Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50363
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Убийство по любви»

    
размер шрифта:AAA

Наталия Антонова
Убийство по любви

Глава 1

Аромат отцветающего жасмина окутывал сад. Жара, установившаяся в области, чувствовалась даже под раскидистой кроной старой яблони. Детективы Мирослава и Морис сменили брюки на шорты, и лишь пушистый черный кот Дон поневоле продолжал и носить свою роскошную шубку, которая на солнце переливалась всеми оттенками шоколада.
Мирослава лежала на животе и лениво перелистывала страницы книги. Она с детских лет сохраняла верность именно бумажным фолиантам. Мориса порой умиляла ее привычка по-кошачьи обнюхивать страницы новых книг и зажмуривать от удовольствия глаза. Ему даже казалось, что еще немного, и она замурлычет, как большая довольная жизнью кошка. «Но до мурлыканья дело так ни разу и не дошло», – с некоторой долей сожаления констатировал Морис.
В данное время он сидел рядом на ковре и пытался рассмотреть спрятавшегося в листве певчего дрозда. Но ему это никак не удавалось, казалось, что птичка просто слилась с ветками и листьями, затерявшись среди отблесков солнца и наплывов теней. Вставать же и идти в дом за биноклем ему не хотелось, потому как за то время, которое он потратит на поиск оптики, птичка вполне могла упорхнуть.
– Морис, – донесся до него тем временем голос Мирославы, – посмотри, пожалуйста, мне на ноги комар не сел?
Миндаугас с удовольствием оглядел длинные стройные ноги Мирославы и ответил:
– Нет, никого не видно.
– Будь другом, почеши под коленкой, ужасно чешется, – попросила она, не отрываясь от книги.
Друг детства Шура Наполеонов непременно обозвал бы ее лентяйкой, но Морис безропотно выполнил ее просьбу, осторожно погладив рукой под левой коленкой. Почему под левой? Потому, что она была ближе к нему.
Но Мирослава после того, как он убрал руку, сказала:
– У меня чешется под правой коленкой.
Пытаясь дотянуться до правой ноги, Морис задел Дона, и тот недовольно мяукнул.
– Извини, – проговорил Миндаугас.
– Вот теперь хорошо, – сказала Мирослава и потянулась всем телом, а потом обратилась к коту:
– Слушай, Дон, будь другом, принеси попить чего-нибудь холодненького.
Кот, естественно, и ухом не повел. Вместо него с ковра поднялся Морис и направился в дом. Вскоре он вернулся с двумя кружками домашнего кваса. Среди радужной пены, пахнущей мятой, плавали крохотные айсберги льда.
– Ты просто чудо, – сказала Мирослава и села.
Он спрятал улыбку в уголках губ.
Она сделала пару глоточков.
– Красота! – и замерла, точно поймала за хвост какую-то мысль, пролетающую мимо. Выйдя из задумчивости, она спросила:
– Морис, как ты думаешь, удобно ли есть лежа?
– Что? – удивился он.
– Удобно ли, по-твоему, есть лежа? – терпеливо повторила она.
– Лично мне нет, – ответил он.
– А как же древние греки лежа пировали?
– Я не был на их пирах, и мне трудно об этом судить.
– Жаль…
Он не понял, чего именно ей было жаль: что не довелось участвовать в греческих пирах или что нет ответа на вопрос об удобстве приема пищи лежа. И тут он снова услышал ее голос:
– Надо Шуру спросить.
Морис на этот раз не сумел сдержать улыбки по той простой причине, что Шура мог есть в любом положении, лишь бы было чего есть. В это время зазвонил стационарный телефон в доме.
– Морис, надо протянуть провод до яблони и поставить телефон тут! – Мирослава шлепнула ладонью по краю ковра.
Морис махнул рукой и отправился в дом.
– Только не клиент! – жалобно крикнула она ему вслед.
Но это был клиент, о чем, вернувшись, ей и сообщил Миндаугас. И на ее решительно протестующий жест с улыбкой ответил:
– Я не мог отказать голосу, переполненному мольбой о помощи и невероятной болью.
– Голос, конечно, был женский, – не преминула отпустить ироничный комментарий Мирослава.
– Нет, мужской, – ответил Морис и добавил: – Кажется, звонил молодой парень.
– И когда он приедет?
– Договорились на семь вечера.
– Ты думаешь, надо будет одеться? – печально спросила она, приподнялась, подтянула ноги и положила на них подбородок.
