Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50220
Книг: 124609
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Чудьмирье. Наследие ведьмы»

    
размер шрифта:AAA

Анна Чайка
Чудьмирье. Наследие ведьмы

Пролог

Все началось с двух сестер, двух великих духов равновесия. Из цельного и неразделимого бытия они слепили Светломир: придали ему форму, отделили твердь от морей, соткали полотно лесов. Старшая сестра Агарти обогрела его сиянием солнца, а младшая Нея дала покой ночи. Осталось лишь населить Светломир разумными существами.
Для этого духи решили пожертвовать самой важной частицей себя. Первой выбор сделала Агарти. Из ее сердца, большого и жаркого, родились люди. Быстро распространились они по земле, строя города и возводя храмы в ее честь.
Увидев их, Нея позавидовала сестре. Она испугалась, что не сможет сравниться с Агарти в созидании, и потому отдала не сердце, а свои глаза, острые когти и даже роскошные черные крылья. Все для того, чтобы ее дети превзошли людей. Так на свет появились упыри, агиски, русалки и множество других чудны́х созданий. Вот только ужиться вместе у них не получилось, словно зависть Матери-создательницы передалась им по наследству.
Предвидев череду войн, Агарти взмолилась: «Забери своих детей! Ты же видишь, как они жестоки!»
Но воспротивилась Нея:
«Почему должны уходить мы? Из-за того, что ты создала своих зверюшек чуть раньше? Нечестно, сестрица, совсем нечестно! Мир был создан с помощью нас двух!»
И решили они, что из всех живых существ Светломира останутся те, чей лучший воин сумеет найти хрустальное яблоко, растущее в самом центре великого Леса Жизни. Из двадцати девяти воинов двадцати девяти рас, ушедших на поиски, спустя годы вернулся лишь человек. В руках он гордо нес сверкающий плод.
Поняв, что проиграла, Нея в гневе ударила мир, который сама же любовно создавала. Во все стороны полетели крошечные осколки. Вытащив тот, что застрял у нее в ладони, младшая сестра крепко его сжала.
«Видишь, что ты наделала? Моим бесчисленным детям придется жить на этом жалком клочке материи, тогда как твои будут довольствоваться целым красочным миром!»
Сжалилась над ней Агарти. Достала свое зеркало, показывающее истинную суть вещей, поставила перед осколком, − и превратился осколок в точную копию Светломира. Только во всем ему противоположную.
«Я отдаю свое зеркало, − молвила она, − чтобы ты и твои дети могли жить, не зная бед. Но не смейте больше переступать его границу. Живите у себя на обратной стороне. И тебя, сестра, я не желаю больше видеть»
Впервые Агарти говорила с Неей так жестко. Поняла младшая, что выбора нет, разгневалась. Схватила обратный мир и уволокла в самую черноту, поклявшись, что однажды найдет способ отомстить за нанесенные ей обиды.
Наступила эпоха покоя. Лишь детские сказки напоминают нам о временах, когда люди жили бок о бок с чудными созданиями. Но не стоит относиться к ним легкомысленно, ведь некоторые сказки не лгут. Когда-нибудь Нея найдет способ обойти защиту сестры и вернется, чтобы захватить наш прекрасный солнечный мир…

Глава 1. Нежданная гостья и ожидаемый бардак

Этим утром на улице Академика Петровского ничто не предвещало беды. Весеннее солнце начинало свой путь по крышам старинных домов, глянцевым фасадам магазинов и редким зеленеющим деревьям. Все вокруг пребывало в состоянии сладкой дремоты. Но затем что-то пошло не так.
Прохожий, оказавшийся сейчас напротив дома с мистическим номером «13», будь он повнимательней, мог лицезреть удивительную картину, − руку, высунувшуюся из лужи у фонарного столба. Правда, вышедший в такую рань человек скорее решил бы, что ему мерещится. И ускорил шаг.
