Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50415
Книг: 124925
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Две стороны одного тебя»

    
размер шрифта:AAA

Ла-Ра
Две стороны одного тебя

1

Историю моей жизни, а точнее сказать — жизней, можно назвать фантастической. Я расскажу ее, но только не от себя лично, а от имени своей матери. Ведь если бы не она, трудно даже представить, чем бы все закончилось.

* * *

Натянув капюшон на глаза, я шагала по лесу, не особо задумываясь о том, куда ведут меня ноги. Река где-то справа, компас в рюкзаке, да и базу отдыха выискивать не нужно, стоит только повернуть назад… Но возвращаться пока не хотелось, и я медленно брела по едва заметной тропке.
Дорожка уверенно забиралась вглубь леса, а потом и вовсе нырнула в заросли кустарника, я задумалась. А стоит ли лезть в дебри? Настроение у меня было паршивым, наверное, именно поэтому решила — почему бы нет, и раздвинула ветки. Тропка предательски исчезла уже через несколько метров, оставив меня один на один с гибкими прутьями, так что пришлось самой прокладывать себе дорогу. Но надо сказать, мои старания были вознаграждены. Увидев перед собой поляну с выжженными деревьями, я тут же забыла о трудностях и с интересом огляделась. Поляна выглядела странно. Кроны деревья выгорели полностью, но при этом огонь не тронул окружающую их растительность. Первое что пришло на ум — пожар вовремя потушили, но это не объясняло, почему в кругу торчащих из опавшей хвои головешек, росла почти нетронутая огнем береза.
— Ух, ты! — выдохнула я, увидев тянущуюся по стволу резьбу.
Надо же было кому-то, в самом сердце леса, разукрашивать ствол дерева. Я подошла ближе. Понять, что изображено, было трудно из-за набившейся в глубокие борозды хвои и листвы. Подняв веточку, я освободила рисунок от мусора, потом отступила немного назад, чтобы еще раз окинуть его взглядом. Узор не имел смысла. Всего лишь завитки. Наверное, кому-то просто нечем было заняться, и он упражнялся в резьбе по дереву. Мой взгляд скользнул вниз. Да! Резчик оставил подпись. Надпись лентой обхватывала ствол, не позволяя увидеть фразу целиком, пришлось обойти дерево дважды, чтобы прочесть следующее:
«Солнце дает Луна забирает Круг замкнется Луна умрет»
Буквы сбежали вниз и уже у самой земли уперлись в изображение разделенного пополам сердца. Чтобы посмотреть есть ли продолжение у этих художеств, я присела на корточки и принялась отгребать мох от ствола дерева. Пальцы случайно коснулись половинки сердца, и мне вдруг показалось, что раздался характерный стук. Невольно замерев, я прислушалась.
— Бу! — вдруг прозвучало у самого уха.
Вскрикнув, я отпрянула от дерева и ударилась головой о нависшего надо мной Лешего. Он простонал и, прижав руку к носу, выпрямился.
— Ты идиот! — закричала я. И наконец, сообразив, что произошло, скинула с головы капюшон. — Напугал до полусмерти.
— Ты мне нос разбила, — гундосил Леший, прижимая руку к лицу.
— Мало тебе, — проворчала я, — дай посмотрю.
Я протянула к нему руку, но он дернул плечом, и отвернулся.
— Все нормально.
— Нормально, — недовольно выдохнула я. — У тебя платок есть?
— Не знаю.
Пришлось достать свой и подсунуть ему под руку.
— Ты следил за мной?
— Нет, просто шел следом.
— Это и называется — следил! Не понимаю, тебе что, заняться нечем? Чего ты таскаешься за мной?
— Я просто шел! А вот что ты тут делаешь? Откуда ты знаешь это место? — начал он нападать на меня.
— С чего ты взял? Я понятия не имела, что здесь, просто шла и вот…
— Но ты шла именно сюда!
