерифского резерва», разбудили его и спросили, присутствовал ли Бьянки вечером на собрании. Оказалось, что нет.
Теперь волей-неволей пора было наведаться к Бьянки. Вообще-то офицерам не нравилось нынешнее задание. Скучная, бессмысленная рутина: расследовать дело, в котором пока что отсутствует состав преступления. Судя по всему, никаких насильственных действий не было. Впрочем, прошло всего три с лишним часа после первого сообщения об исчезновении, которое поступило в четверг после одиннадцати вечера. Конечно, друг Карен – полицейский, но работает он в охране колледжа. Может, он слишком драматизирует? А что, если у девушек свидание с другими мужчинами? Вряд ли они стали бы докладывать о нем приятелю Карен.
И все же, несмотря на факты, которые могут всплыть впоследствии, надо было следовать заведенному порядку. Доскональность должна войти в привычку, иначе что-нибудь упустишь даже в серьезном преступлении. Ошибки недопустимы в любом деле. Велика важность, если Бьянки и другие свидетели рассердятся, что их разбудили! Горожане должны гордиться слаженной работой полицейского управления; офицеры ничего не принимают на веру, проверяя каждый факт.
Кен Бьянки выглядел уставшим, но не рассерженным. Он подтвердил, что не ходил на собрание «шерифского резерва», хотя толком не объяснил, почему. По его словам, вместо этого он решил прокатиться по дорогам округа. Ему не хотелось идти на собрание, поскольку в четверг там изучали оказание первой помощи, а он это уже знал, поскольку пару лет назад работал на «скорой помощи» в Рочестере. А вождение было для него средством расслабиться.

Пока полиция не найдет более веских оснований, чем заявления встревоженных друзей о не вернувшихся с ужина девушках, оставалось только держать все патрульные машины наготове для поисков пропавшего «меркьюри» и его пассажирках.
В шесть часов утра офицеры беллингхемской полиции, начавшие расследование исчезновения, закончили дежурство, направив описание обеих девушек и их машины для рассылки телетайпом по всему штату Вашингтон. Они надеялись, что ко времени их возвращения на очередное дежурство следствие уже завершится. Девушки найдутся и логично объяснят, почему они уехали, не потрудившись предупредить близких. Нет смысла задерживаться на работе и жертвовать сном.
В пятницу Терри Мэнган появился в своем рабочем кабинете в восемь тридцать утра. На его столе лежало заявление об исчезновении, но не успел он его просмотреть, как ему позвонил друг – капитан дорожно-патрульной службы штата Вашингтон. Ночью полицейский из охраны кампуса, заявивший о пропаже девушек, связался со своим приятелем, который тоже знал Карен. Парня звали Билл Брайант, его отец служил в дорожно-патрульной службе, а семья дружила с семьей Мэндиков. Билл тоже счел это исчезновение из ряда вон выходящим и потратил на поиски девушек всю ночь.
Шеф Мэнган добился успеха не в последнюю очередь благодаря вниманию к окружающим. Когда-то он служил в полиции Лос-Анджелеса, где люди регулярно «исчезали» – только для того, чтобы пару деньков отдохнуть от родных и знакомых. На заявления в полицию о пропаже людей, поступившие через считаные часы после исчезновения, он научился смотреть со здоровым цинизмом. Однако Мэнган понимал разницу между Лос-Анджелесом и Беллингхемом, где все друг друга знают и живут в тесном соседстве.
Просмотрев отчеты об уже предпринятых действиях, старший детектив управления сержант Дуэйн Шенк предложил поехать к дому девушек.
– Заявление о пропаже звенит у меня в голове, словно набат, – признался ему Мэнган.
Определенно, дело было куда серьезнее, чем бездумный поступок двух девиц, сбежавших на выходные поваляться в снегу.
Сержант Шенк приехал к дому, где жили подруги. Первым делом ему попалась на глаза кошка Дианы. Она была голодна и беспокойна, потому что ее давно не выпускали наружу в туалет.
И снова особенности жизни в Беллингхеме сыграли на руку следствию. Шеф Мэнган тотчас выяснил, что Диана Уайлдер обожала свою питомицу. На долгое время уезжая из дома, девушка обязательно брала ее с собой. Надолго бросить кошку без присмотра она точно не могла, поэтому все сомнения в серьезности случившегося отпали. Никто понятия не имел, что произошло с девушками, но теперь стало совершенно ясно, что Диана Уайлдер исчезла не по своей воле.
Полиция приступила к обыску дома, надеясь найти какие-нибудь зацепки. Они тщательно проверили место возле телефона в поисках записок, относящихся к прошлому вечеру, и вскоре нашли клочок бумаги с адресом на Бэйсайд-роуд и пометкой: «С 7 до 9 вечера». История с предложенной подработкой подтвердилась.
Снова обратились в «Береговое агентство». Марк Лоуренс, встревоженный происходящим, просмотрел свой рабочий журнал. Он припомнил, что ему что-то говорили про работу в Эджмуре, и теперь проверял учетные карточки на здания в этом районе. На каждый дом, заключавший договор с фирмой, заводилась отдельная карточка с информацией. Ключи от особняков также хранились в агентстве, чтобы охрана сразу могла попасть внутрь, если сработает сигнализация. Имелась карточка и на дом на Бэйсайд-роуд, но сейчас она пропала вместе с ключами.
И опять всплыло имя Кена Бьянки. Как руководитель военизированного подразделения, он отвечал за учетные карточки и ключи. Полиция установила, что он знал о пропаже нескольких карточек из эджмурского раздела и говорил одному из своих подчиненных, что найдет их или заведет новые.
Еще один поступок Бьянки насторожил полицию. Он зарезервировал на вечер четверга один из принадлежавших охранному агентству грузовиков. Сотруднику, который сам собирался им воспользоваться, он объяснил, что машина барахлит и ее надо отогнать в автомастерскую. Вечером сотруднику пришлось ехать на дежурство на собственном автомобиле, пока Кен возил грузовик в ремонт. Впрочем, немедленно проведенная проверка автосервиса показала, что Бьянки там не появлялся. Самое интересное, что относительно недавно именно этот грузовик побывал в мастерской и наверняка был исправен. Положение с каждым часом становилось все более серьезным, а о девушках по-прежнему не было известий.
Терри Мэнган почти не сомневался, что произошло двойное убийство. Трупов не нашли, свидетельств совершенного насилия тоже, но привычное течение жизни двух молодых женщин было сломлено. Шеф полиции знал, насколько люди постоянны в своих привычках. Даже тот, кто устал от ежедневной нервотрепки и решил взять отпуск, следует стереотипу. Домашнюю любимицу не бросят на произвол судьбы. Добросовестный служащий доработает до конца смены. От друга, с которым делятся всеми планами, не станут внезапно скрывать вполне невинную лыжную прогулку. Полиция была вынуждена начать полномасштабное расследование убийства, трудоемкое и затратное, хотя ни одного прямого доказательства смерти пока не нашлось.
Страницы:

1 2 3





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.