– Я думаю, что надо, – едва заметно улыбнулся он.
– Так жарко!
– Я много раз говорил вам о кондиционере.
Она замахала на него руками, потом снова перевернулась на живот и уткнулась в книгу.
Морис тихо вздохнул, он знал, что если он начнет убеждать ее в преимуществах современных сплит-систем, то ему придется в который уже раз выслушать печальную историю о гибели 34 американских легионеров после 49-го ежегодного съезда Американского легиона, состоявшегося в 1976 году в гостинице в Филадельфии. Доводы о том, что сейчас уже ХХI век, кондиционеры стали иными и, если следить за их чистотой, они не представляют никакой опасности, на Мирославу не действовали. Она упорно твердила, что микробы и бактерии по-прежнему сидят в кондиционере и только и ждут случая, чтобы напасть на обитателей дома.
Морис пытался объяснить, что для размножения микроорганизмов нужна влажность, а в современных кондиционерах ее нет, зато есть очистительные фильтры. Но его слова не достигали цели. Мирослава поднимала глаза к небу и невинно спрашивала:
– А американские легионеры были протестантами?
Миндаугас вздыхал:
– Наверное, вернее, по большей своей части, скорее всего, да.
У него так и вертелось на языке: «Но вы же не собираетесь за них молиться», однако вслух он этого не произносил. Иначе дискуссия могла затянуться надолго. Друг детства Мирославы, Шура Наполеонов в таких случаях говорил, что спорить с ней себе дороже. Ты ей слово, она тебе десять. Поэтому Миндаугас и на этот раз промолчал. Вместо препирательств он, подняв голову, попытался догадаться, улетел дрозд или все еще скрывается в кроне яблони.

* * *

Время в семь часов в начале июля называется вечерним только теоретически. На самом же деле солнце и не думает скатываться на запад, а зной наслаждается своей безграничной властью над всем живым. В воздухе так и висит на ярких нитях лучей насмешливое – кто не спрятался, я не виновато.
И все, кто может, забиваются в щели, прячутся в норки, под кусты, в кондиционированные помещения, включают вентиляторы и выпивают море жидкости, большая часть из которой, если и помогает кому-то утолить жажду, то только жажду наживы производителям всяких бесполезных, а чаще вредных сладких газированных напитков. Детективам и их гостям в этом отношении повезло. Большую часть напитков Морис делал сам из ржаного хлеба, натуральных ягод и трав. Покупали они только местную минеральную воду.
Без десяти семь раздалась трель звонка. Клиент прибыл. Мирослава к этому времени уже перебралась в свой кабинет. В помещении почти бесшумно работал большой напольный вентилятор. Против него у Волгиной предубеждений не было, и он усердно махал лопастями, стараясь честно выполнять возложенную на него задачу.
Миндаугас открыл ворота и почему-то был удивлен, когда на подъездную дорожку въехала серебристая «Шкода». Он не мог объяснить причину своего удивления и спрашивал сам себя, ожидал ли он увидеть автомобиль из семейства «Лад» или ждал появления клиента на иномарке. Внутренний голос Мориса упорно молчал. Не иначе как заснул от жары…
Клиентом оказался совсем молодой человек. Выбравшись из салона автомобиля, он протянул Морису руку:
– Кораблев Сергей Владимирович, можно просто Сергей. Я вам сегодня звонил, – его васильковые глаза перехватили взгляд светло-голубых глаз Миндаугаса.
– Морис Миндаугас. Сегодня утром вы говорили со мной.
– Да, я догадался, – Кораблев хотел добавить: «по легкому акценту», но вовремя счел это замечание лишним и больше ничего не сказал.
Морис жестом пригласил его пройти в дом. В доме ощущалась приятная легкая прохлада. Наверное, сказывалось то, что здание было окружено деревьями и кустарниками.
Они прошли по коридору и оказались в приемной. Шторы были опущены, почти беззвучно крутился потолочный вентилятор. Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта.
– Прошу, – сказал Морис и открыл ее полностью.
За столом Кораблев увидел девушку, как ему показалось с первого взгляда, очень молодую. Червячок сомнения коснулся его сердца, но он тотчас вспомнил отзывы о ней профессора Арнольда Степановича Мережковского и успокоился.
Девушка приподнялась из-за стола.
– Проходите, пожалуйста. Садитесь.
