Библиотека java книг - на главную
Авторов: 50361
Книг: 124876
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Разделённый схизмой»

    
размер шрифта:AAA

Дэвид Вебер
Разделённые схизмой

Пролог


В перевёрнутом разведывательном скиммере было очень тихо.
Как правило на орбите, за исключением тихого щебетания случайных звуковых сигналов от управляющих полётом бортовых компьютеров скиммера, именно так и было, и они, казалось, только усиливали, а не нарушали тишину. Человек, бывший когда-то Нимуэ Албан, откинулся в пилотском кресле, глядя сквозь прозрачный армопласт фонаря скиммера, на планету под ним, и наслаждался этим тихим, лишённым суеты спокойствием.
«На самом деле, я не должен быть здесь», — подумал он, наблюдая за изумительным, белого-голубым мраморным шариком планеты, называемой Сэйфхолд, в то время как его скиммер постепенно двигался к тёмной линии терминатора[1]. — «У меня слишком много дел, которые нужно сделать в Теллесберге. И у меня нет никаких причин, чтобы болтаться здесь, под прикрытием стелс-системы или без него».
Всё это было правдой, однако не имело значения. Или, во всяком случае, не имело достаточного значения, чтобы удержать его от пребывания здесь.
В каком-то смысле, ему совершенно не нужно было физически находиться здесь. Само-Наводящиеся-Автономные-Разведывательно-Коммуникационные платформы, которые он развернул, были способны передавать ему те же самые изображения, без какой-либо необходимости видеть это собственными глазами… если, конечно, можно было бы сказать так про то, что он делал. И СНАРКи были намного меньше, и даже более скрытными, чем его разведывательный скиммер. Если бы система кинетической бомбардировки, которую психопат Лангхорн повесил на орбиту вокруг Сэйфхолда, действительно имела пассивные датчики первого эшелона, у неё было бы гораздо меньше шансов обнаружить СНАРК, чем скиммер, и он знал это.
Тем не менее, бывали моменты, когда он нуждался в этих тихих, неподвижных мгновениях, этом вакуумно-чистом орлином гнезде, из которого он мог смотреть вниз на последнюю планету, на которую могло претендовать человечество. Ему нужно было напоминание о том, кем — чем — он по-настоящему был, и что он должен каким-то образом восстановить для человеческих созданий, густо населяющих эту планету так далеко под ним. И ему нужно было увидеть её красоту, чтобы… очистить свои мысли, вернуть свою утраченную решимость. Он потратил так много времени на то, чтобы углубиться в данные, полученные его сетью СНАРКов, изучая отчёты шпионских жучков, вслушиваясь в планы и заговоры врагов королевства, которое он сделал своим домом, что иногда казалось, что это всё, что было во вселенной. Что огромная тяжесть противостояния, возвышающаяся над ним, была слишком значительной, слишком высокой, чтобы ей могло противостоять одно единственное существо.
Люди вокруг него, люди, о которых ему выпало заботиться, были настоящим противоядием от отчаяния, которое иногда угрожало ему, когда он размышлял об огромном объёме задачи, для которой он был призван. Это были те, кто напомнил ему, почему человечество стоит того, чтобы сражаться за него, напомнил ему о тех высотах, к которым человечество может стремиться, о мужестве, жертвах — и доверии — на которые был способен Homo sapiens. Несмотря на то, что их история и религия подверглись циничным манипуляциям, они были такими же сильными и наполненными жизненной силой, такими же мужественными, как и все люди в истории расы, которая когда-то была его собственной.
Тем не менее, были времена, когда этого было недостаточно. Когда его осознание шансов на их выживание, его чувство отчаянной ответственности, и явное одиночество от того, что он жил среди них, но никогда по-настоящему одним из них не являлся, давили на него. Когда бремя его потенциального бессмертия в сравнении с эфемерным временем жизни, к которому они были приговорены, наполняло его мучительным горем за все ещё предстоящие потери. Когда его ответственность за волну религиозных распрей, уже сейчас начинающую раскручиваться вокруг этой сине-белой сферы, сокрушала его. И когда вопрос о том, кто — и что — он на самом деле, наполнял его одиночеством, то это высасывало его душу подобно вакууму за пределами его скиммера.
Именно против таких случаев ему были нужны эти моменты, чтобы поглядеть на мир, который стал его обязанностью и его ответственностью. Нужны, чтобы ещё раз взглянуть на реальность, неоперившееся будущее, которое сделало все суровые требования настоящего целесообразными.
«Это действительно красивый мир», — подумал он почти мечтательно. — «И рассматривание его отсюда сверху ставит всё на свои места, разве нет? Прекрасный сам по себе, важный настолько, насколько человеческая раса может быть важна для меня, единственный мир среди миллиардов, единственный святой дар среди сотен миллионов, по крайней мере. Если Бог может вложить столько усилий в Свою вселенную, тогда как я смогу чертовски хорошо сделать всё, чтобы Он ни требовал от меня, не так ли? И» — его губы изогнулись в ироничной улыбке — «по крайней мере, я могу быть уверен, что он понимает. Если Он сможет собрать всё это вместе, поставить меня прямо в правильное место посредине этого, тогда я просто должен предположить, что Он знает, что делает. А это значит, что всё, что мне действительно нужно сделать — это выяснить, что я должен делать».
Он весело фыркнул, и этот звук громко прозвучал в тишине кабины, затем встряхнулся и перевёл пилотское кресло в вертикальное положение.
«Достаточно разглядывать планету, Мерлин», — сказал он сам себе твёрдо. — «В Теллесберге через три часа начнёт светать, и Франц станет интересоваться, где его смена. Самое время, чтобы вернуть твою молицирконовую задницу домой, туда, где она должна быть».
— Сыч, — сказал он вслух.
— Да, лейтенант-коммандер? — далёкий ИИ, находящийся в пещере под самой высокой горой Сэйфхолда, почти мгновенно ответил по защищённой линии связи.
— Я лечу домой. Выполни сканирование на сто кликов вокруг альфа-базы и убедись, что никто не висит вокруг, чтобы заметить скиммер по пути в ангар. И взгляни, заодно, на мой балкон. Убедись, что нет никого, кто был бы в состоянии меня увидеть, когда ты меня высадишь.
— Да, лейтенант-коммандер, — подтвердил ИИ, и Мерлин потянулся к панели управления скиммером.

