Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50363
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Как украсть сердце демона»

    
размер шрифта:AAA

Пролог

Демон страдал. Первый раз за свои более двух веков. Получил рану в самое сердце. Это непонятное томление и чувство тяжести в груди выбивало из колеи. Вот тебе и раз, высший был сражен человеческой женщиной. Правда, не так проста Аэрика оказалась. С ее-то магией! Это же надо, природа щедро оделила синеглазую красавицу великим потенциалом, да еще и обольщения.
– Попробуй устоять! – это демон так себя оправдывал и успокаивал.
Но на самом-то деле ведь знал, что девушка не применяла к нему свой дар. Знал и от этого еще больше мучился. Вот лучше бы прошлась по нему магией, а так чувствовал себя полным идиотом. Более двухсот лет Отлок оттачивал мастерство соблазнения сам, добился за это заслуженно репутации женского сердцееда, в определенных кругах считался непревзойденным обольстителем, а теперь…попался как мальчишка.
– Я сдался на ее милость! – от этой мысли ему было особенно тоскливо.
Подумать только, он решил на девчонке жениться. Более того, даже семье успел об этом объявить. Мать, конечно, обрадовалась. Она же не чаяла уже дождаться, чтобы серьезно выслушивал ее разговоры про брак и семью. А тут сам пришел и повел речь о ритуале сближения. Черт! Он не просто хотел назвать эту девушку женой, а желал иметь общих детей. Это было возможно, только если божественная птица запоет на их самом строгом из возможных демонических брачных ритуалов. Замешанный на крови и магии высших обряд сближал пару наподобие истинной. И тогда демон мог щедро поделиться с супругой энергией, подтягивая жизненные силы своей второй половины почти до бессмертия, а она ему в ответный дар выносила бы и родила детей. Все должно было произойти по чести и с большой любовью.
– А она не ответила мне взаимностью! – как думал о таком, так кулаки сами сжимались, зубами же чуть ни скрипел.
В кошмарных снах теперь должна ему была сниться та сцена их объяснения. Он впервые открыл душу, а девушка осталась спокойна до равнодушия и бесцветно произнесла, что ей надо время, чтобы подумать. А самое ужасное, что Отлок уже тогда знал, каким будет ее ответ. Знал, а продолжал надеяться на лучшее. А когда Аэрика сбежала…о, будь проклят тот день, ему показалось, что померкли все краски мира, что солнце как навечно скрылось за тучу, что в душе что-то умерло. Но сдаваться не стал. Этого не было в природе демонов вообще и, тем более в его характере, чтобы сложил руки. Отлок сжал зубы и объявил поиск своей возлюбленной.
– Как бы это было еще просто!
Если бы получились обыкновенные поиски, то никакой беды. Он же не какой-то там рядовой демон, а высший, и за ним стоял род. Отлок был, в конце концов, членом правящей семьи Вулкании, а кроме того и чин имел немалый. Министр торговли – это вам не просто так! Подключил бы связи, заплатил бы самым лучшим агентам, но дело обстояло намного сложнее. Девчонка оказалась тайным агентом Залкии. И ведь предупреждали же, что связался со шпионкой, да только сердцу ведь не прикажешь… Проклятое сердце! Сколько из-за него пришлось мучиться! Правда, на сердечную рану бальзамом пролилось осознание, что девчонка сбежала не от него одного. Да, имелись соперники. И какие?! Принц эльфов, Эрионор! Такой же, к слову, ловелас, как сам Отлок, не устоял перед чарами залкийки. А еще был тайный советник Сиании, Его Светлость, герцог Кассиопир. Когда демон вспоминал о Гайтерлинге, его губы сами собой кривились в усмешке. Потому что сианского дракона та его малышка вообще увела чуть ли ни от алтаря. Н-да, и всех обвела вокруг пальцев. Обвела, а сама, оказалось, выполняла некое очередное задание. А как с делом своим покончила, шпионка была такова. Вот только что стояла перед ними тремя, сильными мужчинами и сильными мира сего, вся такая мелкая и растерянная, ага, а потом за один миг скрылась в небе. Так и было: увела аэрокар и на нем улетела. А он, олух, еще и связи свои тогда использовал, чтобы эту шпионку не сбили силы ПВО. Вот ведь, история!