– Здравствуйте. Я Сергей Кораблев, – сказал он, расположившись на стуле напротив нее.
– А я Мирослава Волгина.
– Я знаю…
– Отлично. Тогда приступим к делу.
– Я хотел бы, чтобы вы нашли убийцу моей подруги Зоси Марковны Паниной.
Мирослава оглядела мужчину, и что-то заставило ее спросить его:
– Вы живете в этом городе?
– Нет. До того как отправиться учиться в столицу, я жил сначала в интернате под Лучанском, потом на съемной квартире в Лучанске. Это в 88 км от губернской столицы.
– А учились вы в Москве?
– Да, но решил вернуться в свой родной город. Мне предложили место преподавателя в местном университете.
– Как вам удалось после интерната поступить в столичный вуз? – на мгновение Мирославе показалось, что Кораблев скажет ей, что это к делу не относится.
Но он без ложной скромности проговорил:
– Просто я был очень способным ребенком, выигрывал олимпиады, закончил учебу в интернате с золотой медалью. Много занимался самостоятельно.
Она кивнула в знак того, что ответ принимается, и проговорила:
– Простите за еще один нескромный вопрос…
– Слушаю, – он уже понял, что все эти вопросы, вроде бы никак не относящиеся к делу, она задает для того, чтобы лучше узнать его как человека. И от его искренности зависит, согласится ли она искать убийцу Зоси.
– Что вас заставило бросить столицу и вернуться в Лучанск?
– Ничего не заставило, – открыто улыбнулся он, – просто я люблю свой город. А в столице мне хотелось только получить достойное образование.
– Кажется, я вас понимаю, – отозвалась она и посмотрела на его лицо, на котором уже не было и следа улыбки.
– Вы никогда не были в Лучанске? – спросил он неожиданно.
– Нет.
– Ну вот, – улыбка Сергея получилась грустной, – а ведь наш город из-за своей близости к заповеднику с редкими животными и реликтовыми растениями популярен не только у жителей бывшего Союза, но и у зарубежных туристов.
– Я слышала об этом. А теперь вернемся к вашей подруге, рассказывайте с самого начала.
– Я лучше начну с того, как я вернулся домой.
– Хорошо.
– Пока я учился, соцзащита помогла мне вернуть квартиру, которая принадлежала моим родителям, но потом была незаконно захвачена моими не очень близкими родственниками. О возвращении квартиры в мою собственность я узнал еще в Москве и летел домой, как на крыльях. Первым делом я планировал встретиться с Зосей. Ее телефон не отвечал уже несколько дней, и я беспокоился, что она заболела.
– Зося была вашей девушкой? – спросила Мирослава.
– Не в том смысле, который обычно вкладывают в это понятие.
– То есть?
– Мы вместе учились в интернате. Она мне нравилась. Но она, как я догадывался, воспринимала меня только как друга. Когда она была еще ребенком, я опекал ее точно старший брат. Я был старше Зоси на четыре года, а в детском возрасте даже два года кажутся большим разрывом. Вы понимаете меня?
– Да.
– Поэтому я решил не навязываться и не рассказывать ей о моих чувствах, – Кораблев немного помолчал и продолжил: – Я надеялся, что по прошествии времени все изменится, и Зося полюбит меня. Все годы моей учебы мы обменивались с ней электронными письмами и время от времени созванивались.
– Когда вы разговаривали с ней в последний раз?
– Чуть больше двух недель назад.
– И позднее вы никак не пытались связаться с ней?
– Пытался, но телефон ее молчал, на письма она не отвечала.
– У нее нет родственников?
– Есть старая тетя.
– После интерната Зося жила с ней?
– Нет, у нее была своя небольшая квартирка. Видите ли, – Сергей замялся.
Мирослава терпеливо ждала, и он продолжил.
– Ее родители были алкоголиками. К тому времени, как Зося вышла из интерната, их уже не было. А за квартирой приглядывала тетя, – Кораблев снова замялся.
– Я слушаю, – подтолкнула его Мирослава.
– Татьяна Матвеевна, тетя Зоси, хотела сдать ее на время, чтобы у Зоси появились какие-никакие деньги. Но Зося была против.
– Почему?
– Не знаю, – пожал плечами Кораблев.
– Когда Зося вышла из стен интерната, она стала жить одна?
– Нет. Она пустила к себе одну девушку. Яну Шатрову.
– Сдала ей угол?
– Да нет же! – нетерпеливо воскликнул Кораблев. – Яна жила у Зоси совершенно бесплатно.