— Я просто шла! — по слогам произнесла я, а потом повернулась к дереву.
— Интересно, кто это сделал? — Наконец-то из его голоса ушло недовольство.
— Да кто угодно. — Я тоже успокоилась. — Медитировал тут, дерево портил. Бумаги под рукой не оказалось, так стихи прямо на стволе писал.
— Стихи?! — Все еще прижимая платок к носу, Леший присел на корточки и прочитал вслух окончание фразы: — Луна умрет. Не похоже на любовное послание.
— А сердце там видишь? — Я наклонилась к нему и указала пальцем вниз.
— Да.
— Прикоснись к нему.
— Зачем?
— Ну прикоснись.
Он мгновение поколебался, но потом приложил пальцы к вырезанному на стволе сердцу.
— Ну? — Я замерла в ожидании. — Чувствуешь?
— Что? — Он посмотрел на меня.
— Ничего не чувствуешь?
— Нет, а что я должен чувствовать?
— Ничего, наверное, показалась. — Я выпрямилась, еще раз окинула ствол взглядом, а потом махнула рукой. — Идем.
— Куда? — Леший поднялся.
— Как куда? На базу.
— Но еще рано. — Он, наконец, убрал платок от лица. — Давай к реке прогуляемся?
— С тобой? — Я поморщилась.
— Слушай, Соня, может, уже хватит меня игнорировать? Ты ведь знаешь, что нравишься мне.
— И что с того? — Я нахмурилась. — Мало только твоих чувств, нужно еще и меня спросить.
Не дожидаясь продолжения разговора, я развернулась и пошла вдоль обгоревших стволов.
— Ты зря тратишь время, Дима никогда не ответит на твои чувства. — Леший последовал за мной.
— А это не твое дело, во-первых, и с чего ты взял, что я чего-то жду от Димы, во-вторых!
— Я ведь не слепой. Ты же вся меняешься, когда он оказывается рядом. Становишься такой… глупой.
Я повернулась к нему.
— Если б я хотела знать твое мнение, то спросила бы.
— И все же, Соня, я бы хотел…
— Замолчи. — Я вскинула руку. — Все, если хочешь погулять, идем, но чтобы больше я не слышала о Диме и о том, что нравлюсь тебе тоже. Согласен?
— Да, — тут же обрадовался он.
— Тогда идем, горе-ухажер.
— Не называй меня так, — обиделся он.
— Гляди-ка, а я уж думала мне все позволено, раз я тебе нравлюсь.
— Не строй из себя стерву. Тебе это не идет.
— Идет, не идет, — проворчала я. — Ты был когда-нибудь там, дальше?
— Был. — Леший вдруг настороженно вскинул голову. Я обернулась. На пригорке, как раз там, где кончался кустарник, шли люди.
— Кто это? — развернувшись, выдохнула я.
— Твой идол с компанией, — недовольно проворчал Леший.
— Не понимаю, здесь что, медом намазано? Я хотела побыть одна, а оказывается, это абсолютно невозможно.
Блондинка, очередная пассия Димы, увидев нас, вскинула руки и запрыгала на месте:
— Леший! Э-ге-гей!
— Привет. — Леший тоже махнул ей рукой.
— Иди к нам! — снова закричала блондинка.
Я тут же развернулась и зашагала в противоположную от реки сторону.
— Куда ты? — догнал меня голос Лешего. — Идем, они ведь зовут.
— Иди, раз зовут. — Я безразлично махнула рукой.
— Скоро начнет темнеть. — Леший пошел следом за мной.
— Ты прав, в его присутствии я словно цепенею, так что, если хочешь, иди, а я вернусь чуть позже. — Я оглянулась. — Иди, не переживай за меня. Я найду дорогу.
— Не сомневаюсь. — Он быстро догнал меня. — Но все же я составлю тебе компанию.
— Спасибо. — Я усмехнулась.