Но Отлок не был бы демоном, если не стал бы добиваться своего. Решил, что эта женщина нужна ему, и принялся действовать. А тут еще и мать подняла шум среди родни. Еще бы: единственная любовь ее сына сбежала. Понятно, что на переговорах с правителем Залкии Отлоку было, что предложить взамен выдачи беглянки. И все бы получилось, как надо, ведь страна императора воевала с Норциусом, и поставки от Вулкании пришлись, как никогда, ко времени и к месту. Но было еще кое-что. Так случилось, что Аэрика оказалась не простой девчонкой, а сводной сестрой правителю. Вот ведь судьба-злодейка! А брат ее всем известный политикан. И теперь из-за этого крутился демон волчком. Вулкания-Залкия-Вулкания! И так до бесконечности. И чуяло сердце Отлока, да и разум в кои-века был с сердцем согласен, что император Залкии тот еще скользкий тип. Но делать было нечего, а так, хоть какая, но надежда получить себе жену имелась.
Но девчонка отправилась на войну. Ее брат назвал это великим патриотизмом. Только вот Отлоку при этом захотелось императору Залкии попросту оторвать голову. Руки так и чесались, а сердце разрывалось от волнения за возлюбленную. Теперь вот узнал, что в недавнем бою недалеко от Касторанса был подбит звездолет Аэрики. Задействовал все свои связи, чтобы выяснить судьбу девушки. По всему выходило, что искать ее следовало в плену у врага, если вообще выжила.
И вот он летел на враждебную планету. Все было именно так: сам же, в угоду брату Аэрики, уломал правителя Вулкании, своего двоюродного брата, вступить в ту войну против Норциуса и Касторанса. А сейчас его звездолет завис на той высоте, где возможно было предпринять полет во второй ипостаси. Договорились с пилотом, что и заберет его потом в этом же районе. Опасный задуман был трюк. Спору не было. Но, как ни трудно его выполнение, только потом и приземлиться должен был в стране недругов, и очень сомнительно, что удалось бы разведать что-либо о судьбе Аэрики. Но усидеть в спокойствии и ожидании вестей о возлюбленной сил не осталось.
– Приготовились! Высота заданная. Пошел!
Обращался в зверя уже в падении. Кожистые крылья никак не желали раскрываться, а словно в кокон взяли в плен тело демона. Но он превозмог и собственную минутную нерешительность, и сопротивление воздушного потока. И вот, полет. Спланировать получилось неподалеку от большого города, возможно, это была Лючиния, столица Касторанса. Преобразился немедленно в местного крестьянина и побрел в сторону виденной с высоты дороги.
По городу Отлок шатался с целью подслушать чужие разговоры. Сначала ничего дельного не услышал и начал отчаиваться, что столько усилий пропало зря. Да, слухи подтверждали, что близко от столицы, но далеко в космосе, недавно совсем прошел серьезный бой. На землю падали ошметки сгоревших звездолетов и не только. Население теперь сетовало, что многие земли в той стороне были оцеплены солдатами. Хода туда никому не было довольно долго, и вроде бы только вчера охрану убрали. И это все? Стоило ли из-за таких сведений так рисковать? Раздражение на неудачу вперемешку с отчаянием и переживаниями за судьбу Аэрики гнули плечи Отлока книзу. Вот таким, ссутулившимся совершенно мужчиной в крестьянской одежде, он и направился вон из города, чтобы покинуть страну и планету.
Но легкое касание к своему боку, как ни странно, почувствовал, как ни был погружен в невеселые мысли. А руку воришки-неудачника поймал уже по привычке, ведь все демоны отлично тренированные воины. Поймал, потянул, а потом пришлось и заткнуть неумехе-парню рот. Пресек его крик и тогда задумался. Где это видано, чтобы воры, пойманные с поличным, звали бы на помощь? Это могло обозначать только одно: воришка смекнул, что перед ним чужестранец, вот и потерял страх перед наказанием. А что, ему еще и награда была бы положена за обнаружение шпиона. А за кого приняли бы демона в этой стране, если здесь царила военная обстановка? То-то же!