– Почему же вы, когда Зося перестала отвечать на ваши звонки, не позвонили тетке Зоси или Яне?
– Я не знал номеров их телефонов. И потом, – Сергей виновато вздохнул, – я так забегался со всеми этими делами, связанными с моим переездом из столицы домой, так закрутился, что не придавал слишком большого значения молчанию Зоси. К тому же я знал, что скоро вернусь в Лучанск и увижу ее, – Сергей замолчал и опустил голову.
Мирослава почти физически чувствовала, как ему трудно говорить и все-таки спросила:
– Когда вы вернулись домой?
– Четыре дня назад, – Кораблев пересилил себя и стал рассказывать дальше. – Я завез чемоданы в свою квартиру. Меня заранее предупредили, что ключи будут у соседки-старушки. Я вручил женщине торт, который купил в магазине в доме напротив. А потом кинулся к Зосе. Долго звонил в ее дверь, но мне никто не открывал. Я позвонил в квартиры соседей, но там тоже никто не отозвался. И лишь женщина с первого этажа сказала мне, что Зосю убили две недели назад. Я не мог в это поверить! Я был потрясен! Ошарашен! Сначала я просто сидел на лавочке у подъезда и никак не мог сообразить, что же мне теперь делать. А потом я поехал к ее тетке. И она рассказала мне, что Зосю убили в парке.
– Ее изнасиловали?
– Слава богу, нет, – покачал головой Сергей.
– Вы были в полиции?
– Был. Но они прямо дали мне понять, что преступление, скорее всего, не будет раскрыто.
– Почему?
Сергей пожал плечами.
– Кто ее обнаружил?
– Влюбленная парочка.
– Причина смерти?
– Ее ударили по голове тяжелым предметом.
– Каким именно?
– Неизвестно. Хотя там раскидано много природных камней.
– В парке? – усомнилась Мирослава.
– Да, Зосю нашли на холме, под ним течет ручеек. Камни разбросаны и на самом холме, и вдоль ручья. Обычно в этот уголок забредают именно влюбленные парочки, ищущие укромное местечко.
– Но Зося была там одна?
– Я думаю, что нет, – нахмурился Кораблев.
– А с кем?
– Неизвестно. Но я уверен, что тот, с кем она была, и убил ее.
– Почему вы так думаете?
– Я уверен в этом, – упрямо проговорил Сергей.
– Вам удалось найти девушку, которая жила у Зоси?
– Да. Оказывается, она никуда не пропадала. Просто днем Яна была на работе.
– Кем и где она работает?
– Я не спросил, – смутился Сергей.
– Говорили ли вы с парочкой, обнаружившей Зосю?
– Да, в полиции мне дали телефон парня, и я встречался с ними. Но они ничего не знают, – Сергей умоляюще посмотрел на детектива, – я готов отдать вам все свои сбережения! Если надо, то я продам свою квартиру, только, пожалуйста, поедемте со мной в Лучанск. Если не вы, то убийца Зоси останется безнаказанным.
Мирослава задумчиво посмотрела в окно. Кораблев терпеливо ждал.
– Хорошо, – наконец повернулась она к нему.
– Спасибо вам! – вскочил он с места.
– Пока не за что, – остудила она его пыл, – сядьте, вот вам ручка и лист бумаги. Напишите мне имена и фамилии девушки и парня, нашедших Зосю, телефон, по которому можно с ними связаться, адрес Зоси, по которому проживает девушка Яна, адрес тети Зоси, адрес интерната, в котором вы учились, адрес полицейского отделения, в которое вы обращались, а также укажите свой адрес и телефон.
Кораблев писал медленно, то и дело останавливаясь, словно сверял не только каждую букву, но и каждый штрих. Мирослава его не торопила. Когда же он подвинул к ней исписанный лист бумаги, она сказала:
– А теперь ступайте в приемную, там Морис поможет вам заключить договор с нашим агентством, внесете задаток и отправитесь в Лучанск.
– А вы? – вырвалось у него недоуменно.
– Мы приедем через два дня.
– Но почему?!
– Потому, что нам нужно уладить все свои дела здесь.