Однако рука там все же была.
Она упала на мокрый асфальт, царапаясь неаккуратными ногтями. Затем, как по волшебству, возникла вторая. Из лужи с трудом вылез человек, одетый в старинный фрак и красную маску в виде птичьего клюва. Несмотря на диковинный способ появления, сам он при этом оставался совершенно сухим. Отряхнув с рукавов незримые глазу пылинки, человек огляделся по сторонам и направился в сторону подъезда. Он спешил: дело не требовало отлагательств.
На этом странности не заканчивались. Появление таинственного незнакомца не осталось совсем уж незамеченным, как ему того хотелось. В ветвях соседнего дерева сидела крохотная старушка, разглядывая его через пенсне с непроницаемыми стеклами. Она сидела там уже несколько часов и, видимо, совсем утомилась ждать. И вот ее глаза радостно блеснули.
− Вот ты и здесь, голубчик. Далеко же ты забрался, − прошамкала она, выуживая откуда-то из складок платья черную трость, украшенную мелкими, тисненными золотом буквами. Удивительным образом в руках старушки эта простая вещица приобретала весьма угрожающий вид.
С невиданной для пожилой особы ловкостью она спрыгнула на землю и устремилась туда же, куда свернула ее цель. Спустя несколько секунд из-за угла раздались шорохи, сдавленный писк, звук удара и последовавший затем оглушительный хлопок. Стекла в ближайших окнах мелодично задрожали. У нескольких автомобилей сработала сигнализация.
Никто точно не видел, что же там такое приключилось. Некоторым жильцам показалось, что рядом лопнула труба канализации, другие настаивали на детской шалости, но ни один из них не вспомнил про пожилую женщину с изящной тростью, которая спокойно заскочила в подъезд тринадцатого дома сразу после происшествия.
***
Алексей проснулся, но не стал открывать глаза. Он и без часов знал, что до уроков еще несколько часов. Это был один из его «легендарных» талантов, как поговаривала Танька. Значит, можно было не вставать.
В их новой крохотной квартире всегда так. Из-за тонких стен и общей ветхости постоянно казалось, что дом то ли ворчит, то ли что-то шепчет, − хотя Алексею это даже нравилось. Он уже хотел перевернуться на другой бок и попытаться доспать − в школе предстоял серьезный тест по биологии, − когда беспокойство болезненно куснуло его за пятку.
Мама разговаривала с кем-то на кухне. Сначала мальчик не придал этому значения, пока не осознал, что именно его разбудило. В ее голосе, в голосе той самой Юлии Васильевны Чердак, автора трудов «Оккультные жертвоприношения» и «Демоны и бесы в жизни славян» звучала паника. Это было совершенно немыслимо!
Алексей обеспокоенно сполз с кровати и прижался ухом к щели в двери. До него доносились обрывки разговора. Незнакомка, похоже, солидного возраста, возмущалась, и ее было хорошо слышно. Юлия же наоборот почти шептала:
− В такую рань… я думала мы поняли друг друга… опасно… зачем приходить?
− Это вынужденная мера, − сердито отвечала незнакомка. − И не делай, пожалуйста, вид, что я тебе враг. Если подумать, это мне положено на тебя сердиться, nachkomme.
− Не называй меня так.
− В любом случае, я пришла не зря. Можешь представить их наглость? Вломились в мой дом, копались в письмах, видели то фото… Даже затеяли драку с моими милыми детками!
− Ну а я, я-то чем могу тебе помочь?
В кухне что-то громко клацнуло.
− О, небо, будь же ты тише! У меня ребенок в соседней комнате спит, − рассержено прошипела мама.
− Разве что он научился спать стоя на корточках. Может ему следует выйти и поздороваться?
− Что? − не на шутку удивилась Юлия.
Алексей вздрогнул. Как незнакомка узнала? Неужели услышала скрип пружин в матрасе или треск старых половиц?