Так и получилось, что из города Отлок выходил в обнимку с тощим белобрысым подростком. Вернее, выходил-то он, а воришка был без сознания. Демон просто прижимал к своему боку его обвисшее тело и изображал дружеские объятия с ним. Вполне убедительно получилось, потому что город покинул спокойно. Ему бы бросить дальше паренька, да жалко бедолагу сделалось. Что-то тот никак в сознание не приходил. Да, рука у Отлока всегда была тяжелая, а пацан какой-то немощный попался. Не рассчитал, одним словом силу приема, вот так оно и вышло.
– Эй! Дуралей! Очнись, – пошлепал парнишку по щекам – ноль результата.
Ладно, решил оттащить его в тень лесочка, что был неподалеку. Смотришь, там этот мелкий субъект и очухался бы. Решил – сделал. Но мальчишка только начал бормотать что-то, по-прежнему находясь в беспамятстве.
– Нет, ну, дела! Помрет так здесь без чьей-либо помощи, а мне грех на душу брать: убил младенца. А, ладно! Заберу с собой. Мальчишка смазливенький, был шустрый до того, как я его придушил немного, может полет перенесет, и тогда я его в Вулкании куда-нибудь пристрою. Учиться, например, если у него с мозгами нормально будет. А что, побывал в Касторансе, забрал с собой…сувенир. Ну, пацан, только за полет не помри, а там уж я о тебе позабочусь.
И в воздух через минуту поднялся крупный демон с широкими кожистыми крыльями, а к мощному телу прижимал что-то мелкое и полудохлое, с земли и не рассмотреть было, что он там тащил.

Глава 1. Все вышло очень странно

– Девушки идут направо, юноши – налево!
Гаркнул воспитатель, и живой поток из нестройных рядов детдомовцев дрогнул. В нем на мгновение как все смешалось, а потом он разделился надвое. На два серых ручья, потому что все без исключения воспитанники носили мышиного цвета серую форму: брюки и свободные рубашки. Одно ответвление, таким образом, потянулось в физкультурный зал, другой ручей потек к лестнице и на последний этаж здания в актовый зал. Девчонок завернули наверх. Они обыкновенно тише и организованнее себя вели, возможно поэтому им выпало тащиться до сканирующих камер дальше парней.
– Эй! Эльза Коп! Давай, хоть сегодня обойдемся без глупостей?! Я тебе говорю! Девушки идут направо, дорогуша. Гюнтер! Отлепи ее от дружка закадычного. И пни для скорости, чтобы летела в нужном направлении.
Гюнтер, такой же воспитанник-выпускник, толстоватый высокий парень, этот тупоголовый прихвостень воспитателей так и сделал. Он схватил за плечи, дернул на себя, развернул и поддал согнутым коленом под зад худощавой девчонке. Девица, если бы ни бдительность остроносого коротышки, старшего воспитателя выпускной группы, то точно затесалась бы в физкультурный зал, пользуясь, что смахивала на паренька из-за короткой стрижки и отсутствия выпирающих округлых девичьих форм.
– Что бы тебя черти забрали, без финтов, я сказал! Не верю, что у тебя теперь ноги стали заплетаться. Кончай стопорить движение, негодяйка!
– Хочу в военное училище! – успела выкрикнуть та самая Эльза, прежде чем Гюнтер снова поддал ей под пятую точку, теперь уже без приказа остроносого, а исключительно по собственной инициативе.
– Лети, моя птичка! – пробасил ей вслед, заржав, как конь, толстяк. – Твой удел тряпки, кастрюли или сопливые дети.
Это он намекал, что девушек, воспитанниц детского дома обычно на последнем сканировании распределяли именно по трем направлениям: на швейную фабрику, в персонал дешевых кафешек и воспитателями в детские сады.
– Гюнтер! Кто тебя просил толкать так, чтобы она упала под ноги остальным?!
– Я не хотел, господин старший воспитатель, эта проныра сама завалилась.
Но не похоже было, что девушка симулировала падение. Оступившись на лестнице, она растянулась на ней так неудачно, что кто-то пребольно пнул мыском туфли ей в бок, а еще потом и наступил на правую руку. Когда же Эльза смогла подняться, прижала ушибленную кисть к груди.
– Больно?! – изогнула губы в усмешке веснушчатая девчонка с весьма внушительными формами, та самая, что подсуетилась задеть Эльзу ногой. – Будешь знать, как выделываться и притягивать внимание парней на себя!