Она не стала говорить ему, что ей еще нужно решить вопрос с котом. Отдавать его кому-то на время ей не хотелось. Поэтому она прикидывала: попросить Шуру или тетю приезжать, давать Дону еду и выпускать его погулять или оставить открытым окно…
Шура, в связи с его занятостью и ненормированным рабочим днем, отпал сразу. Оставалась тетя, но, взвесив все за и против, Волгина решила тетю не нагружать. Ей пришло в голову, что лучшим вариантом была Клавдия Ивановна Рукавишникова, которая время от времени вместе с внучкой Ксюшей приходила наводить чистоту в их коттедже. Плюсов у этого варианта было два. И бабушка, и внучка любили Дона и жили почти рядом, в частном секторе, который начинался сразу за поселком. Был и третий плюс – детективы полностью доверяли Рукавишниковой и уже оставляли на ее попечение кота.
После того как автомобиль Кораблева выехал с их участка, прошло минут семь, в приемную вошел Морис и посмотрел на Мирославу вопросительным взглядом.
– Едем в Лучанск, – ответила она ему.
Морис сел на стул, стащил со стоящего неподалеку кресла кота и положил его себе на колени, ласково почесал ему за ухом и спросил:
– Когда?
– Ты у Дона спрашиваешь? – улыбнулась Мирослава.
– У вас.
– Через два дня.
– А на кого оставим его? – Морис кивнул на кота, развалившегося у него на коленях.
– Попросим Клавдию Ивановну.
– Хорошо, – одобрил он.
– Ты был когда-нибудь в Лучанске?
– Даже не знал о его существовании.
– Плохо мы еще знаем достопримечательности своей малой родины, – насмешливо, поддразнивая его, проговорила Мирослава.
– Я-то свою родину вдоль и поперек знаю, – отозвался он невозмутимо.
– Большую или малую? – не отставала она.
Предчувствуя подвох, он ответил:
– Я имел в виду Литву.
– А… – протянула она, – если мне не изменяет память, всей-то площади шестьдесят пять тысяч квадратных километров.
– Шестьдесят пять тысяч триста, – поправил он ее, не улыбнувшись.
– Извини, про триста километров я забыла.
– А площадь вашей малой области пятьдесят тысяч шестьсот квадратных километров.
– Откуда ты знаешь? – удивилась она.
– Посмотрел в интернете, прежде чем устраиваться к вам на работу.
– Туше! – рассмеялась она, посчитав излишним напоминать ему о площади своей большой родины.
Два дня пролетели незаметно. Все дела были улажены, обе тети и дядя были предупреждены, что их не будет в городе. И, конечно, в известность был поставлен Наполеонов. К удивлению Мирославы, именно Шура спросил:
– А как же Дон? – и предложил: – Хочешь, мы на время возьмем его пожить к себе? Мама за ним присмотрит.
– Спасибо, Шурочка, – растроганно проговорила Мирослава, – но Дону лучше остаться дома, он привык здесь чувствовать себя хозяином. А присмотрит за ним Клавдия Ивановна.
– Тогда ладно, – ответил Наполеонов, который был хорошо знаком с Рукавишниковой, – за кота можно не беспокоиться. Но вас-то куда несет?
– В Лучанск.
Наполеонов присвистнул:
– Вам что, тут дел не хватает?
– Так сложилось, Шурочка. Так что не скучай.
– Это уж как получится, – ответил он и отключился.

Глава 2

Утро третьего дня едва-едва пробуждалось ото сна, но уже чувствовалось, что день будет жарким. Именно поэтому детективы решили выехать пораньше, хотя в «БМВ» и был кондиционер. Этому автомобилю он полагался, и Мирослава, естественно, не стала калечить машину. Есть и есть, решила она.
На шоссе почти не было машин, и Морис увеличил скорость. Через некоторое время он спросил Волгину:
– Мы не слишком быстро едем?
В ответ она только усмехнулась.
– Что-то не так?
– Нет, просто вспомнила анекдот.
– Расскажите.
– Гаишник останавливает автоледи. Она испуганно спрашивает: «Ой, я слишком быстро ехала?» На что страж дорог отвечает вежливо: «Нет, мадам, вы слишком низко летели».
Морис улыбнулся. Остальную часть дороги они ехали молча. Мирослава с интересом рассматривала из окна пролетающие за окном пейзажи. Наконец Морис, слегка притормозив, предупредил:
– Поворот на Лучанск.
– Поворачивай и сбрось немного скорость.
– Хорошо.
Проехав по городу несколько километров, они не направились сразу к Кораблеву, а присмотрели себе временное пристанище. Для этой цели им приглянулась двухэтажная гостиница «Приют туриста».