С Вадимом Лешаковым, которого все звали — Леший, я познакомилась, к концу первого года учебы в университете. Он был старше меня на три года и, соответственно, учился на четвертом курс. На состязаниях по ориентированию мы оказались в одной команде. Вадим лучше всех читал карту, легко распознавал следы, знал почти все лесные растения, и фамилия у него была под стать. Мало того, он был легок в общении и сразу стал душой нашей команды. Игры длились три дня. Вадим, буквально с первой минуты нашего знакомства, начал проявлять ко мне повышенный интерес, но я уже тогда была влюблена в Диму, и на его поползновения ответила категоричным отказом. Нет, Вадим не был мне противен, но как можно променять блондина с великолепной спортивной фигурой, на которой идеально сидел даже самый обычный костюм, на этого нелепого, вечно небритого, помятого, с выгоревшими растрепанными волосами, в общем, настоящего лешего!
Веселая компания Димы свернула к реке и вскоре их голоса стихли. Теперь уже можно было повернуть в сторону базы, но я по-прежнему неторопливо шагала дальше.
— Повезло вам с погодой, — вдруг сказал Леший. Наверное, в надежде начать разговор.
— Угу, — нехотя ответила я.
— Д — а–а, а на прошлой неделе сплошные дожди были, так мы почти не выходили с базы.
— Туристов много было?
— Как обычно. К выходным три группы набралось.
— Значит, несмотря на дождь, ты без дела не сидел.
— Ты же знаешь, на базе всегда есть чем заняться, в любую погоду.
— Да, шашлыки, караоке…
Леший тихо усмехнулся.
— В этот раз было на удивление тихо, наверное, поэтому, едва только дождь прекратился, сразу целая очередь на конные прогулки организовалась.
— Наверное…
— А ты чем занималась?
— Да так. — Я пожала плечами. — С девчонками в клуб ходили. В кино.
— Каждый день?
— Нет. — Я невольно улыбнулась. Он всего два года работает инструктором на базе отдыха, а уже успел напрочь забыть, что такое учеба и городская жизнь.
Леший сделал вид, будто пошатнулся и коснулся моей руки. Продолжая улыбаться, я взглянула на него, он тут же спросил:
— Диплом получила?
— Конечно.
— Так вы в клуб отмечать ходили?
— Да.
— Весело было?
— Как обычно. — Я пожала плечами. Леший замолчал. Наверное, он все же понял, что я не расположена вести с ним задушевные беседы и в результате некоторое время мы шли молча.
В лесу начало темнеть. Девять часов, пора возвращаться на базу. Я развернулась, но вдруг услышала чей-то тонкий голосок и остановилась.
— Ты слышишь? — напряженно всматриваясь в лесную чащу, спросила я.
— Что?
— Слышишь? Кто-то кричит.
— Нет. — Леший завертел головой.
Едва уловимый призыв о помощи прозвучал снова. В этот раз я сорвалась с места и побежала на голос.
— Соня, стой! Куда ты? — Леший бросился за мной следом.
— Там, он там. — Я указала рукой направление и громко крикнула — Эй, мы идем.
— Помогите, — откликнулся голос.
— Там. — Леший вскинул руку, подкорректировав направление.

Мы чуть не пробежали мимо зияющей чернотой ямы. Увидел ее Леший и, остановившись на краю, сразу констатировал — глубокая.
— Эй! — Встав на колени, я посветила фонариком вниз. Никто не откликнулся.
— Надо идти за помощью, — сказал Леший.
— Опусти меня вниз и иди. — Я поднялась и посмотрела на него.
— Нет!
— Да! Если человеку плохо, я смогу помочь и поддержать его до того, как ты приведешь подмогу.
— Но там… — начал, было, он, но я прервала его.
— Там не так уж и глубоко. Давай или я сама спрыгну.
— Соня, это неправильно, ты же знаешь.