– Марта, глупая гусыня, ты была бы самой притягательной девушкой для местных пацанов, будь у тебя больше мозгов, – прошипела ей щуплая. И правда, фигурка и прочее у рыжеволосой Веснушки были очень даже соблазнительные. – Сколько можно повторять, что мне ничье внимание не нужно. А если ты все никак не можешь простить мне дружбу с Гансом…дурилка, завтра и ты с ним расстанешься навек.
На эти слова рыжая только фыркнула и вздернула кверху курносый нос. Кстати, хорошенький такой носик. И этим как бы дала понять, что ничуть не бывало, не верила она, что тот самый Ганс не найдет способ разыскать ее хоть в швейной мастерской, хоть где.
– Это ты с ним простишься… подружка, – последнее слово у нее получилось произнести, исключительно, как с ядом выплюнуть. – Можешь не признавать, но то, что он питает ко мне страсть – это факт. А то, что станет проходить службу на другом конце города, так это чепуха для такого пацана. Ганс обязательно найдет способ посещать меня, куда бы ни распределил сейчас сканер.
– Да хоть подавись ты им, озабоченная курица! Только дружба тоже дорогого стоит!
Девчонки возможно перешли бы от словесных препирательств к рукоприкладству, так заблестели глаза у обеих. Но между ними встала молоденькая преподавательница касторанского языка и постаралась не допустить драки.
– Девушки, успокойтесь. У вас такой ответственный и важный жизненный момент, а вы…
– А что она выделывается?! – заныла рыжая.
– Марта, перестань, – шикнула на нее учительница. – И сколько раз я тебе говорила, что девушку не красит распущенность. Хочешь вызвать к себе интерес мальчика, то покажи ему свои достоинства, то есть хорошие качества. А ты пихаться и драться с соперницей вздумала. И не отрицай – я видела, как ты ударила мыском туфель Эльзу.
– Ха! – хохотнула тут Эльза и качнула белобрысой головой. – И под достоинствами госпожа преподавательница имела вовсе не грудь твою дынеобразную и задницу, смахивающую на подушки.
– Заткнись, худосочная! От зависти сейчас рот раскрыла!
– Девушки! Замолчите! Лучше подумайте о том, что каждая из вас войдет через несколько минут в сканирующую камеру, и та определит судьбу. Это же событие!..
– Пфф! Подумаешь! – фыркнула Марта. – Тоже мне, судьба, всю жизнь у котла стоять или за машинкой швейной горбиться…
– А кем бы ты хотела быть, Марта? – гнула свою линию учительница. – Чтобы получить иную профессию, надо было хорошо учиться, девочка. А у тебя, сама знаешь, кто вечно был в голове. Не до знаний тебе было, не до их получения.
– А вот теперь вы кривите душой, дера Ритания, – чуть не подпрыгнула на месте Эльза. – У меня аттестат с общим высоким баллом, а толку?! Не видать мне военного училища!
– Так тебе и надо, зараза! Видано ли, за парнем даже в солдаты готова податься, лишь бы…
– Дурында и есть! Сколько раз говорить, что…
– Успокоились! Девушки, молча заходим в зал и рассаживаемся на стульях, – дере Ритании пришлось повысить голос, чтобы пресечь новое столкновение этих двух непримиримых спорщиц. Да и в актовый зал пора было входить, а там их ждал завуч с вдохновляющей по случаю речью. Вот она, для верности, еще и развела девчонок по разным концам зала. – Ты, Эльза, здесь сядь. Тогда Марта одна из первых пройдет сканирование, а ты – в последних рядах. Так всем лучше будет. Что касается твоего желания стать военным, то мое мнение не отличается от большинства: не женская это судьба.
И вот, напутственные слова выпускницам все были сказаны, и надо отметить, не очень-то завуч старался и напрягался с этим. А после его речи девчонки потянулись к сканирующим камерам. Шли без особого рвения и без трепета перед неизвестностью. А все из-за того, что в начале выпускного года подобное с ними уже было. Предварительным сканированием называлось. И тогда уже судьба многих была решена. Речь шла о тех молодых людях, кто к тому времени достиг девятнадцати лет. Так Гансу, например, парню, который считался в детдоме первым и по учебе и, главное, по статности и красоте, был вынесен вердикт, отправиться после выпуска в военное училище. А вот лицам младшего возраста сканирующая камера часто выдавала погрешность. Например, сразу два варианта распределения или никакого. Но теперь сбоя не предполагалось, потому что к этому сроку все детдомовцы достигли совершеннолетия. По законам Касторанса это и было полных девятнадцать лет.