– Что ж, придется остановиться здесь, – пошутил Морис, выруливая на стоянку, – так как я подозреваю, что гостиницы «Приют детектива» в этом городе нет.
– Скорее всего, твои догадки верны, – согласилась с улыбкой Мирослава.
– Вот только сейчас лето, вы уверены, что места в гостинице есть?
– Надеюсь, что да. Иначе прибегнем к помощи Кораблева.
Едва они вошли в гостиницу, как портье устремил зачарованный взгляд на Мориса.
«Чего это с ним? – подумала Мирослава. Парень не производил впечатления субъекта, интересующегося мужчинами. – Может, просто Морис произвел на него впечатление?»
Вскоре все разъяснилось. Едва они подошли к стойке, чтобы занять номера, портье спросил, не сводя глаз с Мориса:
– Вам один номер?
– Два, – ответил Миндаугас.
Выдав им ключи, парень обратился к Морису с просьбой:
– Дайте мне, пожалуйста, автограф.
– Автограф? – изумился тот и посмотрел на Мирославу.
– Вы тоже можете дать автограф, – великодушно разрешил портье и ей.
– Я что-то не понял? – недоуменно проговорил Миндаугас.
– Но вы же артисты!
– Вообще-то нет…
– А кто же?
– Туристы, – ответила Волгина.
– А… – недоверчиво протянул портье и, подумав полминуты, все-таки решился настоять на своем, – все равно распишитесь. – Он протянул Морису глянцевый лист бумаги в красивой рамочке.
Морис снова посмотрел на Мирославу.
– Напиши ему: «Морис Миндаугас с любовью», – хмыкнула она.
– Слушаюсь, шеф, – улыбнулся Морис и спросил: – Как вас зовут?
– Костя, – расплылся в улыбке портье.
Миндаугас написал то, что посоветовала ему Волгина, и расписался. Довольный портье придвинул лист к Мирославе:
– Вы тоже чего-нибудь черкните.
«С не меньшей любовью присоединяюсь, Мирослава Волгина», – написала она. Довольный парень тотчас спрятал полученный обратно лист.
– Вам это не кажется странным? – спросил Морис, пока они поднимались по лестнице на второй этаж.
– Ничуть, – улыбнулась она, – просто твоя красота начинает сводить с ума не только женщин, но и мужчин.
– Угу, – отозвался он полушутя-полусерьезно, – только вас она почему-то никак с ума не сведет.
– Откуда ты знаешь? – спросила она и лукаво подмигнула. – Может, я уже давно от тебя без ума.
Морис пытливо глянул в ее лицо, и она весело рассмеялась.
– Грешно смеяться над больным человеком, – проговорил он страдальческим голосом.
– И чем это, интересно, ты болен?
– Вам этого не понять.
– Ага. Ладно. Вот начнем работать, и здоровье к тебе вернется в полной мере.
Тем временем он открыл ее номер и поставил саквояж.
Мирослава бросила заинтересованный взгляд на огромную кровать:
– А, может быть, мы зря заказали два номера, – проговорила она с долей сомнения.
– Шутить изволите? – фыркнул он.
– Нет, просто смотри какая большая кровать, мы могли бы на ней спать валетом. А так просто выброс денег на ветер.
Он сердито посмотрел на нее в упор, и она расхохоталась. Морис молча взял свой саквояж и закрыл дверь. Вскоре она услышала шорох в соседнем номере. «Да, стены здесь довольно тонкие, – подумала Мирослава, – но при нашей профессии в этом есть определенное удобство». Она распаковала свои вещи, сходила в душ и позвонила Морису.
– Мне прийти? – отозвался он.
– Давай спустимся вниз и спросим у твоего почитателя, где тут у них есть приличное кафе.
Морис фыркнул и ответил:
– Хорошо. Встретимся внизу.
Увидев их, портье расплылся в улыбке. При этом смотрел он только на Мориса. Парень никак не хотел расставаться со своим заблуждением. Он был уверен, что Миндаугас какой-то заграничный артист, но скрывает это. Мирославу он принимал за сопровождающую гостя в заграничной поездке.
– Иди, – подтолкнула Мориса Мирослава, – спроси у него, где нам можно поесть.
Миндаугас еще и рот не успел открыть, как парень, бросившись ему навстречу, спросил:
– Вы, наверное, покушать хотите?
– Точно, – улыбнулся Морис.