— Да, но кому-то там плохо. Слышал же! Давай. — Я протянула ему руки. Не знаю, то ли я его убедила, то ли мой напор победил, но уже через минуту Вадим спустил меня в яму.
— Эй, вы где? — Я прощупала фонариком окружающее пространство.
Из дальнего угла ямы снова послышался тихий стон. Луч фонарика никак не мог найти призывавшего на помощь человека. Я направила свет себе под ноги. Кругом лежала почерневшая солома.
— Соня, ну что там?
— Я не вижу его.
— Там что, большое пространство?
— Приличное. Сейчас. Эй, где вы?
— Сюда, — словно тихое эхо, прозвучал потусторонний голос.
— Эй, — выдохнула я, увидев что-то вроде норы.
Луч скользнул по свисающим корням. «Жуть какая», — подумала я, но вновь воззвавший на помощь голос, заставил меня забыть о страхе и опуститься на четвереньки.
Пробравшись до конца норы, я вдруг увидела груду тряпья, из которого на меня смотрела косматая женщина. Она протянула ко мне тонкие костлявые пальцы.
— Сейчас, — поспешила сказать я и полезла в рюкзак за бутылкой воды, — сейчас. Леший, зови подмогу.
Ответил Вадим или нет, непонятно. Может, он и не услышал меня. Я склонилась к женщине и приложила бутылку к ее иссохшим губам, но вместо того, чтобы пить, она вдруг оттолкнула бутылку, схватила меня за подбородок и выдохнула:
— Смотри!
Расширив глаза, я уставилась на женщину, а потом моргнула и вдруг перенеслась куда — то в лес. Я бежала между сосен и берез, кроны которых уже успели потерять половину листвы. Воздух пах легким морозцем. Бежала быстро, не выбирая дороги, явно убегая от кого-то. Узкие замшевые сапоги помогали без труда преодолевать препятствия в виде корней и валежника, и только свободное серое платье, почти достающее до щиколотки, слегка сковывало движения. От холода сохранял жилет из шкуры рыжей лисы, но голова не покрыта и длинные пряди светлых волос развевались на ветру, как грива. Усталости нет, но сердце бьется так часто, тревожно… Первые несколько секунд, повинуясь инстинкту самосохранения, я бежала, не сбавляла темп, но потом все же обернулась. Действительно, погоня! Меня преследовал мужчина в серой одежде, нацепивший на себя шкуру волка. Голова зверя скрывала его лицо. Он не уступал мне в скорости, наоборот. Гибкий, ловкий, он бежал легко, казалось, даже не прилагая усилий. Нет, мне не удастся от него уйти. Мое сердце забилось еще чаще, и я машинально хлопнула себя по бедру. Под руку попались ножны с тонким коротким клинком. Уже в следующее мгновение мужчина нагнал меня, и мы повалились на опавшую листву.
— Смирись, Янка! — закричал преследователь, обхватывая меня сзади за талию.
Я постаралась вонзить в него клинок, но мужчина ловко схватил мою руку, рывком перевернул на спину и выдернул нож, а потом навалился на меня всем телом.
— Смирись, — выдохнул он мне в лицо, — ты должна подчиниться.
Голова зверя съехала набок, открыв небритую скулу.
— Нет! — завопила я, и, приложив все силы, какими только обладала Янка, оттолкнула преследователя, но подняться не успела, он снова обхватил меня и повалил на листву.
— Янка, ты погубишь нас! Смирись или я возьму тебя силой.
— Нет!
Его слова отозвались во мне волной ярости. Да, мужчина был сильнее, но мной двигал страх перед насилием. С диким криком, я перекатилась и тут же огрела своего преследователя подвернувшейся под руку палкой. Удар пришелся на морду серого зверя, но мужчина все же ослабил хватку и я бросилась бежать прочь.