– Эй, Эльза?! – услышала она вдруг за спиной голос Ганса. – Сиди тихо и ко мне не поворачивайся. Я пока тут, за рядом стульев посижу, чтобы из зала не вывели. Так что там? Ты скоро пройдешь сканирование?
Довольно рослый парень с такими же льняными волосами, что и у Эльзы, прятался за ее спиной, сидя прямо на полу.
– Как видишь, меня посадили здесь, значит, моя очередь будет последней. А ты? Уже все? Подтвердилось?!
– Еще бы! Военное училище! А ты что такая хмурая? Волнуешься? – запрокинул Ганс голову так, чтобы наблюдать профиль девушки. – Брось! Знаешь же, что там без вариантов. Тебе что сканер в прошлый раз показал?
– Не помнишь, что ли?! Швейную фабрику напророчил, – сердито процедила она признание.
– Вот она и будет. Если бы вышел пробел или показания скакали с одного на другое…
– Как бы, не так! Я им так просто не сдамся!
– Ха! Что ты можешь, девчонка? – прищурился он, с насмешкой теперь глядя на нее своими яркими синими глазами.
А вообще их запросто можно было считать родственниками, этих двоих. Цвет глаз и волос совпадал очень. Черты лица тонкие, не без того, какие наблюдались у благородных деров. Кость тоже у обоих была облегченной. Оттого Ганс, не смотря на явную ширину плеч и приличный рост, мог бы при случае сойти за девчонку. Милую такую с красивыми глазами и длинными темными ресницами. А Эльза, пока не оформилась в девушку из-за поздней зрелости и нежелания отращивать волосы, все больше напоминала пока пацана.
– А вот и могу! – ответила она ему с вызовом. – Например, свой штрих-код расковырять…
– Иди ты! – услышав такое, парень не усидел на месте, одним легким движением перемахнул через спинки стульев и уселся рядом. – Покажи-ка!
– На, смотри! Слабо тебе было сделать так же? – протянула ему для демонстрации ту самую руку, на которую ей наступила Марта.
– Мне-то зачем? У меня и так все отлично. Военное училище обеспечено. Летное!
– Везет! Значит, в этом году набор именно в космический флот…
– Ага! А ты расковыряла, выходит себе руку, а потом сделала так, будто упала на нее… Хитро, но не поможет. Тебя уже знают здесь все преподы и воспитатели, на что способна тоже не секрет. Вот увидишь, схлопочешь снова поход в карцер, и на этом история закончится. Все пойдут веселиться на выпускной, а ты… И скажи, на что рассчитывала? Что вместо швеи-мотористки станешь солдатом? Это из-за содранной кожи на запястье?! Чепуха! Я был о твоем уме лучшего мнения, Эль. У тебя, похоже, его упрямство совсем заглушило, детка.
– Сам такой! Ну и отсижу, если что, а все попыталась изменить распределение. Ты же… Тебе-то что? Будущий пилот точно скучать на выпускном не будет без меня.
– Глупая! Последнее время без конца упрекаешь тем, что нравлюсь девчонкам. Ревнуешь, что ли, Эль?
– Дурак! Мы же дружим!
– И я про то, а ты жужжишь и губы дуешь, когда мне приходит охота волочиться за кем-нибудь.
– Да, пошел ты!.. – она резко поднялась и пошла к кабине со сканером. – Топай уже к Марте, герой-любовник!
– Вот я и говорю!.. – засмеялся довольно ей в спину Ганс.