Май, 892-й год Божий

I
Бухта Эрейстор,
Княжество Изумруд

Яркий утренний солнечный свет сверкал на скрещённых золотых скипетрах, вышитых на зелёном знамени Церкви Господа Ожидающего. Двухмачтовый курьерский корабль, скользивший под свежим ветерком, на котором развевалось это накрахмаленное ветром знамя, имел длину чуть больше семидесяти футов, и был построен для того, чтобы выжимать максимум скорости, а не обеспечивать прочность… или мореходность и устойчивость. Его экипаж из шестидесяти человек был слишком маленьким для любой галеры, даже такой же миниатюрной, как и он сам, но его стройный, облегчённый корпус был хорошо приспособлен для гребли, а его треугольные латинские паруса гнали его в быстром шквале пены, когда он разрезал блестящую, пронизанную солнцем воду, пенившуюся белыми скакунами, в проходе шириной в тридцать миль между Островом Келли и северо-восточным берегом залива Эрейстор.
Отец Рейсс Савел, командир этого небольшого прыткого кораблика, стоял на его крошечных шканцах, сложив руки позади себя и сосредоточившись на том, чтобы выглядеть уверенно, пока он смотрел на морских птиц и виверн, парящих в небе, синем до болезненности. Поддерживать видимость уверенности (он никогда бы не назвал её высокомерием), присущую шкиперу одного из курьеров Матери-Церкви, было труднее, чем казалось на самом деле, но Савел не очень заботился о причине, по которой он находил это таким.
Курьеры Храма, будь то сухопутные или плавающие, пользовались абсолютным приоритетом и свободой прохода. Они несли послания и распоряжения самого Бога, со всей властью самих архангелов, и ни один смертный не мог бросить вызов их проходу туда, куда Бог или Его Церковь могли бы отправить их. Так было буквально со времён Сотворения, и никто и никогда не осмеливался оспаривать это.
К сожалению, Савел уже не был уверен, что вековая неприкосновенность посланников Матери-Церкви продолжала оставаться таковой.
Эта мысль вызывала более чем… беспокойство. В первую очередь, из-за возможных последствий для его собственной нынешней миссии. В конечном счёте потому, что исчезновение этой неприкосновенности было немыслимо. Открытое неповиновение власти Божьей Церкви могло иметь только одно следствие для душ хулителей, а если бы их пример привёл других к тому же греху…
Савел снова отбросил эту мысль в сторону, сказав себе — уверяя себя — что несмотря на то, что безумие заразило королевство Черис, Бог никогда не позволил бы ему распространиться за черисийские границы. Всесторонняя власть Матери-Церкви были стержнем не только мира, в котором он жил, но и самого Божьего плана спасения Человека. Если бы эта власть была оспорена, если бы она рухнула, последствия были бы немыслимы. Шань-вэй, потерянная и проклятая мать зла, должна облизывать свои клыки при этой возможности в тёмном, промозглом углу Ада, в который архангел Лангхорн отправил её за её грехи. Даже сейчас она должна была проверять решётки, испытывать прочность своих цепей, поскольку она вкусила чрезмерной, греховной гордости тех, кто стремился установить свой собственный, подверженный ошибкам, суд вместо Божьего.
Лангхорн сам запер за ней врата, со всей властью вечности, но Человек имел свободную волю. Даже сейчас, он мог бы повернуть ключ в этом замке, если он этого захочет, и если бы он это сделал…
«Чёрт побери этих черисийцев», — подумал он мрачно. — «Они даже не понимают, какую дверь они открывают? Они не волнуются? Не…»
Его челюсти сжались, и он заставил себя расслабить плечи и сделать глубокий, очищающий вдох. Какой-то особенной помощи это не принесло.
Его указания от епископа-исполнителя Томиса были предельно чёткими. Савел должен был доставить сообщения епископа-исполнителя епископу-исполнителю Уиллису в Эрейстор любой ценой. Эта фраза — «любой ценой» — никогда раньше не была частью приказов Савела. В этом никогда не было необходимости, но теперь была, и…
— Эй, на палубе! — раздался крик из вороньего гнезда. — Эй, на палубе! Три паруса слева по носу!