Снова мы неслись по лесу. Неудача не остановила преследователя, наоборот, теперь он изо всех сил старался догнать Янку. Шансов уйти от погони становилось все меньше. Дыхания не хватало. Заслышав шум реки, я свернула к просвету среди деревьев. Лес закончился обрывом. Пришлось прыгать. Ноги подкосились, и я кубарем покатилась по крутому склону. Зато этот, в звериной шкуре, оказался более ловким, поэтому очень быстро нагнал меня. Снова между нами завязалась борьба. Он рвал мою одежду, пытаясь добраться до тела, а я кричала, била и кусала его до крови.
В тот момент, когда казалось, что спасения уже нет, раздался топот копыт, и послышались голоса. Но приближение конной группы нисколько не смутило моего преследователя, наоборот, он с силой подмял меня под себя. Я закричала и, пытаясь сбросить его, выгнулась.
Вокруг нас поднялась суета. Мужчину в шкуре оттащили в сторону, а меня поставили на ноги. Оказавшись на свободе, я поправила разорванное в нескольких местах платье и окинула быстрым взглядом подъехавших людей. Их было семеро. Трое уже держали моего преследователя, остальные только спешивались. Все они были одеты в черные расшитые золотом костюмы, высокие сапоги и меховые накидки. Судя по всему, действие происходило в средние века — сделала вывод я.
— Мы не опоздали? — Мужчина в собольей шапке, из-под которой выглядывали только глаза и русая окладистая борода, посмотрел на единственную женщину в этой компании и кивнул головой в мою сторону. Женщина откинула просторный капюшон отороченный горностаем и улыбнулась. Редко про кого можно сказать — статная красавица. Эта была именно такой. Тонкая линия бровей, коралловые губы, игривые ямочки на щеках. Она явно принадлежала к богатому сословию. По крайней мере, прическа на ее аккуратной головке говорила именно об этом. Девушка посмотрела на меня и, не убирая с губ улыбку, сказала:
— Сейчас проверим.
И снова у меня сработал инстинкт. Я опустила голову и, глядя на нее исподлобья, попятилась назад. Мне захотелось убежать от нее, скрыться, но словно угадав мой порыв, кто-то схватил меня сзади и крепко стиснул локти.
Девушка подошла вплотную и, глядя мне прямо в глаза, скользнула рукой по ноге, под разорванную юбку.
— Не опоздали. Она девственна. — Девушка говорила все с той же улыбочкой на губах. Я тряхнула плечами, вырвалась из рук того, кто меня держал, и толкнула эту наглую дамочку.
Она с криком повалилась на камни. Мои руки снова оказались в тисках.
— Ах ты, стерва! — Прекрасное лицо дамочки перекосилось от злости, она вскочила на ноги и со всей силой, совсем как обычная дворовая девка, ударила меня кулаком в живот. Я согнулась пополам, а она снова замахнулась, но ее руку поймал мужчина с бородой.
— Полегче, она нужна нам живой, — усмехнулся он.
— Стерва! — снова фыркнула дамочка, и нервно дернув плечами, пошла к лошадям.
Обладатель бороды повернулся ко мне. От его взгляда мне стало не по себе. Он не просто смотрел, а предвкушал!
— Хороша-а, — вожделенно протянул он, взяв меня за подбородок.
Дернув головой, я освободилась от его руки. Он усмехнулся и перевел взгляд на здоровяка, который держал меня.
— Головой за нее отвечаешь! Понял? И этого… — он кивнул на мужчину в шкуре, стоящего на коленях в паре метров от нас, — смотри, не упусти. Он мне тоже нужен.
— Зачем? — спросил грубый голос.
Обладатель бороды усмехнулся.
— Мне нужно его любящее сердце.
Вся похолодев, я уже другими глазами посмотрела на шкуру волка. Тот, кто скрывался под ней, он не был врагом. Он любил Янку. Но зачем тогда она бежала от него? Получается, как раз она-то не любила его.
Мужчина развернулся и покрутил поднятой рукой.
— Уходим.