Что ж, делать было нечего, и он вынужденно покинул свое убежище за дверью. Зашел в кухню. Мама стояла у газовой плиты, скрестив руки на груди. Одета она была по-домашнему, в футболку с названием рок-группы и рваные джинсовые шорты. Непослушные русые волосы были заплетены в косу.
Некоторые сплетники любили повторять, что внешне Юлия Чердак напоминала скорее бунтующего подростка, чем успешную ученую-фольклористку тридцати семи лет отроду. Правда, делали они это преимущественно шепотом и только за спиной.
За столом напротив, развалившись на единственном колченогом табурете, сидела морщинистая старушка. Она была в темно-зеленом кружевном платье, тяжелых сапогах и с тростью из лакированного дерева, на набалдашнике которой был символ в виде отзеркаленной буквы «А». Увидев мальчика, старушка хитро сощурилась:
− Так вот ты какой, юный Алексей. Я надеялась, что будешь повыше.
− Здравствуйте, − сказал он, пожимая протянутую ладонь.
До чего странная особа. Пальцы у нее оказались сильные и почти до костяшек в какой-то черной краске, въевшейся в кожу. А когда она сдвинула на кончик носа пенсне, Алексей увидел, что глаза незнакомки совершенно невообразимого малинового цвета. Такие разве бывают? Да и выглядели они совсем молодыми, точно принадлежали другому человеку.
− Мы тебя разбудили, милый? − спросила мама, колко глядя на свою собеседницу. − Извини. Это… моя коллега по работе. Старой работе. Ее ограбили.
− В опасное время живем. Но где же мои манеры? Меня зовут Агата Арманова, я специалист по созданию и устранению неприятностей, − старушка фыркнула, словно сказала очень смешную шутку.
− А это как? − сразу заинтересовался Алексей.
− Ну, все зависит от клиента, обстоятельств и…
− Довольно, − вмешалась мама. − Даже не начинай свои глупые сказки. Не в моем доме!
Юлии Чердак категорически не нравилось начало их разговора. Алексей знал это выражение ее лица: «Или вы начинаете меня слушаться, или пеняйте на себя» На Агату, правда, оно не произвело должного впечатления. Старушка сложила черные пальцы козой и направила их в ее сторону, шутливо морщась:
− Бу-у!
− А что это вы без чая сидите? Давайте я заварю, − Алексей подскочил к чайнику, надеясь сгладить грубость матери.
− С удовольствием. Какой воспитанный ребенок, − он точно твой?
− Конечно, − буркнула Юлия. − Не думаешь же ты, что я силой удерживаю в доме чужого?
Обстановка продолжала накаляться. Надо было срочно что-то сказать.
− Я еще и готовить умею. Мама боится конфорок, − Алексей машинально увернулся от щипка. − Но ведь это же правда, на последний новый год мы заказывали пиццу!
− У-у, неблагодарный. Как ты посмотришь в глаза потомкам, если из-за каких-то там салатов я не допишу новую книгу, а? Мир не простит этого твоей ненасытной утробе.
Ее смешливый тон почти успокоил Алексея. Возможно, ему спросонок просто почудилось, что в голосе неустрашимой Юлии Чердак звучал страх. Страх перед незваной гостьей.
− Тебе примерно одиннадцать лет, так ведь, Леша? − спросила Агата хитро.
− Почти тринадцать. Через месяц будет ровно, − поправил Алексей, заливая заварку кипятком.
− Совсем взрослый. Как быстро бежит время, только успевай его нагонять. Хм, мне кажется или что-то упало?
И действительно за стенкой в ванной внезапно обрушилась полка с шампунями. Юлия гневно посмотрела на гостью, будто она была виновницей внезапного обрушения.
− Тебе не надо проверить? − невинно спросила старушка.
− Сейчас вернусь.