* * *

— Ну-ну, — пробормотал сам себе коммандер Королевского Черисийского Флота Пейтрик Хьюит, всмотревшись через подзорную трубу. — Это должно быть интересно.
Он опустил подзорную трубу и задумчиво нахмурился. На этот раз его приказы были совершенно ясны. Они заставили его более чем немного нервничать, когда он впервые их получил, но они были предельно ясны, и теперь он обнаружил, что он действительно с нетерпением ждёт, чтобы начать их выполнять. Странно. Он даже помыслить не мог, что может случиться что-то подобное.
— Это курьер Церкви, без сомнения, — сказал он немного громче, и Жак Арвин, первый лейтенант КЕВ «Волна», издал отчётливо-несчастный вздох.
— Некоторым людям это может не понравиться, сэр, — мягко сказал Арвин. Хьюит посмотрел в его сторону, потом пожал плечами.
— У меня есть ощущение, что отношение людей может немного вас удивить, Жак, — сухо сказал он. — Они до сих пор вне себя, больше, чем я их когда-либо видел, и они знают, на кого этот курьер действительно работает сегодня утром.
Арвин кивнул, но выглядел он мрачнее, чем когда-либо, и Хьюит мысленно поморщился. Недовольны были не люди, как полагал Арвин, а он сам.
— Переложите руль на три румба на левый борт, будьте любезны, лейтенант, — сказал Хьюит, говоря более формально, чем он хотел. — Давайте ляжем на курс, чтобы перехватить его.
— Так точно, сэр. — Выражение Арвина было встревоженным, но он отдал честь и передал приказ рулевому, пока другие матросы побежали по деревянным палубам, чтобы подтянуть паруса и брасы.
«Волна» сменила курс, разрезая воду и идя в крутой бейдевинд левым гласом, и Хьюит почувствовал знакомый всплеск удовольствия от того, как отреагировало его судно. Утончённая, гладкопалубная двухмачтовая шхуна была чуть более девяноста пяти футов длиной по ватерлинии и несла четырнадцать тридцатифунтовых карронад. В отличие от некоторых из её сестёр, «Волна» была спроектирована и построена от самого киля в качестве лёгкого крейсера для Королевского Черисийского Флота. Её революционное парусное вооружение сделало её более быстрой и более мореходной, чем любой другой корабль, с которым когда-либо сталкивался Хьюит, и гораздо более управляемой, и она уже захватила не менее семи призов — почти половину из тех, что захватила вся блокирующая эскадра — здесь, в водах Изумруда после Битвы в Заливе Даркос. Вот что означали скорость и лёгкость управления, а приятно звучащие призовые деньги, попавшие в их кошельки, помогли преодолеть любые затяжные колебания, которые его команда могла бы лелеять. — «В конце концов, они же черисийцы», — подумал он с отблеском юмора. Многочисленные хулители Черис обычно упоминали королевство как «королевство лавочников и ростовщиков», совсем не одобрительным тоном. Хьюит несколько лет слушал их озлобленную зависть, и он должен был признать, что в стереотипе о черисийце, постоянно рыщущем в поисках способа сделать быструю марку, было по крайней мере немного правды.
«Конечно, в этом мы тоже очень хороши, разве нет?» — он подумал и почувствовал, что улыбается, от того, что курьерское судно с тёмно-зелёным флагом быстро приближается.
Он не был уверен, что другой корабль пришёл из Корисанда, но никакого другого объяснения не просматривалось. Посыльное судно, очевидно, прошло через Дельфиний Плёс, что, несомненно, означало, что оно также пересекло Зебедайское море. Никакие курьеры из Хевена или Ховарда не могли бы прийти с этого направления, и Хьюит очень сомневался, что Шарлиен Чизхольмская была особенно заинтересована в том, чтобы переписываться в настоящий момент с Нарманом Изумрудским. И, судя по тому, как парень выбрал пролив между островом Келли и побережьем Изумруда, он определённо не хотел привлекать внимание блокирующей эскадры.
К несчастью для него, он его уже привлёк, и было очевидно, что его корабль при таких условиях, несмотря на его изящную конструкцию, был чуть медленнее, чем «Волна».
— Приготовиться к бою, — сказал он, наблюдая, как уменьшилось расстояние между кораблями, когда начал стучать барабан.