Судя по всему, он был главным в этой компании. Все сразу пришли в движение. Здоровяк тоже сдвинулся с места, подхватил меня и потащил к лошади. Я начала кричать и извиваться. Человек в волчьей шкуре сделал попытку встать, но его тут же ударили по голове, а когда он упал, несколько раз добавили ногами. Мне стало безумно жалко его, и я даже на мгновение замерла, но когда увидела перед собой лошадь, вскинула ноги и с силой оттолкнулась от нее. Животное переступило с ноги на ногу, а держащий меня злодей не устоял и повалился на спину. Добавив ему локтем под ребра, я вскочила и бросилась бежать. Конечно, у меня не было шансов. Справа вода, слева отвесный берег, а сзади злодеи на лошадях. Но, я бежала изо всех сил.
Трое всадников догнали меня, а потом долго кружили вокруг и смеялись. Они развлекались, позволяя мне ненадолго вырваться на свободу и снова заключая в круг. Наконец, я сдалась и опустилась на камни.
— Давай руку. — Один из наездников наклонился ко мне. Я даже не подумала пошевелиться, чтобы облегчить ему задачу. Пусть сам спускается! Меня вдруг осенила идея. Всадник спешился и наклонился ко мне. Все это время мужчины гоготали, отвешивая колкости. Похоже, они уже расслабились, празднуя победу. Я резко толкнула наклонившегося ко мне мужчину и, вскочив, как пружина, ухватилась за седло. Ездить я умела, но мне не хватило элементарного везенья. Злодей дернул меня за юбку и повалил на камни. Его зловонное дыхание коснулась моего носа, и я невольно отвернулась.
— Будь моя воля… — прорычал он, но его тут же прервали.
— Казимир, хватит уже играть с ней. Пора возвращаться.
Здоровяк недовольно поморщился, сгреб меня в охапку и закинул на лошадь, а потом быстро сел сам, но прежде чем тронуться с места, запрокинул мне голову, грубо схватив за волосы.
— Еще раз дернешься, привяжу к лошади и потащу волоком. Поняла?
Я не ответила ему, а лишь с ненавистью посмотрела в водянистые глаза. Он толкнул меня вперед, и я чуть не упала на шею лошади.
Казимир дернул поводьями, лошадь прыгнула и сразу перешла в галоп.
Сидеть было неудобно. Я билась о седло, поэтому приходилось цепляться за гриву, чтобы хоть как — то держать равновесие. Казимир нещадно хлестал лошадь по бокам, заставляя бежать еще быстрее, при этом доставалось и мне, а вернее Янке. Девушка странным образом не испытывала страха, ее коробило от запаха исходящего от животного и от Казимира, которого, судя по зловонию, можно было назвать так же, но страха не было. Она была напряжена, похоже, все еще надеясь сбежать. Я тоже выискивала варианты, но мы ехали вдоль все той же реки, поэтому тратить силы на побег было неблагоразумно.
Берег реки неожиданно расширился. Впереди появился причал, и конница сразу повернула прочь от воды. Янка тут же сникла. Спустя несколько минут я поняла почему. Мы въехали в город. Пути к отступлению были окончательно отрезаны.
Город — слишком громкое слово для того чтобы охарактеризовать несколько десятков приземистых домов и единичные особняки. Мои познания в истории этого периода были не слишком хорошими, поэтому я все же решила, что скорей всего это просто крупный поселок, а может — поместье. Центральная улица вывела нас к большому белому дому с прилегающей территорией, обнесенной железной оградой. Точно — поместье, с конюшнями, летними беседками, статуями вдоль каменистой дорожки, клумбами и даже с небольшим прудиком.
Всадники, не останавливаясь, проехали к торцу здания. Там их уже ждали все остальные, за исключением женщины и бородатого мужчины, которого я определила, как главного.