Пробурчав под нос неприличное слово, мама поспешила оценить ущерб. Они остались наедине. Чтобы скрыть неловкость, Алексей достал крендельки и насыпал на единственную чистую тарелку. Надо будет после школы помыть посуду, мельком подумал он.
− У вас тут довольно тесно. И телевизора не видно, − заметила Агата, подковыривая черным ногтем крендель с корицей.
− Еще не успели купить, − легче было соврать, чем объяснять, почему в их доме почти нет работающей техники. − Это новая квартира. Мы часто переезжаем из-за маминой работы.
− И чем она сейчас занимается?
− Изучает всяких чудовищ.
− Вот как! Должно быть, твоя мама из тех людей, кто верит в мистику?
Странный вопрос для того, кто, как утверждала Агата, был с Юлией знаком. Алексей почувствовал себя некомфортно. И почему старушка так пристально его разглядывает? Малиновый взгляд проникал аж до самых костей.
− Нет, нет, совсем наоборот. Мама пытается развенчивать мифы, докапываясь до истоков их возникновения. Экстрасенсы и целители ее только раздражают, она вечно говорит, что этим колдунишкам нельзя верить. А как вы с ней познакомились?
− О, это было чистой случайностью. Она громко плакала, и я не смогла ее игнорировать…
Клац!
Агата вновь стукнула по полу тростью, и мама, возившаяся с полкой, начала ругаться. Судя по шуму, у крана в ванной комнате внезапно сорвало резьбу.
− Тебе помочь? − крикнул Алексей, высунувшись в коридор.
− Не вздумай… промокнешь… а у тебя контрольная на носу… Ай, гром и молнии!
− Не мешай ей, она этого не любит. Никогда не любила, − Старушка отхлебнула чаю, чопорно оттопырив узловатый мизинец. Под табуретом у ее ног лежала шелковая сумка с завязками-змейками. В какой-то момент она отчетливо дернулась.
− Ой!
− Не обращай внимания, там у меня сидят бумажные гномы. Ох, и надоедливые же черти! Никак от них не избавлюсь. А сбежит хоть один, − пиши пропало, в доме целой книги будет не найти. Все в труху перемелют.
− Настоящие гномы?
Алексей не мог понять, говорила ли она о неких волшебных существах в своей сумке серьезно или шутила. Видя его сомнения, Агата наклонилась к завязкам.
− Никогда о них не слышал? Ничего удивительного, у вас они не водятся. Хочешь, покажу одного?
− Это уже слишком! − прервала ее Юлия, ворвавшись в кухню с гаечным ключом в руках. Вид у нее был довольно воинственный, с волос и майки струйками стекала вода. − Ты пришла сюда, чтобы морочить голову моему сыну или чтобы я вернула твою вещь?
− Третьего варианта нет? Ну-ну, не делай такое злое лицо, я пугаюсь. Лучше принеси брошь, что носила на том памятном фото, посланном мне тринадцать лет назад.
− Отлично, ты ее получишь, когда я переберу коробки со старьем. Но затем ты должна уйти.
− Коробки? − старушка засомневалась. − Вот что… Не хочу я ждать. Пусть твой замечательный сын занесет ее мне после школы. Я буду в парке, это недалеко.
− Не втягивай его в это.
− И долг будет забыт, − быстро добавила Агата, щелкнув пальцами. − Больше ты меня не увидишь.
Муки сомнения отразились на лице Юлии Чердак. С минуту она решалась, прежде чем кивнуть. Старушка посветлела лицом и бодро вскочила на ноги. Одной рукой она оперлась на трость, второй прижала сумку к животу.
− И не забудь, что я тебе рассказала. Я не шучу, моя дорогая. В этот раз они подступили слишком близко. Я не хочу повторения…
− У-хо-ди, − четко произнесла Юлия, указывая на выход.
Старушка вздохнула, будто утомленная ее упрямством, подмигнула над пенсне Алексею, и, ковыляя, прошла мимо. Юлия захлопнула за ней дверь и нервно потерла виски.