* * *

Рейсс Савел очень сильно старался не богохульствовать, когда черисийская шхуна метнулась по направлению к нему. Очевидно, его информация была ещё более устаревшей, чем он боялся, когда епископ-исполнитель Томис давал ему свои приказания. Он не ожидал увидеть черисийские военные корабли прямо внутри Бухты Эрейстор. Как впрочем, он не ожидал увидеть золотого кракена на чёрном черисийском флаге, развевающегося над тем, что раньше было крепостью Изумруда на острове Келли.
Распространение черисийских военных кораблей стало самым явным свидетельством полноты их победы в битве в заливе Даркос. Истинная степень поражения союзного флота, к моменту, когда Савел покидал Менчир, была не ясна. Очевидно, оно было сокрушительным, но все в Корисанде цеплялись за надежду, что большинство кораблей, которые не вернулись, нашли убежище в Изумруде, где они помогали Нарману защитить его якорные стоянки.
«Очевидно, нет», — кисло подумал Савел.
В этот момент он видел ровно четыре корабля, считая шхуну, атакующую его собственный корабль, и каждый из них нёс черисийский флаг. И они были расставлены далеко друг от друга, чтобы покрыть как можно большую часть бухты, и они бы этого не делали, если бы была какая-то возможность, что кто-то мог бы напасть на них. Это, в сочетании с тем фактом, что все островные укрепления, которые Савел мог видеть со своих шканцев, явно стали черисийскими, а не изумрудскими базами, делало совершенно ясным, что там больше не было «союзного флота», а уж тем более, всё ещё защищающего эти укрепления.
Савел никогда раньше не встречал ни одну из новых черисийских шхун, и он был поражён тем, насколько близко к ветру она могла плыть. А также размерами, и силой её парусов. У его корабля было такое же количество мачт, но у черисийского площадь парусов была, по крайней мере, вдвое больше. Он также имел остойчивость и размер, позволяющие нести больше парусов, и он двигался в гораздо более трудных условиях, чем его собственный корабль мог себе позволить.
Количество пушечных портов, расположенных вдоль его бортов, было, по меньшей мере, таким же впечатляющим, и он почувствовал, как мускулы его живота напряглись, когда из них  показались короткие и толстые дула пушек. — Отче?
Он взглянул на своего старпома. Вопрос из одного слова сделал напряжённость другого священника совершенно ясной, и Савел не мог обвинить его. Не то, чтобы у него был ответ на то, что, как он знал, действительно спрашивал его человек.
— Поживём — увидим, брат Тимити, — сказал он вместо этого. — Курс не менять.