Янку сняли с лошади, и повели в здание. Долго шли по темному узкому коридору, потом спустились вниз по лестнице и вышли к зарешеченным камерам. Массивный замок лязгнул за спиной девушки. Она оглянулась, одарила своего тюремщика взглядом полным ненависти, а когда он скрылся в темноте, прошла вглубь темницы и села на солому.
— Янка, — тут же послышался мужской голос из камеры напротив. Мне было любопытно посмотреть кто это, но девушка так и сидела, опустив голову.
— Добилась своего? — с укором спросил мужчина.
Теперь я уже узнала голос. Это был преследователь Янки. Тот самый, в шкуре волка. Девушка повернула голову. Мужчина стоял, просунув руки сквозь решетку. При свете единственного факела, который лишь разбавлял густую темноту, разглядеть лицо было невозможно, а Янка, как назло, не собиралась двигаться с места и говорить, похоже, тоже не собиралась.
— Мы могли предотвратить все это, а потом стать нормальной семьей. Я бы никогда не бросил тебя, — продолжал пленник, — а теперь всему, за что мы боролись, пришел конец.
— Он не позволит, — совершенно неожиданно прозвучал голос девушки. Чуть грубоватый, но вполне приятным.
— Янка! — Пленник резко ударил руками по прутьям решетки. — Как ты не понимаешь! Он все это устроил. Они с Драганом заодно.
— Нет, — Янка покачала головой, — он любит меня.
— Это я люблю, а он использует! Ты нужна для обряда, а потом… — он опустил руки.
— Он не позволит, вот увидишь, — недовольно бросила Янка и отвернулась от решетки.
Пленник снова ударил по железным прутьям, а потом все стихло, но ненадолго.
— Меня убьют, — коротко произнес он. — Ты рада?
Янка молчала, но ее сердце быстро забилось, выдавая тревогу, которую она пыталась скрыть от пленника.
— Я мечтал, ты родишь мне сына. Мы бы уехали далеко-далеко, в теплые края. Завели бы коз, лошадей. Я бы охотился, ты бы хлопотала по дому, растила наших детей.
Янка чуть повернулась.
— И тебя совсем не волнует, что я никогда не любила тебя?
— Полюбила бы со временем.
— Нет. Если бы взял меня силой, то ненавидела бы до конца жизни!
— Я же сказал — только так можно остановить Драгана. Это необходимо!
— Нет. Валдай рассказал мне о Драгане. Он не допустит, чтобы мне причинили вред. — Янка понизила голос, но к решетке так и не подошла.
— Он обманул тебя, как же ты не поймешь!
— Нет.
— Глупая влюбленная курица! Почему ты веришь всем, кроме тех, кто говорит тебе правду? Наш клан уже давно выслеживал Драгана. Мы много раз пытались убить его, но он неуязвим, а совершив обряд, станет бессмертным. Мы никак не могли понять, почему нам не удается убить его, но когда появился Валдай, все прояснилось. Он его земная привязка. Через него Драган черпает силы, а ты станешь тем самым связующим звеном, которого ему не хватало, чтобы жить вечно.
— Твои слова звучат как бред, — отмахнулась от него Янка.
— Это не бред, — обреченно произнес пленник. — Валдай — источник, его нужно было убить, а ты должна была подчиниться мне и тогда мы смогли бы уничтожить Драгана.
— Ты просто бесишься, что я не ответила тебе на чувства, вот и все.
Пленник замолчал. Янка успокоилась, а я задумалась. Судя по словам пленника — Драган злодей. Но что он такого сделал, непонятно. У этого злодея есть помощник — Валдай. Пленник назвал его источником. Янка являлась связующим звеном между Драганом и Валдаем. Только каким образом? Наверное, позже это выяснится, ведь не зря же Янка показывает мне свою историю. В том, что именно она отправила меня в прошлое, я даже не сомневалась.
Пленники так и не успели примириться. В темницу спустился Казимир. Открыл решетку и, глядя на Янку, сказал:
— Выходи.