− Призраки прошлого, беспощадные призраки, − пробормотала она себе под нос.
− Я должен начинать беспокоиться? − осторожно спросил Алексей, убирая чашку с недопитым чаем в раковину. − Что-то случилось?
− Ох, солнышко, не обращай внимания. Агата стала совсем сумасбродной, все ей какие-то интриги видятся. Думает, что некто пытался ее ограбить, а теперь захочет то же самое сделать с нами. Легче отдать ей злополучную брошь и забыть об этой встрече. И не говори ничего папе, не хочу его расстраивать.
− Договорились. Цену молчания ты знаешь, − он подмигнул маме, чтобы она подхватила их семейную шутку.
− Что на этот раз: ламборджини или феррари?
− Подумываю о личном самолете.
− Заказ принят! Кстати, ты уже придумал, кого будешь приглашать на день рождения?
***
Они быстро позавтракали, потом Юлия ушла в спальню, где зарылась в коробки с вещами. Она хотела найти брошь как можно скорее. Алексей слышал, как она шуршит в шкафу, переворачивая все вверх дном, и думал, что убирать эти вещи, скорее всего, придется ему.
Алексей хорошо изучил характеры своих родителей. После случившегося мама запрется в импровизированном кабинете на балконе и будет работать до глубокой ночи. Без перерывов на сон и еду. И только отец сможет ее оттуда выманить. Он придет с очередной смены в пожарной части, принесет ее любимые пирожки с повидлом, а потом они вместе засядут читать одну книгу на двоих. Так было и в деревне под Смоленском, куда они переехали в погоне за интересными историями, и в…
− Нашла!
Юлия издала радостный вопль и пустилась в пляс, высоко поднимая стройные ноги. Подбежав к Алексею, схватила его за запястья. Теперь они кружились по комнате, громко смеясь.
− А я знала, я верила в силу системы! Они говорили, что я не умею складывать вещи, − ха, они ошибались! Как я и предполагала, брошь лежала в носке, где я храню свои рецепты!
Под рецептами имелись в виду характеристики людей, с которыми Юлия Чердак могла столкнуться вновь. Там были описаны всевозможные способы избежать конфликта, подходящие темы для разговоров и просто шутки, которые могли прийтись им по вкусу. Эту идею ей подал Алексей, заметивший некоторые трудности в общении матери с посторонними.
− Покажешь мне ее или это секрет? − спросил он, чувствуя облегчение.
− Да ты ее уже видел. Обычная серебряная безделушка, хотя где-то тут вроде был механизм, отворяющий потайное дно.
Она вложила украшение ему в руку. Брошь напоминала многоугольную шкатулку около шести сантиметров диаметром с потемневшими краями, украшенными крохотными багровыми гранатами, и выпуклой серединой, на которой красовался красный полумесяц и несколько звезд. Тугая застежка не работала из-за погнувшейся иголки. А погнулась она от того, что Алексей в детстве пытался сковырнуть ею кусок застывшей смолы с коры дерева. Воспоминание было таким внезапным и четким, что у мальчика закололо в носу. Он невольно шмыгнул носом.
− Что-то припоминаю. И зачем Агата отдала ее тебе?
− Наверно, как прощальный подарок. Я переезжала в другой город и начинала новую жизнь. Она, Агата, сказала, что это будет моим защитным амулетом. У нее в доме полно таких редкостей, ну, я и не смогла отвертеться. Думаю, это к лучшему. Надо вернуть брошь истинной владелице.
− Тогда давай я кину ее в рюкзак. Как раз будет повод прогуляться по парку.
Юлия нахмурила брови, серьезно разглядывая его своими невероятно зелеными глазами − иногда Алексей немного жалел, что не унаследовал их цвет. Сильные пальцы матери, еще пахнущие разлившимся шампунем, крепко сжали его плечи.