* * *

— Он не меняет курс, — сказал Арвин.
«Как обычно говорят многословные утверждения, кто-то получит взбучку», — подумал Хьюит.
— Нет, не меняет, — согласился коммандер с большой сдержанностью, поскольку расстояние неуклонно сокращалось. Оно уже уменьшилось до менее чем трёхсот ярдов и продолжало сокращаться, и он задавался вопросом, как далеко другой шкипер собирается зайти в ответе на то, что он, несомненно, надеялся, было блефом со стороны «Волны». — Передайте приказ командиру канониров, чтобы он был готов выстрелить перед его носом.
Арвин замялся. Это почти не было заметно. Возможно, кто-то другой этого и не заметил бы, но Арвин был первым лейтенантом Хьюита более шести месяцев. На мгновение Хьюит подумал, что ему придётся повторить этот приказ, но затем Арвин медленно развернулся и поднял свой кожаный рупор.
— Будьте готовы стрелять перед его носом, мастер Чарльз! — крикнул он, и главный канонир «Волны» помахал в знак подтверждения.

* * *

— Я думаю он…
Брат Тимити так и не закончил свою мысль. Не было необходимости. Ровный, сотрясающий глухой «бум» одного орудия вполне деликатно подчеркнул это, и Савел увидел, как пушечное ядро несётся над волнами, прорезая белую линию на гребнях так же чисто, как и спинной плавник кракена.
— Он выстрелил в нас! — воскликнул Тимити вместо этого. Его голос был пронзительным от возмущения, а его глаза расширились, как будто он был действительно удивлён тем, что даже черисийцы должны были отважиться нанести такое оскорбление Матери-Церкви.
А, возможно, он и был удивлён. Савел, с другой стороны, обнаружил, что он, по правде, удивлён не был.
— Да, он выстрелил, — согласился младший священник гораздо более спокойнее, чем он себя чувствовал.
«Я действительно не верил, что они это сделают», — подумал он. — «Конечно я не верил. Так почему я не удивлён, что они это сделали? Это начало конца света, ради Бога!»
Он снова подумал о сообщениях, которые он перевозил, кому они были адресованы, и почему. Он подумал о пересказываемых шёпотом слухах, о том, что именно князь Гектор и его союзники надеялись на… то, какие награды им были обещаны Церковью.
«Нет, не Церковью», — сказал себе Савел. — «Рыцарями Храмовых Земель. В этом есть разница!»
Но даже когда он твердил это самому себе, он всё прекрасно понимал. Какими бы ни были технические или юридические различия, он всё прекрасно понимал. И именно поэтому, понял он в этот момент, с чем-то вроде отчаяния, он действительно не был удивлён.
Даже сейчас, он не мог выразить это для себя словами, не мог заставить себя посмотреть этому прямо в лицо, но он знал. Что бы ни было правдой перед тем, как началась массированная атака князя Гектора и его союзников на королевство Черис, черисийцы, так же хорошо, как и Савел, знали, кто в действительности стоял за этим. Они знали реальность циничных расчётов, небрежную готовность уничтожить целое государство в крови и огне, и высокомерие, которое побудило и вдохновило их. На этот раз «Группа Четырёх» слишком далеко вышла из тени, и то, что они предполагали, как простое маленькое убийство неудобного королевства, превратилось в нечто совсем другое.
Черис знала, кто был её настоящим врагом, и это точно объясняло, почему эта шхуна была готова стрелять по флагу принадлежащему Божьей Церкви.
Теперь шхуна была ближе, наклоняясь под давлением от её возвышавшихся парусов, её нос был омыт водой и разлетающимися белыми брызгами, которые вспыхивали подобно радужным драгоценным камням под сияющим солнцем. Он мог разглядеть людей вдоль её низкого фальшборта, различить одетого в униформу капитана, стоящего на корме рядом со штурвалом, увидеть расчёт передней пушки по её правом борту, перезаряжающий своё орудие. Он взглянул на свои собственные паруса, а затем на двигающуюся с грацией кракена шхуну и глубоко вздохнул.
— Спустите наш флаг, брат Тимити, — сказал он.
— Отче? — Брат Тимити уставился на него, словно не мог поверить своим ушам.
— Спустите наш флаг! — Савел повторил более твёрдо.
— Но… но епископ-исполнитель…
— Спустите наш флаг! — огрызнулся Савел.
Мгновение он думал, что Тимити может отказаться. В конце концов, Тимити знал их приказы, также хорошо, как и Савел. Но для епископа было намного легче приказать младшему священнику поддерживать полномочия Матери-Церкви «любой ценой», чем для отца Рейсса Савела убить экипаж своего судна как часть упражнения в глупости.
«Если бы была хоть какая-то надежда на то, что мы действительном доставим наши сообщения, я бы не сдался», — сказал он самому себе, и задался вопросом, было ли это правдой. — «Но очевидно, что мы не можем держаться подальше от них, и, если те люди готовы стрелять в нас, как я думаю, они превратят всё это судно в зубочистки с одного бортового залпа. В крайнем случае — с двух. Нет смысла видеть, как мои собственные люди будут безжалостно убиты ни за что, вдобавок мы даже не вооружены.
Флаг, который никогда раньше не приспускался ни перед одной смертной силой, скользнул вниз с клотика мачты курьерского корабля. Савел наблюдал, как он опускается, и леденяще-холодный ветер пробрал его до мозга костей.
Во многих отношениях, это было всего лишь маленькое событие, спуск этого клочка вышитой ткани. Но не так ли начинались все настоящие катастрофы? С маленьких событий, подобных первым камешкам в лавине.
«Возможно, я должен был заставить их стрелять в нас. По крайней мере, тогда не было бы никаких вопросов, какой-либо двусмысленности. И если Черис готова открыто бросить вызов Матери-Церкви, возможно, несколько мёртвых членов экипажа сделали бы это ещё более ясным».
Возможно, они должны были бы, и, возможно, он должен был бы заставить черисийцев сделать это, но он был священником, а не солдатом, и он просто не смог. — «И», — сказал он себе, — «того факта, что Черис стреляла по флагу Святой Матери-Церкви, должно быть более чем достаточно, если это позволяет его людям не быть убитыми, помимо всего прочего».
Без сомнения так было бы, и всё же, как он сам себе сказал, он знал.
Жизни, которые он мог бы спасти сегодня утром, имели такое же значение, как семена горчицы в дыхании урагана по сравнению с ужасающими горами смерти, вырисовывающимися прямо перед порогом завтрашнего дня. 