Девушка медленно поднялась и, скользнув пренебрежительным взглядом по небритой физиономии Казимира, вышла из камеры. Он взял ее за локоть, но Янка тут же дернула рукой, освобождаясь от его лапищи.
— Я пойду сама!
— Как скажешь, баронесса! — осклабился Казимир, изобразив поклон.
Янка подобрала подол платья, гордо вскинула голову и пошла в сторону лестницы.
— Эй, — раздался голос пленника, — когда придут за мной?
— Не терпится расстаться с жизнью? — Казимир пнул решетку его камеры.
— Выпусти меня, и я вырву твой поганый язык голыми руками.
Казимир сжал руки в кулаки. Янка замерла.
— Придет срок, — Казимир вдруг расслабился, — и я сам вырву тебе язык, прежде чем ты лишишься сердца.
Не дожидаясь, когда пленник скажет еще что-то, он подошел к Янке и подтолкнул ее к лестнице.
— Шагай, давай.
Снова лестница и темный коридор, только в этот раз он вывел к жилым помещениям. Казимир повел Янку через кухню. Несколько поваров замерли, глядя на девушку.
— Чего уставились? — заорал надсмотрщик. — Работать!
Все сразу засуетились, а Янка сглотнула слюну. Она была голодна.
Мы шли дальше. Светлый коридор закончился просторной залой, оформленной в бело-золотых тонах. В начищенных до блеска полах отражались свисающие с высокого потолка свечные люстры. В центре залы длинный накрытый стол, вокруг сновали подростки в колпаках. Похоже, здесь намечался банкет.
Казимир снова схватил Янку за локоть и, несмотря на ее недовольство, повел через залу. Из коридора им навстречу вышел бородатый мужчина. Отсутствие головного убора ничуть не изменило внешности. На его лице по-прежнему были видны только глаза, все остальное скрывала челка, бакенбарды и борода. Создавалось полное впечатление, что он прячет ото всех свое лицо.
— Эй! — Он щелкнул пальцами, и к нему тут же подбежала молоденькая девушка. — Баронессу привести в порядок. — Так и не взглянув на Янку, он махнул рукой, словно прогоняя ее, а потом обратился к Казимиру, — А ты, если не помоешься, то клянусь, собственноручно утоплю тебя в пруду.
— Драган, я… — заблеял Казимир.
— Утоплю, сказал! И одежду смени. От тебя смердит за версту!
Оба мужчины поморщились, один от вони, другой от недовольства, и разошлись в разные стороны. Казимир сопроводил девушек, в самый конец коридора. Янка без настороженности прошла в напоминающую старинный будуар комнату, и как только за ней закрылась дверь, направилась к оконному проёму.
— Барыня, простите, хозяин убьет меня, если…
Янка резко обернулась.
— С каких это пор он стал хозяином?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Алисия Эванс - Мать наследницы
    Вторая книга гораздо лучше первой. Очень интересно все завершилось!

  • Rose-Maria о книге: Алисия Эванс - Дочь моего врага
    Очень слпбое прорзведение. Проду читать не буду

  • bezbabnaya о книге: Мария Зайцева - Охота на разведенку
    Мне понравилось, интересная история,читается на одном дыхании

  • Zagi о книге: Карина Рейн - Игрушка для мажора
    Ооооочень наивно. Не могу сказать это плохо или хорошо, каждый решит для себя сам. Герои эмоционально юны и незрелы, будто про подростков читаешь. Действие происходит в какой - то альтернативной России, где юношей и девушек ставят в пары на 5 лет. Для того, что бы окончили университет. Эм? Типо по одиночке не справятся?! Ну короче этот соц эксперимент мне в книге был не ясен, но это решение автора, он(а) так видит...
    Книга так себе, автору есть к чему стремиться.

  • Toblerone о книге: Адалин Черно - Жена лучшего друга
    Вот "мысленно подумала" и решила, что видала и хуже, но и это не фонтан.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.