− Знаешь, милый, − забудь. Я сама ее отнесу. Или даже давай сделаем так: ты спустишься вниз и положишь брошь в горшок с цветами тети Лиды. Прямо в крайний слева фикус во втором ряду. Думаю, она не обидится.
− Не уверен, − сомневаясь, заметил Алексей. − Мы ведь договорились о встрече. К тому же, как Агата поймет, что надо искать именно там?
− Поймет. Эта женщина всегда знает, где находятся ее вещи, − Юлия помрачнела, но тут же отмахнулась неприятных мыслей. − Смотрю на тебя и в очередной раз убеждаюсь, что ты точно такой же, как твой отец.
− Занудный? Вечно пахнущий гарью?
− Правильный и честный. Мне с вами, мальчиками, очень повезло.
Алексей снова шмыгнул носом, на этот раз смущенно. Мама редко позволяла себе такие высказывания, предпочитая выражать чувства через шутки и тычки. Сегодняшний день действительно начинался необычно.
− Но пожалуйста, Леш, послушайся меня на этот раз. Так правда будет лучше, − Она чмокнула его в лоб, взъерошила колючие каштановые волосы. Затем взглянула на настенные часы. Скелет, любовно обнимавший сундук с золотыми монетами, тянулся костлявой рукой к цифре «8». − Кажется, тебе следует поторопиться, если не хочешь опоздать. Удачи с тестом.

Глава 2. Дети Красного Болота

Выскочив на улицу, Алексей направился к газону, где стояли шкафчики с цветами их соседки тети Лиды. Это была пожилая, но весьма энергичная дама в неизменном цветастом балахоне и с тонким голосом, который никак не сочетался с ее величественными габаритами. Особым удовольствием для тети Лиды была возможность поймать какого-нибудь подростка, мусорящего в подъезде, и заставить его ухаживать за драгоценными фикусами.
Подойдя ближе, Алексей оглянулся в сторону ее окна, не желая становиться следующей жертвой правосудия. Вытащил из кармана брошь. Дорогая штучка. Удивительно, что ему вообще разрешали с ней играться.
Он застыл в раздумьях. Все же будет неправильно бросить серебряное украшение прямо на улице. А если его заберет кто-то другой?
− Может она не узнает? − прошептал Алексей, пряча украшение обратно. Нет уж, пусть лучше он тайком выполнит просьбу старушки, и все останутся при своем.
Поправив на плече тяжелый рюкзак, Алексей направился за угол дома, где с удивлением обнаружил столпившихся соседей, шумно обсуждавших некое явление. Здесь был и Роман Павлович из 15 квартиры, репетитор мертвых языков, мучивший ими еще живых учеников; и вредная Акулина, студентка художественного вуза с зелеными волосами; даже подслеповатый инженер Болоткин вышел из своего подвала, где он непрерывно мастерил диковинные штуки.
− Говорю вам, это новомодные штучки из интернета. Сначала они волосы красят, а потом за асфальт принимаются, − возмущался Роман Павлович.
− Не смешно, товарищ некромант, − парировала Акулина, фотографируя на телефон что-то у себя под ногами. − Похоже на след от взрывчатки. А такими штучками обычно занимается самый приличный с виду человек в округе.
− На что вы намекаете? − испугался репетитор, забыв даже обидеться на некроманта.
Алексей протиснулся сквозь толпу и увидел, что же так взволновало окружающих. На асфальте от бордюра и до стены было выжжено отчетливое пятно в форме ромба. В воздухе над ним витал запах земляники и костра.
− Видал когда-нибудь такое? − спросила Акулина, опираясь локтем на его макушку. Алексей раздраженно отмахнулся.
− Нет, отстань.
− Я думаю это следы кровавого ритуала. На рассвете что-то громко взорвалось, и я не думаю, что это была труба.
− Какие глупости! − возмутился дворник Федор. − У нас безопасный район, что вы, барышня, выдумываете!