– Так вот, у нас есть свое небольшое кафе. Я вас сейчас провожу. Миша! – крикнул он и помахал охраннику.
– Чего? – спросил тот, не приближаясь.
– Покарауль тут. Я быстро вернусь! Одна нога здесь, другая там.
– Ладно, иди, – флегматично ответил охранник Миша.
«По-видимому, Миша не разглядел в Морисе особу королевских кровей», – улыбнулась про себя Мирослава.
Вскоре они оказались в небольшом, но уютном зале, погруженном в приятную прохладу. На окнах висели голубые шторы, создавая полутень. Едва слышно жужжали кондиционеры. На голубых столиках были постелены кружевные салфетки. Мирославе даже показалось сначала, что они ручной работы и связаны крючком, но потом она в этом засомневалась. На каждой салфетке стояла синяя ваза, напоминающая формой горшочек, и в ней полевые цветы. «Оригинально и трогательно», – подумал Морис. «Весьма по-домашнему», – присоединились к его мнению мысли Мирославы.
Народу в зале почти не было.
– Выбирайте любой столик, – сказал портье. И, решив поднять престиж кафе в глазах приехавшей пары, проговорил: – Вы не смотрите, что сейчас здесь пусто. К обеду народу заметно прибавится, а к ужину зал будет полон.
Детективы кивнули, давая понять, что верят его словам. Костя улыбнулся, успокоившись, и махнул официанту. И сказал, когда тот подлетел:
– Обслужи по высшему разряду, – и многозначительно подмигнул.
Официант закивал, понял, мол.
– Чего изволите? – спросил он у Мирославы.
«Ну вот, наконец-то и я удостоилась мужского внимания», – улыбнулась она про себя и спросила:
– Можно меню?
– Для вас все что угодно! – воскликнул официант.
«Да парень, никак неправильно истолковал подмигивание Костика», – продолжала улыбаться про себя Мирослава.
– Морис, ты будешь, речную форель? – спросила она, повернувшись к Миндаугасу.
– Очень рекомендую! – вклинился официант.
– Тогда буду, – улыбнулся Морис и спросил: – а что вы нам еще посоветуете?
– Смею ли я? – официант вопросительно посмотрел на Мирославу.
– Дерзайте! – разрешила она.
Вскоре на их столике, кроме форели, уже стояли тарелки с похлебкой по-лучански из индейки с белой фасолью, два вида салатов из местных овощей, десерт из творога с клубникой, пирожки с вишневой и яблочной начинкой и ароматный чай по местному рецепту с добавлением трав.
– Мы не лопнем? – осторожно спросил Морис, оглядев все расставленное на столе.
– Постараемся, – улыбнулась Мирослава и, недолго думая, принялась за похлебку. – О! Вкусно! – искренне похвалила она.
Официант расплылся в довольной улыбке и испарился.
В конце обеда, прихлебывая чай из большой голубой чашки с изображенными на ней коричневыми курочками, Мирослава предположила:
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • +79780488644 о книге: Алайна Салах - Порочная месть
    Скажите, а есть ли у кого нибудь первая часть серии "некровные узы"?

  • sunqueen о книге: Лора Перселл - Безмолвные компаньоны
    Случайно наткнулась на хороший отзыв книжного блогера на эту книгу. Спасибо, ожидания подтвердились. Действительно, это очень интнесная, страшная, с элементами хоррора, история!Написано мастерски и перевод прекрасный. Очень хотелось бы другого финала, но по законам жанра, видимо, так и должно быть. Очень советую к прочтению любителям пощекотать нервишки.

  • Самра о книге: Анна Платунова - Один поцелуй до другого мира
    Это прекрасно!

  • elent о книге: Алиса Ардова - Невеста снежного демона
    Забавная история. Есть интрига, пусть не сильно закрученная,любовь, препятствия, немного юмора. Уступает многим книгам автора, но вполне читабельно. Жаль только ГлавГер оказался принцем.Такой шаблон.

  • Vikontik о книге: Наталья Юнина - Наизнанку
    Это книга про Марка (,,На изломе...,,). Согласна с ранними комментами, сюжеты книг, герои, ситуации, привычки и т.д. оч похожи. Лично мне нравятся диалоги: глупые и не очень, с троллированием (а есть такое слово? ) или без, но живые. Поэтому и читаю, и настроение отличное . Автору, и тем, кто добавил книги в библ - огромное . А я продолжу чтение.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.