А в камере сбор информации о каждом выпускнике шел в три этапа. Вначале следовало скинуть рубашку и встать под штангу с прямоугольным экраном. Там невидимое излучение как из душа лилось на голову и уходило в такой же прямоугольник под ногами. Далее следовало сделать шаг и присесть на стул для сдачи крови. Всего несколько капель ее требовалось для экспресс-анализа. И уже потом, не вставая, надо было протянуть руку со штрих-кодом и уложить на хитрый прибор, который потом и выдавал результат. Эльза проделала все это и с замирающим сердцем опустила запястье в специальный желобок. Минута, другая, а прибор молчал. Вернее, он мигал разными огнями, но результат все не выдавал, хотя ранее и обычно на обдумывание ему требовались секунды.
– Неужели получилось?! – придержала девушка радость, а вместе с ней и дыхание, а в следующий миг где-то над головой замигала красная лампа и противно взвыла сирена. – Черт! Ганс накаркал мне карцер…
Хорошо, что к тому времени почти все воспитанники прошли распределение и покинули зал – меньше было столпотворение. Но воспитатели с преподавателями окружили почти полным составом и еще директора детдома пригласили.
– Кто бы сомневался, что виновница переполоха именно Эльза Коп, – протиснулся главный из руководителей в уже переполненную сканирующую кабину. – И что она наделала в этот раз?
На этот вопрос тот самый остроносый воспитатель молча взял девушку за руку, демонстрируя собравшимся ободранное до крови запястье.
– Симуляция ранения, повреждения штрих-кода, выведение из строя сканера, – произнес он же многозначительно.
– Что, совсем-совсем вывела прибор из строя? – потер директор висок и сморщился. – Или это только ваше предположение, господин старший воспитатель?
– А мне кажется, что прибор исправен, – выдвинулась вперед молодая учительница касторанского языка. – Ему ничего не сделалось. Просто показал совершенно нерядовое распределение выпускника.
– Просто нерядовое! – глумливо произнес остроносый, передразнивая деру Ританию. – Просто у нашей неповторимой Эльзы открылся магический дар! Чудеса, да и только!
– Дайте-ка мне переносной сканер, – не стал затягивать споры директор, потребовав, чтобы ему принесли миниатюрное считывающее устройство. – Сейчас посмотрим, что теперь значится на ее запястье. И зачем, деточка, ты безголовая, ковыряла себя в этом вот месте?
– Все ей в военное училище хотелось! – опять влез остроносый со своими вредными интонациями. – Вот за этим пацаном хотела увязаться, – указал на белобрысого парня, что тоже к тому времени протиснулся со всеми вместе в камеру. – Отроду всего ничего, а туда же, любовь у них, видите ли.
– Неправда! – подала тут голос и виновница переполоха, а до этого сидела, как онемевшая. – У нас просто дружба.
– Так! – перекрыл тогда общий шум директор, а то, начали высказываться все, кому не лень. – А ну, пошли все на выход! Освободили камеру, я сказал. Здесь уже дышать нечем от сутолоки. Осталась госпожа Ритания, как преподаватель у этого выпуска, ну и вы, господин старший воспитатель. Станете сейчас свидетельствовать показания другого прибора. Остальные быстро все вышли. Молодой человек! К вам это в первую очередь относится. И так, вот он прибор. Включаем. Подносим к руке. Эльза, не дергайся. И так черте что творится. И что в итоге имеем?
– Ученица магической академии… – потрясенно выдохнула преподаватель касторанского языка. – Надо же!
– Дожили! – проскрипел остроносый. – Свидетельствую: ученица столичной магической академии.
– Эль! Ты меня поразила, – а это уже сказал белобрысый парень. Влез, паршивец, на ширму камеры, на руках подтянулся, и свесил голову к подруге и окружившим ее старшим. – Снимаю перед тобой шляпу, детка.
На праздник выпускников ее все же допустили. Единственное, заставили посетить знахарский пункт. Там пожилая целительница обработала девушке рану и наложила повязку. Так Эльза и присутствовала потом на общем веселье: с белым стерильным бинтом на запястье и одна просидела в уголке. Почему с ней никто не захотел общаться? А нечего было ото всех отбиваться. Особенных в детдоме не любили, их там бойкотировали. Не отличайся девушка боевым характером и не выделись ранее во всяческих потасовках, то, скорее всего, еще и в углу для выяснения отношений зажали бы. Но так не посмели, свои волосы берегли, а у этой девчонки и драть-то нечего было.