− Да-да, это были трубы, − подхватила часть соседей.
− Корочь, спроси теть Юлю, что она думает по этому поводу, − Акулина глянула на ромб и поморщилась. − Прямо пахнет чем-то злым.
Алексей поспешно вырвался из хватки эксцентричной студентки, вспомнив, что опаздывает в школу. Он даже не обернулся, когда та снова его весело окрикнула.
− Эй, а что там у тебя в рюкзаке? Чердачелло, колись!
***
− Ну, ты и горазд опаздывать, − возмутилась Танька, подпрыгивая на одной ноге. Они стояли у ворот школьной территории. Мимо проходили старшеклассники, толкая друг друга сумками с персонажами аниме, пока лучшая подруга Алексея пыталась вытряхнуть из туфли закатившийся туда камушек.
− Я думала, что ты опять застрял в лифте.
− С этим покончено. Теперь пользуюсь только лестницами.
− То есть девятнадцати раз тебе хватило, чтобы понять, что лифты − не твое?
− Исходя из прошлого опыта, не моим можно назвать абсолютно все: от мобильных телефонов и до вашего метро. Я в первый же день в Москве застрял в подземке с кучей перепуганных незнакомцев, − Алексей поежился от неприятных воспоминаний. − Хорошо хоть до школы можно дойти пешком.
− Восхищаюсь твоей стойкостью. Надеюсь, контрольную ты встретишь с тем же неугасаемым оптимизмом.
Танька ловко защелкнула застежку на лодыжке и улыбнулась. Внешность у нее была просто ангельская, чего не скажешь про характер. Вместе с голубыми глазами, золотистыми кудряшками и ямочками на щеках в комплекте шел еще и самый острый язык во всей школе. Достаточно вспомнить недавний инцидент на физкультуре, когда урок перешел в лекцию о неэтичности эксплуатации стереотипов физического превосходства над умственным в храме наук именуемом школой. Заставить Таньку Светлову лезть по канату ни учителю, ни даже завучу в тот день так и не удалось.
Прозвучал звонок. Они поспешили внутрь. Первым уроком шла алгебра, нелюбимый Алексеем, но обожаемый Танькой предмет. Заскочив в класс прямо перед учителем, они заняли свои места. Не успел Алексей достать учебник, как что-то склизкое мазнуло о щеку. Местный задира Макс Кортнев, сидевший через парту, гадко хихикнул, засовывая в корпус ручки новый клочок жеваной бумаги.
− Детский сад, − буркнул Алексей, ногтем спихнув липкий шарик с парты, и привычно закрылся тетрадью.
«Кого ты позовешь на день рождения?»
Он так и не смог ответить маме на этот вопрос. Тяжело объяснить родителям, почему ты не нашел друзей на новом месте, и не вызвать у них при этом чувство вины. Не то чтобы в его классе учились плохие ребята, нет, − просто они имели свои увлечения. Смотрели популярные сериалы и передачи, играли в компьютерные игры, где надо убивать монстров, и постоянно сидели в смартфонах. Мало кто из них заинтересовался бы познаниями Алексея о ритуалах якутских шаманов или чтением английской классики.
Даже с Танькой они сошлись случайно, на почве любви к старым детективам. Как-то она пришла в школу с томиком Конан Дойля, и Алексей нашел повод завязать разговор. Возможно, это сказывался кочевой образ жизни, но он так и не научился находить общий язык со сверстниками.
В невеселых раздумьях Алексей просидел до самой перемены, не замечая, что его рюкзак, висевший на крючке, начал раскачиваться в разные стороны, как заговоренный маятник.
− Эй, Чердачелло, что ты в школу притащил? − осведомился Колька Баранович, сидящий позади. − Оно брыкается.
− А?