II
Королевский дворец,
Город Менчир,
Княжество Корисанд

Гектор Дайкин ударился большим пальцем на ноге о занозу, торчащую из борозды, проделанной черисийским пушечным ядром через палубу галеры «Пика». Это было одно из многих подобных повреждений, и князь Корисанда протянул руку, чтобы коснуться разбитых перил фальшборта там, где рухнула вниз разбитая вдребезги мачта.
— Капитан Хэрис приложил всё своё умение, чтобы вернуться домой, Ваше Высочество, — тихо сказал человек, идущий у его правого плеча.
— Да. Да, он приложил — согласился Гектор, но его голос был отстранённым, глаза смотрели на что-то, что видел только он. Отстранённость в этих глазах беспокоила сэра Терила Лектора, графа Тартаряна, чуть больше, чем ему хотелось бы. После подтверждения смерти графа Чёрной Воды в бою, Тартарян стал самым высокопоставленным адмиралом в иерархии Корисандийского Флота — таким, каким он был, или того, что от него осталось — и он не мог не волноваться о том, как выглядел его князь… когда блуждал в своих мыслях. Это было слишком непохоже на обычное, решительное поведение Гектора.
— Отец, мы можем идти?
Глаза Гектора, моргнув, снова сфокусировались, и он повернулся, чтобы посмотреть на мальчика, стоящего рядом с ним. У мальчика были тёмные глаза и подбородок Гектора, но волосы у него были ярко-медные, как и у его умершей матери-северянки. Вероятно, он должен был стать таким же высоким, как его отец, хотя было ещё рано уверенно говорить об этом. Кронпринцу Гектору, в пятнадцать лет, всё ещё было куда расти.
«Во многих отношениях», — мрачно подумал его отец.
— Нет, не можем, — сказал он вслух. Кронпринц нахмурился, и его плечи сгорбились, когда он засунул руки в карманы бриджей. Было бы не совсем справедливо сказать, что он надулся, но князь Гектор не мог подобрать более подходящего слова.
«Айрис, ты стоишь дюжины таких как он», — подумал князь. — «Почему, ну почему, ты не родилась мужчиной?»
К сожалению, принцесса Айрис была женщиной, что означало, что Гектору приходилось довольствоваться её братом.
— Обрати внимание, — сказал он прохладно, обращая на мальчика умеренно жёсткий, пристальный взгляд. — Люди погибли, чтобы привести этот корабль домой, Гектор. Ты мог бы чему-нибудь научиться на их примере.
Гектор-младший гневно вспыхнул от такого публичного выговора. Его отец наблюдал, как он краснеет, с некоторым удовлетворением, а затем напомнил сам себе, что публично унижать ребёнка, который когда-нибудь будет сидеть на его троне и править его княжеством, вероятно, не очень хорошая идея. Принцы, с которыми обращаются подобным образом, бывают склонны применять подобное обращение к своим подданным, с предсказуемыми результатами.
Не то, чтобы шансы вот этого конкретного кронпринца, имеющего возможность сделать что-либо подобное, были особенно хороши. Что имело довольно много общего с повреждениями галеры, на которой стоял Гектор.