– Эль, чего теперь-то надутая такая сидишь? – подошел к ней все же Ганс где-то ближе к концу вечера, а до этого все веселился с парнями или тискал Марту в темном углу детдомовского коридора. – Все же по твоему желанию вышло! Ну, не в военную академию попала, а в магическую. Это еще круче. Разве, нет? Я потом буду космос бороздить, лазером его резать, а ты станешь энергией повелевать здесь, на земле Касторанса.
– Ха! – подлезла под его руку рыжая и так и прилипла к парню, обхватив его за талию. – А где она возьмет эту самую энергию?! Дочь городской шлюхи и вдруг магом заделалась! Она еще хлебнет лиха через эту свою проделку с ковырянием штриха на руке, – язвила Веснушка и корчила сопернице вредные рожи. – Всем известно, что ее мать была распутница и даже родила девчонку на улице. Да, да! А принял роды полицейский! Пока же сопровождал до больницы непутевую мамашу, та от него сбежала. Да этой худосочной и имя тот коп дал. Эльза, это так его жену звали. А фамилия Коп взялась тоже понятно, откуда, из-за этой же истории, потому что дежурная по детдому дому мудрить не стала и в журнале так ее записала.
– Да ладно тебе, Марта, на мою подругу по проделкам нападать, – попытался примирить их Ганс, заметив, каким огнем сверкнули глаза Эльзы, просто синие молнии в них уже скопились. – Пошли, девчонки танцевать. Приглашаю обеих!
И он встал в гордую стойку великого примиренца. Марту его предложенная рука воодушевила, и она тут же на ней повисла. А вот Эльза демонстративно от этих двоих отодвинулась и потом еще даже отвернулась.
– Не упрямься, детка. Это же наш последний вечер в стенах детского дома! Наступит завтрашнее утро, и разлетимся, кто куда.
– Не уговаривай ее, Гансик. Подумаешь, фифа какая. Ее зовут, а она…
– Ну, как хочешь, – парню тоже не достало терпения, долго стоять около насупившейся девчонки. – Пошли, Марта.
Когда эти двое от нее ушли, Эльза тайком прикусила губу. Сильно, даже до крови. И все не могла понять, отчего так больно ощущалось сердце. Стоило глазам найти в кругу танцующих эту пару, как внутри что-то сильно сжималось. Хоть совсем не смотри на высокого парня с льняными волосами и много ниже его пухлую рыжую девицу. Но ведь и не получалось их игнорировать. Даже если не видела, то сердце все равно знало, что Ганс был с Мартой. И от этого такая тоска разливалась в груди, что хоть вой.
Вот так и прошел для Эльзы последний вечер в детском доме. И она торопила его конец. Думала, раз так все невесело, то скорее бы заканчивалось. Вот и пошла в свою комнату одна из первых. Вошла туда и так и упала на кровать. Но не плакала, нет. Она вообще почти никогда не плакала. А тут, показывать свою слабость другим девчонкам, с которыми делила комнату, ну уж нет. Прикусила снова губу, накрыла голову подушкой и попыталась заснуть. Только отчего-то не вышло. Так и лежала, таясь, слушала, как пришли соседки, как они укладывались и шушукались о танцах с парнями. А потом в комнате наступила тишина, потому что все уснули. Все, кроме нее. Эльза лежала теперь на спине, закинув руки за голову, и смотрела в потолок. Тогда-то и услышала, как в стекло окна стукнулся камешек.
Это был их условный сигнал. Ганс вызывал ее в их место, в закуток под лестницей. Но Эльза решила не идти. Выходило, что сердилась на него больше, чем ей сначала показалось. А вот за что, старалась об этом не думать. Обиделась, и все. Или нет, знала, что гневалась из-за того, что предпочел ей Марту сегодня, всю вторую половину дня и весь вечер провел с ней, вот пусть теперь ее под лестницу и вызывал бы. Решила так, сердито попинала подушку и улеглась на нее, отвернувшись лицом к стене, собираясь заснуть. Вот так взять, наплевать на новые и новые сигналы в стекло и забыться сном. Но не вышло. И сама не смогла, хоть и сжимала крепко-крепко веки, и за окном раздался некий шум, будто кто-то лез по стене. А потом и вовсе, створка со скрипом распахнулась. Попробуй, такое проигнорируй.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.