Алексей глянул вниз и застыл. Внутри что-то ерзало. Вспомнив о тетрадках с домашним заданием, он торопливо потянул на себя молнию. Из приоткрывшейся щели посыпалась бумажная труха, донеслось чавканье и костяной скрежет.
− Это кто у тебя там? Щенок? − спросил кто-то.
− Ого, народ, Чердак щенка в школу принес!
− Покажи-покажи!
Неловко отнекиваясь, Алексей попятился к выходу, прижимая к груди дергающийся рюкзак. В дверях он столкнулся с учительницей географии, которой весьма неудачно наступил на ногу. Та ойкнула и строго поинтересовалась, в чем его проблема.
− Живот очень болит. Я выйду? − и, не дождавшись разрешения, выбежал из класса.
Этого просто не могло быть. Сейчас он зайдет в пустое помещение, откроет отделение с учебниками и поймет, что ему показалось. Это все нервы. Перед тестами так бывает.
Библиотека была единственным помещением в школе, где почти всегда было безлюдно. Даже следящая за порядком библиотекарша Антонина Петровна предпочитала проводить время в учительской, а не дышать книжной пылью. Большую часть помещения занимали шкафы до самого потолка. В первый учебный день Алексей застрял здесь на целый час: изучал атласы, гулял вдоль стеллажей и просто наслаждался атмосферой уединения. Теперь же это место должно было спасти его от безумной ситуации.
Проскользнув внутрь, мальчик отодвинул локтем светильник на ближайшем столе и перевернул над ним расстегнутый рюкзак. Вместе с большим количеством бумажной трухи, в которую превратилось все его содержимое, наружу вывалилось живое нечто.
Это было серое существо размером не больше котенка, с тонкими ручками и ножками. Оно недовольно хрюкнуло, оказавшись на свету. Голова существа была в форме шероховатого конуса, под которым располагался рот, полный острейших зубов. Сейчас бумажный гном дожевывал обложку физики. Когда Алексей попытался ее отнять, − челюсти молниеносно клацнули.
− Настоящий. В самом деле, настоящий, − ошарашено произнес мальчик, потирая укушенный палец. − Но вас же не бывает, никого из вас!
Надо было срочно что-то делать. Звонить на телевидение или биологам, позвать учителей, в общем, как-то зафиксировать появление в России нового неизученного вида (сбежавшего из сумки полубезумной старушки). Потрясенный своим − или скорее чужим − открытием, он не сразу услышал голос Таньки, выкрикивающей его имя. Девочка ушла с урока, чтобы отыскать его.
Стараясь не упускать из виду бумажного гнома, перебирающего в ручках конфетный фантик, Алексей толкнул дверь и призывно помахал рукой.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • wildmarra о книге: Виктория Свободина - Темный лорд и светлая искусница
    Не понравилось, бросила не дочитав, а это лично для меня показатель... всегда стараюсь дочитать, пресно, однотипно и предсказуемо.

  • Twins6 о книге: Сильвия Лайм - Рубин царя змей
    Первая книга этого автора, на один вечер занимательное чтиво не обременяющее мозг активной деятельностью. Прочитала, расслабилась.

  • Zaychuk о книге: Марина Суржевская - Вейн
    Понравилось. У автора крутой слог, особенно диалоги,-уххх, перечитывала и "впитывала" чувства.

  • gulnoza358@mail.ru о книге: Наталья Юнина - Я же бать, или Как найти мать
    Эта третья книга Натальи Юниной,которую я прочитала. Ну что я могу сказать,я открыла для себя еще одного талантливого автора.Браво, Автор!

  • book.com о книге: tapatunya - Горгона и генерал
    Надо иметь немалый талант чтобы совместить интригующий сюжет, великолепный юмор и неподражаемых персонажей со скукой. Должна признать, автору это удалось. Прочитала половину, может на остальную часть придет вдохновение чуть позже, посмотрим.

    P.S. Мой косяк, ибо не фанат исторических романов. Спасибо за труд.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.