Он развернулся на месте, глядя вверх и вниз по всей длине корабля. — «Тартарян был прав», — подумал он.
Возвращение этого корабля домой, похоже, было кошмаром. Его помпы работали даже сейчас, когда он стоял на якоре. Долгий, медленный путь домой из Залива Даркос — почти семь тысяч миль — на корабле, у которого был десяток пробоин ниже ватерлинии, а треть экипажа убита черисийской артиллерией, был тем свершением, о котором слагают легенды. Гектор даже не пытался подсчитать пробоины выше ватерлинии, но он уже сделал пометку в уме, что нужно повысить в должности капитана Жоэла Хэриса.
«И, по крайней мере, у меня есть множество вакансий, чтобы продвинуть его, не так ли?» — подумал Гектор, глядя вниз, на выцветшие тёмные пятна, в тех местах, где человеческая кровь глубоко впиталась в палубные доски «Пики».
— Хорошо, Гектор, — сказал он. — Я полагаю, мы можем идти. Ты всё равно опаздываешь на урок фехтования.

* * *

Несколькими часами спустя Гектор, адмирал Тартарян, казначей Гектора сэр Линдар Рейминд, и граф Корис, его мастер-шпион, сидели в маленькой зале для совещаний, окно которой смотрело на якорную стоянку.
— Сколько смогло вернуться домой, мой князь? — спросил граф Корис.
— Девять, — сказал Гектор, жёстче, чем ему хотелось бы. — Девять, — повторил он более сдержанным тоном. — И я сомневаюсь, что мы увидим намного больше этого.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • +79780488644 о книге: Алайна Салах - Порочная месть
    Скажите, а есть ли у кого нибудь первая часть серии "некровные узы"?

  • sunqueen о книге: Лора Перселл - Безмолвные компаньоны
    Случайно наткнулась на хороший отзыв книжного блогера на эту книгу. Спасибо, ожидания подтвердились. Действительно, это очень интнесная, страшная, с элементами хоррора, история!Написано мастерски и перевод прекрасный. Очень хотелось бы другого финала, но по законам жанра, видимо, так и должно быть. Очень советую к прочтению любителям пощекотать нервишки.

  • Самра о книге: Анна Платунова - Один поцелуй до другого мира
    Это прекрасно!

  • elent о книге: Алиса Ардова - Невеста снежного демона
    Забавная история. Есть интрига, пусть не сильно закрученная,любовь, препятствия, немного юмора. Уступает многим книгам автора, но вполне читабельно. Жаль только ГлавГер оказался принцем.Такой шаблон.

  • Vikontik о книге: Наталья Юнина - Наизнанку
    Это книга про Марка (,,На изломе...,,). Согласна с ранними комментами, сюжеты книг, герои, ситуации, привычки и т.д. оч похожи. Лично мне нравятся диалоги: глупые и не очень, с троллированием (а есть такое слово? ) или без, но живые. Поэтому и читаю, и настроение отличное . Автору, и тем, кто добавил книги в библ - огромное . А я продолжу чтение.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.